reg_813 (reg_813) wrote,
reg_813
reg_813

Categories:

На выборгских развалинах. Часть 167.

Щегол.

Porkansaari (ныне остров Смоленский) - это остров в Выборгском заливе и бывшая деревня на территории бывшей Выборгской сельской общины.

Porkansaari расположен в западной части Выборгского залива между Piispansaari — (остров Подберезовый) и Brunsaari (Koivuniemi).


Северный конец острова почти упирается в материк, на востоке остров соседствует с Brunsaari (Koivuniemi).

Помимо Piispansaari, соседями деревни Porkansaari были: усадьба Kiiskilä, деревни Ahokas (сейчас это поселок Подберезье) и Kärki а также деревня Lihaniemi на другой стороне Выборгского залива.

В деревне Porkansaari в 1937 году было 245 жителей.

Поселок был сосредоточен в юго-восточной части Porkansaari и частично на Brunsaari.

Большинство жителей деревни работали в сельском хозяйстве.

В 1937 году в деревне было 52 га пахотных земель, 12 га лугов и 96 га лесов.

Важным вторичным видом деятельности была рыбалка.

Из села Ahokas через каменную дамбу дорога вела в Porkansaari. На остров Brunsaari был перекинут мост.

Близость к материку способствовала электрификации деревни.

В селе не было собственной начальной школы, поэтому дети посещали школу в усадьбе Kiiskilä.

Во время Зимней войны население деревни было эвакуировано в вглубь Финляндии. В краткий мирный период 1941-1944 годов жители смогли вернуться в свои дома. Но затем последовала новая эвакуация летом 1944 года.

За прошедшие три четверти века дамба




и мост оказались разрушены,




остров стал необитаемым лесом, дорога заросла и ее следы даже не угадываются среди многолетних деревьев.

На месте деревни еще можно обнаружить каменные



и бетонные фундаменты,






типичные финские погреба с обваловкой крыш из дерна.







Несколько лет назад на месте деревни бушевал лесной пожар, превративший местность в труднопроходимый бурелом.

Кирпичи, среди которых шведские изделия



соседствуют с выборгскими,



остатки печной утвари



да битая посуда




— немногочисленные свидетели былой островной культуры, создававшейся веками трудолюбивым и действительно свободным народом и разрушенной в течение пяти военных лет...

В нетронутой пожаром части острова можно найти удивительные деревья, как, например, эта сосна, крона которой напоминает тонкое кружево.



Бывшее село Ahokas существует в наши дни как поселок Подберезье в качестве чего-то, напоминающего дачный конгломерат.

Человек, впервые попавший в него, ощущает себя, как в компьютерной игре DOOM-II на 31-ом, секретном уровне Wolfenstein: Super Secret.
Бесконечные трехметровые заборы, тянущиеся вдоль дорог, напоминают компьютерный лабиринт.






Кажется, что за очередным поворотом тебя ожидает встреча либо с толпой охранников, либо со стадом «неубиваемых» зомби.






В лабиринтах Подберезья:
https://www.youtube.com/watch?v=NGqSzMUkTxM

Весьма интересна судьба усадьбы Kiiskilä которая располагалась в этом же районе на берегу Выборгской бухты.


Через северную часть усадьбы проходило шоссе на остров Turkinsaari.

В 1937 году в Kiiskilä было 49 жителей. Ей принадлежали 622 га леса, 83 га пахотных земель и 25 га лугов.

В том же году в небольших деревнях, принадлежащих школьному округу Kiiskilä, проживали: в Kärki 38 человек, Lahti - 23, Vahvaniemi - 6 и Mälkki - 62 жителя.

В усадьбе располагалась начальная школа и магазин. В селе был молодежный клуб.

Кратко и достаточно полно история усадьбы изложена на сайте
http://kiiskila.ru/history-kiiskila/,
а по адресу

http://www.krohnfamily.org/krohn_kuvat7b.php?lang=0

можно увидеть галерею фотографий усадьбы разных лет.

В Зимнюю войну и ее Продолжения усадьба не пострадала и послевоенная судьба  этого уникального объекта  сложилась, казалось, вполне удачно.
















Она не была уничтожена и в советское время использовалась в качестве пионерского лагеря под оригинальным именем "Чайка".

Конечно, за это время она понесла многочисленные потери, в виде полной утраты первоначального ландшафта, варварской перестройки и уничтожения, так сказать, непрофильных зданий.

Но самые большие потери усадьба понесла в последние двадцать лет. За это время она побывала в собственности нескольких владельцев, которые каким-то чудом ее не уничтожили окончательно, но довести до предсмертного состояния, что называется, умудрились.

Три года назад, когда ее будущий владелец осматривал главное здание, ему показалось, что оно буквально прохрипело, агонизируя: «Спасите меня!».

И, действительно, колонны главного фасада были готовы свернуться винтом и, рухнув, потянуть за собой портик, следом за этим рухнула бы крыша, и все внутреннее пространство здания оказалось бы беззащитным перед стихией.















Великолепных изразцовых печей осталось только три, да и то одну из них последний владелец, в лучших традициях русского «либерализма», ободрал и установил у себя на даче.

Хорошо, что саму печь не догадался уничтожить.

Но произошло чудо, и последняя сохранившаяся деревянная усадьба Ленинградской области нашла того единственного человека, который понял, что надо сделать, чтобы спасти ее.

В кинофильме «Щегол» по одноименному роману американской писательницы Донны Тартт, получивший Пулитцеровскую премию за художественную книгу в 2014 году, один из персонажей, старый краснодеревщик Хоби, говорит: «Мы умрем. Мы все умрем. Но разрушить, потерять, то, что принадлежит вечности...»

По его мнению все, что создано человеком, его трудом, его мыслями начинает жить своей жизнью, и оно уже не принадлежит творцу, а уходит от него в вечность. Это касается и пирамид, и книг, и картин, и мебели...

Хоби всю свою жизнь возвращал старым, казалось бы, безвозвратно потерянным и ставшими бесполезными вещам - стульям, шкафам, столам и комодам не то, что бы вторую жизнь, он верил, что возвращает им вечность.

Как это соответствует парадоксальному булгаковскому «рукописи не горят».

На самом деле - горят, да еще как.

Но есть одно свойство, присущее человеку — это его память, которая не знает забвения.

«Вечная память» - не фигура речи, а констатация этого простого факта, того, что «ничто не проходит бесследно".

Илья Валерьевич Слепцов, нынешний владелец усадьбы, представляется мне таким человеком, четко представляющим, что надо сделать с ней, чтобы эта часть нашей истории осталась не только в нашей памяти, а была бы осязаемой, максимально приближенной к оригиналу.

Вот его слова относительно того, что сделано и что надо сделать с усадьбой:

«С осени 2016-го года (приобрели усадьбу мы в ноябре) мы начали реставрацию. Обесточили главный дом, вынесли из него газовые баллоны и прочие опасные предметы. Укрепили портик, чтобы он не рухнул. Сняли со стен ДВП, которая пропиталась водой и гнила, вызывая гниение подлежащих бревен сруба. Дальше был ремонт подвала, ремонт гранитного крыльца, проектирование, согласование проекта в КГИОП...

В нашем плане превратить главное здание усадьбы в музей, старую конюшню - в конференц-центр, восстановить некоторые промыслы в усадьбе, восстановить ландшафтный парк. За три года у меня сложилась четкая концепция, как и куда надо двигаться.»

Его отношение к приобретенному объекту не может не вызывать уважения к нему, и к его попытке возрождения того наследия, что досталось нам по воле истории.

Мне очень импонирует его профессиональный подход к реставрации, желание максимально приблизиться к воссоздаваемому образцу, передать ту атмосферу, что окружала его.

Желаю успеха Илье Валерьевичу на этом, по-моему, совершенно правильном пути.

Для меня несомненно, что концепция превращения усадьбы в общедоступный объект отвечает европейским тенденциям открытости, доверия и взаимопонимания.

15 сентября я побывал в усадьбе, своими глазами увидел, что сделано за три года.

Увиденное только укрепило меня в уверенности, что путь, выбранный Ильей Валерьевичем неизбежно должен привести к успеху.

В дополнение к словам Слепцова о сделанном, добавлю, что практически полностью восстановлены и с отличным качеством большой финский погреб, артезианская скважина со станцией обезжелезивания.

Должен поступить комбайн для скашивания тростника.

Им была поставлена амбициозная и, казалось бы, невыполнимая задача, но состояние в котором я увидел усадьбу, вселяет оптимизм.

Чем можно ему помочь?

Я не знаю. Знаю только, что давать советы человеку, прекрасно понимающему конечную цель и действующему осторожно, по принципу «не навреди», бессмысленно.

Хоби из кинофильма «Щегол» учил главного героя своими ладонями отличать изделия ручной работы от фабричной поделки, чувствовать теплоту дерева, полученную от человеческих рук, которую не может получить дерево от металла бездушной машины.

Так, мне думается, поступает и Илья Слепцов, сомневаясь и тщательно обдумывая каждый свой шаг в реставрации усадьбы.

Скорее всего, помощь может выразиться в виде информации об усадьбе, старых фотографиях, на которых могут быть запечатлены отдельные детали самой усадьбы, хозяйственных построек, ландшафта, в том числе и советского периода, это тоже часть истории усадьбы.

Слепцов предполагает восстановить «Кораблик», сохранить «Гулливера» и плавательный бассейн.

Когда сталкиваешься с явлением, событием или фактом, не укладывающимися в обычные рамки, выходящими из ряда однотипных и рутинных, они воспринимаются как чудо.

То, что происходит сейчас в усадьбе Kiiskilä, как мне представляется, так и надо понимать.























Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments