reg_813 (reg_813) wrote,
reg_813
reg_813

Category:

На выборгских развалинах. Часть 190.

Десять лет с правом переписки.

Десять лет назад 23 апреля 2010 года в LJ появилась первая часть Выборгских развалин.

Тогда я не предполагал, что эти записки об убитой и убиваемой архитектуре Выборга превратятся почти в бесконечный, зачастую трагический, рассказ о судьбах людей, создававших этот город и судьбах их творений, некоторые из которых дошли до наших дней, а от некоторых остались только фотографии, чертежи и описания.

Иногда сам поиск мест, где когда-то они находились, походил на детектив, когда приходилось рассматривать несколько вариантов. Иногда даже не верилось, что на этом пустыре когда-то стояло строение, а то, что от него сохранилось, даже отдаленно не напоминает оригинал.

И порой закрадывалось сомнение: а действительно ли это так было, нет ли тут ошибки?

Диапазон интересов со временем расширялся, захватывая пригороды, поселения Выборгской губернии, острова Выборгского архипелага.

Все это стало напоминать старые рыцарские романы, когда один рассказчик, сменяя другого, рассказывает как бы продолжение первой истории, но, фактически, совершенно другую.

Как в фильме «Рукопись, найденная в Сарагосе».

Первая часть была посвящена Domus, зданию по Linnankatu, 11 (ул. Крепостная, 11), возведенному по проекту архитектора Karl Adam Nils Gabriel Hård af Segerstad в 1904 году - одному из своеобразных образцов финского модерна.





Domus, чей книжный магазин на первом этаже был тогда еще большой редкостью,






с огромными витринами, со входом, сдвинутым с линии улицы в середине фасада, все это, вместе с украшениями фасада и, как бы искрящейся штукатуркой фасадов, сделало здание одной из достопримечательностей Выборга.

Тогда мне казалось, что этот объект был выбран совершенно случайно, но получилось так, что выбор оказался знаковым.

В его судьбе, как в зеркале, отразилась судьба многих архитектурных трофеев.

И самое обидное в истории жизни здания - это то, что оно практически не пострадало во время «Зимней войны» и ее Продолжения.

Каким-то чудом мимо него пролетели зажигалки, не попали фугасы и артиллерийские снаряды.







В доме сохранились интерьеры, прекрасные камины, оригинальные для каждой квартиры, числом около 80 штук 24 типов, паркетные полы, перила, двери и потолки  из ценных пород дерева,






кованые ограждения лестниц, мозаичные полы и лепнина в виде летучих мышей в подъездах, оригинальные, тщательно проработанные украшения фасада.

В здании в 1939 году работали:
- Массажный кабинет Olga Gadd;
- Valio, Магазин № 5;
- Российский комитет россиян, проживающих в Финляндии;
- Антикварный книжно-бумажный магазин, A. Ivankov;
- Магазин специальных корсетов Hilma Rouvinen (Владелец Anna-Liisa Seitsola);
- Trustivapaa Bensiini Oy, Выборгский офис;
- Oy Viipurin Huonekalutehdas (Выборгская мебельная фабрика);
- Армия Спасения, Районный Штаб;
-Фотостудия S. Stromer Oy.
В доме проживали:
- Gadd, Olga, массажист;
- Häkli, William, полковник;
- Happonen, Martta, майор;
- Ivankoff, A., купец;
- Jääskeläinen, Aili, учитель;
- Jääskeläinen, Lempi, писатель;
- Kokko, Pekka, офис-менеджер;
- Koskiluoma, Eliel, лектор;
- Matilainen, T., капитан;
- Nyman, H. I.,капитан;
- Rouvinen, Hilma, Магазин специальных корсетов;
-Salonen, Hugo T., канд.;
- Stromer, S., фотограф;
- Wennström, Jul., бухгалтер;
- Zeidler, G., доктор.

Так же как в римских домусах - жилищах для знати, в здании можно было найти стенные росписи.

На 3 этаже можно было увидеть настенную копию картины Arnold Bocklin "In the Play of the Waves" (Im Spiel der Wellen, 1883).





Появление этой фрески по мотивам образов Arnold Bocklin, основанных на мифологии и легендах, пересекавшихся с эстетикой прерафаэлитов, в Domus, отнюдь не случайно.
Само здание было задумано, как некое подобие фантастического замка, в котором реальность перемешана с фантастикой.
Отсюда и то сильное впечатление, полученное от знакомства с этим шедевром романтической архитектуры, которое до сих пор вызывает легкий озноб при воспоминаниях о далеких днях детства.

Внутренний двор, в который приводил нас небольшой с изгибом тоннель, начинавшийся с оригинальной арки и создававшие ощущение входа в таинственный замок, поражал своеобразием.











Сам проход со сводчатым потолком, напоминающим своды храма, представлялся сказочным подземным ходом, и нахождение в нем уже представлялось опасным и захватывающим дух приключением.


Все это давало нашему, еще не пораженному скептицизмом детскому уму, простор для буйной фантазии.

Сегодня же, глядя на то, во что превратился некогда волшебный для нас замок, даже у меня, отнюдь не сентиментального человека, наворачиваются слезы.












История гибели Domus — это история политической импотенции выборгской власти, ее преступного равнодушия, дремучего непрофессионализма, удручающего невежества в вопросах истории города, куда их занесло руководить.

