Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

На выборгских развалинах. Часть 194.

Выборгский лагерь военнопленных № 6. Глава 4.

Число умерших в Выборгском лагере составило 857 человек.

По финским данным, в Выборге захоронения умерших военнопленных производились в трёх местах: на кладбище Сорвали (251 военнопленный, умерший в госпитале); на кладбище в Тиенхааре, основанном в начале 1942 года (1904 человек);









на перекрёстке дорог в районе бывшего поста ГАИ (125 человек).

И если в районе посёлка Калинина установлен частным порядком гранитный обелиск на месте бывшего захоронения воинов 23-й армии, умерших в финском плену в 1941-1944 годах,






позднее дополненный обелиском в память о воинах-татарстанцах. погибших в боях и плену,





то остальные места, связанные с советскими военнопленными никак не обозначены, в том числе и место расположения выборгского лагеря № 6.

Считается, что слова Сталина: «В Красной Армии нет военнопленных, есть только предатели и изменники Родины» - это подлая выдумка власовцев, жаждавших представить режим Сталина бесчеловечным.

Однако, реальное отношение к попавшим в плен было именно таковым и, к сожалению, оно остается таковым и до сих пор. Несмотря на попытки отдельных граждан как-то отметить места, в которых их родственники провели самые страшные для них дни жизни, ставшие для многих последними, реакция официоза дальше выражения соболезнования и общих фраз об огромной работе, проводимой ими по установлению исторической правды, как правило, не идет.

Хорошо, что не мешают устанавливать памятные знаки.

Места массовых захоронений на кладбище Sorvali и на перекрестке возле старого поста ГАИ не обозначены.

В настоящее время территория бывшего лагеря полузаброшена,




деревянные казармы исчезли, оставив после себя только заросшие фундаменты.








Возможно, это одна из сохранивнихся деревянных казарм.





Из каменных строений сохранилась только одна перестроенная казарма








и несколько служебных построек.










Развалины одной из них можно видеть на улице Батальонной.












Остатки каменного покрытия дороги или плаца.




А это, по всей видимости, реконструкция лагерных сортиров.







Вид на Выборгский замок предположительно от  главных лагерных ворот.


В качестве резюме хотелось высказать несколько соображений по поводу подверженности человеческого сознания манипуляциям со стороны средств массовой информации и официальной пропаганды.

Один из выводов, который следует сделать — это реальная возможность, даже в относительно демократической стране, при определенных условиях, используя оголтелую милитаристскую и националистическую пропаганду, создать в ней атмосферу расовой нетерпимости и безразличия к судьбе десятков и сотен тысяч людей.

Что можно вытворять в странах с тоталитарным образом правления уже можно и не обсуждать.

Думаю, что из этого факта органично вытекает то, что средства массовой информации в демократических странах должны законодательно отделены от государства, точно также, как церковь. Одних законов об их независимости и защите свободы слова явно недостаточно.

Государственные СМИ в силу своего статуса и фактически неограниченного финансирования, когда можно купить талант за огромные деньги и поставить его на службу самым отвратительным фантазиям руководства, с задачами объективного информирования не справляются.

Зачастую они превращаются, в подобных условиях, в информационно-пропагандистские войска, убивающие не хуже оружия массового поражения.

Второй, не менее важный, на мой взгляд вывод: не следует заигрывать с тоталитарными режимами, надеясь на их постепенную и самостоятельную эволюцию в сторону демократии.

Нельзя даже использовать их в качестве союзников, это только продлевает их существование и дает повод диктаторам (персональным или коллективным) править до своей физической смерти.

Пример Финляндии, ставшей союзницей нацистской Германии, это предупреждение любителям пожимать кровавые руки диктаторов, коих и в нашем современном мире достаточно.

Только постоянное внешнеполитическое давление и санкции политического и экономического характера могут дать импульс к продвижению этих режимов к более цивилизованному образу правления.

Последний яркий пример этому — действия КНР, приведшие мир на грань экономического и социального коллапса и грозящего физическим уничтожением человеческого рода.

Отвлекаясь от происхождения коронавируса, пусть этим занимаются вирусологи и микробиологи (сейчас у нас все стали крутыми специалистами в этих областях, начиная от президента и кончая любителями постить котиков, особенно, когда выяснилось, что венценосная зараза не щадит и этих милых хвостатых), можно с уверенностью констатировать, что закрытость китайского общества, отсутствие в нем свободы слова и независимых СМИ привели к тому, что мир не был своевременно информирован о грозящей опасности и не смог к ней подготовиться.

Те же, кто осмелился говорить правду, возможно, поплатились за это свободой и самой жизнью.




На выборгских развалинах. Часть 193.

Выборгский лагерь военнопленных № 6. Глава 3.

Карта концентрационных лагерей в Финляндии.




Всего в Финляндии было организовано 34 лагеря для советских военнопленных.
Через выборгский лагерь № 6 прошло суммарно до 17 000 заключенных.

В Liite 3 приведены данные по наполняемости лагерей, из которого следует, что выборгский лагерь был самым большим из 24 перечисленных в данном приложении.

Хотя первоначально он был рассчитан на содержание 4000 заключенных, реально число пленных превышало эту цифру более, чем в два раза.

Лагерь располагался на территории, ограниченной современными улицами Островная, Батальонная, Петровская, берегом Saunalahti (Банный залив) и территорией, прилегающей к больнице Сестер Милосердия (нынешняя ЦРБ), в котором размещался 64-й военный госпиталь, занимавшийся лечением военнопленных.









Кроме основного лагеря  было несколько вспомогательных, расположенных в  Tienhaara, Säkkijärvi (здесь был еще отдельный лагерь для выздоравливающих), Inkilä, Räisälä, Käkisalmi, Pölläkkälä, Heinjoki, Kaukjärvi / Perkjärvi, Kanneljärvi, Makslahti (Römpötti).
Погибли  в лагере в общей сложности  857 человек (по другим источникам 839 человек), из которых 87 были расстреляны.

Распределение смертности по годам:
1941: 76 человек;
1942: 755 человек;
1943: 4 человека;
1944: 3 человека.

Похоронены умершие в местах, где их застала смерть: Lappee, Simola, Tuomioja; Inkilä; Kanneljärvi; Kirvu, Ylikuunu; Koivisto, Römpötti; Kuolemajärvi; Muolaa, Perkjärvi; Nuijamaa, Pälli; Räisälä; Säkkijärvi;  Särkijärvi (лагерь для выздоравливающих); Uusikirkko, Kaukjärvi; Viipuri mlk, Rautakorpi; Viipuri, Tienhaara.

Финский военный архив SA-kuva содержит множество фотографий этого лагеря, многие из которых имеют явно постановочный и пропагандистский подтекст, но из которых можно составить представление о самом крупном концентрационном лагере для военнопленных на территории Финляндии.

Collapse )

Основный лагерь располагался в бывших военных казармах постройки конца 19 и начала 20 веков. Частью казармы были деревянными, частью кирпичными.
В 1939 году в этих казармах располагался, по всей видимости, Выборгский полк противовоздушной обороны.


Этот лагерь, судя по фотографиям, был приспособлен для содержания пленных круглый год.
Кроме основного лагеря

Близость двух лечебных заведений: больницы Сестер Милосердия и Выборгского военного госпиталя давало надежду на своевременное получение медицинской помощи.

Другое дело, насколько оказываемая лечебная помощь была адекватна состоянию нуждающегося в ней военнопленного.

Согласно имеющимся в Ленинградском областном архиве в Выборге книгам регистрации и учёта больных 64-го военного госпиталя, в котором лечились военнопленные, 9703 советских военнопленных побывали в лазарете. Обслуживающий персонал на 15.07.1942 года составлял 186 человек (48 отделений).
Погибли в общей сложности 2063 военнопленных, из которых расстреляны 5 человек.

В 1941году  - 172 человека;
в  1942 году  - 1826 человек;
в  1943 году  - 63 человека.
Похоронены,  в основном, на к
ладбище Тиенхара.

Collapse )


https://gazetavyborg.ru/news/odna-iz-stranits-voennoy-istorii/

http://vyborg-press.ru/articles/25953/

Информацию об умерших военнопленных и гражданских лиц во время Второй мировой войны в Финляндии можно найти по адресу:

http://kronos.narc.fi/.

База данных содержит сведения о 18 925 советских военнопленных, погибших во время «Войны-продолжения» в 1941-1945 годах на территории Финляндии . В базе отсутствуют сведения о нескольких тысяч лиц, данных о которых не были найдены в источниках.

Количество таких военнопленных оценивается числом около 3000 человек.

В базе данных также содержатся сведения о 4279 гражданских лиц, погибших в 1941-1944 годах в лагерях Восточной Карелии.

На выборгских развалинах. Часть 192.

Выборгский лагерь военнопленных № 6. Глава 2.

В Финляндии одним из ярких проявлений расового мышления было заключение русского населения в концентрационные лагеря в оккупированной Восточной Карелии.
Суомен Кувалехти писал о планах для русского населения в августе 1941 года: «Чувства ложной жалости и либерального смущения бесполезны. Оставив стадо русских на наших шеях, мы имели бы постоянные интригу, шпионаж и нигилизм на наших территориях. Финская страна и кровь должны быть чистыми».

Политическое и национальное разделение военнопленных в Финляндии отражало и разведывательную деятельность в отношении военнопленных.
Помимо поддержания спокойствия заключенных, присутствовали и элементы расового мышления, которое в крайних проявлениях приобретало черты национальной ненависти.
Кроме того, политическая сегрегация военнопленных также отражала идеологические цели войны.
По сравнению с другими странами, распределение военнопленных в Финляндии было очень похоже на распределение в Германии, отчасти потому, что страна столкнулась с тем же врагом.
Женевская конвенция требует обычного разделения национальностей и является обычным делом в других местах.
Напротив, отделение политического персонала от других военнопленных противоречило Женевской конвенции.
В Германии это было сделано открыто - более скрыто и мягче в Финляндии.

Финская пропагандистская листовка во время «Зимней войны».

Обращение с политическим персоналом в Германии было явно более строгим, чем в Финляндии.
И только в Финляндии племенные (родственные угро-финские) военнопленные были открыто поставлены в значительно лучшее положение.
Из предыдущих исследований известно, что финны содержали не менее 67 000 советских военнопленных во время «Войны продолжения», из которых не менее 19 000 и, возможно, более 22 000 или около трети умерли.
Большинство военнопленных были заключены в тюрьмы во время наступательной фазы войны осенью 1941 года, а большинство погибших погибло зимой 1941–1942 годов.

Причиной смертей был голод и болезни, которым он способствует. Недоедание среди военнопленных было связано главным образом с тем, что им давали тяжелую работу и слишком мало еды.

