?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
На выборгских развалинах. Часть 143.
reg_813

Если завтра война...

История, точнее, исторические факты, если внимательно их изучать и анализировать, дают повод для весьма интересных выводов.

Уинстон Леонард Спенсер Черчилль (18741965) уверял, что генералы всегда готовятся к прошлой войне.

Историки же заявляют, что политики вместо решения внутренних проблем, зачастую, затевают внешние авантюры.

Как правило, эти два процесса следуют один за другим.

Вначале затевается военная авантюра, затем, после получения адекватного ответа, а, равно, и в случае победы, развертывается гонка вооружений, сопровождаемая ограблением населения под оголтелую пропаганду о враждебном окружении, готовом напасть, завоевать, расчленить и закабалить или добиться реванша.

Беспроигрышная многоходовочка, так любимая российскими властями, независимо от ее сущности: самодержавной, социалистической или демократически-суверенной.

Если обратиться к истории Выборга, эти два процесса можно наблюдать, изучая историю фортификационных сооружений.

Взглянем на карту города начала 19 века




и мы увидим, что это не город, а какая-то средневековая крепость, ощетинившаяся с юго-запада укреплениями Корона Св. Анны, с востока — Рогатой крепостью, с южной — бастионом Панцерлакс (Щит залива), с северной — крепостной стеной.

В Выборге насчитывалось пять типов крепостей: три шведских и две русских.

1. Выборгский замок. Построен в 1293 г.

2. Крепостная стена с башнями и воротами, построенная вокруг города на полуострове в 1475 г. как оборона города от нападения со стороны Руси. Для защиты Скотопрогонных ворот в 1550 г. выстроена отводная Круглая башня, вынесенная за городскую крепостную стену и соединенная с ней переходом.

3. «Рогатая крепость» — крепость бастионного типа, построенная в 80-е годы XVI столетия для обороны разросшегося города.

4. Кронверк Санкт-Анны — укрепления бастионного типа, построенные Русским государством в середине XVIII века, после взятия Выборга войсками Петра I, для обороны города от возможного нападения со стороны Швеции.

5. Восточно-Выборгские укрепления на Батарейной горе, построенные по проекту Тотлебена уже в XIX в по плану укрепления обороны города по результатам Крымской кампании.

Через тридцать лет, в 1830-х годах, картина города не изменилась.

Таким город оставался еще в течение тридцати лет, пока в 1860-х годах не начался снос крепостной стены и Рогатой крепости, подсыпка низкого заболоченнного южного берега бухты Salakalahti (Большой Ковш).

Центральная часть города застраивалась капитальными каменными домами.

Выборг стал приобретать современный вид, достойный европейского города.

Можно с уверенностью констатировать, что нахождение Выборга в составе Российской империи остановило его развитие, превратив в форпост обороны западных рубежей.

Российской империи непрерывно требовались доказательства правомерности владения захваченными землями, подкрепляемые высокой обороноспособностью пограничных крепостей путем значительных затрат, как материальных, так и людских.

Одновременно осуществлялась идеологическая поддержка аннексий путем создания исторических трудов, оправдывающих расширение империи восстановлением справедливости, заботой об интересах единоверцев, возвращением сакральных мест, защитой от внешних врагов и обеспечением безопасности государства.

Печальный опыт обороны Севастополя, оказавшимся беззащитным перед объединенным флотом противника, рейд английской эскадры в Финский и Выборгский заливы напугал царскую власть и для защиты Выборга и Санкт-Петербурга решено было пересмотреть былую концепцию обороны в виде городов-крепостей и сосредоточить усилия на организации многоуровневой и развлетвленной обороны морских коммуникаций, одновременно используя крымский опыт крепостной обороны.

Довольно подробно история выборгских укреплений изложена на сайте «Выборг. Фортификация.»

http://www.istmira.ru/razlichnoe/vyborg-fortifikaciya/

Для того, чтобы исключить возможность прорыва флота вероятного противника через проливы Выборгского архипелага: Тронгзундский и Пильские



были организованы батареи на островах Ravansaari (Малый Высоцкий) - 46 орудий, Mustasaari (Черновой) - 27 орудий и Hannustiensaari - 15 орудий.

Передовая батарея на Ravansaari могла вести огонь вдоль Тронгзундского пролива и по обоим Пильским, батареи на Mustasaari (передовая) и Hannustiensaari (вторая линия) держали под прицелом Пильские проливы.

Для защиты Тронзундского пролива также был построен редут на 26 орудий на северной оконечности острова Uuransaari (остров Высоцкий).

Южный Ниемильский пролив защищала батарея на острове Ruokoluoto (Rakosaari) - 20 орудий.

Все батареи были открытого типа с установкой орудий на барбетах по периметру земляных валов, облицованных камнем.

С целью исключения рейда кораблей по альтернативным проходам, были проведены работы по возведению каменных заграждений









и установке боновых заграждений, постоянных и снимающихся.


На всех островах былы обустроены каменные пристани для доставки орудий, пороха, снарядов, предметов материального и продовольственного снабжения.
Были построены пороховые и артиллерийские погреба, сводчатые убежища, продовольственные и вещевые склады, казармы и офицерские флигели.

Длина Тронзундской морской позиции по фронту составляла 12 верст.

На Hannustiensaari, низменном и заболоченном острове, пристань пришлось сооружать длиной около ста метров, чтобы к ней могли приставать суда с тяжелыми крепостными орудиями.

На острове был сооружен земляной редут в виде прямоугольника, на котором были размещены 15 орудий разного рода и калибра.




Внутри редута размещались различного рода постройки, выполненные из дерева.











Теснота, судя по небольшим размерам острова, была невероятная, и выражение «сидеть на пороховой бочке» было констатацией житейской ситуации.

Следует отметить, что каменные и боновые заграждения, а также постройки необходимо было поддерживать в адекватном состоянии. Приливные течения, усилившиеся из-за перепада высот при сооружении заграждений, осенние бури и лед наносили урон защитным сооружениям, который необходимо было ликвидировать.

Для защиты каменных заграждений от смерзания со льдом и последующего их разрушения при весеннем ледоходе, приходилось зимой рубить над ними лед.

Регулярно проводились промеры профилей заграждений для выявления возможного нарушения. Это работа выполнялась с помощью специальных плотов.

В ходе совершенствования обороны ряд заграждений приходилось разбирать, ремонтировать старые и сооружать новые.

Для этого применялись специальные плоты с механизмом захвата и извлечения из воды каменных валунов.



Для выгрузки довольно тяжелых крепостных орудий на пирсах сооружались подъемники.

Таким образом, создание и поддержание в боевом порядке всей инфраструктуры береговой обороны требовало огромных затрат, и материальных, и человеческих.

И весь этот труд оказался напрасным.

В конце 1870-х годов артиллерийское вооружение батарей было усилено дальнобойными орудиями новых систем образца 1877 года: 9- и 11-дюймовыми пушками и 9-дюймовыми мортирами с каменными основаниями подлафеты.





Была ли перевооружена батарея на Hannustiensaari, установить не удалось.

В 1877 году оборона Тронгзундского пролива была усилена постройкой углубленной батареи на западном берегу острова Uuransaari.

А уже в 1880-х годах, в ходе выработки новой концепции обороны Балтийского побережья, Тронгзундские укрепления оценивались как малоэффективные ввиду их большой растянутости по фронту и отсутствия тыловой защиты.

В результате было принято решение об их упразднении и разоружении. Безопасность подходов к Выборгу должны были обеспечивать минные заграждения в районе острова Харкисаари.

Очередная, казавшаяся несерьезной, война с Японией, в который раз, показала отсталость России в экономической и военной областях, выявила воровство и коррупцию, поразившие государственную власть, потребовала срочного изменения концепции береговой обороны.

И, хотя на этот раз не удалось обойтись без социальных потрясений, и властям пришлось пойти на некоторые послабления в политической, социальной и экономической областях, тренд на милитаризацию остался.

Появление броненосного флота, оснащенного дальнобойной артиллерией, требовало адекватного ответа.

Батареи, оснащенные пушками с небольшой дальность стрельбы, боновые и ряжевые заграждения оказались более не нужны.

Батареи Выборгской крепости были расформированы, в том числе и на Hannustiensaari, островные постройки, скорее всего, стали использоваться как склады.

Число сохранившихся экземпляров крепостных орудий времен Крымской войны в музеях России мало,



скорее их можно увидеть за рубежом, в Гибралтаре




и в Турции,




где они, захваченные в качестве трофеев, тщательно сохраняются, как образцы старинного вооружения.
Новая концепция береговой обороны, утвержденная Николаем II в январе 1913 года, строилась на сочетании минных полей, и фортов, оснащенных дальнобойной и достаточно точной артиллерией.

На островах Выборгского архипелага и берегах залива по новой концепции предполагалось сооружение четырех батарей и одного комплекса батарей на Tuppurasaari (остров Вихревой).

Батарея на Tuppurasaari, оснащенная прожектором, служила для обстрела минного заграждения между ним и островом Teikarssari (ныне остров Игривый) при входе на Большой Тронгзундский рейд.

Для подачи электроэнергии на остров с материка был проложен мощный подводный кабель.

Однако, начавшаяся Первая мировая война замедлила темпы строительства, и к моменту обретения Финляндией независимости проект не был закончен.

Батарея на Ravansaari, имевшая на вооружение шесть 6-ти дюймовых (152 мм) орудий системы Canet и батарея на Tuppurasaari из 4-х орудий того же типа, были почти завершены.

По финским данным, на Ravansaari, вместо шести орудий к началу Зимней войны осталось только два, которые принимали участие в боевых действиях с первого дня войны.

Силы, защищавшие Tuppurasaari в Зимней войне, состояли из 803 человек, многие из которых не имели опыта боевых действий и были добровольцами-матросами. На острове были развернуты:


  • батарея из 4-х 152-мм пушечных орудий Canet, ко времени начала боев их осталось два;


  • две 57-мм пушки Nordenfeld;


  • две 37-мм AT-пушки;


  • две устаревших 87-мм пушки с жесткими рулевыми тележками;


  • 22 пулемета.


Советский 169-й мотострелковый полк, усиленный 60-м и 61-м лыжными батальонами, занял остров 2 марта 1940 года после нескольких неудачных попыток.

Мы понесли потери в количестве 320 человек, 60 из которых были убиты.
Из финских защитников примерно 650-670 человек смогли эвакуироваться, среди убитых был лейтенант
Kalle Korhonen.



По советским источникам было захвачено три 152-мм орудия (одно из них в рабочем состоянии), 76-мм пушка, один пулемет Bofors и 18 пулеметов.

Сведений о боевых действиях во время Зимней войны на Hannustiensaari найти не удалось.

В конце июня - начале июля 1944 года острова Выборгского архипелага стали ареной ожесточенных сражений в ходе Выборгской десантной операции.

Почти каждый захваченный остров стоил десятков и сотен человеческих жизней, их берега и прибрежные воды обильно политы кровью советских воинов.

На Hannustiensaari было две попытки высадить десант, 5 и 7 июля 1944 года.

Утром 5 июля 1944 года 12-15 лодок участвовали в высадке десанта на Hannustiensaari, из которых огнем артиллерии было уничтожено шесть, и примерно столько же было уничтожено огнем из стрелкового оружия.

Из оставшихся лодок на остров высадились бойцы, но к полудню десант был уничтожен.

Через час была осуществлена вторая попытка высадить десант с десяти лодок, из которых, по крайней мере, одна была уничтожена. Высадившийся десант был блокирован на берегу и частично уничтожен. Когда финны отправились снимать оружие с убитых, внезапно был открыт огонь с близкого расстояния. Финны, попав в эту ловушку, потеряли ранеными девять человек вместе с лейтенантом. Однако, во встречном бою десант был ликвидирован.

7 июля в 2 часа ночи восемь посадочных платформ (тендеров) и два парусника осуществили еще одну попытку высадки.

Два корабля были уничтожены противотанковым оружием, еще четыре - артиллерийским огнем береговой артиллерии, остальные отошли.

Согласно документам советской стороны 185 стрелковый полк, принимавший участие в десанте на Hannustiensaari, потерял 194 человека убитыми и пропавшими без вести в период с 5 по 9 июля 1944 года.

По сведениям советской стороны к 9 июля Hannustiensaari был захвачен и очищен от финнов, однако финская сторона этого не подтверждает.

По тем же сведениям советских историков, соседний остров Happenensaari стал нашим в это же время, однако в финском военном фотоархиве SA-kuva есть фотографии позиций финских войск на Happenensaari, датированные 2 сентября 1944 года.


Во время боевых действий все деревянные постройки Hannustiensaari оказались уничтоженными, долговременных сооружений на острове не было.

Единственными артефактами, сохранившимися до наших дней, являются каменная стометровая пристань


и земляной редут, по которому можно за 10-15 минут обойти остров, заросший густым лесом.


Пристань — единственное место, где можно с некоторым комфортом провести время.

Тихие заводи по обе стороны от нее, поверхность которых обильно покрыта цветущими лилиями,






дают чувство покоя и умиротворенности, хочется жить в согласии и мире с этой природой, сливаясь с ней, чувствуя себя ее неотъемлемой частью...

Таким образом, оба тезиса, изложенные в начале статьи, получают полное и безоговорочное подтверждение историческими фактами. Оборонная инженерная и военная мысль постоянно запаздывала по сравнению с реальным развитием военного дела.

Через десять лет после Крымской войны были выстроены Тронгзундские укрепления, в основу концепции который был положен ее опыт.

Еще через десять лет потребовалось коренным образом модернизировать крепостную артиллерию.

А еще через десятилетие было признано, что вся концепция никуда не годится и весь укрепрайон требуется снести, что называется, под корень.

На опыте неудачной японско-русской войны была выстроена новая концепция береговой обороны.

Ее реализация не была полностью завершена, а то, что досталось финнам, серьезного вклада в оборону в Зимней войне и ее Продолжении не внесло.

