reg_813 (reg_813) wrote,
reg_813
reg_813

Categories:

На выборгских развалинах. Часть 180.

Свои среди чужих. Kyyrölä. Глава 1.

На Карельском перешейке, посреди финских деревень прихода Muola, до «Зимней войны» находилась компактная русскоязычная община Kyyrölä.


Ее появление связано с войной между Швецией и Россией в 1700-1721 годах.

В результате войны большая часть юго-восточной Финляндии была присоединена к России.

Граф Григорий Петрович Чернышев, который принимал участие в Выборгском вторжении был назначен начальником Выборгского замка и наделен землей от реки Сестры до Выборга.

Чернышев разбил свой военный лагерь в районе деревни Kyyrölä в 1709 году и ему очень понравился этот район.

После войны он перевел 20 крепостных семей в заброшенные финские дома из Костромской и Ярославской губерний.

Из них десять остались в деревне Kyyrölä, шесть переехали в деревню Kangaspello и четверо остались в Parkkila.

Год основания этой русской колонии назван Александром Ушановым в рукописи, составленной в 1960 году («История и жизнь Кыырёлы»), - 1726 год.

Однако, согласно рукописи Натальи Никифоровой-Лукьяновой они пришли в эти места еще в 1711 году.

Из них 19 семей поселились в деревне Kyyrölä, девять - в деревне Kangaspello и столько же семей - в деревне Parkkila. По словам Никифоровой-Лукьяновой, они пришли из Московской губернии.

Эти вынужденные перемещения крепостных сформировали своеобразное православное поселение в регионе, окруженное финскими поселениями со всех сторон.

Согласно переписи 1740 года, русская община в Kyyrölä уже имела 311 жителей.

К 1862 году население русских деревень было уже около 1000.

Когда император Александр II отменил крепостное право, князь Ухтомский, которому тогда принадлежала пожертвованная когда-то графу Чернышеву земля, обанкротился.

Финляндия выкупила подаренные земли у банкрота 27 марта 1878 года. После этого крестьяне могли брать в аренду или выкупать землю, которую они обрабатывали.

Раздел земли был проведен в 1890 году, когда крестьянам было дано по 35 гектаров земли.

К этому времени в деревнях проживало уже 1882 человека. Население общины оставалось менее двух тысяч до «Зимней войны».

Первая православная церковь была построена в районе Kyyröla в 1725 году, вторая в 1803 году, они были деревянными и сгорели. Третья, уже выполненная в камне, появилась в 1898 году.




В селе Kangaspello была также небольшая православная церковь, построенная в 1921 году из материалов разрушенной, вероятно, во время революционных событий 1917-1918 годов, православной церкви в Kanneljärvi.

Жители Kyyröla тщательно сохранили свой язык и национальные обычаи.

На русском диалекте говорили все обитатели деревни. В течение долгого времени русский язык был не только языком бытового общения, но и официальным языком в Kyyröla, а также в приходском и муниципальном делопроизводстве. На русском языке говорили на улицах, в магазинах и офисах.

Немногие финские семьи, проживавшие в "русифицированных" деревнях, также хорошо говорили по-русски и использовали много русских заимствований в местном диалекте.

Церковные службы проводились на церковнославянском языке,





школьное образование до 1925 года велось исключительно на русском языке.

Но жители Kyyröla охотно практиковали те же вещи, что и другие финны. Они говорили по-фински, хотя и с небольшим акцентом.

Они усердно работали, изготавливая свои собственные гончарные изделия: горшки, посуду, керамические игрушки, украшения.

Причиной появления глиняной промышленности и связанной с ней торговли было отчасти право собственности на землю.

Фермеры в деревне имели в среднем только четыре гектара пахотных земель. Это не могло стать основным видом деятельности и требовало получения дополнительного дохода.

Каждый третий мужчина в Kyyröla в 1930-х годах был «домашним гончаром», и, по оценкам, количество этих «горшечных заводов» возросло более чем на 70 человек во время «Зимней войны».

Глиняные горшки изготавливали в домашних мастерских.

Пекка Ушанов за работой в 1930 году.

Этой работой занимались всей семьей.

Женщины проверяли и упаковывали готовую продукцию.

Финское население в соседних деревнях также активно участвовало в этой «горшечной промышленности».

Они поставляли глину и необходимые для обжига дрова, покупали готовую продукцию.

С ними они путешествовали по Финляндии в торговых поездках.



Такие объявления о горшечном бизнесе Юхо Ушанова с 1918 по 1919 год были почти во всех провинциальных газетах.

Обычно глиняные горшки делали осенью, когда заканчивались полевые работы и работы на стороне.

Летом жители Kyyröla часто работали в других местах.

Окружающие деревни давали работу художникам, плотникам и каменщикам.

Многие из русских практиковали профессию художника как на неполный рабочий день, так и как основную работу.

В 1909 году в деревнях Kyyröla (председатель П. Н. Тырин) и Kangaspello (М. Исаков) было два профессиональных отдела живописцев (21 человек). Всего в муниципалитете их было 43.

Однако в 1913 году профессиональное отделение в Kyyröla было закрыто, а отделение Kangaspello ранее прекратило свою деятельность.

Русское население, будучи весьма трудолюбивым, очень органично вписалось в экономическую жизнь относительно свободной в этом отношении Финляндии, как в составе Российской империи, так и после получения независимости в 1918 году.

Но не все было так безоблачно в отношениях русских и финнов.

Муниципалитет Kyyröla, начал свою деятельность в начале 1890 года.

12 июня 1889 года русскоязычное население области обратилось к губернатору Выборгской губернии с просьбой сформировать отдельный муниципалитет на территории православной церкви Кююрёла. Муниципалитет занимал всего 52 квадратных километра и состоял из деревни Kyyröla (Красное Село) и деревень Kangaspello (Новая деревня), Parkkila (Паркино) и Sudenoja (Развоз).

Благоприятное решение губернатора было получено 26 сентября 1889 года. Поскольку муниципалитет был небольшим по населению, в нем изначально не было других работников, кроме муниципального руководителя (старосты?).

Налоговая нагрузка на муниципалитет была низкой.

После того, как новый муниципальный закон вступил в силу, был избран муниципальный совет в количестве 12 человек.

Он состоял почти полностью из русскоязычных членов общины. Например, в 1922-1924 годах в совете был только один финноязычный член.

Финский язык стала официальным языком муниципалитета только в 1923 году.

Партийная политика не играла существенной роли в муниципальном совете Kyyröla.

Согласно истории прихода не было никаких противоречий между языковыми группами в муниципальной администрации.

Муниципальный налог был низким, с делами муниципалитет управлялся хорошо, что могло быть причиной того, что финноязычное меньшинство не стремилось оспорить русскоязычное большинство.

Тем не менее, это не вся правда, так как в газетных новостях того времени наблюдалась сильная напряженность.

Дело осложнялось тем, что назначенный генерал-губернатором Финляндии и командующим войсками Финляндского военного округа генерал адъютант Бобриков Н.И. (1898—1904) был крайне непопулярен среди финских националистов и революционно-либеральной общественности России в связи с проводимой им «объединительной» политикой, а фактически русификацией, вопреки действующей Конституции Финляндии.

Но когда российские власти заморачивались Основным законом? Очередное насилие и желание выпустить из Конституции внутренности мы наблюдаем и сейчас.

Это недовольство вылилось в покушение на генерала, он был смертельно ранен в Гельсингфорсе Эйгеном Шауманом 17 июня 1904 года.
Осенью 1917 года Kyyröla не была заметна в симпатиях к красным, наоборот, преобладали консервативно-буржуазные настроения.

Газеты сообщали, что на осенних парламентских выборах социал-демократы получили чуть более 20 процентов (51) поданных голосов (244).

Напротив, альянс финских партий (старые финны, молодые финны и Народная партия) получил около 70% голосов (173).

Союз фермеров получил более 7% (18 голосов).

Когда агитатор журнала «Социал-демократический труд» в Выборге посетил Kyyröla в августе 1917 года, он был глубоко разочарован своим визитом.

Статья отражает раздражение полной русскости села.

В Kyyröla был найден рабочий дом, но «была также табличка на русском языке».

Было объявлено, что выступление агитатора начнется в 7 часов вечера, но зрителей не было. Никто не знал, что он приезжает в деревню.

Даже президент сельского профсоюза работников не подписался на социал-демократический журнал.

Местные жители, как сообщалось, подписались на русские буржуазные журналы и журнал "Карельское Утро", который также выходил в Выборге.

В книге, изданной в 1993 году о традициях Kyyröla, последний старейшина деревни, Александр Ушанов в 1960-х годах вспоминает об истории деревни во время Первой мировой войны.

Когда началась война, российских граждан, проживающих в селе, призвали на военную службу.

Однако жители деревни, которые были гражданами Финляндии, призваны не были.

Молодежь отправилась на работу на оружейный завод в Сестрорецке.

Некоторые из жителей деревни участвовали в строительстве военных линий обороны на Карельском перешейке.

Женщины деревни вязали носки и варежки для русских солдат на фронте.

Этот русский анклав, окруженный финнами, был в основном в хорошем контакте со своими финноязычными соседями.

Но, тем не менее, напряженность в отношениях к русским нарастала.

Настал 1917 год.

Александр Ушанов получал буржуазные русские журналы. В их числе журналы «Биржевые новости», «Новое время» и «Нива».

В них было мало информации о политике, сосредоточенной на делах их деревни.

В селе была Рабочая партия, основанная в 1906 году.

Другим активным объединением была Свободная пожарная команда. Рабочая партия построила небольшой летний танцевальный дом, а пожарная команда построила в 1910 году более просторный отапливаемый дом, в котором могли разместиться до тысячи человек.








Ассоциации соревновались друг с другом в организации программы, которая бы привлекла больше слушателей и зрителей.

Коммунальные собрания проходили в просторном пожарном депо. Население деревень было относительно равным, крупных помещиков не было. Каждый жил своим трудом, и большого достатка ни у кого не было, чтобы можно было бы отнять и поделить.

По словам Александра Ушанова, февральская революция была похожа на удар молнии.

И школа, и религия учили жителей деревни тому, что Бог на небесах, а царь на земле.

С ужасом они следили за событиями в России.

Деревенская молодежь, которая работала в Санкт-Петербурге и Выборге, весной вернулась домой и вместо работы начала организовывать манифестации и шествия из деревни в деревню, исполняя революционные песни.

Другая половина жителей деревни оставалась беспристрастной, потому что, по мнению отцов и дедов, власть царя нерушима.

Поскольку красные выступали против заведенного веками порядка, это считалось ужасным богохульством. Те, кто не видел жизни за пределами деревни, твердо верили в старые традиции и осуждали красных.

Однако лето 1917 года прошло без серьезных изменений.

Русские солдаты и казаки посетили село, чтобы купить скот для нужд российской армии.

Где бы ни проходили войска Красной гвардии, активисты независимости Финляндии собирались под командованием старого шефа финской армии.

Взрослые люди начали играть в солдатиков как малые дети.

Никто из простых людей не знал, к чему это приведет. Но кто-то знал и поощрял это занятие.

Наступила октябрьская революция.

Однажды утром к столбам были прибиты воззвания: вся власть достается Революционному комитету и первым делом захватившие власть большевики начали разоружение народа.

Гражданам было приказано сдать все свое оружие в штаб Красной гвардии, который находился в бывшем здании Резервной роты.

В январе началась гражданская война.

Исход гражданской войны известен, красный мятеж потерпел поражение. И хотя русскоязычное население Kyyröla его не поддержало, факт его недвусмысленной поддержки со стороны большевиков не мог не повлиять на взаимоотношения русских и финнов.

Тем не менее, это трудный период недоверия был преодолен, и к 30-ым годам прошлого века Kyyrölä был одним из самых известных деловых центров в муниципалитете Muola.

Здесь были аптека, кооперативный магазин, несколько частных магазинов, православная церковь Kyyrölä, дом священника и кладбище, муниципальный кабинет врача, начальная школа, здание суда, почта, телефонный центр и библиотека.

Промышленность в деревне была представлена высокоразвитой глиняной промышленностью, а также лесопильным заводом Ушанова и лесопильным заводом Галкина.

Население Kyyröla было почти полностью православным русским.

В Kyyröla было около 240 домов, из которых только 5-6 принадлежали финнами.

Деревня была построена так же, как и традиционная русская деревня: дома располагались по обе стороны дороги, лицом к ней.







Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments