?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
На выборгских развалинах. Часть 135.
reg_813

Кирпичный завод в Tammisuo.

Tammisuo был одним из многих пригородов Выборга и располагался примерно в 5 км на север от центра города.
Его история, в отличие от других подобных населенных пунктов, довольна кратка, но не менее печальна.

В середине 19-го века на этом месте существовала только горстка торфяников, принадлежавших усадьбе Saarela.










Среди владельцев усадьбы был Fabian Gotthard von Steinheil, который занимал пост губернатора Финляндии в 1810 -1823 годах.

С постройкой Карельской железной дороги, открывшейся в 1893 году, трасса которой Viipuri- Antrea (Каменогорск) проходила через Tammisuo, здесь появилась промышленность.

Предприниматель коммерции советник Johan (Juho) Hallenberg (11 июня 1860 - 28 ноября 1926)









приобрел усадьбу Saarela в 1898 году и основал так называемый «старый» кирпичный завод в Tammisuo.







Позже начали работать лесопилка,













столярный завод,






мельницы






и механические  мастерские.








Была построена узкоколейная трасса от Tammisuo к погрузочному терминалу на Huusniemi.








Там продукция, произведенная в Tammisuo, перегружалась на баржи и отправлялась в гавань Uuras (Высоцк) и далее за границу или по Сайменскому каналу в центральные районы Финляндии.





В 1909-1910 годах был введен в строй так называемый «новый» кирпичный завод





и производство кирпичей в Tammisuo стало самым крупным в Восточной Финляндии с годовым объемом до семи миллионов штук в год.

Выпускался как обычный красный керамический кирпич, так и огнеупорный.

















Новый завод был оснащен кольцевой гофманской печью непрерывного горения, работавшей в режиме последовательного горения непрерывно в течение года и даже более.



В ней имелся ряд камер с дверями для загрузки-разгрузки кирпичей. Эти камеры были соединены поддувалами.

Кирпич-сырец сначала нагревался при низкой температуре, затем температура в камере увеличивалась для обжига, а после обжига кирпича горячий воздух отводился в другую камеру. Топливо загружалось через шуровочные отверстия в крыше.

Кроме кирпичного производства в промышленной зоне Tammisuo действовали лесоперерабатывающее предприятие, столярный завод, цементный, газовый и гранитный цеха.

Узкоколейная железная дорога соединяла кирпичный завод с песчаным и глиняными карьерами.
















Одновременно с промышленным производством развивался и поселок Tammisuo.

Показательно, что владелец промышленной зоны Juho Hallenberg значительную часть средств вкладывал в развитие поселка, занимаясь постройкой домов для рабочих.



Это, на мой взгляд, важнейшее свидетельство о рождении нации, фиксирующее совпадение интересов предпринимателей и народа, заставляющее не прятать нажитое непосильным трудом в зарубежных активах, а использовать его в интересах всего общества.

Современная Россия, похоже, отстала в этом от Финляндии более чем на век, и рождение реальной российской нации еще предстоит увидеть, надеюсь, нашим детям и внукам.

Конечно, не следует идеализировать политическую ситуацию в Финляндии в начале прошлого века.
Реальность такова, что большинство жителей Tammisuo встало на сторону красных во время краткой, но жестокой гражданской войны.

Juho Hallenberg избежал участи другого известного выборгского предпринимателя Matti Pietinen.
В феврале 1918 года он вместе с несколькими десятками других состоятельных граждан был взят в заложники и помещен в Выборгскую губернскую тюрьму, где в ночь на 28 апреля 1918 года они были казнены.

После завершившегося гражданского конфликта победившая сторона не устроила тотальный террор, хотя аресты и казни красногвардейцев имели место, и смогла найти компромиссное решение.

И это решение, как показала Зимняя война, оказалось верным.
Сталинские мечты о том, что при первых залпах орудий и танковых атаках Красной Армии финский пролетариат поднимет восстание и свергнет власть буржуазии оказались опровергнуты.
Подавляющее большинство жителей Южной Финляндии предпочли судьбу изгнанников жизни в красном рае, который оказался кровавым.

За сорок лет к 1939 году население Tammisuo выросло до 2500 человек, а число домохозяйств достигло

314.








Поселок был разделен на две части - жилую часть, называемую Etukylä и железнодорожную станцию Peräkylä.

В поселке находилась народная школа







и офис заводов Juho Hallenberg.





В непосредственной близости от железнодорожного вокзала









были, помимо прочего, крупные складские здания SOK и Hankkija.



В Peräkylä располагалась электрическая подстанция, снабжавшая промзону и город электроэнергией с каскада в Enso (Светогорск).

Tammisuo до 1933 года не входил в состав города и волостная жизнь была вполне деревенской.

Каждый дом имел довольно большие приусадебные участки и огороды. Жители высаживали картофель






и корнеплоды, ягодные кусты и яблони были возле каждого дома.

Таким образом, семьи были обеспечены собственными продуктами на зиму. Кроме того, многие держали коров, выращивали свиней, овец и кур.



Особенно жителям поселка нравилось держать целые свинокомплексы. Можно только представить, какие «ароматы», особенно в теплые летние вечера распространялись в воздухе.

Однако это не смущало поселян. Мужчины шутили: "В Tammisuo девушки отличаются красотой и пышностью форм, так как выросли в такой плодоносящей атмосфере".
Изобилие свиного навоза и природное трудолюбие финнов позволяли жителям Tammisuo не только кормить себя и свои семьи, но и продавать часть урожая с приусадебного участка на выборгском рынке, как это делала Martta Feirikki.


Tammisuo присоединился к городу в январе 1933 года, в связи с чем запретили содержание свинокомплексов и других домашних животных за исключением кошек и собак.

Деревню включили в генеральный план города, были даны наименования дорогам и улицам. Появились Aunuksenkatu, Vornankatu, Tuuloksenkatu, Vienankatu, Tiurinkatu и другие.

Архитектор Otto-Iivari Meurman (4.06.1890 года  Ilmajoki -19 августа 1994 года  Helsinki) в составленном им перспективном генеральном плане предполагал развитие поселка в довольно большой жилой район. Но это осталось только мечтой.

Peräkylä во время Зимней войны было разрушено полностью.

В Etukylä сохранилось только несколько домов.

Промышленные предприятия Juho Hallenberg были полностью уничтожены, чему способствовало то, что производственные здания были выстроены из дерева.

Существовала заводская пожарная команда,







но кто во время боевых действий задумывается о тушении пожаров среди разрывов снарядов и под пулеметными очередями.

Фотография 1941 года показывает нам выжженную пустыню на месте кирпичных заводов, только высокие заводские трубы на фоне неба.




Тем не менее, печи нового завода, по все видимости, сохранились, а острая нужда в строительных материалах для восстановления разгромленного города заставила финнов возобновить работу кирпичного производства в Продолжение войны.

Была проложена узкоколейка к новому карьеру возле родника, которая проектировалась еще до войны.




В 1942-1944 годах завод работал с большой нагрузкой.

Старожилы города вспоминают, что после 1944 года завод не работал, но на его складах скопилось значительное количество готовой продукции, которая использовалась для ремонта поврежденных зданий наряду с кирпичами от разбиток, восстановление которых по разным причинам не предполагалось, например, нового кафедрального собора возле городской библиотеки.

Из заводских построек сохранилась бывшая заводская сауна - двухэтажный дом из красного кирпича, после войны переделанный под жилое помещение.


Сохранилась и подстанция, которая продолжает снабжать город электроэнергией и в наши дни.

Часть установленного на подстанции оборудования: финская шинная разводка закрытого распределительного устройства 35 кВ и выключатели производства немецкой компании Siemens исправно работает и сейчас.










Рядом можно обнаружить сохранившиеся бетонные опоры старой финской ЛЭП.







Место, на котором располагался "новый" кирпичный завод находится на территории автотранспортного предприятия, вход на которое находится под бдительной охраной четвероногих.







На снимке из космоса можно обнаружить остатки фундамента "нового" кирпичного завода,








которые, при ближайшем рассмотрении, оказываются бесформенной грудой гранитных валунов.




На месте бывшего поселка сейчас располагаются немногочисленные садовые домики,







охраняемые добровольной сворой бродячих собак.

Сохранилась железнодорожная насыпь, идущая от поселка к карьеру возле родника.














Она выходит на окружную дорогу совсем рядом с АЗС «Лукойл».







Непродолжительная прогулка по ней доставила немалое удовольствие, обнаружилась скамейка на берегу небольшого болотца,








по которому недавно пробегал какой-то ошалевший от наступающей весны заяц.





Пробежка на лыжах по этой трассе, в любом случае, доставит большее удовольствие, чем нарезание кругов по стадиону, находящемуся поблизости.

Сохранилась и насыпь узкоколейной железной дороги, ведущей к грузовому термналу на Huusniemi.








Удивительно, но и причал терминала тоже существует.
















На этом берегу когда-то располагался парк  Huusniemi, являвшийся продолжением парка Papula.
Вдоль берега, в основном облицованного гранитными плитами,  проходила благоустроенная дорожка со скамейками для отдыха,





















размещалось небольшое поле для гольфа.
Сейчас всего этого нет, доступ к береговой линии в ряде случае перекрыт глухими заборами построенных коттеджей.








Juho и Anna Hallenberg с семьей на главной лестнице усадьбы Saarela 1923 год.






Усадьбу Saarela постигла та же судьба, что и пригород Tammisuo, она была уничтожена во время Зимней войны.



Травмированные каменные львы, некогда встречавшие гостей у главного входа, переехали в уцелевшую усадьбу Konkkala, где и находятся в настоящее время.




Выборгский район имел довольно разветвленную систему дорог, которая связывала между собой хутора, усадьбы и деревни.
Дороги были весьма качественные, они имели, как правило, песчаное покрытие, но были сработаны, что называется, на совесть.
Даже сейчас, после десятилетий заброшенности, по ним можно передвигаться. Хотя, в некоторых случаях, там где дороги проходят через заболоченную почву, они, зачастую, проходимы с трудом.

Одна из таких дорог связывала поселок Tammisuo с усадьбой Konkkala.





Дорога проходила через исчезнувший хутор Mustalahti, у подножия небольшого холма Mustamaki, вдоль берега небольшого залива Mustalahti — части озера Karstilanjarvi (ныне озеро Краснохолмское) и выходила к мосту длиной около двухсот метров, соединявшего два противоположных берег озера. Далее дорога приводила к усадьбе Konkkala — ныне поселок Красный Холм.

О судьбе усадьбы Konkkala смотрите ссылку в следующей части выборгских развалин.

Сейчас эта дорога не используется, построенная в наше время окружная дорога трассы Скандинавия перерезала ее.





Съезды не предусмотрены и перегорожены гранитными валунами.






Это связано с близостью к действующему карьеру Эркиля, на котором ранее производились взрывные работы, о чем свидетельствуют угрожающие таблички, развешанные на деревьях,





и существованием охранной зоны источника питьевой воды для города, здесь находится водозабор городского водопровода.
Руины под снегом одного из домов хутора Mustalahti.




Так выглядит сегодня дорога по берегу Mustalahti.







Мост уничтожен, когда это случилось, установить пока не удалось, но оставшиеся деревянные сваи говорят о высоком мастерстве строителей.




Сохранились подъезды к мосту с обеих сторон, выполненные из гранитных блоков,









некоторые участки дороги перегорожены упавшими деревьями.










В наши дни часть дороги оказалась в непосредственной близости к одному из карьеров Эркиля, скорее всего старом, так как часть его заполнена водой.