reg_813 (reg_813) wrote,
reg_813
reg_813

Categories:

На выборгских развалинах. Часть 205.

Четыре берега — одна судьба.

История села Nurmi уходит далеко в прошлое.

У места слияния двух рек Rakkolanjoki (р. Селезневка) и Hounijoki (р. Бусловка), находилась деревня, через которую проходила средневековая дорога, а с конца 19 века к ней добавилась железнодорожная ветка Санкт-Петербург-Гельсингфорс.

Доминиканским братством, которое доминировало в деревне в средние века, и индустриализацией, начавшейся в 19 веке и был сформирован своеобразный облик деревни.

В отличие от соседней деревни Rakkolanjoki, деревня Nurmi сохранила своих первоначальных жителей, и на промышленных предприятиях работало исключительно местное население.

Изначально село состояло из одного дома - Nurmi.

В конце 14-го или начале 15-го века был основан доминиканскими монахами гостевой дом на улице Ylisen Viipurintien.

При Густаве Ваасе в 1530 году ферма была подарена мэру Выборга Nils Grabbelle.

Затем эта местность стала «наследием короля» Густава Ваасы, т. е., государственной собственностью Шведского Королевства.

Однако в 1561 году король Erik XIV, подарил деревню Klaus Kristerinpoika Hornille, от которого поместье было возвращено в «наследство короля» всего через два года.

В конце 17 века, во время правления королевы Kristiina, ферма стала коневодческой, но в результате Северной войны ферма снова стала собственностью короны, на этот раз Петра Великого.

В 1723 году царь выделил около трети фермы выборгскому купцу Sutthoff для лесопиления.

Однако главная ферма Nurmi вместе с более мелкими фермами по-прежнему управлялись совместно большой семьей Nurmi.

В 1795 году царица Екатерина II подарила главное поместье русскому офицеру Carl Opperman.

Однако большая семья Nurmi продолжала жить в деревне.

В 19 веке семья Nurmi унаследовала часть лесопилки, контролируемой Sutthoff в качестве наследства.

С другой стороны, выборгский купец Hackman выкупил всю ферму в 1872 году и основал бумажную фабрику на берегу реки Hounijoki, которая, однако, сгорела дотла в следующем году.

Можно сказать, что, к счастью, так как в качестве сырья для бумаги была выбрана солома.

Новая фабрика Hackman, основанная на пепелище бумажной фабрики, вскоре превратилась в довольно доходное предприятие, а ее продукция стала известна по всей Финляндии и Санкт-Петербургу: ножи, вилки и превосходные коньки Nurmis.

Хотя производство коньков прекратилось в 1930-х годах, многие использовали недорогие Nurmikset (газоны) еще в 50-х годах.

Коньки Nurmis крепились к отверстиям в подошве лыжных ботинок или «моно» при помощи винта.

Ключ, изображенный на картинке, висел на шее детей.

Шип для ключа использовался для очистки отверстия в каблуке от снега перед установкой лезвия конька.

Зимой это были школьные ботинки, за исключением дождливой погоды, когда носили резиновые сапоги.

Изначально «Mono» была собственным брендом компании Lahti Boots and Lapse Sauce Industry Oy, основанной Jussi Monosen.

Когда в народе все лыжные ботинки стали называть «Mono», это слово стало нарицательным.

Производимые Hackman столовые приборы




большей частью продавались в Россию, но намерение владельцев состояло в том, чтобы расширить рынок и охватить всю Европу.

В 1885 году фабрика наняла почти 100 человек.

Наряду со столовыми наборами шло и изготовление ножей,





старейшие ножи имеют клейма “Hackman Wiborg”.


+

В 1875 году датчане Höffding и Hagemann основали первый целлюлозный комбинат в Финляндии прямо на берегу реки Rakkolanjoki.

Производства менялись - иногда производили мыло, иногда шерсть, войлочную обувь,



упаковочную бумагу, иногда даже ткани.

Деревня жила и росла.

Hackman основал в деревне в 1877 году шведскоязычную школу для детей своих заводских рабочих.





Жизнь села с заводами и железной дорогой была достаточно насыщенной и разнообразной.

Деревенская община во многом напоминала соседнюю деревню Rakkolanjoki.

Стремительному росту поселка способствовало появление железнодорожной станции сразу после завершения строительства линии, когда продукция фабрики по производству плитки в Rakkolanjoki проходила в основном через станцию Nurmi.


Продолжение производства Nurmi даже после банкротств и закрытия заводов гарантировало сельчанам много работы.

Рабочие заводов временами казались очень довольными условиями труда, но волна забастовок начала ХХ века неизбежно пришла и в Nurmi. Деревня и ее фабрики пережили это с наименьшими потерями.

Однако, через десять лет во время Гражданской войны, противостояние различных классов достигло такого накала, что осталось в истории как необычайно кровавое пятно.

Даже после этого деревня постепенно вернулась к нормальной - или, по крайней мере, внешне - жизни, переживая небольшой спад вплоть до начала «Зимней войны».

Бомбардировки во время «Зимней войны», которым подвергались железнодорожная станция



и мост,



задели и деревню, но первоначальное здание фабрики Hackman — теперь она называлась Nokian Gummitehdas Oy - «Резиновый завод Нокия» - осталось относительно нетронутым.

В 1940-х годах Oravan tehtaat Oy начала одевать финскую армию для будущих сражений «Войны-продолжения».

Nurmi стала известной в конце «Войны-продолжения» как станция, на которую 07.09.1944 года прибыла из Хельсинки финская правительственная делегация для проведения переговоров о перемирии.







Далее она отправилась на автомобилях, так как железнодорожного сообщения с Выборгом не было.


В районе Juustila-Ylivesi





делегация пересекла линию перемирия и отправилась в Москву.


Теперь от села Nurmi мало что осталось.

Некоторые старые постройки сохранились, но в целом вид села, как нетрудно догадаться, грустный.

По фински «nurmi» - трава, дерн и советское название Лужайка можно считать вполне адекватным финскому топониму Nurmi.

В месте слияния Rakkolanjoki и Hounijoki были расположены два предприятия: Nokian Gummitehdas Oy








и Oy Nurmi Ab:n saippua- ja huopajalkinetehdas (Oy Nurmi Ab - мыловаренная и войлочная обувная фабрика).















Каждое предприятие построило на реках плотины:


  • Nokian Gummitehdas Oy на Hounijoki;


  • Oy Nurmi Ab:n saippua- ja huopajalkinetehdas на Rakkolanjoki.


Плотины образовали небольшие водохранилища и за счет перепада уровней оба предприятия имели возможность, используя гидросиловые установки, приводить в движение механические станки.

В настоящее время обе плотины разрушены.



























От зданий мыловаренной и обувной фабрики остались только основание дымовой трубы котельной да небольшие кучки кирпичей.






От Nokian Gummitehdas Oy остались два здания на берегу, основное здание исчезло.







Некогда густо населенный пункт поражает своим безлюдием, а бездействующий железнодорожный переезд, обустроенный для надежного перекрытия движения на время прохождения скоростного поезда «Аллегро», вызывает в памяти ассоциации с фильмами-катастрофами.

Кажется, что из-за железнодорожной насыпи под неумолкаемый шум воды через разрушенные плотины вот-вот появятся толпы зомби, пораженные смертельным вирусом.

Невольно оглядываешься и мысленно представляешь себе путь отхода к оставленной на дороге машине.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments