reg_813 (reg_813) wrote,
reg_813
reg_813

Category:

На выборгских развалинах. Часть 191.

Выборгский лагерь военнопленных № 6. Глава 1.

VANKIEN VARTIJAT
Ihmislajin psykologia, neuvostosotavangit ja Suomi 1941–1944
Mirkka Danielsbacka
Helsinki 2013

Пленные под охраной
Психология человека и советские военнопленные в Финляндии в 1941–1944 годах.
Автор Миркка Даниэлсбака
Хельсинки 2013

Эта диссертация, подготовленная Mirkka Danielsbacka, исследует обращение с советскими военнопленными во время «Войны продолжения» (1941–1944 гг.).

Исследование фокусируется на массовой гибели советских военнопленных от рук финнов и администрации финских концентрационных лагерей в период 1941-1942 гг.
Во время «Войны продолжения» Финляндия захватила не менее 67 000 советских военнопленных, из которых по меньшей мере 19 000 и, вероятно, более 22 000 (то есть около трети) умерли.
С этой точки зрения смертность военнопленных в Финляндии была гораздо ближе к тоталитарным режимам - Германии, Советского Союза и Японии, чем к другим демократическим страны, таким как Великобритания или США.
Финны захватили большинство военнопленных осенью 1941 года, и большинство военнопленных, которые погибли — умерли зимой 1941–1942 гг.
В большинстве случаев причиной смерти было недоедание. Военнопленные страдали от недостатка пищи, главным образом из-за того, что финны перегружали их работой и предоставляли им слишком скудную еду.

* Советский заключенный в голодном обмороке. Karhumäki 1942.02.10.

Зачастую для питания заключенных использовали мясо павших на фронте лошадей. Karhumäki 1942.02.10.

Очередь за получением лагерного пайка. Syvärin lohko, Pertjärven mottimaasto. 1942.04.17.

Кроме того, плохая гигиена и скученность в лагерях для военнопленных способствовала распространению инфекционных заболеваний.

В исключительно холодную зиму инфекционные заболевания оказались смертельными для плохо одетых и недоедающих военнопленных. Несмотря на массовую гибель военнопленных, воспоминания о военнопленных в Финляндии, которые работали на финских частных фермах, доносят до нас неплохое отношение к ним и связано с тем, что у военнопленных, работавших в сельских домах, было больше шансов выжить, чем у работавших в других местах или находившихся в лагерях под наблюдением охраны.
Основные вопросы исследования Mirkka Danielsbacka:

Почему так много советских заключенных умерли в финских тюрьмах во время «Войны продолжения»?

Почему Финляндия оказалась так далеко от других западных демократий в своем обращении с военнопленными?

Почему отношение финнов к военнопленным было настолько амбивалентно, как это связано с прошлой историей и отношением к своим военнопленным руководства СССР?

База данных Национального архива Финляндии о смертности военнопленных во время «Войны продолжения» является наиболее важным источником.
Кроме того, автор использует в качестве исходного материала административную переписку между департаментами, которые отвечали за содержание военнопленных, личные архивы лиц, имеющих отношение к ведению дел военнопленных и отчеты инспекторов лагерей военнопленных.
Mirkka Danielsbacka утверждает, что для полного понимания причин обращения с военнопленными мы должны наблюдать это явление как взаимодействие психологии человека и культуры военного времени Финляндии.
Таким образом, теоретическая основа этого исследования основана на эволюционной и социальной психологии.

Основные понятия, касающиеся человека, его психологические предрасположенности - это самообман, диффузия (размытость) ответственности, эффект свидетеля, тенденция категоризации, дегуманизация, ксенофобия, этноцентризм, и, в противовес этим отрицательным тенденциям - сопереживание, сочувствие и взаимность.
Это исследование показывает, что психологические предрасположенности человеческого разума - особенно предрасположенность к самообману и дегуманизации - делают понятным развитие массовой гибели советских военнопленных и тот факт, почему финны так долго реагировали на эту ужасную ситуацию.

Кроме того, автор выделяет ограничения, необходимые для того, чтобы сделать условия военнопленных гуманными, наиболее важными из которых были те, которые бы побудили финнов поддержать военнопленных.
Основными мотивирующими факторами более гуманного отношения к военнопленным могли быть: репутация цивилизованной нации, продолжение войны со значительно ослабленной верой в то, что Германия выиграет войну, трудовые потребности местных частных работодателей, внешнее и внутреннее политическое влияние.

Исследование также показывает, что те финны, которые были в личном контакте с военнопленными, обычно быстро избавлялись от пренебрежительного отношения к ним из-за способности человека к эмпатии и сочувственной необходимости помочь другим, вытекающие из морального чувства взаимности.

Смертность военнопленных в Финляндии была на очень умеренном уровне в первые месяцы «Войны продолжения», но в ноябре 1941 года она начала расти, и за этот месяц, по меньшей мере, шестьсот военнопленных погибли.
До этого, в июле-октябре, т.е., за четыре месяца, погибло около пятисот военнопленных, поэтому рост смертности в ноябре был значительным. Увеличение смертности было отчасти связано с огромным увеличением числа военнопленных, поскольку на этапе наступления и продвижения по территории в 1941 году финны захватили большое количество военнопленных.
Однако смертность по отношению к числу имеющихся военнопленных увеличилась в соответствии с абсолютной смертность, за исключением пика в июле 1941 года, который мог быть связан просто с тем фактом, что не все заключенные в июле к концу месяца были зарегистрированы.
В декабре абсолютная смертность военнопленных удвоилась по сравнению с ноябрем и продолжала расти до февраля 1942 года, когда в течение месяца погибло более 2500 заключенных, после чего смертность начала снижаться, но в марте-июне число смертей в месяц по-прежнему превышало 1000 и более 500 в месяц до сентября.

К сентябрю 1942 года погибло в общей сложности 16 566 военнопленных, или около 87 процентов от общего числа погибших во время войны 19 085 военнопленных.
Данные о погибших военнопленных на рисунке 1 основаны, главным образом, на базе данных, собранной Национальным архивом из архива Красного Креста. Поэтому учтены только зарегистрированные военнопленные и, помимо приведенного выше рисунка, только те, чьи даты смерти известны.




Всего зарегистрированных военнопленных погибло во время «Войны продолжения» 19 085, без даты смерти числится еще 721 военнопленный.
Вполне вероятно, что из них тоже большинство умерло в те месяцы, когда смертность среди заключенных была самой высокой.
Регистрация военнопленных отставала от их содержания под стражей, а все заключенные на этапе наступления, получили регистрацию только в 1942 году.
Те, кто умер раньше, не включены в базу данных Национального архива. Число незарегистрированных смертей оценивается, как минимум в 3000 военнопленных, что может быть считается минимальной оценкой.
Точная информация об этих военнопленных вряд ли когда-либо будет получена.
Принимая во внимание оценку незарегистрированных смертей, уровень смертности военнопленных в Финляндии возрастает примерно до 33%.
В международном сравнении смертность военнопленных в Финляндии была ближе к смертности немецких, советских и японских лагерей военнопленных, чем к смертности в лагерях у западных союзников, таких как Великобритания, США или Франция (см. Таблицу 1).


В немецких восточных лагерях для военнопленных во время Второй мировой войны оценки смертности в России колеблются от 30 до почти 60 процентов.
Немецкие лагеря военнопленных в Финляндии и Норвегии были исключением в этом отношении, поскольку они значительно сократили число советских военнопленных.
В немецких тюремных лагерях в Лапландии около 10 процентов советских солдат погибли и около 13 процентов советских заключенных, переведенных в Норвегию, несмотря на суровые условия.

Причиной относительно низкой смертности, вероятно, была важность трудозатрат военнопленных для выживания немецких солдат, а также тот факт, что военнопленные содержались там в относительно теплое время года.
Немецких военнопленных, заключенных в тюрьмы и лагеря Советским Союзом, предположительно, погибло около 35–45 процентов.

Финских военнопленных во время «Войны продолжения» - около 32 процентов.
Солдатов союзников погибло в японских лагерях в среднем около 27 процентов.
Американцы - около 33 процентов, австралийцы - около 34 процентов, британцы - около 25 процентов и голландцы - около 23 процентов.
Другими небольшими группами западных военнопленных, удерживаемых Японией, были канадцы - 16 процентов и новозеландцы - 26 процентов, из которых умерли в неволе.

На западе, в лагерях союзников, смертность немецких военнопленных - несколько процентов.

Немецких заключенных, погибших во французских лагерях - около 3 процентов, в британских лагерях около 0,03 процента, и в американских лагерях около 0,15 процента.

Смертность западных союзников в немецких лагерях для военнопленных также низка.