Кроме того, плохая гигиена в лагерях для военнопленных и тесные помещения усугубили распространение инфекционных заболеваний, вследствие чего недоедающие и плохо одетые военнопленные исключительно холодной зимой 1941–1942 умирали в массовом порядке.
До высшего военного руководства, информация о голоде советских военнопленных передавалась еще осенью 1941 года, то есть, речь идет о том, военное руководство своевременно было информировано об увеличение смертности.
Вопрос заключается в том, если финским властям и военному руководству было известно о развитии голода военнопленных, то почему не удалось предотвратить катастрофу?
Этому может быть дано два объяснения: голод военнопленных был преднамеренным или это было связано с независимыми от властей Финляндии причинами, в основном, нехваткой продовольствия.
Что поощряло насилие и равнодушие к военнопленным и что сдерживало эти чувства?
Один из ключевых вопросов заключается в том, была ли сознательной и целенаправленной политика в отношении военнопленных в Финляндии, которая привела к массовой гибели советских военнопленных?
Если да, то это означало бы, что военнопленные преднамеренно содержались как можно более слабыми, чтобы их можно было лучше контролировать, и что высокая смертность, как следствие этого была осознанным выбором.
Основываясь на исследованиях документов, нельзя утверждать, что финские военные или политическое руководство сознательно стремилось создать наихудшие условия для военнопленных.
В Финляндии, в отличие от союзнической страны Германии, политика в отношении военнопленных не руководствовалась совершенно безжалостными приказами.
Единственный, с точки зрения международного права, явно незаконный приказ, поступивший в штаб-квартиру генерал-лейтенанта Эрика Хайнрихс из генерального штаба, был приказ об использовании в разминирование, в основном, способных военнопленных.
Другое дело, было ли понимание тенденции голода военнопленных осознанным и преднамеренным.
Невосприимчивость стала возможной благодаря типичной психологической предрасположенности людей к самообману, с помощью которого финны пытались доказать себе, что в их действиях нет ничего плохого.
Условия для возникновения самообмана были благоприятными. Те, кто отвечал за снабжение военнопленных, были физически удалены от военнопленных и могли дистанцироваться от советских военнопленных также морально, что усилило равнодушие к военнопленным.
Осенью 1941 года как финские официальные лица, так и высшее армейское руководство могли оценить рост смертности военнопленных и принять реальные меры, которые требовались для исправления ситуации.
Интерпретация самообмана усиливается тем фактом, что Финляндия не была впервые опекуном заключенных. Небольшое количество военнопленных в короткой «Зимней войне» уже было в Финляндии, но в дополнение к «Зимней войне» в 1918 году Финляндия испытала неудачную политику в лагерях, в результате которой за короткое время погибли несколько тысяч красных заключенных.
Если бы финские власти признали провал политики тюремного лагеря 1918 года, повторения ситуации в 1941–1942 годах можно было бы избежать.
Важен также тот факт, что отчасти, одни и те же лица были привлечены для организации лагерей во время «Войны продолжения», что и в 1918 году.
Второй вариант объяснения - массовая смертность военнопленных была полностью независимой от финнов исключительно из-за нехватки ресурсов (нехватка продовольствия) и условий (холодный климат и инфекционные заболевания).
Надо сказать, что ресурсы тоже имели значение.
Как для Великобритании, так и для Соединенных Штатов, у которых, конечно же, были другие причины поддерживать жизнь своих военнопленных, адекватная забота о военнопленных было намного проще, так как нехватка продовольствия никогда не была такой же серьезной проблемой, как в Финляндии.
Несмотря на нехватку продовольствия, регулирующая экономика, которая также действовала в Финляндии во время Второй мировой войны, всегда означает выбор.
Германия передала голод гражданским лицам и военнопленным стран, которые она оккупировала,
Британия - своим колониям.
В Финляндии его перевели в военнопленные и концентрационные лагеря, а также в другие закрытые заведения.
В Финляндии власти, которые призваны обслуживать военнопленных, приравняли продовольственные пайки военнопленных пайкам гражданских лиц и военнослужащих, что создало искаженное представление об адекватности пищи военнопленных, поскольку гражданские лица и военнослужащие имели доступ к дополнительному питанию.
Согласно оценкам, официальные рационы гражданских карт покрывали только половину потребностей в энергии в худшие времена и все еще использовались в качестве основы для для размера довольствия военнопленных.
Нехватка продовольствия также вызвала голод в Финляндии, но только среди определенных групп, таких как муниципальные психиатрические больницы, чьи пациенты не имели доступа к дополнительному продовольствию, и больные в 1942 году умерли в количестве 10%.
В отличие от этого, смертность среди гражданского населения в Финляндии значительно не увеличилась.
Официальный рацион военнопленных в Финляндии был сопоставим на международном уровне с рационом других странах.
Самым важным в сфере общественного питания была связь между приемом пищи и работой, а также возможностью дополнительного питания.
Голод военнопленных поражал на работе, а не в лагерях.
Об этом свидетельствует тот факт, что офицеры, которые питались не намного лучше, чем другие военнопленные зимой 1941–1942 гг., погибли в количестве лишь несколько процентов за всю войну.
Кроме того, дополнительная пища неофициально предоставлялась военнопленным с весны 1942 года, это показывает, что официальные размеры рациона были слишком малы для работающих заключенных.
Размещенные на частных фермах военнопленные выжили лучше всего, так как их работа не была чрезмерно тяжелой и заключенные обычно получали дополнительную еду от фермеров.
В других воюющих странах также возможность дополнительного питания оказала решающее влияние на выживание военнопленных.
Например, американские и британские военнопленные не голодали в немецких лагерях военнопленных, в основном, благодаря помощи Красного Креста, которую они получали на регулярной основе.
В Финляндии не было значительных эпидемий инфекционных заболеваний среди советских военнопленных.
Возможно, одной из причин было то, что в результате эпидемий, имевших место в Советском Союзе в начале 20-го века, у них была защита от болезней.
Болезни, от которых военнопленные погибали, были вызваны болезнями в основном из-за недоедания и плохой гигиены в тесных лагерях, и поэтому были зависимы от действий финнов.
Точно так же холодная зима вызывала проблемы, в основном из-за того, что военнопленные содержались на улице, их одежда была неприспособленной для зимы, а их условия проживания зачастую были непригодны для зимних условий.
Финское военное и политическое руководство, а также должностные лица, ответственные за содержание военнопленных, руководители рабочих мест и охранники тюремных лагерей не имели никаких реальных причин, чтобы заставить голодать военнопленных путем изнурения чрезмерной работой зимой 1941–1942 годов.
Таким образом, вопрос заключается в том, действительно ли у них была причина содержать военнопленных, так, чтобы они не смогли выжить.
Голод разразился не на ранних этапах войны, на самом деле, многие факторы способствовали равнодушию и акценту на полезности использования советских военнопленных в качестве дешевой рабочей силы.
В частности, исходная ситуация с «Войной продолжением» не предвещала очень хорошей судьбы для финнов.
Судьба советских военнопленных, хотя бы должна быть представлена финской пропагандой как образец поведения гуманного победителя.

Регистрация советских военнопленных финской организацией Красного Креста.

Но здесь возникала проблема реагирования противной стороны.
Финляндия боролась с другим тоталитарным режимом СССР совместно с тоталитарной диктатурой Гитлера.
Тоталитарный режим ставит своих военнопленных в крайне неблагоприятные условия.
Во-первых, на тоталитарные режимы гораздо сложнее влиять путем международного давлением, чем на демократические государства, что означает, что тоталитарные государства могут действовать в отношении заключенных очень произвольно.
Во-вторых, тоталитарные режимы гораздо менее восприимчивы к внутриполитическому давлению, чем демократии.
Поэтому для тоталитарных государств судьба собственных солдат в тюрьме может не вызывать озабоченности.
Лидер тоталитарного государства, безусловно, не в полной мере защищен от давления внутренней и внешней политики, о чем свидетельствует более гуманное обращение немцев с военнопленными западных союзников.
На Восточном фронте немецкая война была тотальной, произвольной и крайне жестокой.
Финляндия, которая была партнером сильного тоталитарного союзника в завоевательной войне, сохранила, в отличие от многих других союзников Германии, свою систему демократического управления во время Второй мировой войны, которая, в принципе, могла бы защитить военнопленных.

Несмотря на это, Финляндия была явно ближе к тоталитарным странам, чем другие демократические страны с точки зрения смертности военнопленных.
В Финляндии возможности демократии сузились во время Второй мировой войны.
Выборы не проводились, это означало, что на выборах 1939 года был избран парламент, который проработал до весны 1945 года.
Кроме того, многие важные решения были, фактически, приняты в узком кругу, который включал высшее военное и политическое руководство страны.
Парламент об этом был мало информирован.
Во многих случаях Финляндия была близка к процедурам национал-социалистической Германии во имя общей войны против большевизма, о чем свидетельствует открытие Ула Сильвеннойненом существования и деятельности в Финляндии Миссии полиции безопасности Германии, Einsatzkommando Finnland.
Судьба советских военнопленных на восточном фронте Германии, голод или массовые убийства никогда не обсуждались в Финляндии.
Контакты с национал-социалистической Германией были близки, но обращение с советскими военнопленными было не таким жестоким в Финляндии, как в Германии.
На своей территории Финляндия несла ответственность за военнопленных, в стране был разработан широкий спектр планов содержания и работы военнопленных в начале «Войны продолжения». Но подготовка позже оказалась явно недостаточной, так как война длилась дольше, чем ожидалось.
Важно, что эти планы были сделаны вообще.
Таким образом, союз с национал-социалистической Германией и модель, полученная из Германии для обращения с военнопленными, также не объясняют высокую смертность военнопленных.
Хотя, рекомендация не обеспечивать пленных в теплое время года казенной обувью, относя это только к осенне-зимнему периоду, выполнялась.
Однако в начале «Войны продолжения» альянс с Германией позволил финнам поверить в победу и тем самым заложил основу для безразличия к условиям содержания советских военнопленных.
Невосприимчивость к голодной смерти военнопленных осенью 1941 года также стала возможной благодаря расовому мышлению, связанному с эпохой.
Расовое мышление было обычным явлением в Финляндии и национал-социалистической Германии, а также во многих других воюющих государствах, включая Соединенное Королевство.
Кроме того, при построении образа врага в Финляндии, а также в других воюющих странах насаждаемая звериная бесчеловечность была основана на возбуждение чувства отвращения, которое заставляло людей обращаться с врагами как с бесчеловечными существами, или, по крайней мере, давало возможность активировать эту поведенческую готовность. В Финляндии положение россиян усугублялось тем, что страна была готова воспринять чувство ненависти к русским, благодаря событиям 1918 года и недавней «Зимней войны».
Поэтому пропагандистам войны не приходилось долго искать образ врага.
Большинство финнов чувствовали дух мести и возмездия Советскому Союзу после «Зимней войны».
Другое дело, испытывали ли простые финны те же чувства к незнакомым советским военнопленным.
Отчеты, собранные надзорными органами, показывают, что финские гражданские лица обращались с военнопленными «слишком хорошо», а не плохо, уже осенью 1941 года.
То же самое относится и к данным о военнопленных, которые голодали в крупных рабочих коллективах, а не на попечении частных фермеров.
В действительности ненависть к русским и боязнь большевизма фактически затронули в основном верхние слои финского общества и, следовательно, гражданскую службу военного времени, а также военных.
Именно в офицерских кругах и надзорных органах, а также среди правых граждан советские военнопленные считались наиболее опасными в первые годы войны.
Страх перед большевизмом и его распространением, боязнь чрезмерной гуманизации русских военнопленных финнами, привело, в конечном итоге, к полной изоляции военнопленных от населения Финляндии зимой 1941–1942 гг.
Потенциал лагерей для военнопленных не выдержал.
Расовое мышление, типичное для той эпохи, образ врага, а также решение использовать русских военнопленных на наиболее тяжелых работах в худших условиях (строительство фортификационные сооружений и лесные работы), привело к более высокой смертности русских военнопленных, по сравнению с военнопленными других национальностей.

Русские военнопленные на восстановлении виадука через железную дорогу в Выборге 10.11.1941 г.


«Плохая обстановка» означает, помимо строгой дисциплины и тяжелой работы, что места, где военнопленные использовались в больших и анонимных количествах, способствовали дегуманизации военнопленных в глазах охранников.
Проще было закрыть глаза на страдания бесчеловечной серой массы военнопленных.
Кроме того, охранники были привлечены к ответственности за усердную работу военнопленных, которая приводила к попытке получить как можно больше работы от уже голодных заключенных, не осознавая того факта, что «лень» заключенных была вызвана их плохим состоянием.
Большие тюремные лагеря, а также больницы для военнопленных, сформированные зимой 1941–1942 гг. для тех военнопленных, которые ослабли на работе, превратились в так называемые «скелетные фабрики», в которых погибло большое количество заключенных, более 77%.
Во время «Войны продолжения» войны финские власти часто обвиняли СССР в бедственном положении заключенных.
Дело доходило до заявлений, что русские гибли из-за того, что они уже были настолько голодны из-за плохого питания в Красной Армии или это произошло потому, что плохая гигиена лагерей военнопленных была вызвана их нецивилизованными привычками.
Обвинение жертвы - один из наиболее типичных способов объяснить безнравственность и бесчеловечные последствия своих собственных действий.
Частично причина высокой смертности советских военнопленных в Финляндии была вызвана тем, Советский Союз не обеспечивал взаимность во время «Войны продолжения».
Обмен информацией о военнопленных между Финляндией и Советским Союзом не был успешным, при этом Советский Союз не был заинтересован в том, чтобы заботиться о своих собственных военнопленных посредством грантов через Красный Крест или международное давление.
Таким образом, у Финляндии не было никаких взаимных ограничений для пресечения жестокого обращения с советскими заключенными в начале войны.
Кроме того, число военнопленных было несбалансированным между Финляндией и Советским Союзом: Финляндия содержала около 67 000 советских военнопленных, в то время как в Советском Союзе находились в заключении во время «Войны продолжения» только около 3000 финских солдат.
Отсутствие взаимности не означает, что сами финны не несут ответственности за обращение с военнопленными, но помогает понять, почему улучшение условий содержания военнопленных зимой 1941 -1942 гг. было настолько сложным и является одной из причин, почему Финляндия отказалась от обращения с военнопленными по примеру многих других западных стран.
Однако взаимность материализовалась в Финляндии при обращении с военнопленными на более низком уровне, особенно на фермах, где финны, как по прагматическим причинам, так и под влиянием сострадательного желания помочь, основанного на эмпатии, обычно поддерживали жизнь своих сотрудников и относились к ним гуманно.


Советские военнопленные на частной финской ферме.

На самом деле, только Япония напоминала Советский Союз в том смысле, что ни советские, ни японские лидеры не придавали большого значения своим преданным солдатам и не стремились помочь им.
По закону Красной армии капитуляция считалась военным преступлением.
Кроме того, в Красной Армии были сформированы отдельные подразделения для расстрела, при необходимости, своих солдат, чтобы предотвратить бегство с фронта, так называемые «заградительные отряды».
У японских солдат позор капитуляции был равносилен смерти.
Согласно официальной идеологии японского милитаризма, капитуляция была предательством как императора, так и его собственных родителей. Японские солдаты вообще не соглашались сдаваться на передовой и бились до последнего патрона, последней гранаты.
Это одна из причин, по которой союзники захватили лишь незначительное количество японцев, 40 000, или около 0,5% японской армии, насчитывающей более 9 миллионов солдат.
В дополнение к военной культуре страны нежелание японцев сдаваться сопровождалось страхами перед противником, особенно теми, которые были жестоки по отношению к американцам.
Германия пыталась изменить политику голодания советских военнопленных зимой 1941-1942 годов по прагматическим причинам. Усиливающаяся нехватка рабочей силы в Германии сделала советских военнопленных ценными, но изменения в политике спасли лишь незначительное число сильно ослабленных советских военнопленных.
В Финляндии трудовой потенциал военнопленных также был оправданием для попыток улучшить их условия, но ценность военнопленных не стала причиной снижения смертности заключенных. Однако трудовая выгода была причиной того, что финские работодатели начали улучшать питание заключенных самостоятельно, в том числе за пределами фермерских хозяйств, хотя официальные инструкции были иными.
Победа Германии уже не казалась такой очевидной в начале 1942 года, как осенью 1941 года, и, кроме того, возрос международный контроль над Финляндией.
Последствия изменившейся ситуации в военной политике и усиления контроля в Финляндии отразились в усилении мер по снижению смертности военнопленных.
Самая важная мера по пресечению смерти военнопленных состояла в том, чтобы позволить работающим заключенным, хотя и неофициально, получать дополнительное питание, предоставляемого работодателями. Вследствие чего полученное военнопленными количество пищи, фактически, увеличилось в 1942 году, хотя это изменение не было отражено в официальном рационе.
Еще одной мерой, которая значительно улучшила положение военнопленных, была децентрализация медицинской помощи, при этом ослабленным военнопленным было разрешено переезжать на фермы.
Запрет на передвижение больных военнопленных вступил в силу в марте 1942 года, что, возможно, показывает широкое распространения этой неформальной практики.
Таким образом, ответственность за голодание военнопленных не ограничивается иерархически простым верхним уровнем, т.е., военным руководством в штабах, но часть ответственности лежит на более низком уровне, который требует чрезмерной работы: работодатели, начальники лагерей и охранники.
Верхний уровень, конечно, в начале войны своим безразличием дал «разрешение» лицам более низкого уровня на незаконное и жестокое обращение с военнопленными.
Кроме того, это дало возможность для более низкого уровня игнорировать пригодность военнопленных, санкционируя передвижение военнопленных и содержание заключенных в формированиях, способствующих бесчеловечному обращению с военнопленными. Верхний уровень, в частности, также дал охранникам определенную причину для произвольных наказаний вследствие привлечения охранников к ответственности за эффективную работу военнопленных.
Весной 1942 года ситуация начала меняться как на верхнем, так и на нижнем уровнях.
Военное и политическое руководство должно было обратить внимание на изменившуюся военную ситуацию на фронтах Второй мировой войны.
Обращение с советскими военнопленными в Финляндии во время «Войны продолжения» показывает, что просто владеть информацией недостаточно.
Люди на руководящих должностях во время войны не могли автоматически защитить военнопленных от насилия и безразличия, для это потребовалось сильные внешние ограничения.
Такими могли быть презумпция взаимности, т.е., определенный вид баланса в ситуации с военнопленными с той и другой стороны, или контроль со стороны, с возможностью санкций.
Если бы не было контроля или он был слишком поверхностным, условия содержания военнопленных оказались бы в руках негуманных людей.
Врожденная способность сопереживать и учитывать чувства других людей влияла на обращение с военнопленными только тогда, когда с ними обращались лично.
Военнопленные относительно легко оказывались в кругу эмпатии, несмотря на предубеждение относительно группы, которую они представляли, но для этого требовался личный контакт на индивидуальном уровне с одним военнопленным или достаточно небольшой группой военнопленных.
Поворотный момент в политике финских военнопленных весной 1942 года свидетельствует о том, что, когда существовали аресты или иные наказания за жестокое обращение с военнопленными, военнопленным были успешно предоставлены гуманные условия.
В Финляндии обращение с военнопленными не ухудшилось, как это часто случается, если война затягивается, а, наоборот, улучшилось вследствие исправления своей военнопленной политики в 1942 году.


Распределение смертности по местам нахождения военнопленных:


  • Концентрационные лагеря военнопленных под охраной внутренних войск: 6623 человек (41,3 % );


  • Госпитали: 5775 человек (36,0 % );


  • Северные лагеря: 2216 человек (13,8 % );


  • Военнопленные компании: 1026 человек (6,4 % );


  • Военные лагеря и конгломераты: 415 человек (2,6 % );


  • Всего: 16055 человек (100 % ).



Многие темы, касающиеся проблем военнопленных, требуют дальнейшего изучения.
До сих пор на уровне лагерей не проводилось никаких исследований системы послевоенных лагерей для военнопленных.
Есть несколько исследований отдельных лагерей, но в исследовании лагерей военнопленных на более низком уровне желательно сравнить несколько лагерей одновременно в одной и той же работе.
Военнопленные компании также заслуживают собственного расследования.
Отдельного исследования требуют также тюремные охранники, рабочие места, которые использовали военнопленных (такие, как лесные компании или государственные железные дороги), военнопленные на фермах.
Существует много локальных исследований на последнюю тему, но не все они суммируют и сравнивают различные области.

* Курсив мой.

На выборгских развалинах. Часть 191.

Выборгский лагерь военнопленных № 6. Глава 1.

VANKIEN VARTIJAT
Ihmislajin psykologia, neuvostosotavangit ja Suomi 1941–1944
Mirkka Danielsbacka
Helsinki 2013

Пленные под охраной
Психология человека и советские военнопленные в Финляндии в 1941–1944 годах.
Автор Миркка Даниэлсбака
Хельсинки 2013

Эта диссертация, подготовленная Mirkka Danielsbacka, исследует обращение с советскими военнопленными во время «Войны продолжения» (1941–1944 гг.).

Исследование фокусируется на массовой гибели советских военнопленных от рук финнов и администрации финских концентрационных лагерей в период 1941-1942 гг.
Во время «Войны продолжения» Финляндия захватила не менее 67 000 советских военнопленных, из которых по меньшей мере 19 000 и, вероятно, более 22 000 (то есть около трети) умерли.
С этой точки зрения смертность военнопленных в Финляндии была гораздо ближе к тоталитарным режимам - Германии, Советского Союза и Японии, чем к другим демократическим страны, таким как Великобритания или США.
Финны захватили большинство военнопленных осенью 1941 года, и большинство военнопленных, которые погибли — умерли зимой 1941–1942 гг.
В большинстве случаев причиной смерти было недоедание. Военнопленные страдали от недостатка пищи, главным образом из-за того, что финны перегружали их работой и предоставляли им слишком скудную еду.

* Советский заключенный в голодном обмороке. Karhumäki 1942.02.10.

Зачастую для питания заключенных использовали мясо павших на фронте лошадей. Karhumäki 1942.02.10.

Очередь за получением лагерного пайка. Syvärin lohko, Pertjärven mottimaasto. 1942.04.17.

Кроме того, плохая гигиена и скученность в лагерях для военнопленных способствовала распространению инфекционных заболеваний.

В исключительно холодную зиму инфекционные заболевания оказались смертельными для плохо одетых и недоедающих военнопленных. Несмотря на массовую гибель военнопленных, воспоминания о военнопленных в Финляндии, которые работали на финских частных фермах, доносят до нас неплохое отношение к ним и связано с тем, что у военнопленных, работавших в сельских домах, было больше шансов выжить, чем у работавших в других местах или находившихся в лагерях под наблюдением охраны.
Основные вопросы исследования Mirkka Danielsbacka:

Почему так много советских заключенных умерли в финских тюрьмах во время «Войны продолжения»?

Почему Финляндия оказалась так далеко от других западных демократий в своем обращении с военнопленными?

Почему отношение финнов к военнопленным было настолько амбивалентно, как это связано с прошлой историей и отношением к своим военнопленным руководства СССР?

База данных Национального архива Финляндии о смертности военнопленных во время «Войны продолжения» является наиболее важным источником.
Кроме того, автор использует в качестве исходного материала административную переписку между департаментами, которые отвечали за содержание военнопленных, личные архивы лиц, имеющих отношение к ведению дел военнопленных и отчеты инспекторов лагерей военнопленных.
Mirkka Danielsbacka утверждает, что для полного понимания причин обращения с военнопленными мы должны наблюдать это явление как взаимодействие психологии человека и культуры военного времени Финляндии.
Таким образом, теоретическая основа этого исследования основана на эволюционной и социальной психологии.

Основные понятия, касающиеся человека, его психологические предрасположенности - это самообман, диффузия (размытость) ответственности, эффект свидетеля, тенденция категоризации, дегуманизация, ксенофобия, этноцентризм, и, в противовес этим отрицательным тенденциям - сопереживание, сочувствие и взаимность.
Это исследование показывает, что психологические предрасположенности человеческого разума - особенно предрасположенность к самообману и дегуманизации - делают понятным развитие массовой гибели советских военнопленных и тот факт, почему финны так долго реагировали на эту ужасную ситуацию.