Градоначальники, сменявшие друг друга, практически ничем не отличались друг от друга в своем отношении к архитектурному наследию: равнодушие и нежелание решать сложные проблемы.

Сейчас бы сказали, что власть самоизолировалась от этой проблемы, надеясь таким образом ее решить.

В течение десятилетий, точнее, уже 36 лет(!), мы слышим только одну и ту же мантру, как повторяющиеся ноты ручного органа: мы ищем инвесторов и почти нашли, еще немного и вопрос будет утрясен, решен, и все зацветет и заколосится.

Иногда, казалось, что среди этого информационного шума слышался голос бессмертного жулика О. Бендера: «Мужайтесь. Заграница нам поможет! Вы видите этого мощного старика?»

Приходится в очередной раз констатировать печальный факт: Domus скорее мертв, чем жив.












У него вырезаны внутренние органы и пущены на продажу, разбит скелет, кажется, уничтожена душа здания.

Тот ореол романтической таинственности, каким оно было окутано, растаял, оставив в душе горечь утраты и волнующие воспоминания детства.

Процедура перевода его в муниципальную собственность имеет цель вывести из-под ответственности частного владельца в связи с его банкротством и окончательно добить уже мертвый дом из-за невозможности обеспечить безопасность жителей и гостей города.

Это мы уже видели на примере квартала Seth Solberg, Linnankatu, 15 (ул. Крепостная, 15, комплекс зданий завода «Электроинструмент»).

Очень хотелось бы ошибиться, но реальность именно такова.


Архитектор Karl Adam Nils Gabriel Hård af Segerstad родился в Хельсинки 28.01.1873 года и умер там же 22.10.1931 года.



Karl Hård af Segerstad учился в Новой шведской школе в Хельсинки и перешел из последнего класса в политехнический колледж в 1891 году, который окончил в 1895 году со степенью в области архитектуры.

Профессия архитектора привлекла его, когда он проходил практику в Kiseleff & Heikel Architects еще до поступления в колледж.

Во время учебы он работал в офисе Grahn, Hedman & Wasastjerna и продолжил работать в том же офисе в качестве помощника после окончания учебы.

Karl Hård af Segerstad основал свой собственный архитектурный офис в Хельсинки в 1896 году. В этом же году он получил финское гражданство.

Karl Hård af Segerstad был помощником архитектора в Выборгском губернском строительном управлении в 1901-07 гг.

Из Выборга он вернулся в Хельсинки на должность городского архитектора, учрежденную только что в 1907 году, и пребывал в этой должности до 1921 года.

Karl Hård af Segerstad был секретарем Хельсинкской торговой палаты в 1919-31 годах, до своей смерти.





В дополнение к учебе он, как стипендиат, совершил несколько поездок за границу в страны Северной Европы и европейского континента: в Нидерланды, Францию, Италию, Австрию и Германию, где, в частности, посетил Мюнхен и Нюрнберг, в которых стиль модерн в то время был преобладающим в архитектуре.

Видимо, скандинавская и немецкая архитектура произвела на него самое неизгладимое впечатление.

Будучи новичком в финской архитектуре, он очень внимательно ознакомился со старой архитектурой городов Балтийского моря.
Возможно, в мюнхенской галерее  Alte Pinakothek  и произошло знакомство будущего архитектора с творчеством немецкого символиста
Arnold Bocklin.

За шесть лет в работы в Выборге официальные обязанности забирали большую часть его потенциальных возможностей.

Ему не оставалось много времени для частной деятельности, однако, за этот период ему удалось возвести несколько ценных зданий в Выборге.

В качестве доказательства художественного таланта Karl Hård af Segerstad можно привести весьма заметное в городском пейзаже здание городского рынка с его башней, увенчанной четырехскатной крышей.
















Это стройное здание в стиле модерн и сейчас имеет непреходящее значение.

Его главный фасад с квадратной башней с часами виден с другого конца города и является одним из городских ориентиров.








Герб города в качестве замкового камня на главном входе как бы переносит нас в средние века.




Во время постройки в 1906 году это было самое большое в Финляндии здание крытого рынка.

Во время «Зимней войны» здание сгорело










и в результате послевоенного восстановления лишилось великолепных треугольных фронтонов над боковыми входами, что значительно исказило первоначальный облик этого здания.





Была нарушена, как мне кажется, задуманная автором гармония ряда повторяющихся элементов боковых фасадов, словно череды волн.






Недаром Karl Hård af Segerstad был заядлым моряком.









Кроме того, по проекту Karl Hård af Segerstad в 1906 году построено жилое здание на Vahtitorninkatu, 14 (ул. Сторожевой башни, 12).






Изящный дизайн фасада здания, венчающийся оригинального вида башней, расположение его на высшей точки возвышенности, намеренная асимметричность главного фасада придает проекту действительно романтичный вид.
Здание сохранилось, но его состояние, как следует из следующего фоторяда, оставляет желать лучшего и ярко демонстрирует отношение городских властей к старому городу.


























Архитектура Karl Hård af Segerstad была отражением его хорошего вкуса, отличалась грамотным, тщательно проработанным дизайном. Фасады его проектов были, как правило, тематически богатыми.

Он зарекомендовал себя как умелый руководитель и образцовый человек долга.

Наряду с любовью к мореплаванию, теннис и столярные работы также были в числе его хобби.

Как частное лицо он был известен, как заслуживающий доверия, всегда преданный своим друзьям, человеком.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments