?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
На выборгских развалинах. Часть 125.
reg_813

Hapenensaari или потерянный остров.

Hapenensaari, современное официальное название острова Солнечный, народное - Фруктовый, находится между Piispansaari (остров Подберезовый) и Narjuniemi (мыс Шатунок). Сухопутной дороги на него нет, поэтому проще всего добраться до него по воде с Narjuniemi, от которого он находится на расстоянии около километра.

Hapenensaari, наряду с несколькими небольшими островами, расположенными в Выборгском заливе, в XVI веке принадлежал епископу Paulus Juusten (Паулюс Юустен). В дополнение к нему, во владения епископа входили острова Varissaari (Вороний), Mitikka, Leppäluoto (эти два острова сейчас носят название Двойной), Ämmäluoto, Hannustiensaari, Veskallio, Vasikkasaari (Телец), Lihkarinsaari, Haapluoto, Hietasaari (Песчаный).

Самая старая часть главного здания усадьбы на Hapenensaari возникла еще в 17 веке, но сам дом был построен в 18 веке.





Скорее всего, он был реконструирован в 1911 году по проекту архитектора Gustaf Strengel (Густав Стренгель).


Дом располагался в тени огромного дуба,



который, как полагали, был посажен самой Екатериной II во время одного из двух ее визитов в Выборг в 1772 или 1783 годах. Дуб - редкое дерево на островах Финского залива, поэтому не удивительно, что предполагалось его рукотворное происхождение. Портрет Екатерины висел в зале дома и, считалось, что это подарок императрицы.

По преданию, она несколько раз раз посещала остров и, возможно, оставалась на ночь на ферме.

Хотя, не исключено, что это только миф. В 19 веке владельцем фермы был Mauritz Emil Zilliacus (1832-1892), швед по происхождению.



Mauritz Emil Zilliacus работал старшим инженером по дорожно-транспортным коммуникациям в Финляндии, участвовал в строительстве железной дороги Санкт-Петербург — Хельсинки и Сайменского канала. Он был, как мы видим из его биографии, государственным чиновником, как сейчас сказали бы, государственником, поэтому почитание императорской власти логически вытекало из его должности и, для придания большей весомости, миф о сопричастности к деяниям императорской фамилии был, как нельзя, кстати.

Однако известность ферма получила благодаря деятельности его сына - Gustaf Emil Zilliacus (1878-1961)



специалисту по литературе древнего мира, почетному профессору Хельсинкского университета, автору сборников эссе о древней литературе и рассказов о путешествиях по Греции и Италии.

Gustaf Emil Zilliacus родился в Тампере, но пошел в школу в Выборге, где он поступил в 1896 году в финский классический лицей. В 1900 году он получил диплом бакалавра искусств и защитил докторскую диссертацию в 1905 г.

В своих сборниках стихов он трактовал мотивы, возникшие в классической культуре. Emil Zilliacus был также одним из самых значительных переводчиков на шведский язык греческой драмы и греческой лирики.

Вместе со своей женой Ингрид



он организовал на острове образцовое сельскохозяйственное производство.

В хозяйстве были поля для выпаса скота, коровник, большой фруктовый и ягодный сад, несколько отапливаемых теплиц, в которых круглый год выращивались свежие овощи и фрукты.











В отсутствие электричества ветродвигатель подавал воду в хранилище, обеспечивая чистой водой как людей, так и животных.

Благодаря особому микроклимату, возможно, связанному с расположением между островом и мысом, защищавшими его от северных и южных ветров, огромному трудолюбию и профессионализму хозяев и работников имения, овощи и фрукты с Hapenensaari считались лучшими в Выборге и, может быть, в Южной Карелии и продавались очень хорошо.





В 1937 году население острова составляло 57 человек. В селе было 235 гектаров леса, 42 гектара пахотных земель и 19 гектаров лугов.

Финны называли этот остров Omenapuiden saareksi или остров Яблони, Яблоневый остров. По некоторым сведениям на нем росло до 12 тысяч фруктовых деревьев.

Но все закончилось с началом Зимней войны. Остров оказался в зоне боевых действий, теплицы, жилые и хозяйственные постройки были уничтожены, центральная усадьба сожжена уходящими финскими войсками.

Во время Продолжения войны, возвратившиеся владельцы, пытались восстановить поврежденный сильными морозами фруктовый сад усадьбы, но через три года остров пришлось покинуть окончательно.

В течение многих десятилетий они были лишены возможности посетить эти места.

Последним годам мирной жизни, началу войны посвящена книга сына Эмиля и Ингрид шведского журналиста Benedict Zilliacus (1921-2013).



Эти воспоминания, в шведском варианте «Båten i vassen» («Лодка в камышах»), в финском переводе «Kertomus kadonneesta saaresta» («Рассказ о пропавшем острове»)



были написаны в 1990 году, после того, как Benedict Zilliacus годом ранее посетил Hapenensaari.

«Я до сих пор чувствую чистую радость, когда вижу этот беспрецедентный красивый остров. Это уже не мое, но оно существует. Как и прежде, он открыт для птиц, зайцев, бабочек и пчел» - пишет Benedict Zilliacus.

Книга была номинантом премии «Финляндия» в 1990 году, в том же году она получила премию Карелии и премию День благодарения 1991 года.

Отправной точкой книги воспоминаний являются мысли тринадцатилетнего мальчика летом 1934 года.

Каждый день - это новое, согретое солнцем, приключение. Benedict Zilliacus описывает идиллическую жизнь на острове, повседневные ритуалы и праздники, семью и большой круг друзей, посещающих остров.

Центрами повествования являются, с одной стороны - просторная усадьба с садами и полями, с другой - поросшие камышом прибрежные воды острова. Benedict помнит все удивительные детали потерянных ландшафтов.

В дополнение к описанию детства, книга дает также пласт истории культуры своего времени. Benedict дает живое изображение своего отца - писателя, известного ученого, поэта и литературоведа Emil Zilliacus, его характера.

«История пропавшего острова» - это очаровательная, глубоко трогательная работа, которая рассказывает о человеке в природе, о его восторге от ее красоты и силы.
Этот 1934 год стал последним годом счастья.

В следующем году заболевает и умирает его мать, а пять лет спустя война уничтожает идиллию.

Я вспоминаю свою «лодку в камышах», зеркальную гладь воды, неподвижный поплавок, который пролетающая стрекоза приняла за тростинку и присела на него передохнуть.

В ее глазах-глобусах, кажется мне, отражается голубое небо, желтое солнце, зеленый камыш, моя лодка, весь этот непередаваемо прекрасный мир. И я уже не обращаю внимание на то, что стрекоза давно улетела, а поплавок, ныряя, стремительно уходит в камыши, влекомый попавшейся на крючок рыбой...

К сожалению, остров оказался потерянным не только для семьи Zilliacus и Финляндии, но и для нас. Семьдесят лет, прошедшие после заключения мирного договора между СССР и Финляндией, никак не отразились на судьбе острова, никого не заинтересовали уникальные природные условия, мы предоставили природе самой решать, как поступить с этим наследием. И она старательно уничтожила почти все следы деятельности человека.

Сейчас Hapenensaari — это буйство дикой природы, великаны-деревья, проросшие сквозь фундаменты, и тишина, прерываемая непрерывной капелью с деревьев.

Кажется, сама природа оплакивала судьбу заброшенного острова. Что удивительно, стоило выйти на берег или редкую полянку, как дождь прекращался. Возможно, влажность воздуха во время моего посещения была столь высока, что вода оседала на листьях деревьев и низвергалась непрерывным дождем на землю.

Вид с пристани на бухту.




Развалины пристани ведут нас на остров,






который встречает гостя огненными гроздьями рябины.



Центральной дороги, некогда пересекавшей остров больше нет, вместо нее густые заросли кустарника и поверженные старые деревья.



Фундамент одной из бывших построек.











Возможно, это бывший коровник с бетонным хранилищем воды.













Чудом сохранившаяся яблоня, наперекор судьбе продолжающая плодоносить.




И огромные ели рядом,  сверху вниз глядящие на  несчастную яблоню.


Было желание в этот раз посетить и соседний остров Hannustiensaari, но, выяснив, что подойти к пристани можно только обойдя его с восточной стороны, отправился, как я подумал, на  соседний остров Hietasaari (ныне остров Песчаный).

На самом деле Hietasaari я оставил далеко в стороне и высадился на северном берегу Ravansaari (остров Малый Высоцкий), до 2012 года арендовавшийся Финляндией.



Развалины довольно большой пристани с небольшой гаванью говорят о некогда былой популярности острова.










Надеюсь, что истории Ravansaari будет посвящена одна из частей выборгских развалин.



Первые минуты на Hapenensaari.