Кроме того, автор выделяет ограничения, необходимые для того, чтобы сделать условия военнопленных гуманными, наиболее важными из которых были те, которые бы побудили финнов поддержать военнопленных.
Основными мотивирующими факторами более гуманного отношения к военнопленным могли быть: репутация цивилизованной нации, продолжение войны со значительно ослабленной верой в то, что Германия выиграет войну, трудовые потребности местных частных работодателей, внешнее и внутреннее политическое влияние.

Исследование также показывает, что те финны, которые были в личном контакте с военнопленными, обычно быстро избавлялись от пренебрежительного отношения к ним из-за способности человека к эмпатии и сочувственной необходимости помочь другим, вытекающие из морального чувства взаимности.

Смертность военнопленных в Финляндии была на очень умеренном уровне в первые месяцы «Войны продолжения», но в ноябре 1941 года она начала расти, и за этот месяц, по меньшей мере, шестьсот военнопленных погибли.
До этого, в июле-октябре, т.е., за четыре месяца, погибло около пятисот военнопленных, поэтому рост смертности в ноябре был значительным. Увеличение смертности было отчасти связано с огромным увеличением числа военнопленных, поскольку на этапе наступления и продвижения по территории в 1941 году финны захватили большое количество военнопленных.
Однако смертность по отношению к числу имеющихся военнопленных увеличилась в соответствии с абсолютной смертность, за исключением пика в июле 1941 года, который мог быть связан просто с тем фактом, что не все заключенные в июле к концу месяца были зарегистрированы.
В декабре абсолютная смертность военнопленных удвоилась по сравнению с ноябрем и продолжала расти до февраля 1942 года, когда в течение месяца погибло более 2500 заключенных, после чего смертность начала снижаться, но в марте-июне число смертей в месяц по-прежнему превышало 1000 и более 500 в месяц до сентября.

К сентябрю 1942 года погибло в общей сложности 16 566 военнопленных, или около 87 процентов от общего числа погибших во время войны 19 085 военнопленных.
Данные о погибших военнопленных на рисунке 1 основаны, главным образом, на базе данных, собранной Национальным архивом из архива Красного Креста. Поэтому учтены только зарегистрированные военнопленные и, помимо приведенного выше рисунка, только те, чьи даты смерти известны.




Всего зарегистрированных военнопленных погибло во время «Войны продолжения» 19 085, без даты смерти числится еще 721 военнопленный.
Вполне вероятно, что из них тоже большинство умерло в те месяцы, когда смертность среди заключенных была самой высокой.
Регистрация военнопленных отставала от их содержания под стражей, а все заключенные на этапе наступления, получили регистрацию только в 1942 году.
Те, кто умер раньше, не включены в базу данных Национального архива. Число незарегистрированных смертей оценивается, как минимум в 3000 военнопленных, что может быть считается минимальной оценкой.
Точная информация об этих военнопленных вряд ли когда-либо будет получена.
Принимая во внимание оценку незарегистрированных смертей, уровень смертности военнопленных в Финляндии возрастает примерно до 33%.
В международном сравнении смертность военнопленных в Финляндии была ближе к смертности немецких, советских и японских лагерей военнопленных, чем к смертности в лагерях у западных союзников, таких как Великобритания, США или Франция (см. Таблицу 1).


В немецких восточных лагерях для военнопленных во время Второй мировой войны оценки смертности в России колеблются от 30 до почти 60 процентов.
Немецкие лагеря военнопленных в Финляндии и Норвегии были исключением в этом отношении, поскольку они значительно сократили число советских военнопленных.
В немецких тюремных лагерях в Лапландии около 10 процентов советских солдат погибли и около 13 процентов советских заключенных, переведенных в Норвегию, несмотря на суровые условия.

Причиной относительно низкой смертности, вероятно, была важность трудозатрат военнопленных для выживания немецких солдат, а также тот факт, что военнопленные содержались там в относительно теплое время года.
Немецких военнопленных, заключенных в тюрьмы и лагеря Советским Союзом, предположительно, погибло около 35–45 процентов.

Финских военнопленных во время «Войны продолжения» - около 32 процентов.
Солдатов союзников погибло в японских лагерях в среднем около 27 процентов.
Американцы - около 33 процентов, австралийцы - около 34 процентов, британцы - около 25 процентов и голландцы - около 23 процентов.
Другими небольшими группами западных военнопленных, удерживаемых Японией, были канадцы - 16 процентов и новозеландцы - 26 процентов, из которых умерли в неволе.

На западе, в лагерях союзников, смертность немецких военнопленных - несколько процентов.

Немецких заключенных, погибших во французских лагерях - около 3 процентов, в британских лагерях около 0,03 процента, и в американских лагерях около 0,15 процента.

Смертность западных союзников в немецких лагерях для военнопленных также низка.

Например, британские и американские военнопленные погибли в немецких лагерях в количестве только около 3-5 процентов.
Mirkka Danielsbacka рассматривает увеличение числа военнопленных на ранних этапах «Войны продолжения», во время наступления, исследует формирование лагерной организации, распределение заключенных, планы, разработанные для них, а также формирование образа врага из россиян и отношение к военнопленным.
В «Войне продолжение» войны главный удар Финляндии был направлен на Ладожскую Карелию.
Наступление началось 10 июля 1941 года и в начале октября финские войска заняли Петрозаводск.
Оккупация Карельского перешейка началась в начале августа и Выборг был завоеван в конце этого месяца.
В направлении перешейка атака была остановлена после достижения старой границы перед Ленинградом.
Хотя немцы оказывали давление на Финляндию продолжать наступление на Ленинград, Маннергейм, как и президент Рюти были против этого.
Они не хотели, чтобы в захвате Ленинграда участвовали финские войска, хотя судьба Ленинграда в высшем военном руководстве Финляндии рассматривалась таким же образом, как и у немцев.
По словам финнов, город должен был завоеван, но с помощью немцев. Атаки финских войск продолжались на севере и востоке Карелии. Прогресс остановился и фронт затих только в декабре 1941 года.
В связи с быстрым продвижением финских войск и разными стилями боевых действий у финнов и у Советов (наличие запретов на отступление) было захвачено в плен очень большое количество советских воинов.
Если в начале «Войны-продолжения» в июле в их руках было лишь около 1150 человек - в августе их число возросло до 17 000, а в следующем месяце их число увеличится более чем на 20 000, а в октябре - более чем на 10 000.
В конце декабря финны удерживали не менее 55 000 советских военнопленных (см. Таблицу 2).

В соответствии с Женевской конвенцией 1929 года с военнопленными разрешалось обращаться на основании их военного статуса, здоровья, профессиональных навыков или пола, но только в пользу заключенного.
Женевская конвенция 1929 года не запрещала сегрегацию военнопленных по национальности или расе, в статье 9 прямо предусматривалось проведение различия между представителями разных национальностей и рас в разных лагерях.
Однако, национальность не должна была влиять на обращение с заключенными, но это в Женевской конвенции 1929 года определялось только косвенно.
И только в Женевской конвенции 1949 года связь между гражданством и обращением с заключенными была прямо запрещена.
Военнопленные по национальности уже распределялись в Первой мировой войне.
Например, во Франции военнопленные были разделены по национальности, достоинству и в соответствии с их статусом рабочих групп, работа которых варьировалась в зависимости от этих вышеупомянутых характеристик.

Наиболее известным примером принципов разделения военнопленных является национал-социалистическая Германия, которая установила свою иерархию военнопленных в соответствии с расой, но, в некоторой степени, с учетом политической ситуации из-за возможных ответных мер против заключенных немецких солдат.
Последнее было действительно только для военнопленных западных союзников.
Военнопленные имели различные льготы в немецких лагерях в зависимости от национальности, включая различные порции еды. Английские и позже также американские (белые военнопленные) были самыми высокими по статусу в немецкой иерархии военнопленных и пользовались наибольшими преимуществами.
Германия выполняла практически все то, что требовалось по Гаагской и Женевской конвенциям, частично из-за страха мести.
Шел обмен информацией не только о заключенных, но и о раненых и больных военнопленных.
Кроме того, Международному комитету Красного Креста было разрешено осматривать лагеря американских и британских заключенных, а также разрешалось проверять посылки помощи Красного Креста.
Французские, бельгийские и голландские военнопленные, которых немцы считают расово неполноценными, уже содержались в менее благоприятных условиях. Это касалось также французских колониальных сил, юго-восточных европейцев, поляков и русских.
В советских военнопленных немцы выделяли по национальности украинцев, белорусов, поляков, литовцев, латышей, эстонцев, румын, финнов и грузин.
По германским планам всех их, кроме поляков и грузин, нужно было освободить и отправить на родину.

Для всех национальностей этот план не был реализован.
В Германии принципы классификации были более сложными, например, из-за того, что с меньшинствами предполагалось обращаться лучше, чем с титульными национальностями.
Разделение военнопленных по национальности также было обычной практикой и в других воюющих государствах Второй мировой войны. Британия сделала четкое разделение между немецкими и итальянскими военнопленными.
Особенно после того, как фокус Второй мировой войны сместился ближе к Британии весной 1940 года, и завоевание островов стало реальной угрозой.
Немецкие военнопленные стали наиболее угрожающими с британской точки зрения.
Угроза Британии от наличия на ее территории немецких военнопленных могла даже превзойти принцип взаимности в обращении с военнопленными.
Поэтому англичане частично передали немецких военнопленных Франции и Соединенным Штатам и Канаде.
Военнопленные, которые оказались, в частности, в Соединенных Штатах, в целом содержались более, чем достойно, но французы с ними обращались плохо.
Итальянские военнопленные считались гораздо более политически безвредными в Британии, чем немцы.
В Соединенных Штатах во время Второй мировой войны содержалось около 420 000 военнопленных в 700 лагерях для военнопленных по всей стране.
Абсолютное большинство военнопленных были немцы, но также было около 53 000 итальянских военнопленных и около 5400 японских. Большинство японских военнопленных американцы передали в Австралию и Новую Зеландию, и только тех, которые считались важными с точки зрения разведки, были экспортированы в Америку.
В Соединенных Штатах немецкие, итальянские и японские военнопленные были разделены, но обращение со всеми было в основном в соответствии с Женевской конвенцией.
Например, питание заключенных было неплохое, так что немецкие военнопленные даже откармливались во время заключения, а японцы получали больше еды, чем в их собственной армии.
Конечно, Соединенные Штаты могли себе это позволить, несмотря на нехватку рабочей силы, страна была единственной страной Второй мировой войны, которая не страдала от нехватки продовольствия. Фактически, производительность сельскохозяйственного сектора в Соединенных Штатах значительно возросла во время войны.
С другой стороны, солдаты США четко различали японских и не японских солдат.
Японские солдаты были бесчеловечными противниками, похожими на животных, что было не так верно в отношении немцев.
Это происходило частично благодаря информации и слухам о том, что японцы были жестоки по отношению к военнопленным.
Дегуманизация противника также была причиной жестокости по отношению к японским военнопленным со стороны солдат США.
В Советском Союзе военнопленные были распределены во время Второй мировой войны в лагерях для военнопленных в соответствии с воинским званием и национальностью, как требовал Указ о военнопленных, пересмотренный в сентябре 1939 года.
Помимо Указа о военнопленных в Советском Союзе были инструкции и приказы относительно разных национальностей.
Финских военнопленных было относительно мало и, как правило, они не выделялись в отдельную категорию в советской политике военнопленных, не было и многочисленных специально для них составленных отдельных инструкций, как, например, для немцев и поляков.
Несмотря на отдельные инструкции, к немецким военнопленным, например, не относились хуже, чем к заключенным других национальностей.
Национализация военнопленных и неравноправное отношение к ним были связаны как с политической, так и с военной ситуациями, а также и с изменениями, которые произошли в воюющих странах.
Особенно в Германии, где расовая иерархия мышления, была преобладающей во время Второй мировой войны.
Расовое мышление было широко распространено как в тоталитарном, так и в демократическом в мире.
Западное расовое мышление проявлялось, в частности, в политике в отношении неевропейцев.
Например, премьер-министр Англии Уинстон Черчилль отказался помочь индийцам в борьбе с голодом в Бенгалии, хотя сами британцы и вызвали его своими действиями.
Он обвинил в голоде индийцев, которые «размножаются как кролики», и сказал, что ненавидит индийцев.
По словам Черчилля, они - «жалкая нация с ужасной религией».
Во время Второй мировой войны Соединенные Штаты заключили сотни тысяч американцев в концентрационные лагеря просто потому, что они были японцами по расе, врагами Соединенных Штатов.

Согласно Указа Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 г. была ликвидирована Автономная Республика немцев Поволжья и произведена тотальная депортация немцев из АССР. Для этой цели заранее на территорию АССР НП были введены войска НКВД.
"По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов", - говорилось в Указе.
Немцам было отдано распоряжение в течение 24 часов подготовиться к переселению и с ограниченным количеством своего имущества прибыть в пункты сбора. 
Немецкие жители республики были вывезены в отдаленные районы Сибири, Казахстана и Средней Азии.
Согласно этому указу в сентябре-октябре 1941 г. было депортировано 446 480 советских немцев (по другим данным 438 280).
В сентябре 1941 года многие военнооябязаннве лица немецкой национальности были отправлены с фронта в тыловые части. В последующие месяцы депортация коснулась почти всего немецкого населения, проживающего на территории Европейской России и Закавказья, не занятых вермахтом. Переселение немцев производилось постепенно и завершилось к маю 1942 года. Всего в годы войны было переселено до 950 тыс. немцев. 367 000 немцев было депортировано на восток (на сборы отводилось два дня): в республику Коми, на Урал, в Казахстан, Сибирь и на Алтай.
Историки в России и Казахстане на основании данных отдельных лагерей приходят к выводу, что в 1941-1956 годах погибла примерно треть всего немецкого населения Советского Союза.
Сюда относятся как жертвы самой депортации, то есть во время движения эшелонов, так и жертвы трудармии - непосредственно погибшие на работах или получившие травмы и преждевременно умершие, а также немалое количество женщин и детей, умерших на спецпоселении.

