?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
На выборгских развалинах. Часть 140.
reg_813

Бомбили, бомбили, бомбили, бомбили..., бомбили, бомбили.


В сборнике «Viipuri (Выборг) 1940 год Документы» под редакцией М. Мусина и А. Рупасова (Выборг 2009, Тираж 999 экз.) опубликована карта Выборга с обозначением мест бомбардировок и артиллерийских обстрелов (середина февраля 1940 г.) и приведена их хронология.

Первая воздушная тревога в городе была объявлена в 9 часов утра 30 ноября 1939 года, т.е., в первый день Зимней войны.

Второй авиационный налет состоялся на следующий день 1 декабря.

До 18 декабря бомбардировок не было, но в этот день сирены воздушной тревоги трижды звучали над городом.

21 декабря в день рождения Сталина были нанесены авиаудары по Батарейной горе и району женской больницы.


В ночь с 22 на 23 декабря бомбы падали в районе вокзала на отель «Континенталь»




и здание Сберегательного банка,




в районе Южной гавани была уничтожена электростанция.

23 декабря днем бомбардировкам подверглись городские окраины — Благотворительное учреждение сестер милосердия (ныне ЦРБ),



Sorvali, железнодорожная линия в районе Saunalahti.

6 января бомбы падали на центр города, Выборгскую мельницу



и южные предместья.

Загорелось малоэтажное деревянное здание архитектора Johan B. Blomqvist, на углу Torkkelinkatu (пр. Ленина) и Kullervonkatu (бульвар Кутузова) , которое было спроектировано в 1890 году.

В здании находилось отделение Viipuri Suomen Munanvienti (Финский экспорт яиц).

Там же размещались ветеринарная больница Nicolai Bruun, семенной магазин Paul Bruun и офис птицефабрики Bruun.

Следующий налет 10 бомбардировщиков пришелся на полдень 15 января 1940 года, когда на город обрушилась лавина из бомб.

17 января советские летчики бомбили Южную гавань и мельницу.

3 февраля мощные взрывы потрясли центр города, загорелись дома по Papulankatu (ул. Кривоносова),









Torkkelinkatu (пр. Ленина), Linnankatu (Крепостная улица),



Vahtitorninkatu (улица Сторожевой башни)






и Kannaksenkatu (Леншоссе).







Получил повреждения кафедральный собор,



зажигалки упали на почтамт.

Во второй половине дня в результате авиаударов горели Классический лицей,



катушечная фабрика в Havi, множество жилых домов.
Основными целями были жилые кварталы на
Torkkelinkatu,
в районе Punaisenlähteentori (Красная площадь),




Старый город




и район Havi.

10 февраля бомбили Южную гавань и жилые кварталы от нее в сторону Выборгского замка.




Затем удары были перенесены на район Neitsytniemi (поселок Петровский).

За полчаса город превратился в один огромный костер, распространявшийся вширь.

Помимо жилых кварталов горели газовый завод,



Доминиканский монастырь.

11 февраля к бомбовым ударам с воздуха добавились артиллерийские обстрелы.

13 февраля семь раз звучала сирена воздушной тревоги, авиаудары продолжались и в следующие два дня. Бомбы падали на Neitsytniemi и Hiekka (пос. Выборгский)

Бомба попала в деревянное крыло госпиталя, несколько бомб упало на Крепостной улице, горели центральная телефонная станция, Замок и замковый мост, который выгорел полностью на расстоянии несколько десятков метров.

15 февраля бомбардировщики уничтожили понтонный мост в Hiekka.

18 февраля налеты начались с раннего утра, пожары возникали повсюду, в 10 утра начался артиллерийский налет, а в час дня в небе над Выборгом появилось до 70 бомбардировщиков.

Практически весь город оказался под ударом сталинских соколов. Таких ударов в этот день город пережил два, второй начался через 20 минут после первого и продолжался почти три часа.

Начавшиеся сильные снегопады и метели на несколько дней спасли город от авианалетов, тревожили только артиллерийские обстрелы.

В результате этих, поистине варварских, действий советских войск, до 80% зданий города были уничтожены или повреждены.

При таком масштабном уничтожении города число жертв мирного населения оказалось минимальным. Еще в начале декабря 1939 года из города были эвакуированы 60 тысяч человек.


Бомбардировки Выборга стали примером для асов Геринга, в ноябре 1940 году стиравших с лица земли английский Ковентри. Но там была хоть какая-то цель — в Ковентри находились многочисленные оружейные и авиационные заводы.

С Ковентри Выборг объединяет и то, что в обоих городах были уничтожены городские соборы: Новый Агрикольский в Выборге и церковь Святого Михаила в Ковентри.

По большому счету, Выборг и Ковентри должны быть городами-побратимами.

Советские историки оправдывали уничтожение жилых кварталов тем, что каждый дом белофинны превратили в крепость. Но факты опровергают этот блеф.

Согласно «Описанию боевых действий 7-й стрелковой дивизии по овладению города Выборга»:

«Противник ожесточенно оборонял город, прикрывая подступы к нему противопехотными и противотанковыми препятствиями, управляемыми минными полями и сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем из ДОТ и ДЗОТ, расположенных на окраинах города».

Уличные бои в Выборге продолжались всего несколько часов.

«Бой в течение 12 марта не принес желаемого результата. Противник продолжал упорно оборонять г. ВЫБОРГ, ведя сильнейший минометный, артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь из приспособленных под ДОТ подвалов на окраине города и ближайших кварталов».

Начавшееся в 23.30 12 марта наступление оказалось для белофиннов полной неожиданностью.

«Не оказывая большого сопротивления они стали отходить к северо-западной части города».

«В 10.00 — 10.45 частям была вручена копия директивы Главного Военного Совета от 13 марта 1940 г. о прекращении военных действий с 12.00 13 марта 1940 года в силу заключения мира с Финляндией».

Еще один документ - «Отчет о работе комиссии по описанию г. Выборга и его обороны» составлен по результатам работы Комиссии в течение 17-19 марта 1940 г.

«В целом, внутренние оборонительные сооружения внутри г. Выборга и в предместьях его следует расценивать как временные, наспех сделанные и ничего общего не имеющие с теми долговременными сооружениями, которые были на основной полосе противника».

В разделе 4. СОСТОЯНИЕ ГОРОДА ВЫБОРГА Комиссия отмечает:

«В целом г. Выборг в результате артиллерийского обстрела, авиационной бомбардировки, а в большей степени от пожаров и разрушений, произведенных самим противником, сильно пострадал».

Ага, идиоты-финны, вместо того чтобы превращать дома в неприступные крепости, поджигали их и взрывали.

«Всю юго-восточную часть г. Выборга, так называемый район Киесиля, Таликала, Коликкинмяки следует считать окончательно разрушенными. За исключением деревянных домиков, случайно уцелевших, все остальные дома, сооружения и промышленные предприятия разрушены и сожжены.»

«По данным трофейной комиссии складов оружия, огнеприпасов, обмундирования и прочего в городе нет. Брошенное противником оружие и боеприпасы собираются, но их количество в городе крайне незначительно.

В юго-восточной части Папула в складах Карельского гвардейского полка обнаружено 13 ящиков 7,62 мм патронов россыпью, 4 ящика авиабомб (по 20 штук в каждом ящике), 6 деревянных лодок легкого переправочного парка и 6 макетов танков (из них один по типу Т-26).

В районе Бойня в землянках оставлено значительное количество патронов (ружейных и к автоматам), ручных гранат, лыж. Попадаются винтовки, шинели, продукты (главным образом сухари) все это имущество еще не учтено трофейной комиссией».

И наконец, ЗАКЛЮЧЕНИЕ, в котором говорится:

«Инженерные сооружения на подступах к Выборгу еще имеют отношение к общему плану обороны Карельского перешейка белофиннами. Но то, что в данное время обнаружено в самом городе, говорит о том, что противник не ожидал такого быстрого взлома всей глубины его оборонительной полосы и поэтому все сооружения внутри города носят временный характер и не развиты, хотя наличие крупных каменных домов позволяло приспособить их к длительной обороне внутри города. Видимо ни сил, ни воли для этой цели у противника не оставалось (видны следы поспешного отхода, сопровождающегося разгромом имущества граждан Выборга)».

Теперь понятно, почему до сих пор не рассекречены многие документы, касающиеся событий 70-80-летней давности. Изучение этих документов может не оставить камня на камне от официальной историографии. Окажется, например, что никакого стратегического плана обороны по отражению возможной агрессии со стороны Германии просто не существовало и это может означать либо, то, что Сталин искренне считал Гитлера надежным компаньоном по разделу мира, либо то, что он собирался сам напасть на рейх и вести войну «на чужой территории малой кровью».

Беспощадные бомбардировки Выборга можно было бы посчитать следствием провальной работы советских разведслужб, не получивших объективной информации о состоянии обороны города и введших в заблуждение командование о городе-крепости.

Но эта версия не выдерживает критики, так как бомбардировки велись не одного Выборга, а целого ряда городов, в том числе и столицы Финляндии Хельсинки.