Так что развалины Тронгзундского укрепрайона — закономерный итог имперских амбиций.

Я бы хотел видеть не развалины, а музей русского фортификационного искусства конца 19-го - начала 20-го века, сохранящий память о наших предках, чьим трудом были воздвигнуты эти сооружения, за овладение которыми заплачено тысячами человеческих жизней и забытыми и заброшенными нами.

Справедливости ради надо отметить и тот факт, что так называемая линия Маннергейма отлично подтверждает тезис У. Черчилля.

В ее основу были положены идеи линии Мажино, основанные на позиционном характере военных действий в Первую мировую войну.

Финны великолепно использовали сложный рельеф местности, вписывая в них укрепления, используя в качестве препятствий для продвижения войск природные условия.

Да и пресловутый генерал Мороз на этот раз предательски перешел на финскую сторону.

Но изменившиеся методы ведения боевых действия, использование мобильных соединений, оснащенных танками и бронетранспортерами высокой проходимости, применение тяжелой бомбардировочной авиации и артиллерии с высокой плотностью огня, сводило на нет все преимущества ДОТов - монстров.

В этой связи надо отметить, что неудача Выборгской десантной операции во много обязана эффективному использованию финнами бомбардировочной авиации, как об этом заявляет историк Марк Солонин.

Я бы добавил к этому и артиллерию, которая, благодаря оригинальной системе управления огнем, позволяла получать на небольших, опасных в смысле прорыва, участках чрезвычайно высокую плотность огня, используя для этого огонь с нескольких, разнесенных по фронту и тылу, батарей.

В 1943 году в Финляндии был утвержден новый упрощенный метод расчета и управления огнем.

Основной принцип заключался в том, что наблюдателю не приходилось ничего рассчитывать или даже знать, какие артиллерийские и минометные подразделения будут стрелять в цель.

Все это делалось далеко позади линии фронта в соответствии с данными прямого наблюдателя, передаваемыми по рации.

Расчет был упрощен с использованием предварительно рассчитанных таблиц, которые делали вычисления намного быстрее и проще.

Риск опасных ошибок уменьшился, а потребность в целевом поиске уменьшилась.

В результате минометный и артиллерийский огонь достигал цели быстрее и точнее - иногда в самом первом залпе, не давая противнику времени укрыться.

Это экономило боеприпасы и повысило эффективность финской артиллерии.

Коррекционные преобразователи были настолько секретны, что их даже не показывали немцам.

Внедрение метеорологического радиозонда в 1942 году означало революцию в баллистической подготовке.

Зонд мог измерить три важных фактора: температуру, влажность и давление воздуха.

Скорость ветра и его направление измерялись с использованием теодолита, как и раньше.

К 1944 году финская полевая артиллерия достигла уровня в плотности огня, который намного превысил советский и немецкий.

В некоторых случаях удавалось сконцентрировать огонь нескольких десятков артиллерийских и минометных батальонов на одном участке.

Это метод использовался, в частности, при отражении атаки ночью 7 июля на Hannustiensaari, когда из восьми тендеров, направлявшихся к острову, половина была уничтожена береговой артиллерией.

И в заключении - об исторических уроках, которые, как правило, остаются невыученными и политики постоянно вынуждены получать двойки.

Мы сейчас наблюдаем очередной приступ имперской лихорадки, охватившей страну в связи с аннексией Крыма.

В который раз, пытаясь доказать свою правоту власть начинает повторять то, что делали цари и генеральные секретари — превращать страну в крепость, окруженную врагами, отнимая необходимое у стариков и детей, не стесняясь залезать в карман и к остальным дееспособным обитателям средневековой крепости по имени Российская Федерация.

Все это сопровождается разнузданной пропагандой войны и мракобесия, ненависти к европейским культурным, политическим и социальным ценностям, в головы крепостных вбивается мысль о возможности победы в ядерной войне и радости смерти во славу неизвестно кого и непонятно чего.

В этой связи хочется привести запись в дневнике Александра Васильевича Никитенко, историка литературы и цензора при Николае Первом, писавшим за несколько лет до Крымской войны:

"Теперь в моде патриотизм, отвергающий все европейское, не исключая науки и искусства, и утверждающий что Россия столь благословенна Богом, что проживет одним православием, без науки и искусства.

Видно по всему, что дело Петра Великого имеет и теперь врагов не менее, чем во времена раскольничьих и стрелецких бунтов.

Только прежде они не смели выползать из своих темных нор, куда загнало их правительство, поощрявшее просвещение.

Теперь же все подпольные, подземные, болотные гады выползли, услышав, что просвещение застывает, цепенеет, разлагается."

20 декабря 1848 года.

Записано 170 лет назад, а кажется, что вчера.