На выборгских развалинах. Часть 182.

Свои среди чужих. Kyyrölä. Глава 3.

Церковь Сретения Господня в Kyyröla (Красном Селе, Красносельском) по преданию установлена на месте походной полковой церкви войск под начальством бригадира, графа Григория Петровича Чернышева.

Кирпичная церковь Сретения Господня, построена в 1895-1898 по проекту архитектора Василия Ивановича Баранкеева (1850-1902), архитектора Финляндской епархии с 1895 года.










Здание в формах эклектики завершалось низким восьмериком, несущим шатер с окнами в скатах кровли, над притвором была поставлена колокольня в виде остроконечного шатра. И колокольня и шатер над амвоном были увенчаны маковками.


Белоснежное здание храма, расположенное на самой высокой точке поселения, было видно отовсюду.
С полей, расположенных между вершиной холма и берегом озера, с водной глади
Yksjarvi (озеро Вишневское), с шоссе Выборг-Санкт-Петербург. Колокольный звон извещал жителей о времени суток. Это была основная достопримечательность деревни.

Рядом с церковью находился погост — деревенское кладбище.

В новогоднюю ночь 1 января 1940 года по храму был нанесен прицельный артиллерийский залп, вероятно, для уничтожения возможного наблюдательного пункта. Церковь получила значительные повреждения.




Collapse )

Традиция наносить артиллерийские удары под Новый год осталась в российских войсках и по сей день. Невольно вспоминается штурм Грозного в новогоднюю ночь 1994 года.

Восстановить храм не удалось и в 50-х годах прошлого века его руины были снесены.






В 1992 году на его месте создали мемориал со странной надписью: "Отдавшим свои жизни революции и защитникам ее завоеваний".








В северо-восточной части холма находится братская могила защитников революции, павших в 1939-1944 годах.

Выходит, на руинах храма создан мемориал его разрушителям.

Сельское православное кладбище было разорено, почти со всех надгробий сбиты чугунные кресты.

По всей видимости, они были сданы в утиль теми самыми защитниками революционных завоеваний, что "освобождали" финнов и угнетаемых ими русских в 1939-1940 годах.

Тогда Сталин не догадался использовать русских, проживающих на бывших территориях Российской империи, как повод для возвращения в родную гавань этих земель.

Туповат был тиран, не то, что нынешний «верховный правитель».

Мысль о мировой пролетарской революции туманила разум.

Национал-социалистическая идея о разделенном народе показала свою востребованность и живучесть.

В западной части кладбища организован небольшой мемориал в честь бывших жителей Kyyröla, где собраны несколько более-менее уцелевших надгробий.






















Основная же их масса просто разбросана в беспорядке по всей территории кладбища, между современными захоронениями.



Collapse )

Несколько слов об авторе исчезнувшего храма.

Баранкеев В.И. был не только архитектором Финляндской епархии, но и гласным Городской думы Санкт-Петербурга.

Ему принадлежат также такие проекты храмов:
Церковь Сергия Валаамского в Сергиевском скиту Валаамского монастыря.

Сергиевский скит основан в конце XIX века на острове Путсаари, лежащем в 18-ти километрах на северо-запад от Валаамского архипелага. Церковь сохранилась.



Церковь Воскресения Христова в Воскресенском скиту на острове Валаам. Каменный двухэтажный храм в русском стиле с нижним Андреевским приделом (пещерным храмом). Постройка также сохранена.




В числе его проектов, реализованных в Санкт-Петербурге:

1. Комплекс зданий завода В. Е. Петрова для обжигания угля. Смоленская ул., 18-20. 1885 год.

2. Производственные сооружения водочного завода В. Е. Петрова. Звенигородская ул., 4. 1887-1892. Перестройка главного здания в жилой дом. 1899 год.

3. Здание больницы при Николаевском доме призрения престарелых и увечных граждан. Расстанная ул., 20 - Тамбовская ул., 82, угловая часть. 1890-1891.

4. Дом Общества вспоможения бедным. Можайская ул., 8. 1896.
5. Доходный дом. 4-я Советская ул., 22-24, левая часть. 1896-1897.
6. Доходный дом. Большой пр. П. С., 2 - Ждановская наб., 1. 1896-1900.
7. Особняк Г. П. Петрова. Рузовская ул., 21. 1899-1900.
8. Доходный дом. Курляндская ул., 12.

И в качестве вишенки на торт — небольшой рассказ о потомках династии Ушановых, бывших русских крепостных, заброшенных судьбою на окраину Российской империи, создавших удивительный уголок русского мира, трепетно хранивших его в течение столетий, сорванных с места кровавым ураганом мировой бойни, но не потерявшихся в чужом для них мире и донесшим до наших дней мастерство предков.

Kyyrölän Savi, магазин керамики фабрики Kyyrölä, расположен в Хямеенлинна, где посетители могут насладиться произведениями искусства из глины, выполненными Яаной и Николаем Ушановыми.
Это центр ремесла и дизайна, с вековыми традициями изготовления декоративных и бытовых изделий.

В магазине фабрики посетители могут найти индивидуальную керамику для подарка






или посуду для повседневного использования.



Kyyrölän Savi продолжает многовековую традицию изготовления посуды.
В магазине продается бытовая керамика, посуда, подарочная посуда







и рекламные подарки.



Каждый, кто заинтересован в изготовлении собственного сувенира из глины, может забронировать час обучения гончарному мастерству у учителя.

И это не реклама, а мое мнение о том, что настоящее мастерство не исчезает, оно или остается в виде материальных образцов,






или в виде живых носителей традиций и духа предков.



На выборгских развалинах. Часть 181.

Свои среди чужих. Kyyrölä. Глава 2.

В 1936 году площадь деревни Kyyröla составляла 24,79 квадратных километров, состоящих из 352 гектаров пашни, 112 гектаров лугов и 1 935 гектаров леса.

Большинство полей деревни были расположены на склоне между шоссе и озером Yskjärvi (озеро Вишневое).

Школьный округ Kyyröla включал часть деревни Sudenoja.

Приходская школа начала учить детей в приходе Kyyröla в первой половине 19-го века по инициативе владельца фермы Богаевского. Первый школьный дом был построен в 1842 году по предложению священника Дремятского, а новый школьный дом был завершен в 1874 году недалеко от кладбища.

Школа стала начальной школой в 1890 году.

В то время в школе было два учителя, один из которых был финским и преподавал финским ученикам, но финский был запрещен к преподаванию в тяжелые годы (скорее всего имеется в виду период русификации, начатый генерал-губернатором Бобриковым). Преподавание велось на русском языке до 1920 года, и после этого необходимо было также преподавать на финском языке.

В 1900 году было построено новое современное здание для Народной средней школы Kyyröla с тремя классными комнатами, бальным залом и двумя квартирами для учителей.

В 1920 году в Kyyröla была создана частная школа на финском языке для финских детей, но несколько лет спустя эта школа стала поддерживаться муниципалитетом Kyyröla. т. е., за счет налогов русскоязычных жителей.

Когда муниципалитет Kyyröla был объединен с Muola в 1934 году, два учителя старших классов средней школы и два учителя начальной школы присоединились к начальной школе Kyyrölä.

Школа Kyyrölä была полностью разрушена во время «Зимней войны». Во время «Войны-продолжения» старшие классы школ начала свою работу в 1942 году в доме провинции Muola, а младшие - в приходе . Школьный округ Parkkila был упразднен и присоединен к школьному округу Kyyröla во время «Войны-продолжения»

Kyyrölä был объединен с муниципалитетом Muola в начале 1934 года, вопреки желанию русского населения.

Это было первое обязательное муниципальное слияние в Финляндии. На муниципальных выборах 1933 года русские сформировали свой собственный список кандидатов, который получил четыре места в муниципальном совете Muola из 29 членов.

Деревня Kyyröla была центром и самым важным поселением в Muola. Она располагалась по обе стороны вдоль главной дороги, шедшей по перешейку в востоку.
В 1939 году в деревне Kangaspello проживало 384 человека. В деревне были школа и три магазина.

Деревни были построены в традициях русского стиля.












За домами были коровники, конюшни, навесы, уборные, сауны и шезлонги.

Дома стояли плотно вдоль деревенской дороги.












Во дворах не было больших деревьев, только кусты сирени, рябины, вишни и яблони.

В каждом углу двора были цветы, за которыми хорошо ухаживали.












Дворы обычно были огорожены высоким забором.

Между домами были устроены высокие ворота, чтобы через них могли проехать подводы с грузом сена.






Дома были построены из бревен, а их маленькие окна глядели на дорогу.

Окна и подоконники были украшены резьбой и цветами.

Эта почти идиллическая деревенская община исчезла в результате безжалостной жажды сверхдержавы распространить свою идеологию на весь мир.






Что было бы если бы нашим народам удалось избежать войн?

Русская община Kyyröla прославилась бы своей уникальной русской культурой, особым деревенским укладом, своей православной церковью и своими "горшечными фабриками".

Она стала бы одной из главных достопримечательностей юго-восточной Финляндии, наряду с Выборгским замком, Валаамским и Коневецким монастырями, пляжами Терийоки.

Жители Kyyröla были эвакуированы в западную Финляндию, как только началась «Зимняя война» в 1939 году.

Ни один русский житель Kyyrölä не остался дожидаться «освобождения», все эвакуировались вглубь Финляндии.

В 1940 году этот район был передан Советскому Союзу, но Финляндия вернула его во время «Войны-продолжения» в 1941 году, и жители смогли вернуться в свою разрушенную родную деревню.







Над пепелищами застучали топоры, зазвенели пилы,










начали расти стены восстанавливаемых домов.









Не все дома оказались разрушенными. 













В этом, почти не поврежденном, разместился госпиталь.












В дополнение к реконструкции было решено объединить деревни Kangaspelto, Sudenoja и Parkkila вместе с Kyyröla, чтобы получить более функциональную единицу.

Земельные участки в этих деревнях были упразднены и объединены с деревней Kyyröla.

Эти преобразования были прерваны в 1944 году и жители снова были эвакуированы.

После заключения мирного Договора деревня Kyyröla вновь осталась на советской стороне.

После войны колонии были переселены в районы Hämeenlinna, Lounais-Hämeeseen и в южную часть Pirkanmaa, жители Kyyröla были в основном переселены в город Hämeenlinna, в сельский муниципалитет Hämeenlinna и муниципалитет Vanaj.

На выборгских развалинах. Часть 180.

Свои среди чужих. Kyyrölä. Глава 1.

На Карельском перешейке, посреди финских деревень прихода Muola, до «Зимней войны» находилась компактная русскоязычная община Kyyrölä.


Ее появление связано с войной между Швецией и Россией в 1700-1721 годах.

В результате войны большая часть юго-восточной Финляндии была присоединена к России.

Граф Григорий Петрович Чернышев, который принимал участие в Выборгском вторжении был назначен начальником Выборгского замка и наделен землей от реки Сестры до Выборга.

Чернышев разбил свой военный лагерь в районе деревни Kyyrölä в 1709 году и ему очень понравился этот район.

После войны он перевел 20 крепостных семей в заброшенные финские дома из Костромской и Ярославской губерний.

Из них десять остались в деревне Kyyrölä, шесть переехали в деревню Kangaspello и четверо остались в Parkkila.

Год основания этой русской колонии назван Александром Ушановым в рукописи, составленной в 1960 году («История и жизнь Кыырёлы»), - 1726 год.

Однако, согласно рукописи Натальи Никифоровой-Лукьяновой они пришли в эти места еще в 1711 году.

Из них 19 семей поселились в деревне Kyyrölä, девять - в деревне Kangaspello и столько же семей - в деревне Parkkila. По словам Никифоровой-Лукьяновой, они пришли из Московской губернии.

Эти вынужденные перемещения крепостных сформировали своеобразное православное поселение в регионе, окруженное финскими поселениями со всех сторон.

Согласно переписи 1740 года, русская община в Kyyrölä уже имела 311 жителей.

К 1862 году население русских деревень было уже около 1000.

Когда император Александр II отменил крепостное право, князь Ухтомский, которому тогда принадлежала пожертвованная когда-то графу Чернышеву земля, обанкротился.

Финляндия выкупила подаренные земли у банкрота 27 марта 1878 года. После этого крестьяне могли брать в аренду или выкупать землю, которую они обрабатывали.

Раздел земли был проведен в 1890 году, когда крестьянам было дано по 35 гектаров земли.

К этому времени в деревнях проживало уже 1882 человека. Население общины оставалось менее двух тысяч до «Зимней войны».

Первая православная церковь была построена в районе Kyyröla в 1725 году, вторая в 1803 году, они были деревянными и сгорели. Третья, уже выполненная в камне, появилась в 1898 году.




В селе Kangaspello была также небольшая православная церковь, построенная в 1921 году из материалов разрушенной, вероятно, во время революционных событий 1917-1918 годов, православной церкви в Kanneljärvi.

Жители Kyyröla тщательно сохранили свой язык и национальные обычаи.

На русском диалекте говорили все обитатели деревни. В течение долгого времени русский язык был не только языком бытового общения, но и официальным языком в Kyyröla, а также в приходском и муниципальном делопроизводстве. На русском языке говорили на улицах, в магазинах и офисах.

Немногие финские семьи, проживавшие в "русифицированных" деревнях, также хорошо говорили по-русски и использовали много русских заимствований в местном диалекте.

Церковные службы проводились на церковнославянском языке,





школьное образование до 1925 года велось исключительно на русском языке.

Но жители Kyyröla охотно практиковали те же вещи, что и другие финны. Они говорили по-фински, хотя и с небольшим акцентом.

Они усердно работали, изготавливая свои собственные гончарные изделия: горшки, посуду, керамические игрушки, украшения.

Причиной появления глиняной промышленности и связанной с ней торговли было отчасти право собственности на землю.

Фермеры в деревне имели в среднем только четыре гектара пахотных земель. Это не могло стать основным видом деятельности и требовало получения дополнительного дохода.

Каждый третий мужчина в Kyyröla в 1930-х годах был «домашним гончаром», и, по оценкам, количество этих «горшечных заводов» возросло более чем на 70 человек во время «Зимней войны».

Глиняные горшки изготавливали в домашних мастерских.

Пекка Ушанов за работой в 1930 году.

Этой работой занимались всей семьей.

Женщины проверяли и упаковывали готовую продукцию.

Финское население в соседних деревнях также активно участвовало в этой «горшечной промышленности».

Они поставляли глину и необходимые для обжига дрова, покупали готовую продукцию.

С ними они путешествовали по Финляндии в торговых поездках.



Такие объявления о горшечном бизнесе Юхо Ушанова с 1918 по 1919 год были почти во всех провинциальных газетах.

Обычно глиняные горшки делали осенью, когда заканчивались полевые работы и работы на стороне.

Летом жители Kyyröla часто работали в других местах.

Окружающие деревни давали работу художникам, плотникам и каменщикам.

Многие из русских практиковали профессию художника как на неполный рабочий день, так и как основную работу.

В 1909 году в деревнях Kyyröla (председатель П. Н. Тырин) и Kangaspello (М. Исаков) было два профессиональных отдела живописцев (21 человек). Всего в муниципалитете их было 43.

Однако в 1913 году профессиональное отделение в Kyyröla было закрыто, а отделение Kangaspello ранее прекратило свою деятельность.

Русское население, будучи весьма трудолюбивым, очень органично вписалось в экономическую жизнь относительно свободной в этом отношении Финляндии, как в составе Российской империи, так и после получения независимости в 1918 году.

Но не все было так безоблачно в отношениях русских и финнов.

Муниципалитет Kyyröla, начал свою деятельность в начале 1890 года.

12 июня 1889 года русскоязычное население области обратилось к губернатору Выборгской губернии с просьбой сформировать отдельный муниципалитет на территории православной церкви Кююрёла. Муниципалитет занимал всего 52 квадратных километра и состоял из деревни Kyyröla (Красное Село) и деревень Kangaspello (Новая деревня), Parkkila (Паркино) и Sudenoja (Развоз).

Благоприятное решение губернатора было получено 26 сентября 1889 года. Поскольку муниципалитет был небольшим по населению, в нем изначально не было других работников, кроме муниципального руководителя (старосты?).

Налоговая нагрузка на муниципалитет была низкой.

После того, как новый муниципальный закон вступил в силу, был избран муниципальный совет в количестве 12 человек.

Он состоял почти полностью из русскоязычных членов общины. Например, в 1922-1924 годах в совете был только один финноязычный член.

Финский язык стала официальным языком муниципалитета только в 1923 году.

Партийная политика не играла существенной роли в муниципальном совете Kyyröla.

Согласно истории прихода не было никаких противоречий между языковыми группами в муниципальной администрации.

Муниципальный налог был низким, с делами муниципалитет управлялся хорошо, что могло быть причиной того, что финноязычное меньшинство не стремилось оспорить русскоязычное большинство.

Тем не менее, это не вся правда, так как в газетных новостях того времени наблюдалась сильная напряженность.

Дело осложнялось тем, что назначенный генерал-губернатором Финляндии и командующим войсками Финляндского военного округа генерал адъютант Бобриков Н.И. (1898—1904) был крайне непопулярен среди финских националистов и революционно-либеральной общественности России в связи с проводимой им «объединительной» политикой, а фактически русификацией, вопреки действующей Конституции Финляндии.

Но когда российские власти заморачивались Основным законом? Очередное насилие и желание выпустить из Конституции внутренности мы наблюдаем и сейчас.

Это недовольство вылилось в покушение на генерала, он был смертельно ранен в Гельсингфорсе Эйгеном Шауманом 17 июня 1904 года.
Осенью 1917 года Kyyröla не была заметна в симпатиях к красным, наоборот, преобладали консервативно-буржуазные настроения.

Газеты сообщали, что на осенних парламентских выборах социал-демократы получили чуть более 20 процентов (51) поданных голосов (244).

Напротив, альянс финских партий (старые финны, молодые финны и Народная партия) получил около 70% голосов (173).

Союз фермеров получил более 7% (18 голосов).

Когда агитатор журнала «Социал-демократический труд» в Выборге посетил Kyyröla в августе 1917 года, он был глубоко разочарован своим визитом.

Статья отражает раздражение полной русскости села.

В Kyyröla был найден рабочий дом, но «была также табличка на русском языке».

Было объявлено, что выступление агитатора начнется в 7 часов вечера, но зрителей не было. Никто не знал, что он приезжает в деревню.

Даже президент сельского профсоюза работников не подписался на социал-демократический журнал.

Местные жители, как сообщалось, подписались на русские буржуазные журналы и журнал "Карельское Утро", который также выходил в Выборге.

В книге, изданной в 1993 году о традициях Kyyröla, последний старейшина деревни, Александр Ушанов в 1960-х годах вспоминает об истории деревни во время Первой мировой войны.

Когда началась война, российских граждан, проживающих в селе, призвали на военную службу.

Однако жители деревни, которые были гражданами Финляндии, призваны не были.

Молодежь отправилась на работу на оружейный завод в Сестрорецке.

Некоторые из жителей деревни участвовали в строительстве военных линий обороны на Карельском перешейке.

Женщины деревни вязали носки и варежки для русских солдат на фронте.

Этот русский анклав, окруженный финнами, был в основном в хорошем контакте со своими финноязычными соседями.

Но, тем не менее, напряженность в отношениях к русским нарастала.

Настал 1917 год.

Александр Ушанов получал буржуазные русские журналы. В их числе журналы «Биржевые новости», «Новое время» и «Нива».

В них было мало информации о политике, сосредоточенной на делах их деревни.

В селе была Рабочая партия, основанная в 1906 году.

Другим активным объединением была Свободная пожарная команда. Рабочая партия построила небольшой летний танцевальный дом, а пожарная команда построила в 1910 году более просторный отапливаемый дом, в котором могли разместиться до тысячи человек.








Ассоциации соревновались друг с другом в организации программы, которая бы привлекла больше слушателей и зрителей.

Коммунальные собрания проходили в просторном пожарном депо. Население деревень было относительно равным, крупных помещиков не было. Каждый жил своим трудом, и большого достатка ни у кого не было, чтобы можно было бы отнять и поделить.

По словам Александра Ушанова, февральская революция была похожа на удар молнии.

И школа, и религия учили жителей деревни тому, что Бог на небесах, а царь на земле.

С ужасом они следили за событиями в России.

Деревенская молодежь, которая работала в Санкт-Петербурге и Выборге, весной вернулась домой и вместо работы начала организовывать манифестации и шествия из деревни в деревню, исполняя революционные песни.

Другая половина жителей деревни оставалась беспристрастной, потому что, по мнению отцов и дедов, власть царя нерушима.

Поскольку красные выступали против заведенного веками порядка, это считалось ужасным богохульством. Те, кто не видел жизни за пределами деревни, твердо верили в старые традиции и осуждали красных.

Однако лето 1917 года прошло без серьезных изменений.

Русские солдаты и казаки посетили село, чтобы купить скот для нужд российской армии.

Где бы ни проходили войска Красной гвардии, активисты независимости Финляндии собирались под командованием старого шефа финской армии.

Взрослые люди начали играть в солдатиков как малые дети.

Никто из простых людей не знал, к чему это приведет. Но кто-то знал и поощрял это занятие.

Наступила октябрьская революция.

Однажды утром к столбам были прибиты воззвания: вся власть достается Революционному комитету и первым делом захватившие власть большевики начали разоружение народа.

Гражданам было приказано сдать все свое оружие в штаб Красной гвардии, который находился в бывшем здании Резервной роты.

В январе началась гражданская война.

Исход гражданской войны известен, красный мятеж потерпел поражение. И хотя русскоязычное население Kyyröla его не поддержало, факт его недвусмысленной поддержки со стороны большевиков не мог не повлиять на взаимоотношения русских и финнов.

Тем не менее, это трудный период недоверия был преодолен, и к 30-ым годам прошлого века Kyyrölä был одним из самых известных деловых центров в муниципалитете Muola.

Здесь были аптека, кооперативный магазин, несколько частных магазинов, православная церковь Kyyrölä, дом священника и кладбище, муниципальный кабинет врача, начальная школа, здание суда, почта, телефонный центр и библиотека.

Промышленность в деревне была представлена высокоразвитой глиняной промышленностью, а также лесопильным заводом Ушанова и лесопильным заводом Галкина.

Население Kyyröla было почти полностью православным русским.

В Kyyröla было около 240 домов, из которых только 5-6 принадлежали финнами.

Деревня была построена так же, как и традиционная русская деревня: дома располагались по обе стороны дороги, лицом к ней.







На выборгских развалинах. Часть 179.

Выборгский военный госпиталь.

Поселок Neitsytniemi (мыс Девственный или мыс Богородицы) был одним из старых финских кварталов

Выборга, расположенного в юго-западной части Linnasaari
(остров Твердыш) на одноименном

полуострове.



На востоке Neitsytniemi граничит с районом Siikaniemi.

Центр Выборга находился на расстоянии чуть более километра.

Neitsytniemi соединялся с соседним островом Sorvali дорогой, проходящей по берегу Saunalahti (Банный

залив)
и мостом.

В настоящее время это поселок Петровский.

По переписи 1930 года в Neitsytniemi было 1640 жителей, из которых 1362 считали родным языком

финский, 86 - шведский и 192 назвали родным другие языки.



Район был заселен городом еще в начале 18 века, но фактическое развитие Neitsytniemi началось в 1750-

х годах, когда на острове была построена крепость короны Святой Анны.

Северная часть полуострова была зарезервирована для военного использования, и в 1790-х годах там был построен военный госпиталь и казармы.

Первоначально Neitsytniemi предназначался как жилой район исключительно для финнов, но в итоге
русским также было разрешено селиться там, поскольку практически невозможно было разделить эти национальности.

Новый план Neitsytniemi был завершен в 1828 году.

В 1912 году трамвайные пути выборгского трамвая были проложены до поселка.
Конечная остановка одной из линий находилась на Palotori (Пожарная площадь).








В Neitsytniemi было два кладбища и православный храм. Петропавловская церковь и кладбище госпиталя

русской армии находились к северу от Palotori, а к юго-западу от площади - лютеранское кладбище

шведско-германской общины.

Православная церковь и кладбище были заброшены, когда Финляндия стала независимой.

Лютеранское кладбище использовалось только с 1773 по 1799 год. Среди погребенных были граф Adlerberg из Выборгского полка и Viktor Amadeus, принц Анхальт-Бернбургский, чей могильный памятник был спроектирован итальянским архитектором Джакомо Кваренги.

Однако кладбище с его памятниками было разрушено.

Кроме того, здесь был католический приют и часовня Богородицы.

После провозглашения независимости Финляндии в казармах Neitsytniemi размещались 2-й полк полевой артиллерии и Выборгский полк противовоздушной обороны.





Был введен в эксплуатацию старый военный госпиталь.

Расширение госпиталя было завершено в 1932 году, общее число мест увеличилось до более, чем пятисот коек.




Наряду с с военным госпиталем в Тилке в Хельсинки, это был один из крупнейших военных госпиталей в

Финляндии.






Когда разразилась «Зимняя война», госпиталь был эвакуирован из Выборга. Во время Войны-

продолжения  госпиталь функционировал



















и, судя по фотографиям, в нем лечились и советские военнопленные.






В настоящее время в здании Выборгского военного госпиталя располагается 442 Военный Клинический

Госпиталь филиал № 3 Министерства обороны РФ.





В 1939 году Выборг был международным портовым и коммерческим городом с населением около 73 000

человек.

Это был также административный город Выборгской губернии.

Медицинским обслуживанием населения в городе занимались несколько учреждений.

О некоторых из них я рассказывал в частях 25, 30 и 78 выборгских развалин.

В городе была окружная больница, обслуживающая весь округ, которая была прежде всего хирургической больницей, но также имела отделения для внутренних болезней, кожно-венерических и психических заболеваний.

Больница была расширена и модернизирована в начале 1930-х годов, после чего в больнице было в общей сложности 360 коек.

В Выборге изначально была скромная городская больница с больничными койками для инфекционных заболеваний и психических расстройств.

Новая городская больница была завершена в 1929 году, в ней были отделения общей терапии, хирургии и педиатрии.

В конце 1930-х годов город заменил скромный родильный дом на новую, высококачественную женскую больницу и родильный дом.

В городе также были свои туберкулезные и психиатрические больницы.

Однако самой крупной из выборгских лечебных учреждений был Выборгский военный госпиталь, который принадлежал силам обороны Финляндии.

Его новое главное здание на 183 места было завершено в 1932 году, после чего в госпитале можно было

разместить 544 пациента.





Частные больницы включали Выборгскую больницу Сестер милосердия, которая в своем новом здании,

построенном в 1931 году, имела в общей сложности 102 места для лечения внутренних и глазных

болезней и небольшую частную клинику.

Кроме того в разных частях города имелись отдельные амбулатории и кабинеты для реабилитации больных и лечебных процедур.

Самое крупное медицинское учреждение Выборга было выполнено в стиле функционализма и отличалось продуманностью архитектурных, инфраструктурных и технических решений.





Насколько эти решения оказались верными, говорит тот факт, что до сих пор здание используется по

назначению, хотя и в неполной мере.

Знакомство же с ним, даже внешнее, производит почти ошеломляющее впечатление.

Начиная с великолепного подковообразного пандуса, благодаря которому пациенты доставляется прямо к главному входу госпиталя.







Портал обрамлен двумя высокими выступающими стенами, украшенными квадратными плитками с

изображением государственного символа Финляндии - геральдического льва с мечами.




На облупившейся штукатурке можно сейчас разглядеть его хвост.






К порталу ведет также гранитная лестница.

Главное здание вытянулось с запада на восток, подставляя солнцу ряды окон южного фасада.




На восточном фасаде ряд выдающихся массивных балконов придают зданию вид парящего над

поверхность сооружения.





Северный фасад имеет огромные вертикальные панорамные окна, как бы пронизывающие здание от

первого до последнего этажа.









Четыре, расположенных друг над другом балкона в середине фасада, выразительны своим

внушительным видом.




Фотографии, сделанные архитектором Jalmari Arvi Lankinen, дают нам представление об интерьерах и

оборудовании госпиталя.






























Постройка столь масштабного сооружения в городе несомненно соответствовала высокому статусу

Выборга как второй столицы страны.

Это подтверждает и авторство проекта, над которым работали такие выдающиеся финские архитекторы

как
Elsi Naemi Borg (03.10.1893, Nastola - 30.12.1958, Helsinki)













и Israel Olavi Sortta (Sahlbom) - 23.12.1896, Turku - 30.03.1968.

Elsi Naemi Borg закончила среднюю школу в 1912 году, а в 1919 году - в качестве архитектора

Хельсинкский технологический университет.

Ее брат Charls Borg также был архитектором и оказал значительное влияние на карьеру сестры.

После окончания обучения Elsi Borg также училась в отделе искусств и ремесел в Ateneum -

художественном музее в Хельсинки, одном из трех музеев, образующих Финскую национальную галерею.

Она изобразила в своих рисунках многие здания в Карелии, а также замковые парки и сады в Skåne (

Южная Швеция) и Южной Финляндии.

Она побывала в скандинавских странах, Франции, Испании и Марокко.

В 20-х годах Elsi Borg работала в частных архитектурных и садоводческих фирмах.

С 1927 года у нее был собственный офис в Хельсинки.

В 1929-56 годах она работала в строительном бюро Министерства обороны, а в 1929-32 годах вместе с

Olavi Sortta проектировала Выборгский военный госпиталь.

Elsi Borg участвовала в нескольких архитектурных и художественных конкурсах.

В 1928 году она выиграла конкурс на строительство церкви в Ювяскюля, в котором приняли участие Alvar

Aalto и Erik Bryggman.

Церковь Таулумяки была первым монументальным зданием в творчестве Elsi Borg.




Другая важная работа - Детский дворец в Хельсинки, который Elsi Borg поручил спроектировать Charls

Borg перед своей смертью в 1939 году.

Она работала с Otto Flodin и Olavi Sortta.

Церковь Симпеле была спроектирована Elsi Borg вместе с Elsa Arokallio.

Другие работы включают часовню благословения Петаявеси, церковь Теува и часовню благословения

Китее и Вехмасмяки.

Elsi Borg занималась садоводством, рисовала книжные иллюстрации.

Elsi Borg была замужем за известным художником Anton Lindfors.

Коллекция работ Elsi Borg не очень большая, но она иллюстрирует широкий спектр ее интересов: церкви

и кладбища, графика и мебель, проекты для

военного ведомства, фабричные здания и сберегательные банки по всей Финляндии.

Elsi Borg обладала легендарным талантом в рисовании.

В 1927 году она помогала Oiva Kallio в работе над центральным планом Хельсинки, именно она

нарисовала знаменитые "столичные перспективы" плана Oiva Kallio.

Несколькими решительными штрихами она создала изображения, которые смогли передать шум и суету

большого города.

Elsi Borg также привнесла современные взгляды в свои церковные проекты.





Israel Olavi Sortta известный финский архитектор.

Его родителями были Йохан Фредрик Сахлбом, кожевник в Турку и Йоханна Якобина Карлссон.

Профессия отца не вдохновила мальчика и после окончания в 1916 году Финской совместной школы в

Турку он поступил и завершил в 1932 году обучение в

Хельсинском технологическом университете.

Olavi Sortta также учился в Ганноверском политехническом университете с 1919 по 1920 год.

В 1920-х годах Olavi Sortta работал в нескольких частных архитектурных бюро. Он был архитектором в

Департаменте строительства Министерства обороны с 1929 по 1949 год, а после этого был главным

архитектором Строительного совета с

1949 года и главой комиссии по строительству с 1953 года.

Список работ архитектора достаточно внушителен:

Дом Ассоциации слепых Хельсинки, Pengerkatu 11, Хельсинки, 1928;


Выборгский военный госпиталь 1931;




Тильский военный госпиталь 1936 г.;







Новое здание кадетской школы, Сантахамина, 1939 г. (проект архитекторов Kyllikki Halme и Irma

Paasikallio
);





Хельсинкский детский замок 1938-1948 (с Otto Flodin, Charls Borg и Elsi Borg);

Колледж Инвалидности Westend, Эспоо;

Архивы в Миккели, Миккели, 1953;

Церковь Пуоланка 1954;

Расширение Тилькинского военного госпиталя 1965.

После войны здание Выборгского госпиталя, не пострадавшее во время боевых действий









продолжало функционировать в своем основном качестве.




За прошедшие годы, похоже, оно не подвергалось ремонту, за исключением небольших переделок,

заштукатурили ненавистных финских львов,









соорудили надстройку, несколько изменившую линию крыши,










обнесли территорию глухим бетонным забором с угрожающей надписью,










закрыв от наших взоров шедевр финского функционализма.

В последние годы перед лестницей, ведущей к главному порталу, опасаясь нападения неведомых

террористов, возвели уродливый кирпичный ДОТ с узкой амбразурой,










понаставили гранитные и бетонные надолбы, совершенно закрыв от постороннего взора симпатичную

лестницу.

Но, как всегда по старой привычке все не доводить до конца, никак не могут поправить прореху на

противоположной стороне, где грозный забор уже много лет пребывает в наглом разваленном виде, явно

манкируя свою священную обязанность защищать народное достояние.






И совершенно немыслимый грязно-желтый цвет, коим вымазан корпус шедевра, наводит ассоциации с

домами умалишенных, которые традиционно в России красили желтой краской.









Что касается медицинского оборудования то и здесь полная неразбериха.

С приходом Сердюкова с его программой оптимизации госпиталь было закрыли, оборудование вывезли,

но с возрождением милитаризма и попыток глобального переустройства мира по русскому образцу, что

непременно предполагает наличие раненных и увечных, решено было госпиталь не закрывать.

Но денег на новое оборудование не выделили, с персоналом тоже положение аховое, а ремонт не

планируется.

Считается, что за прошедшие три четверти века здание износилось всего на 40%, поэтому сможет еще

столько же простоять и без оного, а на ампутацию конечностей состояние фасадной штукатурки никакого

влияние не имеет.




На выборгских развалинах. Часть 178.

                                                                                                There are three things you can watch forever: fire, water, and other people working.

Säiniö.

Иногда случай заставляет заняться изучением того, что рассматривалось предметом исследования в далекой перспективе.

Так и сейчас переезд через мостик в Верхне-Черкасово на месте старой плотины заставил вернуться и побродить вокруг, наслаждаясь шумом бегущей воды и непрерывно меняющейся картиной небольшого водопада.





Речка Säiniönjoki (Черкасовка), вытекающая из Naukkijarvi (Лебедевское озеро) и впадающая в Karemanlahti (бухта Закрытая), на этом участка совершает падение метра на полтора, образуя живописные пороги.




Когда-то, используя этот перепад высот, местные жители возвели здесь плотину и каскад мельниц и лесопилок, используя для привода механизмов силу падающей воды.
Река протекала по территории конгломерата Säiniö, включавшего в себя два сельских района, Yläsäiniö и Hämäläinen, ряд хуторов и деревень: Mikkolanmaki, Honkasenmaki и Alajoki.






Все эти поселения относились к Выборгскому городскому муниципалитету и находились к востоку от города.

Переменчивый рельеф местности, наличие реки и леса привлекали жителей, многие из которых переехали из Выборга или других мест, чтобы жить здесь.

Säiniö был близок к Выборгу и имел отличную связь с городом.

Выборгско-Петербургская железная дорога













и два шоссе, связывающие с Петербургом и Terijoki способствовали тому, что наблюдался непрерывный рост населения в регионе Säiniö, особенно летом.

С начала 20-го века муниципальное сельское хозяйство было расширено за счет покупки дополнительных площадей и приобретения лесных участков для собственных нужд.

Крупные здания, принадлежащие муниципалитету: муниципальный дом, больница, школа и детский дом, находились в Säiniö.

Уже в 1500-х и 1700-х годах промышленность набирала обороты благодаря порогам на Säiniönjoki.

Потребности города и Выборгского замка в продуктах и строительных материалах в значительной мере удовлетворялись за счет мельниц и лесопилок, построенных на Säiniönjoki.

Первыми гидроэнергетическими сооружениями были лесопилка и мельница Säiniö Rapids, Hupponen Rautaruukki, лесопилка и мельница Torsti Rapids.

На берегах реки располагались мастерские по изготовлению латунной утвари и посуды, кожаных изделий, гвоздей.

К северу от станции Säiniö находилась мыловаренная фабрика, а на противоположной стороне деревообрабатывающие предприятия Säiniö Brick Factory и Saha oy.

В дополнение к этому следует упомянуть паровые мельницы по обе стороны железнодорожной станции, а также заводы по изготовлению торфянных брикетов в Ryövärinsinsuo и лесопильный завод в Honkaniemi (Лебедевка).

Первоначально в Säiniö было всего несколько родов. но на протяжении многих лет фермы множились в результате роста семей.

В итоге производство сельскохозяйственной продукции увеличивалось.

Сады и огороды появились на небольших участках.

Некоторые хозяйства производили большое количество цветов и овощей для магазинов и рынков Выборга.

Выращивание клубники также было довольно доходным делом.

Первые жители Säiniö были главным образом рабочими на заводах, принадлежащих шведской короне и членам муниципалитета города.

По мере того как эти семьи расширялись, а производственные мощности, принадлежавшие городу и Замку увеличивались, население Säiniö росло.

Особенно быстро выросло население Säiniö в первой трети двадцатого века.

Если в 1900 году число жителей составляло 896, то к 1937 году их было уже 2905.

В течение лета число жителей увеличилось многократно за счет приезжавших отдохнуть дачников.

В Säiniö почти не было гимнастических и спортивных клубов.

На рубеже 19-20 веков был создан Säiniö VPK, в программу которого, помимо пожаротушения, входило поддержание физической формы посредством спорта и гимнастики.

Гимнастический и спортивный клуб Säiniö ”Jäntevä” был основан в 1911 году в качестве продолжения соревновательной деятельности, включенной в программу ассоциации.

Единственным спортивным клубом была ”Otava”, основанный в 1921 году.

Хотя в Säiniö не было надлежащих спортивных площадок, площадок для борьбы, пляжей и других необходимых мест, здесь выросли: чемпион мира по борьбе Otto Huuhtanen, участники олимпийских игр Riku и Urho Korhonen и серебряный призер Олимпиады Olavi Mannonen.

Во время «Зимней войны» Säiniö оказался на пути продвижения советских войск и значительная часть деревянных зданий была уничтожена.









Здесь когда-то была деревня Honkasenmaki.




Остались целыми только погреба и каменные амбары и хлева.












Первое, что надо сделать - построить сауну.


Удивительным образом до наших дней дошло одно из зданий детского дома, расположенного на вершине одного из холмов, в долине которых находится русло Säiniönjoki.





Сейчас в нем работает магазин поселка.


Состояние раритета, надо сказать, плачевное.







Рядом находится сохранившийся фундамент еще одного здания.



Viktor Svaetichin, финский художник, который писал фотоработы, считающиеся более историческими документами, чем репрезентациями какого-либо конкретного художественного направления, оставил нам свои работы о Säiniö - изображения сосен, выполненные с изумительной тщательностью.





Надо сказать, что на вершине холма вокруг здания бывшего детского дома, как бы продолжая традицию, выросли чудесные в своей неповторимости сосны-великаны, своего рода гении места, как бы расположившиеся в круговом дозоре.
























Ну, и конечно, изюминка местности — пороги на Säiniönjoki, живописные развалины бывших мельниц и лесопилок, непрерывный шум падающей воды,






и внезапно наступающая тишина небольшой заводи, расположенной выше порогов.
















https://youtu.be/4fxrzvBzUK4




                                                                                                       

На выборгских развалинах. Часть 177.

На задворках. Глава 3.

Продолжаем экскурсию по западной части района Papula.


Этот район, расположенный на сильно пересеченной местности, весьма живописен.

По бухтам Выборгского залива, на которые открывается великолепный вид с мыса Papula,

















проходил некогда фарватер, ведущий из Финского залива к Сайменскому каналу.

Улица, проходящая по побережью носила название Saimaankatu, Сайменская улица.

Отсюда же виден Выборгский замок и старая часть города.

По традиции на самом высоком месте на углу Tarkka-Ampujankatu (ул. Стрелковая) и Vuorikatu (ул. Горная) была построена начальная школа района Papula.


Выборгский городской архитектор Paavo Uotila спроектировал здание для школы в 1914 году.






Это 3-х этажное сооружение было выполнено в стиле позднего модерна.

К югу от здания находился большой школьный двор.

На границе участка был забор из натурального камня высотой около метра.

Во время войны северная часть здания была разрушена и восстановлена с полным искажением первоначального вида. Исчез фронтон с овальным чердачным окном, панорамные окна, высота здания уменьшилась, форма крыши искажена.




В довершение издевательства над архитектурным памятником в советское время к южному и западному фасадам здания были пристроены новые корпуса,












и творение Paavo Uotila оказалось зажатым между двумя новоделами и, фактически, растворилось в них.

К дворовому фасаду здания притулилась одноэтажная пристройка, заслонившая от зрителя старое школьное здание.

Кажется, что авторы реконструкции строили тюремную камеру для памятника архитектуры, но на четвертую стену не хватило средств.

В деревянном доме по Vuorikatu, 6 размещались Мебельный магазин и офис T. Paasiranta Oy.


В сентябре 1886 года архитектор J. Ahrenberg спроектировал малоэтажное жилое здание в остром углу Saimaankatu и Vuorikatu.
В 1888 году по плану Alex Ruti было построено двухэтажное здание из красного кирпича вдоль Saimaankatu.


В июне 1923 года мастер-строитель Erkki Pesonen разработал план модернизации каменного здания на Saimaankatu до четырехэтажного.

Все здания в этом квартале, за исключением школы, оказались разрушенными во время «Зимней войны».

На месте четырехэтажного дома в советское время были возведены корпуса Выборгского Филиала СПб ГУ Гражданской Авиации.

Часть корпусов не была закончена и сейчас представляют собой выборгские развалины новейшего времени.









Но это, как говорится, совсем другая история.

В настоящее время в соседнем квартале на мысу Papula к северу от школы реализуется проект «Малая Финляндия», в первую очередь его входит строительство 4-х восьмиэтажных домов.

Эта часть проекта уже реализована.


"Малая Финляндия" - первый жилой комплекс в Выборге, построенной по финским технологиям и стандартам. Его застройщиком выступает финская компания "SRV".

В жилом комплексе просторные 1-3-комнатные квартиры, метражом от 40 до 86 кв. м.

Сдаются они без отделки, многие квартиры имеют большие остекленные балконы или террасы с видом на Финский залив.


















Вторая очередь строительства состоит из 3-х двенадцатиэтажных домов, под которыми расположится подземный паркинг на 150 машин.

«Почему квартал в центре города называется "Малая Финляндия", а строят в городе почти исключительно финские компании?

Как получилось, что северо-западные ворота России местами напоминают Сталинград образца 1943 года?

И кто понесет ответственность за то, что город обустраивают финны, многие из которых мечтают себе его вернуть?»

https://www.pravda.ru/world/1105007-suomi/

Такой вот крик коммунистической души висит на сайте pravda.ru, и адрес этого листка написан, между прочим, не кириллицей, а гнусной латиницей.

Действительно, кошмар.

Хитрые и коварные финны (потомки белофиннов и финских фашистов, мечтающие о реванше) проводят, оказывается, ползучую или гибридную оккупацию исконно русского города изощренными изуверскими методами.

Они не бомбят жилые кварталы и не захватывают территории, как это делал самый эффективный менеджер всех времен и народов, а наоборот, строят жилье и облагораживают задворки.

Вопросы же, заданные в статье, целиком и полностью нужно задать самими коммунистам, которые за полвека не смогли обустроить захваченную территорию до уровня, достойного начала двадцать первого века и проводят коллаборационистскую политику поддержки существующего режима, цель которого - воссоздание российской империи, а отнюдь не продвижение по пути демократии и повышения уровня жизни.

Дай, как говорится, Бог, удержаться на достигнутом, или, если уж и катиться вниз, то не так стремительно.

Они полностью разделяют проводимую режимом политику реваншизма, направленную на возрождение империи на основе самых отвратительных ее черт: исторической лжи, мракобесия, уничтожения гражданских и экономических свобод, тотального воровства и коррупции.

Вот вам «Малая Финляндия» с ее ухоженными газонами, чистыми дорожками,








прекрасными современными домами с панорамными террасами и лоджиями.


И вот, буквально в двух шагах от нее - «Великая Россия», с разбитыми дорогами и лужами,











обшарпанными домами, похожими на нищих пенсионеров, роющихся в помойках, где даже название улицы имеет символическое значение - Тупиковая.







Вам не стыдно?

Мне — стыдно.












На выборгских развалинах. Часть 176.

На задворках. Глава 2.

Соседний квартал, ограниченный улицами Tarkka-Ampujankatu (ул. Стрелковая), Vuorikatu (ул. Горная), Majrinkatu (ул. Майорова) и Papulankatu (ул. Кривоносова) также представлял собой комбинацию каменных и деревянных домов.






На углу Majrinkatu и Papulankatu находился одноэтажный деревянный дом,






приютивший фирмы:


  • Valio, Магазин № 45;


  • Выборгский кооператив, универсальный магазин № 1;


  • Торговля бумагой и химией N. Kauppinen;


  • J.P. Laakkonen, дилер магазина одежды (Владелец Ida Laakkonen);


  • Папула Цветочный Магазин (Владелец M. Malinen);


  • Папула Магазин белья и галантереи (Владелец L. Hasu).


По адресу Majrinkatu, 4 находится сохранившийся трехэтажный каменный дом купца А. Воробьева, построенный в 1903 году строительным мастером A. Isaksson.


Aleksander Isaksson нам известен как как автор, в основном небольших деревянных домов, не доживших до наших дней.

По его проекту был построен 4-х этажный жилой дом из красного кирпича по соседству с адвентистской церковью на ул. Садовой.


Он также не сохранился.

Таким образом, дом купца А. Воробьева - единственное сооружение, этого архитектора, дошедшее до наших дней.
Здание увенчано по центру треугольным фронтоном.
Отделка фасада весьма сдержанная, геометрический орнамент под окнами второго этажа
и розетки на межэтажном карнизе.




Современное состояние - неудовлетворительное.



Под фронтоном сохранилась надпись TUP. TEH. TYOMIES. Табачная фабрика РАБОЧИЙ.

TYOMIES были сигаретами, выпускаемые Fennia, табачной фабрикой в Хельсинки, в период между 1902 и 1984 годами.

Это были сигареты без фильтра в форме твердой полой бумажной гильзы, которая была открыта в конце.


Чтобы предотвратить попадание табака в рот, к сигарете необходимо было прикрепить короткий деревянный мундштук, прилагаемый к упаковке.

Гильза могла быть также сплющена или заблокирована ватным тампоном или чем-то подобным.

TYOMIES и подобные сигареты KERHO, выпускаемые Выборгской табачной фабрикой ( См. Часть 46 Выборгских развалин),




назывались "свистульками".

По описанию это табачное изделие напоминает наши папиросы «Беломорканал».

Греческий бизнесмен Achilles Kyriako Christides основал табачную фабрику Fennia в 1899 году и начал производство сигарет TYOMIES в 1902 году. Бренд стал настолько популярным, что вскоре Fennia сосредоточилась исключительно на его производстве.

Завод переехал в здание, спроектированное Вальтером Юнгом и Эмилем Фабрициусом в Хельсинки, в 1913 году.

Известные как «народные сигареты», TYOMIES рекламировались как экономически выгодное приобретение, с точки зрения объема табака.






Одна «народная сигарета» содержала столько же табака, как 2-3 обычные сигареты.

Осенью 1945 года, лесозаготовитель, нарубивший 4 кубических метра бревен, мог купить так называемый «силовой агрегат на лесной площадке», состоящий из кофе, сахара и пачки TYOMIES.

Однако, после Олимпийских игр в Хельсинки 1952 года, когда в Финляндии появились иностранные сигареты с фильтром, внутреннее производство постепенно начало сокращаться.

TYOMIES производились в течение десятилетий до 1984 года, когда правительство запретило их производство из-за высокого содержания смол и никотина.

История появления рекламы табачной фабрики TYOMIES на фронтоне дома купца А. Воробьева до конца не выяснена.

Возможно, предприниматель был официальным дилером этой фабрики в Выборге. В подтверждение этого на глухой стене, обращенной к Papulankatu, видна реклама TYOMIES.

В здании размещались фирмы:


  • Autoilijain Insurance Ltd, Страхование автомобилистов (квартира);


  • Финская страховая компания ООО;


Проживали:


  • Auvinen, Ida, парикмахер;


  • Kakkonen, Mikko P., инспектор;


  • Vorobjeff, A. P., торговец.


Далее, по Majrinkatu, 2 расположено трехэтажное жилое здание построенное в 1903-1904 годах.










Точнее, таких зданий в этом квартале два, расположены они на противоположных сторонах участка и представляют собой зеркальное отображение одного относительно другого. Фасад второго здания выходил на Tarkka-Ampujankatu.








Такой прием применялся выборгскими архитекторами достаточно часто, но это касалось, как правило, небольших деревянных и одноэтажных зданий.

Что касается капитального строительства, то известен пример парных зданий, расположенных на одной линии, это два одинаковых корпуса дома престарелых в Маасколе по проекту архитектор Paavo Uotila.

Об этом я рассказал в части 79 Выборгских развалин.

Здесь же мы имеем дело с интересным примером не только зеркального отражения, но и разворота на 180 градусов.

Возможно, это связано с тем, что участок, на котором располагались сооружения имел наклон, и для того чтобы не разрабатывать два комплекта документации, и был применен такой прием.

Дома выполнены в стиле модерна и предназначались для проживания работников железной дороги.

Автор проекта известный архитектор Bruno Ferdinand Granholm.


Родился Bruno Ferdinand Granholm14 мая 1857 года в Мёрском, в Великом княжестве Финляндском.

В 1882 году окончил Политехническое училище в Гельсингфорсе.

Студентом Bruno Granholm проходил практику в железнодорожных мастерских, а после того, как в 1892 году стал архитектором Главного управления железных дорог Финляндии, целиком посвятил себя проектированию сооружений этого назначения.

За три десятилетия архитектурного творчества Bruno Granholm возвел в Финляндии десятки зданий железнодорожных станций, отличающихся функциональностью, экономичностью и оригинальной трактовкой архитектурных форм и стиля модерна.

С 1895 по 1926 годы Bruno Granholm был главным архитектором гидротехнических сооружений.

Скончался 29 сентября 1930 года.

Многие выборжцы, да и не только они, хорошо знакомы с его архитектурным творчеством. Просто не догадываются об этом.

Многие из проектируемых им вокзалов на железнодорожной ветке Санкт-Петербург — Выборг до сих пор используются и сегодня, на удивление, неплохо выглядят.

Вокзал станции «Ланская» демонстрирует рациональную ветвь "нового стиля".

Здание, как бы прислоненное к высокой железнодорожной насыпи, нарочито аскетично. Его форма удивляет строгими формами объемов, хаотично-асимметричным силуэтом и оконными проемами, как бы случайным образом разбросанным по гладким стенам, отражая внутреннюю структуру здания.

Здание вокзала на станции «Удельная» было решено в стиле северного модерна.

Оно имеет 2-3 этажа, подвалы и высокий гранитный цоколь.

Со стороны города в центральной части фасада - широкая в восемь гранитных ступеней лестница с входом под железобетонным навесом, ведущая в зал с выходом на перрон.

Стены фасада декорирована лепниной в композицию которой включены чердачные окна.

Со стороны перрона на всю ширину фасада - железобетонный навес. Фасад завершен башенкой со шпилем, под ним - стилизованная ионическая капитель.

От старого здания вокзала в Озерках









сейчас остался только кирпичный первый этаж.



Верхняя деревянная часть сгорела примерно в 1997 году.

Не сохранился и пешеходный мост через пути.

Здание вокзала в Шувалово 1898 года постройки отлично сохранилось вместе с великолепными интерьерами: деревянным наборным потолком и изразцовыми печами.











Вокзал в Парголово напоминает средневековый замок: башни с чешуйчатой кровлей, узкие окна-бойницы, срезанный щипец в центре.





Это - одна из первых в России построек из силикатного кирпича, светлый тон которого хорошо подчеркивали детали из темно-красного клинкера.

Над центральным входом станции Левашово - галерея из трех арок.







Со стороны перрона между ризалитами (части здания, выступающие за основную линию фасада и идущие во всю высоту здания) - навес на двух металлических колонках.

Центральный двухсветный проходной зал вокзала с деревянным кессонированным плафоном.

Две изразцовые печи варварски закрашены масляной краской. Гранитный цоколь сохранился на заднем фасаде, со стороны перрона он утоплен в монолит асфальта.

Rajajoki — ныне не существующая железнодорожная станция между Белоостровом и  Ollila (Солнечное),




названа по реке Rajajoki, финское название реки Сестры.





До 1940 года она была пограничной станцией на советско-финляндской границе со стороны Финляндии.

Вокзал был построен в 1917 году в стиле модерна.

Станция получила серьезные повреждения во время «Зимней войны», правая часть здания была полностью уничтожена.





Ремонту здание в краткий советский период решили не подвергать, хотя, по некоторым сведениям, в здании вокзала был расположен командный пункт советских войск.


Не заморачиваясь ремонтом, советские командиры разместили внутри штабную палатку.











В ходе боевых действий 1944 года здание было разрушено окончательно.
Сегодня его руины расположены вблизи пересечения автодороги E18 и
Западного скоростного диаметра.











Здание вокзала в Terijoki было построено в 1917 году после того, как старый вокзал, открытый еще в 1870 году, перестал справляться с большим количеством пассажиров.






























Во время «Зимней войны» с Финляндией здание вокзала сильно не пострадало.

Через полтора года вошедшие в Terijoki финские войска нашли здание в стадии ремонта, о чем красноречиво свидетельствовали окружающие здание леса.











Этот неторопливый ремонт стал причиной сдержанной шутки, содержащейся в подписи к фотографиям станции в военном архиве SF-kuva:

«Terijoki 1941.09.02.

Станция. Судя по строительным лесам предпринимались попытки отремонтировать ее, но полтора года лишком короткий срок, поэтому работы остались незавершенными».

Во время войны Продолжения летом 1944 года вокзальное здание было серьезно повреждено и пережило серьезную реконструкцию в 1950 году под руководством архитектора Гречанникова. В таком виде оно существует до сих пор.

Нельзя сказать, чтобы художественное убранство вокзалов тщательно сберегалось.

Уцелело оно скорее по случайности, о чем говорят утраты последних лет: разобранные камины на втором этаже в Парголове, закрашенные печи в Левашове, пропавшие из пассажирского зала в Шувалове часы...

Так что в ближайшем будущем возможно ожидать появления сайтов «На парголовских (левашовских, шуваловских и т.д.) развалинах».

Все творчество Bruno Granholm проходило под знаком романтических и националистических тенденций эпохи северного модерна, для которого характерны такие черты, как асимметрия, богатая резьба по дереву, использование мотивов средневековья и финского фольклора.

Bruno Ferdinand Granholm воплотил в своих творениях лучшие достижения этого стиля архитектуры: "целесообразность плана, пластичность объемного решения, чистоту плоскостей и линий".

Не удивительно, что и в Выборге, бывшем вторым по величине железнодорожным узлом Финляндии, Bruno Granholm оставил свой след. Помимо жилых домов в районе Papula, которые дожили до наших дней, практически без внешних изменений, разве, что приобрели почтенный вид старцев, живущих на нищенскую пенсию, но не потерявших природное благородство, по проекту Bruno Granholm было возведено здание товарной станции, также дожившее до наших дней.


Внешне здание выглядит прекрасно,




чего нельзя сказать об окружающем его пейзаже, картина которого вызывает ассоциацию «в тупике», но со светлым пятном впереди.

Заглянув во внутрь, я увидел типичный, набивший оскомину «евроинтерьер» из дешевого пластика, перегородок и подвесных потолков из гипсокартона.

Так выглядит современное варварство.

Вдоль Vuorikatu располагались два одинаковых деревянных одноэтажных дома, не дошедших до наших дней.

По Papulankatu, 12 в деревянном доме





размещались фирмы:


  • Парикмахерская Elin Kannas;


  • Выборгский кооператив, Мясная лавка № 14.


В доме проживали:


  • Kannas, Elin, парикмахер;


  • Karvinen, Yrjö, руководитель лесного хозяйства;


  • Valjus, Eino, управляющий недвижимостью.


В глубине участка находится двухэтажный жилой дом из красного кирпича, сведений об авторе и год постройки мне найти не удалось.












На выборгских развалинах. Часть 175.

На задворках. Глава 1.

Речь пойдет о квартале, ограниченном улицами Upseerinkatu (ул. Офицерская), Vuorikatu (ул. Горная), Majrinkatu (ул. Майорова) и Papulankatu (ул. Кривоносова).

Расположен квартал в районе Папула, который еще назывался Железнодорожным, по всей видимости, из-за того, что находился за железной дорогой, и до, и после войны там селились ее работники.

Находящаяся по соседству школа № 37 также относилась к этому ведомству.

Квартал, казалось, находился в глубине фронта наступавших с востока советских войск, но это не спасло его от бомбардировок и артиллерийских обстрелов.

Из сохранившихся каменных зданий, а их здесь было три, интерес представляют два из них.

Первое — это здание постройки 1905 года в типичном для этого периода градостроительства стиле модерн.

Здание возведено на склоне, что придавало ему определенную монументальность.

Великолепный угловой полукруглый эркер, увенчанный коническим куполом, являлся отличной доминантой, видной со всех сторон света.


Два трапецеидальных эркера по основному фасаду и один по боковому, увенчанные остроконечными треугольными шпицами, вместе с высокой крышей создавали впечатление романтической идиллии.

Цоколь здания был выполнен из гранитных блоков.
Такими же, грубо обтесанными блоками выполнена отделка порталов,












используются они и при оформлении обрамлений панорамных окон магазинов первого этажа и отделки фасада.





Трапецеидальная форма окон первого этажа должны были подчеркнуть романтической настрой здания.

Интересно использование скошенных гранитных блоков в качестве подоконников.

Перейдя мост через железную дорогу, олицетворение современного на тот момент прогресса, путешественник как бы окунался в атмосферу прошлого, встречая на своем пути нечто похожее на старинный замок.

Интересно решение в виде глубоких траншей дворовой территории, прилегающей к зданию, обеспечивающих доступ к цокольным и подвальным помещениям.






Автором этого здания был строительный мастер Artur Landström.

К сожалению, найти какую-либо информацию об этом человеке мне не удалось.

В здании располагались:


  • Магазин фруктов Montonen Oy;


  • Папульская бумага, химия и галантерея, (Владельцы Väinö и Anni Saksa);


  • Мясной и универсальный магазин Erkki Tynkkynen.


Жильцами дома числились:


  • Appelqvist, K., купец;


  • Asikainen, Eino A., главный дирижер;


  • Löfberg, Hilda, учитель;


  • Ryynänen, J., Деловой туризм;


  • Spets, Aili, музыкант.


Во время «Зимней войны» в здание угодил или авиационный фугас, или крупнокалиберный снаряд, напрочь снесший угловую башню.










Возникший пожар уничтожил все внутренние конструкции, оставив нетронутыми только стены.



При послевоенном восстановлении, видимо, стремясь к удешевлению строительства, угловой эркер не восстановили, шпицы уничтожили, появился дополнительный «недоэркер» на фасаде по Majrinkatu





(наверное, в качестве компенсации за ликвидированный угловой), изменилась форма крыши, появился так полюбившийся выборгским реставраторам козырек.

Здание стало совершенно невыразительным, полностью было уничтожено романтическое очарование, окутывающее строение.

Находясь почти на окраине города, куда редко заглядывают туристы, здание сегодня являет из себя типичный образец советского, утилитарного отношения к объектам жилкомхоза.
Отваливающаяся штукатурка, разбитые водосточные трубы, готовые рухнуть на головы жильцов балконы, лишенные  огра
ждений, мрачная окраска фасадов...

Collapse )

«Потолок не течет, тепло, ну и какого рожна вам еще надо?

В подъезде вам не Обама нагадил, а сами, так что претензии к себе предъявляйте, а не к нам.

Уборка лестниц в подъездах в стоимость обслуживания не включена, сами нанимайте уборщицу, нам и без того хлопот хватает.

Фасадный ремонт запланирован на 203? год, ждите».

Если послушать представителей власти, то у них словосочетание «Выборг — исконно русский город» с языка не слезает.

Однако, пройдя по его улицам, зачастую, создается впечатление, что Выборг не родной сын, а настырный пасынок, канючащий у отчима дорогую игрушку.

А у него, отчима, таких пасынков по всему миру — не счесть.

И у каждого что-то есть.

У кого нефть с газом, как в Сирии, Ливии или Венесуэле, у кого алмазы с золотишком, как в Центрально-Африканской республике, а кто-то расположился, как Куба, под носом у ненавистной Америки, и сама судьба требует «запустить ежа американцам в штаны».

А что есть у Выборга кроме первобытной природы в окрестностях да нескольких средневековых артефактов в городе?

На них миллиарды не своруешь, как на нефтегазовых месторождениях.

Поэтому Выборг обречен при существующей власти на судьбу задворка великой империи, а не «окна в Европу», что и демонстрирует деградирующий год от года одноименный кинофестиваль.

Рядом с творением модерна расположился дом из следующей эпохи градостроительства, функционализма.

Это жилой дом Kallio OY (АО «Каллио»), 1928-29 годов постройки,





проект архитектурного бюро Ernst Adolf Nordström с партнерами Väinö Johannes Löyskä и братом Toivo Eljas Löyskä.

Väinö Johannes Löyskä родился 23 мая 1898 года в Выборге.

Он окончил Финский лицей в Выборге в 1919 году и Хельсинкский технологический университет в 1925 году.

После окончания учебы Väinö Johannes Löyskä работал в различных архитектурных бюро в Хельсинки, в Департаменте городского планирования города Хельсинки и в Выборге в офисе Uno Ulberg в 1925-1929 годах.

С 1930 по 1937 год он работал в Выборгском городском строительном бюро, преподавал в Выборгском лесопильном училище и Выборгском индустриальном училище с 1925 по 1928 год, в Выборгском художественном училище преподавал рисование с 1929 по 1937 год, в Лаппеенрантском техникуме - с 1945 по 1965 год.

Его младший брат Toivo Eljas Löyskä также стал архитектором.

В Выборге они совместно спроектировали несколько зданий:


  • Oy Kalevanrinne, жилое и коммерческое здание, Kalevankatu, 4 (ул. Первомайская), Выборг, 1927 год;


  • Офис и здание фабрики Viipurin Tupakka Oy, Juteininkatu, 12 (ул. Тургенева), 1927 год;


  • Офис и фабрика Viipurin Kivivi ja Kirjapaino Oy, здание располагалось на углу Linnankatu (ул. Крепостная) и Mustainveljestenkatu (ул. Красноармейская);

    Жилое и офисное здание на углу Pellervonkatu и Kullervonkatu (угол улицы Мира и бульвара Кутузова), 1930 год;


  • Дом дежурной смены Южной Гавани, Karjalankatu (Ленинградский пр.), 1936 год.


Кроме того, вместе со своей женой они спроектировали семейным офисом несколько зданий в других городах Финляндии.

В здании размещалось Учреждение социального страхования.

А жильцами были:


  • Auer, Teuvo, директор;


  • Höckerstedt, G.;


  • Ilanko, Jori, репортер;


  • Kakriainen, Elma Paula и Inkeri;


  • Karvinen, Artturi, Управляющий директор;


  • Kupila, Aarne, районный инспектор, учреждение социального страхования;


  • Lappalainen, Viljami, Заместитель судьи;


  • Lehikoinen, Vilho, представитель завода;


  • Nevalainen, Viljo, заместитель судьи;


  • Pihlajaniemi, K.J.;


  • Pohjavirta, R. V., офис-менеджер;


  • Raivio, A.;


  • Toivanen, P., предприниматель;


  • Vuorensola, Olga.


Следует отметить, что территория двора со стороны южного фасада была хорошо благоустроена.

Так как здание находилось на возвышенности, южный склон которой был довольно крут,




была возведена ограждающая двор подпорная стенка, частично использующая гранитный массив, частично выполненная из бетона.




Были устроены несколько лестниц для подъема по крутому склону.








Здание, как мы видим на фотографии 1942 года,





получило довольно сильные повреждения, часть стены дворового фасада рухнула, кроме того, часть оконных переплетов была демонтирована, скорее всего, при отступлении советских войск в 1941 году.

Несмотря на то, что послевоенный ремонт внешнего вида не исказил, сегодня здание имеет характерный вид потрепанного временем и равнодушием эксплуатационников типичного жилкомхозовского объекта.












Что касается других зданий, в основном деревянных, то сведений о них практические нет,








все они были уничтожены в ходе «Зимней войны», и от них оставались, в лучшем случае, каменные фундаменты, изразцовые печи, безжалостно ободранные, с торчавшими трубами, напоминающие сюрреалистический каменный лес.
На переднем плане фотографии останки деревянного здания по Upseerinkatu, 4.

В небольшом здании по Upseerinkatu, 2 находился Швейный магазин Laina Hill.

Здание также было уничтожено огнем.

До наших дней сохранилось небольшое одноэтажное каменное здание по Vuorikatu.






На выборгских развалинах. Часть 174.

Пропасть в головах.

И, завершая обзор окружающих центральную площадь города зданий, совершим экскурсию по кварталу, ограниченному улицами Pohjolankatu (ул. Северная), Punaisenlähteenkatu (ул. Ушакова), Maununkatu (ул. Димитрова), Tottinkatu (ул. Ростовская) и Repolankatu (ул. Вокзальная).







На углу Pohjolankatu и Punaisenlähteenkatu по проекту архитектор Paavo Uotila было возведено шестиэтажное жилое и офисное здание.

Строительство было завершено в 1928 году, по другим сведениям годом позднее.











Среди прочего, в здании действовали:


  • офис для Viipurin seudun Osuuskassa («Региональный акционерный фонд Viipuri»);


  • Keskinäinen henkivakuutusyhtiö Suomi («Компания взаимного страхования жизни Финляндия»);


  • ООО «Сельскохозяйственная торговля»;


  • Общество с ограниченной ответственностью «Центральный кредитный фонд кооперативных фондов», Выборгский офис;


  • Alfons Parviainen Oy, магазин тканей;


  • Выборгский областной кооператив;


  • Aura Взаимная страховая компания;


  • Finnish Props Export Ldt Ltd, Экспорт круглого леса;


  • Генеральный прокурор Финляндии;


  • Brothers Hamunen Oy, магазин;


  • Одежда для бизнеса J .R. Karttunen;


  • Выборгская лаборатория сельскохозяйственной и коммерческой химии;


  • Сберегательный банк Выборга;


  • Сельскохозяйственное общество Выборгского уезда;


  • Федерация сельхозпроизводителей;


  • Компания взаимного перестрахования "Palonvara" ассоциаций по страхованию от пожаров в Выборгской губернии;


  • Valio Магазин № 42;


  • Ассоциация коневодства Южной Карелии;


  • Магазин одежды Rosa, (Владелец Rosa Klimscheffsky);


  • Выборгский уездный ремесленный союз;


  • Лесной Совет Южной Карелии;


  • Городской жилищный совет;


  • Меховая лавка M. Kaplan;


  • Союз карельских мучеников;


  • Центральное лесное общество Тапио, Выборгский лесохозяйственный район;


  • Золото-часовщик Eino Oksanen;


  • Ассоциация экспортеров финского круглого леса;


  • Ассоциация сельхозпроизводителей Южной Карелии.


Это многофункциональное здание, выполненное в традициях начинающего набирать силу функционализма, стало олицетворением новой Финляндии.

Вместе с аналогичным зданием архитектора Jalmari Lankinen Выборгского уездного (сельского) совета, возведенного напротив тремя годами позднее,












оно как бы символизировало выбор пути Финляндии — независимого, динамично развивающегося общества западного типа, основанного на личной свободе, свободе предпринимательства и уважения прав собственности.

Большое количество общественных организаций, функционировавших в здании, говорит о том, что в Выборге было, то, что называют сейчас гражданским обществом — развитой системой горизонтальных связей.

В здании была предусмотрена подземная парковка, развитые подвальные помещения, включающие котельную, прачечную, сушилку.

Первый и второй этажи были отданы под офисы и магазины.

Ряд полукруглых панорамных окон второго этажа создавал запоминающийся образ сооружения.





Выдающийся карниз крыши завершал фасады, придавая зданию строгую монументальность.
Фасады имели минимум декора.












Чертежи фасадов и планы этажей.

Collapse )

Следует отметить высокое качество инфраструктуры здания, характерное для финнов, ставящих перед собой задачи высокого уровня и, практически всегда, достигающих желаемого результата.

Квартиры имели встроенную мебель, в некоторых квартирах в гостиных стояли камины, по крайней мере, один из них, отделаный черным полированным гранитом,  исправен до сих пор.

Батареи центрального отопления были выполнены из латуни.









Моя знакомая, живущая в этом здании, рассказала, что как-то к ней в квартиру заявился сантехник, якобы для проверки функционирования отопления.

Отлучившись на минутку, она затем застала его за сдиранием краски с радиатора для выяснения из какого материала он выполнен, для дальнейшего предложения замены «проржавевшей» финской батареи на современную и высокоэффективную алюминиевую.

Похоже, наводнения в городе не были редкостью.



Во время Зимней войны здание горело, но сохранило фасады.












Послевоенный ремонт не сильно исказил облик здания.














Последние годы здание неоднократно подвергалось ремонту, зачастую со скандалами и судебными разбирательствами по поводу феерического воровства.

Collapse )

И хотя внешний вид, на первый взгляд, производит благоприятное впечатление, при детальном рассмотрении, можно найти множество изъянов, оценить состояние подвальных помещений не представляется возможным, вход в подземную парковку закрыт.




Скорее всего, подобрать слова, не запрещенные Роскомнадзором, при виде современного состояния подвала будет невозможно.

Со стороны Punaisenlähteenkatu к зданию примыкает небольшое старое деловое здание, выполненное в стиле модерн.

Удивительно, но автор проекта этого довольно симпатичного здания неизвестен, также, как и время его появления.

Фасад строения украшен оригинальным орнаментом из мелких гранитных камней с зеленоватым оттенком.







Во время "Зимней войны" здание не было разрушено









и сегодня радует нас своим жизнерадостным видом.














Здание принадлежало Oy Viljelys («Фермер Инк.»), которое, в свою очередь, большей частью принадлежало Suomen Maanviljelyskauppa Oy («Финская сельскохозяйственная торговая корпорация»).

Здесь работали:


  • Maalaisten säästöpankki («Сберегательный банк фермеров»);


  • Viipurin läänin palovakuutusyhdistysten keskinäinen jälleenvakuutusyhtiö Palonvara («Выборгская Страховая компания Palonvara»).


В 1893 году строительный мастер A. Isaksson разработал проект рабочего помещения для собраний по Pohjolankatu, 10.




Позднее в здании разместился кинотеатр «Tähti» («Звезда»).

Здание уцелело после «Зимней войны»,














в послевоенное время в нем размещался Клуб железнодорожников (по другим сведениям строительной организации "Трест № 50"), который сгорел уже в конце 50-х годов.

В 1877 году архитектор Anders Sandell спроектировал небольшое жилое здание по Tottinkatu.

Здание было расширено до Repolankatu и преобразовано в деловые помещения архитектором Odenwall в 1885 году.








Эти деревянные здания были уничтожены во время войны.










В 50-е годы на этом месте действовал стихийный рыбный рынок, иногда разгоняемый милицией.

Но делалось это без фанатизма, власть понимала, что в условиях тяжелого послевоенного времени рыбалка была довольно ощутимым подспорьем для горожан.

Мне особенно нравились угри, напоминающие огромных змей, шевелящихся в эмалированных тазиках, которых можно было жарить без масла, настолько они были жирные.

На другой границе этого участка по Punaisenlähteenkatu архитектор J. B. Blomkvist в 1898 году спроектировал небольшую узкую трехэтажную гостиницу «Finlandia».




В ходе бомбардировок «Зимней войны» здание было разрушено и позднее не восстанавливалось.












На углу Tottinkatu и Maununkatu по заказу As Oy Päivölä в 1910 году было построено пятиэтажное жилое и коммерческое здание по проекту архитектору Paavo Uotila.



Здание было выполнено в лаконичном стиле позднего модерна.
Единственное его украшение — растительный орнамент порталов.





Здесь находились:


  • Часовщик A. Bastman;


  • Финский информационный офис, Выборгский офис;


  • Карельские автопринадлежности, офис;


  • ООО "Торговая книжная печать", переплетчик;


  • Городская пожарно-спасательная компания на движимое имущество;


  • Школа торговли;


  • Карельская фабрика галстуков;


  • Gustav Paulig & K, Выборгский офис;


  • Лесопромышленная компания P. & S. Kagan;


  • Магазин одежды Kalle Kuokkanen;


  • Оптовая торговля часами и запчастями J. E. Sarpala.


Здание горело во время войны, но фасады сохранились и послевоенный ремонт практически не исказил вид здания.




Современное состояние здания скорее неудовлетворительное, несмотря на проведенный несколько лет назад косметический ремонт.



















В марте 1897 года архитектор J.B. Blomkvist спроектировал одноэтажное деревянное жилое здание по Maununkatu, а год спустя - почти такое же, как зеркальное отражение первого на другой стороне участка.












Он также спроектировал трехэтажное каменное жилое здание из красного кирпича в задней части участка.












В 1900 году архитектор J.B. Blomkvist спроектировал деревянное жилое здание, боковой фасад которого был обращен к улице Maununkatu.

В 1905 году он же спроектировал офисное здание вдоль Maununkatu и достигающего угла Pohjolankatu.

Здесь работали:


  • Живописная компания J. & P. Mustonen;


  • Аукцион J. Arminen;


  • Клуб молодых финнов;


  • Karjalan Kudos, магазин и офис (Владельцы Armas ja Eevi Hynninen);


  • Продовольственные продукты в нарезке K. Löfgren.


Все деревянные здания квартала, за исключением кинотеатра «Tähti», сгорели во время «Зимней войны».

В 1913 году по проекту архитектора Paavo Uotila построено двухэтажное жилое и офисное здание по Pohjolankatu.








В здании располагались следующие магазины:


  • G. S. Sragovitsch, Шляпы, Магазин белья и ткачества, Детское платье (Владельцы Henrik Klass и M. Frydbergin);


  • Магазин готовой одежды Nordic (Владелец S. Klimscheffskij);


  • Одежда Kulma Oy;


  • Магазин шляп и моды F. Öhman.


Это здание сохранилось до наших дней и, в отличие от своего младшего собрата, расположившегося рядом, представляет из себя зрелище, недостойное для центра Выборга, и отражающее равнодушие властей города к облику современного города.











Два проекта одного и того же автора — и какая пропасть между ними, несмотря на соседство, что называется, бок о бок.

Три здания Paavo Uotila, расположенные в этом квартале, показывают насколько разнообразен был творческий диапазон одного из наиболее плодовитых выборгских архитекторов.

Город обязан ему появлением целого ряда запоминающихся зданий в самых разных местах, которые во многом и сформировали существующий архитектурный облик Выборга.

Как и другие выборгские архитекторы Paavo Uotila разрабатывал эскизы к изразцовым печам Rakkolanjoen kaakelitehdas (Раккольского плиточного завода), расположенного в агломерации Hovinmaa - Rakkolanjoki (Кравцово-Селезнево).










Изразцовые печи Выборга и дач в его окрестностях — это отдельная огромная тема, которая великолепно отражена в книгах Роденкова А.И. «Изразцовые печи Выборга» и «Изразцовые печи Зеленогорска».

На выборгских развалинах. Часть 173.

Кинотеатр? Забудьте.

В частях 17-ой и 91-ой Выборгских развалин я рассказывал о судьбе здания бывшего кинотеатра «Salama”, переименованного в советское время в кинотеатр «Родина».

К сожалению, самые печальные предчувствия о его судьбе сбылись. Построенный в 1917 году по проекту архитектора Georg Fraser в стиле модерн, кинотеатр «Salama» (Молния) был основательно разрушен в ходе «Зимней войны»




и восстановлен в 1943 году уже в стиле функционализма.

Таким он и запомнился старшему поколению советских выборжцев, пересмотревших в его стенах многие киношедевры советского и иностранного кино.






Это был кинотеатр с большими панорамными окнами фойе и уютным залом с балконом, кинотеатр шаговой доступности.


Теперь от его стен,




в которых зрители смеялись, смахивали невольные слезы или чувствовали комок в горле от экранных страстей, осталась только груда битого кирпича.









Кинотеатр остался только в воспоминаниях и фотографиях: «RIP, дорогой, память о тебе навсегда в наших сердцах!»

Можно вспомнить о том, что поход в кинотеатр, тем более на премьеру нового фильма, был в советское время событием, которое обсуждалось, что называется, на работе и дома.

Кинотеатр, как очаг культуры, как организатор, просветитель и пропагандист всегда был в центре внимания властей.

Просмотру кинофильма, как правило предшествовал показ кинохроники о «важнейших» событиях внутри страны и за рубежом.

Киножурнал "Новости дня" выходил с 1944 по 1992 годы 5 раз в месяц,





«Иностранная кинохроника» с 1955 по 1989 годы.


Показывали также сатирический киножурнал «Фитиль»,




детский киножурнал «Ералаш»,



мультфильмы




и даже познавательный сериал «Хочу все знать».

Кинозал был, как правило, полон.

Увы, теперь все это в далеком и, надеюсь, не восстанавляемом прошлом, несмотря на все происки новоявленных мракобесов и победобесов, пытающихся, с одной стороны запретить показ нескрепных кинопроизведений типа «Матильды», а с другой стороны навязать полезные мифы о 28 панфиловцах.

Однако Интернет дает широчайшие возможности к приобщению к мировому интеллектуальному достоянию, и не только в сфере кинематографа, но и, практически, к любой его составляющей.

Берегите мировую паутину, как залог свободного развития всего человечества.