Причем, факты бомбовых ударов отрицались советской стороной, глава Наркоминдела Молотов, опровергая сообщения о бомбардировках Хельсинки, глумливо заявлял, что с самолётов сбрасывались мешки с хлебом для голодающих финских трудящихся.

Остается предположить, что авиаудары по городам Финляндии наносились с целью вызвать панику и недовольство населения действиями правительства, показать бесперспективность продолжения сопротивления агрессии, создать политический хаос и, пользуясь беспомощность власти, достаточно быстро оккупировать суверенное государство.

В пользу этого предположения говорит и сам характер авиаударов.

Как следует из нанесенных на карту значков, бомбардировка велась зажигательными и осколочными боеприпасами, явно не рассчитанных на уничтожение долговременных огневых точек, устроенных в каменных подвалах капитальных домов. Тяжелые фугасы не применялись.

Нанесение авиаударов по мирным городам считалось и считается военным преступлением.

«Любое нападение с воздуха на гражданское население противоречит законам ведения войны». Это зафиксировано в международных соглашениях: Гаагская конвенция (1907), Вашингтонское соглашение (1922), «Гаагские правила ведения воздушной войны» (1923), Женевская конференция по разоружению (1932).

Эти авиаудары поставили советские ВВС в один ряд с фашистскими варварами, разрушившими Гернику, Шанхай и Варшаву.

Конечно, можно вспомнить, что союзники на исходе Второй мировой войны также начали неограниченную воздушную войну против фашистской Германии.

Но, во-первых, они этого не скрывали.

Во-вторых, тогда было уже ясно, что за враг противостоит антигитлеровской коалиции. Враг, который ставил своей целью превратить мир в глобальный концентрационный лагерь, уничтоживший к этому времени миллионы людей по признаку принадлежности к другой нации и готовый на любые жертвы ради достижения этой цели.

Поэтому оправдания уничтожению Выборга нет.

Всего в налетах на Выборг приняло участие 1400 самолетов, было сброшено 4700 бомб.

Для сравнения:

Турку, на который 440 самолетов сбросили 2550 бомб,

Тампере — 260 самолетов и 1000 бомб,

Сортавала — 200 самолетов и 1050 бомб.

Хельсинки — 70 самолетов и 350 бомб.

С начала войны в налетах на финские города участвовали 6-й, 21-й и 53-й дальнебомбардировочные авиаполки ВВС и 1-й минно-торпедный полк авиации КБФ, вооруженные бомбардировщиками ДБ-3.

19 января 1940 года в район боевых действий был направлен еще один, 42-й, дальнебомбардировочный полк, а 17 февраля начал боевую работу 7-й дальнебомбардировочный полк.

Всего бомбардировочной авиацией было выполнено 44041 боевой вылет.

Пятьдесят один летчик-бомбардировщик получил звание Героя Советского Союза за участие в Зимней войне.

Но, как я уже говорил, со взятием города его уничтожение не прекратилось.

Показательно в этом отношении письмо-донос младшего лейтенанта войск НКВД по охране ж.д. сооружений, канд. ВКП (б) № 188737, орденоносца Бориса Авсеевича Гитеренштейна А.А.Жданову о состоянии Выборга после того, как его заняла Красная Армия.

http://ristikivi.spb.ru/docs/viipuri-1940-1.html

Можно было бы восхищаться смелостью чекиста, указавшего на то безобразие, что творилось в городе по отношению к документации городского хозяйства, если бы не одно но.

Возможно, что через полтора года этот храбрый лейтенант хладнокровно минировал радиофугасами те объекты, о необходимости сохранения которых он так самоотверженно сообщал вышестоящему начальству.

И это раздвоение сознания, к сожалению, до сих пор присутствует в головах наших современников.

Нежелание признать соседние народы равными себе, имперское желание поучать и требовать подчинения своим интересам, которые могут не совпадать с интересами соседей осталось в сознании большинства российских граждан.

Выдавить из себя раба империи большинству не удалось.

Владислав Стрижельчик (31.01.1921, Петроград, 11.09.1995, Петербург),


https://ru.wikipedia.org/w/index.php?curid=395973

известный нам по многочисленным ролям в советских фильмах и многолетней службой в БДТ, участвовал в Зимней войне.

Будучи в Выборге на встрече с почитателями своего таланта, он поделился воспоминаниями о службе в Выборге и своем участии в минировании ряда объектов города, в том числе и железнодорожного вокзала в августе 1941 года.

Трудно сказать как он относился к этому факту, я на встрече не был, а очевидцы, к сожалению, не помнят.