?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
На выборгских развалинах. Часть 152.
reg_813

Havi — сгоревшая справедливость.

Расскажу еще одну грустную историю о поселке, некогда располагавшемуся у южного склона Батарейной (Интендантской) горы и вплотную примыкавшему к промышленной зоне с таким же названием.

На юге от промзоны поселок отделяла Havinkatu (ул. Фабричная), на востоке граница проходила по Koivistonkatu (Приморское шоссе и часть ул. Крепостной), по склону горы проходила Kelopolku (Волейбольный проезд).

Дату, когда там появились первые жилые дома мне найти не удалось, но по переписи 1930 года в поселке насчитывалось 1387 жителей, из них 616 — мужского пола, 771 — женского. 1 321 человек считали родным языком финский, 38 - шведский и 28 - другие языки.

Поселок имел довольно плотную застройку, насчитывающую два десятка кварталов.


Дома были преимущественно деревянные, многие имели небольшие приусадебные участки, на которых размещались огороды и сады.

В поселке были открыты два молочных магазина кооператива Valio №41и №27, магазин городского животноводческого центра №9, работала парикмахерская Tyyne Reponen.

Имелась православная часовня,



а на другой стороне Havinkatu был построен православный храм Св. Николая.


,





На склоне горы по центру поселка находился родник, а в восточной части — колодец.

Над ним уже в наши дни был возведен симпатичный шатер, который, оставленный без должного ухода, рухнул.

Havin Oy — предприятие по изготовлению свечей и парфюмерии, располагавшееся здесь с 1839 года, являлось пионером в общественной жизни Финляндии.

Об истории создания и развития компании я рассказывал в части 56 выборгских развалин.

В определенных пределах компания стремилась обеспечить своим сотрудникам разумные условия работы и жизни.

Для сотрудников были организованы собственный читальный зал, библиотека и фонд медицинского страхования.

Эта социальная служба, которая в то время называлась «больничной кассой», была частично создана за счет отчислений из не распределенной прибыли компании и частично за счет взносов участников.

Компания также предлагала своим сотрудникам бесплатную первичную медицинскую помощь и врача.

В то время, а это конец 19 — начало 20 века, условия труда и быта рабочих были, как правило, не на должном уровне, и компания начала строить жилье для своих сотрудников в рамках своей собственной жилищной программы.

К 1913 году компания потратила около 100 000 финских марок на строительство жилья для сотрудников.

До Первой мировой войны Havin Oy ежегодно выделяла 25 000 финских марок на строительства нового жилья для своих сотрудников.

Программы предполагала строительство одного дома на две семьи в год.





Каждая квартира состояла из гостиной, кухни и кладовой на первом этаже, одной комнаты на втором и чердака.








Кроме того, в квартире были предусмотрены шкафы для хранения одежды и продуктов питания, обширный подвал.

Погреб и хлев для животных располагались на приусадебном участке. Для каждой квартиры был также собственный огороженный сад.

Идея заключалась в том, чтобы позволить жителям производить продукты питания за счет приусадебного участка.

За дизайн зданий отвечали выборгские архитекторы Uno Ullberg и Axel Gylden.

Один из проектов Uno Ullberg в стиле модерн.






Таким образом, в Havi, можно сказать, ставился эксперимент по сглаживанию социального неравенства, неизбежного в условиях частной собственности.










В ходе Зимней войны поселок не находился на пути продвижения советских войск, как восточные и северо-восточные пригороды: Kangasranta, Kelkkala, Talikkala, Lepola, Tammisuo, но, тем не менее, он оказался практически полностью уничтожен в ходе бомбардировок города.

Особенно разрушительными были удары с воздуха 6 января и 3 февраля 1940 года.

Возникшими пожарами поселок практически полностью был уничтожен.
































Старожилы помнят, что к середине 50-х годов прошлого века в Havi еще существовали 5-6 домов, были развалины и нескольких каменных строений.

Один из них вспоминает, что на территории Выборгского приборостроительного завода на северной стороне Havinkatu стояли два двухэтажных каменных дома, в одном из которых жила его семья.

В подвале дома сохранилась прачечная со стиральной машиной, сушилка, в доме имелось множество встроенных шкафов для одежды, постельных принадлежностей, продуктов питания, кухня была оборудована электрической плитой.

Впоследствии дом сгорел по вине жильца, жившего на втором этаже и оставившего включенной электроплитку.

До начала 60-х годов просуществовала металлическая основа моста через разрыв гранитного бруствера остатков бастиона Pantsarlahden (Панцерлакс — Щит залива),








пока ее не «спионерили», точнее, «скомсомолили» старшекласники 14-ой школы, находившейся на месте нынешнего комплекса «Магирус».

Это позволило им занять первое место в соревновании по сбору металлолома.

Обращает на себя следующий факт.

Буквально через улицу от поселка находился нефтяной терминал - стратегический объект, снабжавший горючим финские войска.

Казалось бы, этот объект в первую очередь должен быть уничтожен, но, по странному стечению обстоятельств, на территории терминала за весь период Зимней войны разорвалась одна авиабомба и залетела одна зажигалка.

Нельзя сказать, что район терминала не подвергался налетам, но, как говорится, снаряды и бомбы «ушли за молоком», разорвавшись на акватории залива.

С другой стороны, высокоточное бомбометание по жилому кварталу Havi буквально стерло его с лица земли.

Можно, конечно, объяснить все это случайностью, или беспредельным человеколюбием Сталина, посчитавшим, что уничтожение терминала приведет к экологической катастрофе, или расчетом на то, что в случае неизбежной победы, все это нам пригодится.

Но, мне кажется, причина в другом.

Уничтожение принадлежащих третьим странам объектов, могло повлечь за собой неприятные последствия.

Резервуары для хранения нефтепродуктов на терминале имели: Gulf Oil Company Ltd, Nobel_Standart Ltd, Benzin Ltd, Shell, Standard.

Европейские страны могли перейти от выражений глубокой озабоченности и солидарности со справедливой борьбой финского народа к посылке международного воинского контингента для отражения советской агрессии, что не входило в планы Сталина.

Воевать против всего мира он, на тот момент, не был готов.

Поэтому, нефтяной терминал, принадлежащий капиталистам, остался цел, а деревянные домики — единственная собственность простых рабочих, ради будущего счастья которых и затевалась финская авантюра, подверглись тотальному уничтожению.

В книге "Упреждающий удар Сталина" 25 июня: глупость или агрессия" Марк Солонин описывает аналогичный эпизод Зимней войны.

«В фондах Российского Государственного военного архива (РГВА) сохранился примечательный документ: перевод статьи "Советская воздушная война против Финляндии" некоего господина Боргмана из г. Хельсинки, опубликованной в трех номерах (28 июня, 5 и 12 июля 1940 г.) немецкого военного журнала "Дойче Вер". ( 96 )

Красным карандашом начальник Оперативного отдела штаба ВВС Красной Армии подчеркнул следующие фразы в статье Боргмана : "Советской авиации не удалось ни сковать транспорт, ни помешать работе военной промышленности, ни нарушить производство и распределение, ни сломить волю населения к сопротивлению…. Совершенно не была подвергнута бомбардировке железнодорожная линия Кеми-Торнио…"

На последнем замечании стоит остановиться подробнее.

Так же, как и в России, территория Финляндии заселена и освоена крайне неравномерно. Соответственно, густая сеть железных дорог на юге страны становится все более разряженной в центре, пока не превращается в одну-единственную "нитку", которая вдоль северного берега Ботнического залива, через города Оулу (Улеаборг) - Кеми - Торнио уходит на запад, в Швецию и Норвегию, связывая финские железные дороги с незамерзающими норвежскими портами.

Огромное стратегическое значение линии Оулу-Кеми должно было бы быть очевидным. Столь же очевидным и бесспорным являлось наличие авиационно-технических возможностей для систематических бомбардировок этой магистрали (от Кеми до советско-финляндской границы не более 250 км по прямой).

И что самое удивительное - забыв про железную дорогу, советское командование организовало систематические бомбардировки крупного (в масштабах северной Финляндии) губернского центра Рованиеми, расположенного всего в 97 км по шоссе от Кеми.

По данным финского историка авиации К. Геуста на Рованиеми было совершено 19 авианалетов, в ходе которых было сброшено 700 фугасных бомб.

Особенно крупными были налеты 1 февраля (8 ДБ-3 и 26 СБ) и 21 февраля (13 ДБ-3 и 26 СБ).

Последний налет на этот злосчастный город был совершен в 11 часов утра 13 марта, всего за один час до окончания боевых действий "зимней войны.

Перед самым концом войны, 10 марта 1940 г. для авиаудара по Рованиеми было даже задействовано 6 четырехмоторных гигантов ТБ-3.

Обсуждение эффективности использования бомбардировочной авиации невозможно в отрыве от учета степени противодействия противника." (52 стр. 152-210).

В результате всех усилий в городе, не имевшем сколь-нибудь заметного военного значения, было убито 25 мирных жителей, но расположенная всего в сотне километров к юго-западу стратегическая железная дорога "совершенно не была подвергнута бомбардировке…"

Возможно, и в этом случае Сталин не хотел осложнений в отношениях с нейтральными Швецией и Норвегией, куда, в конце концов, и приходила железнодорожная колея, и которые были заинтересованы в бесперебойной работе этой ветки.

Всегда интересны чувства и мнения людей, причастных к историческим событиям.

Однако, зачастую, они не оставляют письменных свидетельств и бывают не столь словоохотливы, когда приходится вспоминать о печальных и трагических событиях их жизни.

Поэтому столь важны те немногие документы, в основном, семейные фотографии, письма, реже киноленты, дающие возможность увидеть, как это было.

Заметки Tiina Vahtera, пытавшегося найти дом своих предков в Havi, дают нам возможность окунуться в мир, ушедший навсегда, мир, ушедший в прошлое не естественным ходом времени, а отправленный в небытие насильственным, если не сказать, варварским способом.

Его отец появился на свет в 1938 году в недавно построенном родильном доме на Батарейной горе.

Через два года он покинул Выборг, как оказалось, навсегда.

Его дедушка умер в 1941 году, бабушка в 1948, старший брат отца в 1978 году, а отец уже в 1980 году. Таким образом, он никогда не встречался со своими дедушкой и бабушкой.

Отец остался без родителей в возрасте 9 лет и вырос вместе со своими братьями.

Хотя жизнь в Выборге и вне его и обсуждалась в семье, но молодой Tiina Vahtera не интересовался подробностями, будучи увлечен другими интересами.

Старые семейные фотографии натолкнули его на мысль посетить Выборг и найти место в Havi, где стоял их семейный дом.

Это новый семейный дом "прошлым летом" 1939 года.

Отец садится в деревянный самолет при поддержке своей матери.

На фотографии также изображены дедушка и соседка.



Отец Tiina Vahtera в годовалом возрасте.

Дедушка, бабушка, двое неизвестных молодых людей и папа во время Зимней войны в Выборге.


Мой дядя рассказал, продолжает Tiina Vahtera, что семья дедушки не покидала город до конца февраля 1940 года, когда его работодатель, газета Kansan Työ, перестала выходить.

Многие семьи были эвакуированы уже в декабре 1939 года.

Дом был в их собственности, и некоторые жители города, как и дедушка, не хотели покидать город буквально до последней минуты, отдавая дорогое для них жилье в руки врага.

Дядя сказал ему, что их дом находился на углу Vallirinteen и Kyyhkyskujan в районе Havi.

Карта Выборга 1939 года Jussi Iltasen в помощь,








и вот Tiina Vahtera подходит к месту, где провел первые годы своей жизни его отец.


Что он чувствует?

К сожалению, переводчик Google не смог передать всю полноту чувств, охвативших Tiina Vahtera при виде картины, открывшейся его взору, и разразился фейерверком слов и фраз, которые можно интерпретировать во многих смыслах, в том числе и не одобренных Роскомнадзором.

Но жизнь продолжается, пишет в заключении Tiina Vahtera, и Выборг по-прежнему прекрасен своим средневековым замком, красивейшей Vesiportinkatu, провинциальным архивом и воскрешенной в первозданном виде городской библиотекой Alvar Aalto.

Сейчас на месте жилого квартала Havi находятся, в основном, гаражи.















Юго-восточную часть занимают здания бывшего Выборгского приборостроительного завода, торговый и деловой комплекс с магазином «Магнит».

Территорию бывшего поселка разрезает надвое новая магистраль — улица Данилова.

В восточной части можно обнаружить бетонные и гранитные фундаменты с внушительными подвалами — руины бывших финских домов.
























Единственный сохранившийся до наших дней дом.










Есть и послевоенные постройки: жилая пятиэтажка, здание спортивного клуба, автосервис, Церковь Иисуса Христа Святых последних дней.

Благоустройство и гаражи, похоже, слова — антонимы.

Во всяком случае, это находит почти повсеместное подтверждение,



а грозная надпись «Свалка мусора запрещена!», кажется, призывает к обратному действу.



  • 1

Ненависть и боль

Смотря на современное состояние населенных пунктов карельского перешейка возникает только ненависть и боль. И ненависть не к финнам которые жили, ухаживали, творили. Ненависть к тем кто пришел и уничтожил все что было построено, без преувеличения - другой цивилизацией. Как можно так обезобразить здания? Часто до неузнаваемости. Я даже не говорю про Выборг. Возьмите кооперативный магазин в Терийоках. Возьмите недавно погибший кооперативный магазин в Кивиниеми. Возьмите банк в Лахденпохья. Кооперативный магазин в Кякисалми превращенный в хлебозавод! В центре города, на центральной площади и завод!!! Заложили окна, обезобразили здание. А уж покраска зданий в цвет мочи и детских экскриментов - это вообще эпик. Хотя более эпичным для меня стало безумие проектировщиков построивших скоростное шоссе через центр поселка Лосево. И поставили светофор. На скоростном шоссе. В месте где постоянно проходят соревнования байдарочников.
Лахденпохья. Здание банка тогда и сейчас.
https://pp.userapi.com/c852320/v852320191/9be46/ck6urbrO-mo.jpg
https://pp.userapi.com/c849216/v849216099/10a038/DYPRLoVAdVo.jpg

Кякисалми
https://pp.userapi.com/c314116/v314116318/1094/MmV9rVffNHE.jpg
https://pp.userapi.com/c624027/v624027318/114b5/vu7vn-08PeA.jpg




  • 1