?

Log in

No account? Create an account

На выборгских развалинах. Часть 164.
reg_813

Выборг-Париж. Девять дней в Европе.

Казалось, за такой короткий срок и в таком темпе, что можно увидеть и что понять в жизни целого континента, населенного сотнями национальностей, отличающимися языками и обычаями, собравшего в своих городах представителей практически со всего мира?

Конечно, если ставить перед собой задачу, что называется «отметиться», чтобы в случайном разговоре произнести сакральное, подслушанное в телевизоре: «Париж? Знаем, плавали. Кстати, ничего сногсшибательного, и эти не..., пардон, афрофранцузы за..., простите, достали! Иногда кажется, что ты не в Париже, а в джунглях. Пропала Европа с ее пресловутой мультикультурностью...», то тогда да, задача может быть успешно решена.

Но я такой цели перед собой не ставил, меня интересует, как Европа относится к той части человеческой культуры, которая носит название архитектуры — создание строений различного назначения, что она предпринимает для сохранения наследия прошлого, как пытается создать такую среду обитания, чтобы перед глазами жителей и гостей предстала цельная и гармоничная картина развития городов на протяжении многих веков, что она делает для того, чтобы их города были привлекательными и посещаемыми, чтобы, попав один раз, туристы стремились туда снова и снова.

И, надо сказать, что, несмотря на некоторые нюансы, европейские народы сумели разработать и воплотить в жизнь плодотворную концепцию, включающую в себя такие положения, как реставрация зданий, придания им первоначального облика, изменение профиля использования исторического здания, создание инфраструктуры для наиболее полного удовлетворения запросов туристов, включая сеть гостиниц, хостелов, льготные условия для сдачи жилья в аренду, развивая транспорт, в том числе и водный, поощряя уличную торговлю сувенирами и продуктами быстрого питания, не препятствуя деятельности уличных артистов и музыкантов.

И, конечно, создав сеть платных и бесплатных, зачастую полностью автоматизированных туалетов.

Посетив за девять дней Хельсинки, Турку, Стокгольм, Амстердам, Париж, Брюссель, Любек и снова Стокгольм, такие разные города, находящиеся на расстоянии сотен и тысяч километров друг от друга, у меня не создалось впечатления перехода в иной мир после каждого переезда. Казалось, что ты просто уходишь от одних соседей к другим, таким же гостеприимным и дружелюбным.

Хотя темп жизни, поведение жителей зачастую разительно меняется. И ваше поведение тоже меняется.

В Париже, кажется, у вас сносит голову и вы готовы вскочить на вентиляционный люк и, удерживая рвущуюся вверх юбку, изображать из себя Мэрелин Монро.


В Амстердаме — усесться на набережной канала и забить косячок.



В Брюсселе, расположившись на торговой площади, перекусить хот-догом и посмотреть на танцевальное шоу,





а в Любеке, уподобившись добропорядочному бюргеру, скоротать время за кружкой чудесного пива.



Все перечисленные выше города являются столицами, за исключением Любека, но и его можно считать таковой, так как в течение длительного времени этот город был центром Ганзейского союза, включавшего в себя в лучшие времена до 200 городов.

И Выборг, кажется, им не ровня.

Но, вспомнив, что финны считали его второй столицей, и надувшись, как лягушка, пытавшаяся сравняться с волом, можно попытаться представить, каким бы был Выборг (не будь омерзительного Пакта о ненападении с его секретными протоколами, открывшему путь к началу Второй мировой войны), глядя на европейские города, сохранившиеся и восстановленные из руин людьми, не забывающими ни свою историю, ни историю своих соседей и пытающимися найти способ существования на этой земле, исключающий досрочное попадание в рай одних и простое издыхание других.

Жертвами мировой бойни номер два стали десятки миллионов человек, были разрушены тысячи городов, миллионы людей были вынуждены покинуть родные места и превратиться в беженцев.

Для Финляндии результатом стали потеря десяти процентов территории, появление внутренних мигрантов и исчезновение целых пластов культуры, имеющих многовековую историю.

Исчезла культура Выборгского архипелага, прекратилась жизнь на многочисленных хуторах Выборгской губернии, известная нам по прекрасной книги финского писателя Algot Untola (литературный псевдоним Maiju Lassila) «За спичками» и одноименному фильму.

Как уверяли старожилы Выборга, после войны чекистские зондеркоманды целенаправлено уничтожали отдельно стоящие хутора, опасаясь использования их в качестве баз для ведения партизанской войны.

Были разрушены многочисленные усадьбы, удивительным ожерельем окружавшие некогда Выборг, располагаясь в ближних и дальних окрестностях города.

Этот культурный пласт был тесно связан с историей России — владельцами усадеб зачастую были жители столичного Санкт-Петербурга - предприниматели, адвокаты, художники и писатели.

Кажется, что даже по истечению восьми десятилетий, у большинства нынешних обитателей Выборга и его власти нет полного понимания того архитектурного клада, который им достался в реультате войны. Поэтому до сих пор нет цельной концепции использования этого наследия.

Если в первые послевоенные годы мы напоминали варваров, пытающихся приспособить в качестве жилищ храмы и отбивающих носы и гениталии у скульптур, то сейчас мы пытаемся прилепить отбитое на место, зачастую путая местами носы и гениталии.

А сейчас просто полюбуемся на то, как выглядят сегодня европейские города, попытаемся увидеть, как их обитатели стараются совместить старину с современностью, как меняется пейзаж стран в связи со стремлением жить в гармонии с природой, которую мы вольно или невольно преобразили, иногда с целями, противоречащими ее сохранности и гармоничному развитию.
Где-то на территории ФРГ поле из солнечных батарей:



Амстердам: каналы и  велосипеды, пешеходам быть предельно осторожным, чтобы не быть задавленным  стадом демонов-велосипедистов.


































+












Париж... Одно его название вызывает безграничное число эмоций и воспоминаний о художниках, писателях, мыслителях и философах, общественных и политических деятелей. Здесь впервые были произнесены слова Liberté, Égalité, Fraternité, ставшие девизом не только Французской республики, но череды революций, прокатившихся по всей Европе, которые до сих пор продолжают волновать умы, побуждая людей к честности, бескорыстию и открытости.
























Монмартр - это сердце Парижа, район, сохранивший дух и материальную культуру старого города, где каждый дом, каждый камень мостовых, кажется,  хранит память  об интеллектуальном богатстве не только Франции, но и всего мира.


























































Musée d'Orsay, расположенный на левом берегу Сены, напротив Лувра и сада Тюильри в бывшем здании центрального вокзала, которое некоторые горячие головы, каковые имеются и в Париже, хотели снести, ныне явялется одним из наиболее посещаемых музеев.
Некогда отсюда отправлялись поезда во все концы Франции, 60 железнодорожных путей было расположено в вокзале.





Сегодня на пяти его этажах расположены великолепные выставки живописи и скульптуры.