Например, британские и американские военнопленные погибли в немецких лагерях в количестве только около 3-5 процентов.
Mirkka Danielsbacka рассматривает увеличение числа военнопленных на ранних этапах «Войны продолжения», во время наступления, исследует формирование лагерной организации, распределение заключенных, планы, разработанные для них, а также формирование образа врага из россиян и отношение к военнопленным.
В «Войне продолжение» войны главный удар Финляндии был направлен на Ладожскую Карелию.
Наступление началось 10 июля 1941 года и в начале октября финские войска заняли Петрозаводск.
Оккупация Карельского перешейка началась в начале августа и Выборг был завоеван в конце этого месяца.
В направлении перешейка атака была остановлена после достижения старой границы перед Ленинградом.
Хотя немцы оказывали давление на Финляндию продолжать наступление на Ленинград, Маннергейм, как и президент Рюти были против этого.
Они не хотели, чтобы в захвате Ленинграда участвовали финские войска, хотя судьба Ленинграда в высшем военном руководстве Финляндии рассматривалась таким же образом, как и у немцев.
По словам финнов, город должен был завоеван, но с помощью немцев. Атаки финских войск продолжались на севере и востоке Карелии. Прогресс остановился и фронт затих только в декабре 1941 года.
В связи с быстрым продвижением финских войск и разными стилями боевых действий у финнов и у Советов (наличие запретов на отступление) было захвачено в плен очень большое количество советских воинов.
Если в начале «Войны-продолжения» в июле в их руках было лишь около 1150 человек - в августе их число возросло до 17 000, а в следующем месяце их число увеличится более чем на 20 000, а в октябре - более чем на 10 000.
В конце декабря финны удерживали не менее 55 000 советских военнопленных (см. Таблицу 2).

В соответствии с Женевской конвенцией 1929 года с военнопленными разрешалось обращаться на основании их военного статуса, здоровья, профессиональных навыков или пола, но только в пользу заключенного.
Женевская конвенция 1929 года не запрещала сегрегацию военнопленных по национальности или расе, в статье 9 прямо предусматривалось проведение различия между представителями разных национальностей и рас в разных лагерях.
Однако, национальность не должна была влиять на обращение с заключенными, но это в Женевской конвенции 1929 года определялось только косвенно.
И только в Женевской конвенции 1949 года связь между гражданством и обращением с заключенными была прямо запрещена.
Военнопленные по национальности уже распределялись в Первой мировой войне.
Например, во Франции военнопленные были разделены по национальности, достоинству и в соответствии с их статусом рабочих групп, работа которых варьировалась в зависимости от этих вышеупомянутых характеристик.

Наиболее известным примером принципов разделения военнопленных является национал-социалистическая Германия, которая установила свою иерархию военнопленных в соответствии с расой, но, в некоторой степени, с учетом политической ситуации из-за возможных ответных мер против заключенных немецких солдат.
Последнее было действительно только для военнопленных западных союзников.
Военнопленные имели различные льготы в немецких лагерях в зависимости от национальности, включая различные порции еды. Английские и позже также американские (белые военнопленные) были самыми высокими по статусу в немецкой иерархии военнопленных и пользовались наибольшими преимуществами.
Германия выполняла практически все то, что требовалось по Гаагской и Женевской конвенциям, частично из-за страха мести.
Шел обмен информацией не только о заключенных, но и о раненых и больных военнопленных.
Кроме того, Международному комитету Красного Креста было разрешено осматривать лагеря американских и британских заключенных, а также разрешалось проверять посылки помощи Красного Креста.
Французские, бельгийские и голландские военнопленные, которых немцы считают расово неполноценными, уже содержались в менее благоприятных условиях. Это касалось также французских колониальных сил, юго-восточных европейцев, поляков и русских.
В советских военнопленных немцы выделяли по национальности украинцев, белорусов, поляков, литовцев, латышей, эстонцев, румын, финнов и грузин.
По германским планам всех их, кроме поляков и грузин, нужно было освободить и отправить на родину.

Для всех национальностей этот план не был реализован.
В Германии принципы классификации были более сложными, например, из-за того, что с меньшинствами предполагалось обращаться лучше, чем с титульными национальностями.
Разделение военнопленных по национальности также было обычной практикой и в других воюющих государствах Второй мировой войны. Британия сделала четкое разделение между немецкими и итальянскими военнопленными.
Особенно после того, как фокус Второй мировой войны сместился ближе к Британии весной 1940 года, и завоевание островов стало реальной угрозой.
Немецкие военнопленные стали наиболее угрожающими с британской точки зрения.
Угроза Британии от наличия на ее территории немецких военнопленных могла даже превзойти принцип взаимности в обращении с военнопленными.
Поэтому англичане частично передали немецких военнопленных Франции и Соединенным Штатам и Канаде.
Военнопленные, которые оказались, в частности, в Соединенных Штатах, в целом содержались более, чем достойно, но французы с ними обращались плохо.
Итальянские военнопленные считались гораздо более политически безвредными в Британии, чем немцы.
В Соединенных Штатах во время Второй мировой войны содержалось около 420 000 военнопленных в 700 лагерях для военнопленных по всей стране.
Абсолютное большинство военнопленных были немцы, но также было около 53 000 итальянских военнопленных и около 5400 японских. Большинство японских военнопленных американцы передали в Австралию и Новую Зеландию, и только тех, которые считались важными с точки зрения разведки, были экспортированы в Америку.
В Соединенных Штатах немецкие, итальянские и японские военнопленные были разделены, но обращение со всеми было в основном в соответствии с Женевской конвенцией.
Например, питание заключенных было неплохое, так что немецкие военнопленные даже откармливались во время заключения, а японцы получали больше еды, чем в их собственной армии.
Конечно, Соединенные Штаты могли себе это позволить, несмотря на нехватку рабочей силы, страна была единственной страной Второй мировой войны, которая не страдала от нехватки продовольствия. Фактически, производительность сельскохозяйственного сектора в Соединенных Штатах значительно возросла во время войны.
С другой стороны, солдаты США четко различали японских и не японских солдат.
Японские солдаты были бесчеловечными противниками, похожими на животных, что было не так верно в отношении немцев.
Это происходило частично благодаря информации и слухам о том, что японцы были жестоки по отношению к военнопленным.
Дегуманизация противника также была причиной жестокости по отношению к японским военнопленным со стороны солдат США.
В Советском Союзе военнопленные были распределены во время Второй мировой войны в лагерях для военнопленных в соответствии с воинским званием и национальностью, как требовал Указ о военнопленных, пересмотренный в сентябре 1939 года.
Помимо Указа о военнопленных в Советском Союзе были инструкции и приказы относительно разных национальностей.
Финских военнопленных было относительно мало и, как правило, они не выделялись в отдельную категорию в советской политике военнопленных, не было и многочисленных специально для них составленных отдельных инструкций, как, например, для немцев и поляков.
Несмотря на отдельные инструкции, к немецким военнопленным, например, не относились хуже, чем к заключенным других национальностей.
Национализация военнопленных и неравноправное отношение к ним были связаны как с политической, так и с военной ситуациями, а также и с изменениями, которые произошли в воюющих странах.
Особенно в Германии, где расовая иерархия мышления, была преобладающей во время Второй мировой войны.
Расовое мышление было широко распространено как в тоталитарном, так и в демократическом в мире.
Западное расовое мышление проявлялось, в частности, в политике в отношении неевропейцев.
Например, премьер-министр Англии Уинстон Черчилль отказался помочь индийцам в борьбе с голодом в Бенгалии, хотя сами британцы и вызвали его своими действиями.
Он обвинил в голоде индийцев, которые «размножаются как кролики», и сказал, что ненавидит индийцев.
По словам Черчилля, они - «жалкая нация с ужасной религией».
Во время Второй мировой войны Соединенные Штаты заключили сотни тысяч американцев в концентрационные лагеря просто потому, что они были японцами по расе, врагами Соединенных Штатов.

Согласно Указа Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 г. была ликвидирована Автономная Республика немцев Поволжья и произведена тотальная депортация немцев из АССР. Для этой цели заранее на территорию АССР НП были введены войска НКВД.
"По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов", - говорилось в Указе.
Немцам было отдано распоряжение в течение 24 часов подготовиться к переселению и с ограниченным количеством своего имущества прибыть в пункты сбора. 
Немецкие жители республики были вывезены в отдаленные районы Сибири, Казахстана и Средней Азии.
Согласно этому указу в сентябре-октябре 1941 г. было депортировано 446 480 советских немцев (по другим данным 438 280).
В сентябре 1941 года многие военнооябязаннве лица немецкой национальности были отправлены с фронта в тыловые части. В последующие месяцы депортация коснулась почти всего немецкого населения, проживающего на территории Европейской России и Закавказья, не занятых вермахтом. Переселение немцев производилось постепенно и завершилось к маю 1942 года. Всего в годы войны было переселено до 950 тыс. немцев. 367 000 немцев было депортировано на восток (на сборы отводилось два дня): в республику Коми, на Урал, в Казахстан, Сибирь и на Алтай.
Историки в России и Казахстане на основании данных отдельных лагерей приходят к выводу, что в 1941-1956 годах погибла примерно треть всего немецкого населения Советского Союза.
Сюда относятся как жертвы самой депортации, то есть во время движения эшелонов, так и жертвы трудармии - непосредственно погибшие на работах или получившие травмы и преждевременно умершие, а также немалое количество женщин и детей, умерших на спецпоселении.

* Курсив мой.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments