reg_813 (reg_813) wrote,
reg_813
reg_813

Category:

На выборгских развалинах. Часть 171.

Собака на сене или не съем, так понадкусываю. Часть 2.

1 декабря 1939 года газета "Правда" с пометкой "Радиоперехват. Перевод с финского" поместила сообщение о том, что в "освобожденном" пограничном городе Териоки сформировано "правительство демократической Финляндии" во главе с известным коминтерновцем товарищем Отто Вилле Куусиненом.

И в этот же день уже не товарищ, а «господин Куусинен» обратился в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой о признании.

Михаил Калинин коллеге по политбюро ЦК ВКП(б) не мог отказать. Ну, как не порадеть родному человечку по пролетарской линии.

2 декабря 1939 года в Москве Молотов и Куусинен в присутствии Сталина подписали "Договор о взаимопомощи и дружбе",









согласно которому "демократическое правительство" согласилось со всеми предвоенными требованиями Москвы.



С этого момента советская пропаганда утверждала, что никакой войны СССР не ведет, а "оказывает помощь законному правительству Финляндской Демократической Республики в борьбе с захватившей власть бандитской белогвардейской кликой Маннергейма-Таннера".

Ничего вам это не напоминает?

Например, героическую борьбу донецких шахтеров против захватившей в Киеве власть «бандеровской нацистской хунты»?

Германия во время "Зимней войны" в основном придерживалась обязательств, взятых на себя в августе 1939 года при заключении Пакта о ненападении и секретных протоколов.

Берлин постоянно рекомендовал Финляндии принять требования СССР.
2 декабря 1939 года Риббентроп циркулярным письмом приказал германским дипломатам во всем мире комментировать происходящее с просоветских позиций.

Германия задержала на своей территории закупленные финнами итальянские истребители и не пропускала через свою территорию добровольцев, стремящихся попасть в Финляндию с целью воевать на стороне жертвы агрессии.

Одновременно, как стало известно позднее, Германия тайно компенсировала Швеции часть стоимости поставок для финской армии, так как терять торгового партнера, поставлявшего ей стратегическое сырье и материалы, ей не хотелось.

14 декабря 1939 года на 20-ой сессии Ассамблеи Лиги Наций по инициативе  Аргентины Советский Союз был исключен из этой организации за «действия, направленные против Финляндского государства».

Жесткую позицию по отношению к СССР заняли Британия и Франция, в тот момент фактически рассматривавшие СССР как союзника Германии, с которой они вели войну.

Были допущены утечки в прессу о том, что 57,5 тысяч британских и французских солдат уже сосредоточились в портах для отправки в Финляндию и ждут только приказа отправиться на помощь подвергшейся агрессии Финляндии, а также о планах налетов на Баку силами британских ВВС тяжелых бомбардировщиков "Ланкастер" с баз в Ираке.

7 февраля 1940 года британский военно-морской атташе в Москве Леопольд Сименс "конфиденциально" поведал советскому наркому ВМФ адмиралу Кузнецову, что укладывает чемоданы, ибо весь состав посольства, вероятно, будет скоро отозван в Лондон.

Подобная публичность заставляет большинство исследователей полагать, что речь шла не столько о реальных намерениях, сколько о психологическом давлении, которое, однако, достигло цели.

Сталин, похоже, весьма опасался, что западные державы и Германия могут заключить мир и сообща обратиться против Советского Союза, а поводом для этого станет именно война с Финляндией.

Учение о классовой борьбе, как основе исторического прогресса, давало повод всерьез задуматься о подобной угрозе.

Да и отношение западных стран к СССР, ее внутренней и внешней политике не внушали оптимизма советскому руководству.

Судя по карикатурам того времени на западе не питали иллюзий относительно происходящих в стране победившего пролетариата событий.












Пакт о ненападении между двумя тоталитарными государствами также подвергался критике и считался временным,















а внешняя политика СССР - захватнической.








Результаты Зимней войны оказались разрушительными для Финляндии и неутешительными для СССР.




За 105 дней войны Финляндия потеряла 24923 человека убитыми (по другим сведениям 22 810) и 43557 ранеными. В плен попало 847 финских солдат. Еще 43 человека потеряли добровольцы, в основном шведы. Потери мирного населения составили 1029 человек благодаря своевременно проведенной эвакуации его из зоны боевых действий.

Но, несмотря на поражение, людские и территориальные потери, Финляндия доказала свою состоятельность как независимое государство, не подавшись ни военному вторжению, ни германским капитулянтским советам.

Уроки Зимней войны не были выучены ни в СССР, ни в Германии.

Гитлер безоговорочно поверил, что СССР - "глиняный колосс без головы".

Сталин же недооценил уроки конфликта и остался в плену иллюзий о всемогуществе Красной армии.

На совещании с военными, посвященному итогам финской кампании, 14-17 апреля 1940 года, вождь пребывал в отличном настроении, шутил, подчеркивая, что русским царям, начиная с Петра I, потребовалось для присоединения Финляндии почти сто лет, и что за спиной Финляндии стоял весь капиталистический мир:

"Наша армия стала крепкими обеими ногами на рельсы новой, настоящей советской современной армии… Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей - немецкую технику победили, английскую технику победили, французскую технику победили. Не только финнов победили, но и технику передовых государств Европы. Мы победили их тактику, их стратегию…".

Он, похоже, уже забыл свои слова, сказанные накануне вторжения:

«Мы лишь чуть повысим голос, и финнам останется только подчиниться. Если они станут упорствовать, мы произведем только один выстрел, и финны сразу поднимут руки и сдадутся".



И о соотношении сил к началу боевых действий Сталину не было известно:


  • 265 тысяч финских военнослужащих против 425 640 советских,


  • 26 танков против 2289,


  • 534 орудия против 2876,


  • 270 самолетов против 2446.


И о потерях, которые до сих пор не сосчитаны и составляют по оценкам сторон совершенно разные цифры, ему своевременно не доложили.

Хотя, когда диктаторов останавливали горы трупов подданных?

По данным сайта "Россия и СССР в войнах XX века", основанного на материалах официальной публикации МО РФ "Гриф секретности снят", Красная Армия потеряла убитыми и безвозвратно пропавшими 79427 человек, ранеными и обмороженными - 188476 человек, 5546 до 6116 советских солдат попало в плен. Вернулись на родину 5465 человек, из них 158 были расстреляны по обвинению в шпионаже и предательству, 111 умерли в плену, некоторое количество осталось в Финляндии.

Вроде бы все потери подсчитаны, но как тогда объяснить, например, тот факт, что экипаж командирского танка Т-26, что стоит на перекрестке улицы Гагарина, проспекта Победы и Приморского шоссе неизвестен?




Он был поднят со дна Выборгского залива в районе Подборовья 30 марта 2005 года вместе с останками экипажа, которые были отправлены на идентифицирование, результаты его до сих пор неизвестны.

Во всяком случае в описании к памятнику члены экипажа не указаны.





И даже в самом описании памятника имеется, на мой взгляд, характерное для тоталитарных обществ пренебрежение к человеку.
Памятник этот именно танку, как участнику боевых действий, т. е. машине, которая действовала будто-бы сама по себе.
И только в конце дежурная фраза о вечной памяти безымянным танкистам.
Ну, нет безымянных танкистов, пехотинцев, летчиков, есть наше нежелание отдать дань памяти всем погибшим в этой войне с обеих сторон.
Мы стараемся забыть об этой проблеме или пытаемся представить ее в некоем обобщенном виде, виде одиночных памятников, ибо видеть воочию каждый день ряды могил - жертв войны, значит лишний раз представлять себе  весь этот ужас, который никак не способствует готовности отправиться в рай по приказу очередного сбрендившего фюрерка.

А ведь по по свидетельству специалистов, поднимавших этот танк, в том же месте на дне залива находятся еще несколько подобных машин.

Финская сторона сообщала о примерно 200 тысячах погибших русских.
По подсчетам независимого историка Бориса Соколова число безвозвратных потерь составляет около
170 тысяч.
Германская разведка оценила общие советские потери убитыми, ранеными и заболевшими в 430 тысяч человек.

И еще один аспект этой трагедии, который так и остался только в умах советских людей, не сумевших сделать вывод из увиденного ими на захваченной финской территории.

В рапорте от 18 марта 1940 года начальника Особого отдела по Ленинградскому военному округу майора госбезопасности Алексея Сиднева приводятся примеры "нездоровых высказываний" бойцов и командиров:

"Сколько людей погибло, а нам дадут только кусок болота. Ведь все страны будут над нами смеяться, потому что мы даже маленькое государство, и то не смогли победить".

"Хорошо, что заключили мирный договор с Финляндией, а то бы финны угробили половину Красной армии".

"Белофинны живут лучше нашего, у них у всех хорошие дома, а у наших колхозников нет ни у кого таких домов, даже баня у финнов много культурнее и лучше, чем дом колхозника".

Командующий 13-й армией Владимир Грендаль на совещании в присутствии Сталина сокрушался:

"Выявлялась масса сволочи… Над нашим бойцом нужно еще как следует поработать. 22 года существования Советской власти еще не вправили некоторым мозги".

"Столкновение с зарубежной действительностью размагничивает нашего бойца и командира", - констатировал начальник Главного политуправления РККА Лев Мехлис на совещании 13 мая 1940 года.

Поэтому на информацию о "Зимней войне" и было наложено табу, дабы не «размагничивать бойцов и командиров» рассказами о сладкой жизни простого финского крестьянина (по сравнению с бытом советского колхозника) и наших потерях, как следствие обычного бахвальства и пренебрежения к человеческой жизни.

Но самое парадоксальное состоит в том, что и по прошествии трех четвертей века, в сущности, целой человеческой жизни, завоеванная территория так и не достигла того уровня развития, который имелся в довоенной Финляндии.

В посланиях игумена Филофея к Великому князю Василию Ивановичу была высказана мысль о Москве как о "Третьем Риме".

Но она никогда, на самом деле, не была реализована.

Первый Рим нес завоеванным землям все блага цивилизации того уровня: дороги, водопроводы, города, театры и Колизеи, римское право, культуру, науку, философию.

А чего такого более передового принесла Москва в завоёванный ею Выборг?
Второй по значению город  Финляндии был почти полностью разрушен, коренное население покинуло его вместе с войсками.

Даже то, что досталось нам в более или менее приличном состоянии, мы сумели угробить своим безразличным отношением.
Целые кварталы старого города в Выборге представляют собой, если не руины, то необитаемые и разрушающиеся дома.

Попытки навести оживляющий макияж на сохранившиеся строения вызывают ассоциации с пресловутыми потемкинскими деревнями.

Примеры по настоящему ответственному отношению к архитектурному наследию, а, точнее, к трофеям — единичны.


Кинофестиваль "Окно в Европу", по иронии судьбы, проводится буквально в двух шагах от пустыря, на котором когда-то располагался Выборгский городской театр, старейший в Финляндии, построенный в 1834 году и разрушенный в ходе "Зимней войны".

А что говорить о потерянном целом пласте островной культуры Выборгского архипелага?

По дорогам, которые ранее доходили до самых отдаленных хуторов, теперь можно проехать только на внедорожнике.

Мосты и дамбы, которые некогда соединяли острова с материком, разрушены и теперь до них можно добраться только по воде.

От многочисленных причалов в большинстве случаев остались только торчащие из воды гранитные блоки, песчаные пляжи заросли тростником, колодцы, пробитые с таким трудом в скальном грунте, захламлены или высохли.

«Собака на сене» только этот, самый подходящий аналог происшедшему и приходит на ум.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments