?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
На выборгских развалинах. Часть 128.
reg_813

Этот страшный, страшный, страшный Halloween, или черт-те что и сбоку бантик.


Я продолжаю не только бродить по выборгским развалинам, пытаясь собрать в единую картину исторический конструктор Lego, но и совершать вылазки в европейские страны, рассказывая о том опыте, который они накопили, бережно ухаживая за сохранившимися и возрождая, казалось бы, исчезнувшие навсегда, памятники прошлого.

На этот раз мы совершим круиз по трем северным столицам государств, связанных между собой и с Россией давними и не всегда дружественными связями, но сумевшими понять, что их судьбы принадлежат истории и время не разбрасывать камни, а собирать их для постройки общего европейского дома, в котором каждый мог чувствовать себя в безопасности, получать достойное образование, востребованную профессию и уверенность в будущем.

Первое впечатление на пограничном переходе Ивангород-Narva: ярко освещенная крепость на эстонской стороне




и жалкий фонарик, подсвечивающий шест с триколором на российской,




как символы открытости запада и стремительно несущейся в бездну средневекового мракобесия России.

А поутру мы, как по заказу, оказались в гостях у ведьм, в самом их гнезде под названием «Ragnaras Kekis».




Гостей, как заведено у ведьм, встретила абсолютно черная кошка,




которая, выполнив обязанность швейцара, немедленно исчезла, даже не оставив улыбки.

Гостей латышские чертовки на лопаты не сажали и в печь не засовывали, а наоборот, все, что было у них в печке, выставляли на стол.

Так что ничего, кроме удовольствия от вкусной еды, от благожелательной атмосферы ведьминого домика и от оригинального оформления окружающего вертеп пейзажа наш ранний визит не принес.





















Знакомство с Ригой началось с Brīvības iela (улицы Свободы), носившей в разное время имена: Большой Александровской (1818—1923), Brīvības gatve (1923—1949), Гитлерштрассе (1941-1944), улица Ленина (1950—1991).

В ее восточной части расположено много домов постройки начала прошлого века, выполненных в стиле модерна или югендстиля.

К сожалению, эта часть города не является образцом содержания исторических памятников и здесь предстоит огромная работа по приведению зданий в состояние, достойное европейского города.

Но старая часть города, находящаяся между набережной Даугавы и городским каналом, оставляет неизгладимое впечатление идеального порядка.

Дом Черноголовых (Das Schwarzhäupterhaus, Melngalvju nams)— памятник архитектуры XIV века, одна из жемчужин достопримечательностей Риги.

Расположенный на Ратушной площади, он, как рождественский торт, создает впечатление вечного праздника.

Построенный во времена Ливонского ордена (1330-1353), впервые упоминается в 1334 году как новый дом Большой гильдии.



Впоследствии здание неоднократно перестраивалось, во время Второй мировой войны при захвате Риги гитлеровскими войсками в 1941 году оно было разрушено, развалины окончательно были снесены в 1948 году при советской власти, и только в 1999 году Дом Черноголовых был скрупулезно восстановлен.

История его - яркий пример цивилизованного, европейского отношения латышей к своей истории, трагической и противоречивой. Этим фактом нация показывает свою сопричастность к цивилизации, нации, прошедшей через средневековое мракобесие, нацистский ужас, удушающую атмосферу советского тоталитаризма и нашедшей в себе силы не замкнуться в своей, никем не понятой особенности, а стать обществом, открытым для всех тех, кому такие понятия, как неприкосновенность личности, свобода мысли не пустые слова, а реальность.

Латвия готовится к празднованию 100-летия независимости.




К этой дате в старом городе проводятся реставрационные работы, призванные сделать его еще краше.

Посмотрим на эти дома, такие разные, построенные в разное время разными людьми, но объединенными одной целью — сделать город лучше, безопаснее, чище и красивее, создать среду, которой можно гордиться, в которую не стыдно пригласить друзей и гостей.

















Дата основания этого древнего ресторана совпадает с датой основания Выборга.

























































































































До Стокгольма мы добирались на пароме Isabelle.






Судно на время рейса оказалось во власти нечисти, живой, притворяющейся мертвой и неодушевленной, пытающейся убедить нас в наличие у нее плоти и разума.

Куда бы вы не направились, всюду вас поджидали эти жуткие твари, на лестницах,








в коридорах,













в лифтах
























и на палубе.























Однако, любая нечисть оказалась вполне толерантной и не склонной к насилию.

Даже эта симпатичная девушка




в ответ на простую ласку





начинала радостно рычать и демонстрировала желание продолжить общение в более близком формате.





Этот нечеловеческий обрубок, реагирующий на звук, просто любопытен и желает познакомиться с его источником...


«Не шалю, никого не трогаю, починяю колесо...»


Нечисть же во плоти при близком знакомстве оказывалась не страшнее домашней кошки и, зачастую, была такой же доброй и ласковой, несмотря на свой устрашающий вид.

























Утром паром вошел в Стокгольмский архипелаг, состоящий из более чем 24 000 островов.
Сразу бросилось в глаза удивительное сходство с Выборгским архипелагом, оба они были сформированы аналогичными геологическими процессами и в большинстве своем представляют гранитные скалы, всплывающие из вод Балтики.

























































Отличие только в обитаемости. На редком острове Стокгольмского архипелага нет домов, в основном острова обитаемы, возможно, только в летнее время, что резко контрастирует с пустынностью выборгских островов.

Стокгольм — столица государства, которое внесло весомый вклад в земную цивилизацию.

Крупная империя, динамично растущая на протяжение более полутора веков, объединившая в своем составе народы, населяющие берега Балтийского моря с 1561 по 1721 год.

В течение этого времени Швеция представляла собой одну из великих европейских держав. Однако, после Северной войны, длившейся с 1700 по 1721 год между Швецией и коалицией северо-европейских государств за обладание прибалтийскими землями и закончившейся поражением Швеции, казалось, влияние государства на мировую политику снизошло на нет.

После заключения Ништадского мира Швеция лишилась значительных территорий и после этого прекратила попытки развиваться за счет приобретения новой недвижимости.

Как уверяют историки, Швеция за отказ от своих прибалтийских земель в пользу Российской империи получила от нее солидные отступные в размере 5 миллионов шведских талеров. Если эту сумму посчитать в коровах, то получается, цена победы для России составила почти полтора миллиона голов крупного рогатого скота. Корову в то время можно было прикупить за три с полтиной шведских талеров.

Как известно, шведы очень любят своих королей, даже таких неудачников, как Карл XII, и всем им поставили памятники.

Король, проигравший Северную войну, держа в правой руке опущенную шпагу, левой указывает на восток.


Мы воспринимаем этот жест, как предупреждение подданным никогда не воевать с Россией, хотя, судя по результатам Северной войны, можно интерпретировать его и иначе: «Шведы, когда вам станет совсем плохо, вы знаете где и как можно поправить дела».

Возможно, вспомнив эту историю, чешский президент Милош Зееман и предложил выплатить России компенсацию Украине за украденный Крым, не коровами, конечно, а нефтью и газом.

Если Петр Первый заплатил, то почему бы...

Похоже, шведы распорядились полученной суммой самым рачительным образом и ныне Швеция одна из ведущих стран Европы, занимающая первые позиции по многим показателям качества жизни. Страна, построившая общество, в котором здравый смысл является основой жизни.

Все мы знаем шведскую спичку, шведскую печь, шведскую стенку, шведский стол, шведский ключ, шведскую модель социализма, некоторые, наиболее продвинутые, что-то слышали о шведской семье...

Застежка-молния, упаковка тетрапак, доильный аппарат и сепаратор, детское автокресло, ремень безопасности, электросварка с покрытыми электродами, пресловутый динамит и аппарат искусственная почка, тоже изобрели представители этого талантливого народа.

Телефон в его современном виде, Bluetooth, Skype, Polar Rose, GPS, прототип компьютерной мыши, аппарат УЗИ...

Достижения в современной музыкальной культуре тоже ни у кого не вызывают сомнения.

Даже свой позор — утопление флагмана шведского флота Vasa через триста лет они сумели превратить в окупаемый проект — музей Vasa.




















































А столица страны демонстрирует образцы толерантности, на улицах центральной части города, в непосредственной близости от королевского дворца, танцуют и поют кришнаиты,




пикетируют противники диктаторского режима Того,



к которым, по всей видимости, не возникают вопросы у городских чиновников, не пытающихся загнать и тех и других на городские задворки.

И, конечно, великолепный городской архитектурный ансамбль, органично сочетающий образцы от средневековья до наших дней.































































































Следующий этап круиза — паром Victoria 1: Стокгольм — Таллинн.










Сюрприз в виде салфеток фирмы Havi, некогда возникшей в Выборге в промышленном районе Havi и ныне работающей в Финляндии.



Таллинн — еще один образец цивилизованного отношения к архитектурному наследию, образец умения приспособить древности к использованию в качестве туристических объектов, приносящих немалую прибыль, пример музея под открытым небом.








































































Возвращаясь в Выборг, я не перестаю изумляться поистине преступному поведению властей и жителей города, равнодушно взирающих на выборгские развалины.

Подобное отношение не может быть признаком человека 21 века, не может считаться культурным, и такой индивид просто недостоин звания гражданина.

Несмотря на свои скромные размеры, Выборг имеет огромный потенциал музея архитектуры и городской инфраструктуры.

Проблема, как это часто бывает, в деньгах. И пока власти будут заботиться о распилах, откатах и прихватах всего, что плохо лежит у соседей, а не о сохранности того, что еще существует, и пока все мы будем этому потворствовать, уничтожение архитектурного наследия неизбежно.

Создается впечатление, что Европа, живя в настоящем, стремительно уходит в будущее, играя в прошлое, как дети,  а мы, застряв в прошлом, пытаемся играть в двадцать первый век...