* Курсив мой.

На выборгских развалинах. Часть 187.

Казармы vs Rosa Papula.

Считается, что район Papula был известен уже с XV века благодаря своим кирпичным заводам.

Поселений здесь было немного и только в конце XVIII века на живописных крутых склонах северного берега Papulanlahti было построено несколько дорогих дач, до наших дней ни одна из них не дошла.

Имеются упоминания об усадьбе Papula уже в средних веках, но точного ее местоположения никто не знает.

Возможно, что она располагалась в совершенно другом месте.

Карты 1790-х годов указывают на присутствие усадьбы Papula, но на карте 1839 года усадьбе в этом районе дано название Marienhoff.

Она находилась на месте построенных позднее казарм.

В 1853 году немец Carl Gottlieb Behm основал здесь усадебную школу-интернат для мальчиков, которая действовала до 1881 года.

Усадьба получила название Papula в честь Rosa Papula, гибридной чайной розы, выведенной Ferdinand Zeidlerin, учителем математики в школе-интернате.

Rosa Papula - Роза «Папула» (papularos) - небольшое цветущее в середине лета растение.


Кустарник неприхотлив по отношению к почве и не требует особого ухода. Высота его 100-150 см. Листья собраны в группы по 5-9 округлых темно-зеленых листьев. Цветки умеренно ароматные, сферически повторяющиеся и мелкие, в диаметре 4-6 см.


Растение популярно в Финляндии до сих пор как на приусадебных участках, так и в общественных парках и скверах.

Для района Papula в 1861 году был подготовлен генеральный план.
Территорию бывшей усадьбы
начали застраивать военными казармами в конце XIX века и продолжили в начале XX века.

В здании бывшей школы-интерната в 1881-84 годах разместился штаб Выборгского полка, а в 1890-х годах были построены каменные и деревянные казармы и жилые дома для персонала.

В связи с введением в России в 1874 году всеобщей (вместо рекрутской) воинской повинности изменились требования к строительству казарм.
Короткий срок службы рядового состава потребовал размещения всех воинских частей в казармах упрощенного вида.
Их стали возводить «хозяйственным способом» по сильно урезанным сметам силами самих военных.

К 1886 году общее число казарм в России достигло 11372, из них 6961 было каменных и 4411 — деревянных. При строительстве «хозяйственным способом» казарменная архитектура значительно упростилась, здания стандартизировались и унифицировались.
Выбор месторасположения диктовался военными соображениями, но с учетом санитарных условий — «вне городов или по крайней мере на их окраинах, преимущественно таких, разрастание которых менее вероятно. В последнем случае полезно отделять казармы, насколько возможно, от городских строений незастроенным пространством, садами и парками».

Предпочтение отдавалось возвышенностям с сухой почвой и вблизи водоемов.

Как видим, место для постройки казарм Papula было выбрано с учетом всех этих требований.

7-ой Финляндский стрелковый полк, разместившийся в казармах Papula, был сформирован из половины 3-го Финляндского стрелкового полка 20 декабря 1901 года.

Походная (при полку) церковь была учреждена в 1902 году.

Более подробно о судьбе церкви было рассказано в части 42 выборгских развалин.

От трех карельских полков, участвовавших в гражданской войне в Финляндии, были выделены по батальону для участия в параде победы в Хельсинки 16 мая 1918 года.

Генерал Mannerheim в приказе от 19 мая 1918 года объявил, что карельские войска, участвовавшие в параде, объединяются в новый полк Карельской гвардии с постоянной дислокацией в Выборге.

14 сентября полк был переведен в Выборг, однако 1-й и 3-й батальоны полка перебрались в казармы Papula только в апреле 1919 года, а 2-й батальон был размещен в центральных казармах.










В Papula 1-й батальон разместился в кирпичных казармах, а 3-й батальон - в старых деревянных казармах Выборгского стрелкового батальона.

Штаб-квартира Карельского гвардейского полка переехала в Papula осенью.

До начала «Зимней войны» Карельский гвардейский полк дислоцировался в казармах Papula.


Во время «Зимней войны» казармы горели,




деревянные строения военного городка были уничтожены.


Интересен "Отчет о работе комиссии по описанию г. Выборга и его обороны Военному Совету 7-й армии" от 17-19 марта 1940 года.
В разделе "Казармы" дано описание городка Карельского гвардейского полка.
"Имеется три дома с большим количеством офицерских квартир. Под одним ДНС (дом начальствующего состава - прим. автора) - гараж на  30-40 машин
с кое-каким мастерским оборудованием.  Двухэтажная каменная казарма емкостью на 2 батальона. Пищевой блок с механическим оборудованием, овощехранилищем емкостью до 1500 тонн, с запасом переносных стеллажей. Данные по городку уточняются. Несколько зданий сожжено и разрушено."
Во время «Войны-продолжения» отремонтированные здания городка использовались, судя по фотографиям, как войсковая кухня, обслуживаемая, как сейчас бы сказали аутсорсинговой организацией Lotta Svärd.











Традиции Карельского гвардейского полка продолжает и сохраняет Карельская бригада. Флаг Карельской бригады является флагом Карельского гвардейского полка.

В прошлом году был отмечен 100-летний юбилей Карельской бригады, дислоцирующейся в юго-восточной Финляндии.




После войны здания использовались по своему назначению, в них располагалась одна из воинских частей Выборгского гарнизона.

В настоящее время сохранившиеся каменные здания военного городка (те, что расположены в частях А и В)

























используются в качестве жилых домов (по всей видимости, это бывшие квартиры офицеров),











а казармы превращены в бизнес-центры и магазины.



















Остальные здания, в частях С, D, E не сохранились,











на их месте современная застройка.


Бывший строевой плац представляет собой пустырь.

Состояние зданий вполне удовлетворительное, и мы можем, прогуливаясь между казарменными зданиями, ощутить себя кто новобранцем, кто офицером или фельдфебелем, или просто подивиться чеканной простоте казарменных построек, вспомнив, откуда пошли выражения «казарменные шутки», «казарменная простота», «казарменная мебель» и «казарменные нравы».












На выборгских развалинах. Часть 172.

Собака на сене или не съем, так понадкусываю. Часть 3.


11 марта 1940 года в Москву прибыла финская делегация в составе заместителя министра иностранных дел Рюти, депутата сейма и будущего президента Паасикиви и генерала Вильдена.

На следующий день был заключен мир.


С советской стороны договор подписали наркоминдел Вячеслав Молотов и Председатель Верховного Совета РСФСР Андрей Жданов.

Не менее интересны события, последовавшие за заключением мира.

Правительство Куусинена самораспустилось. Об этом упомянул Молотов 29 марта 1939 года на очередной сессии Верховного Совета.

Как был денонсирован международный "Договор о взаимопомощи и дружбе" и был ли денонсирован он рассказать забыл.

Возможно, это было сделано не случайно.

После присоединения части приграничных территорий Финляндии, полученных СССР по Московскому мирному договору, 31 марта 1940 года состоялась VI сессия Верховного Совета СССР, на которой был принят закон о преобразовании Карельской Автономной Советской Социалистической республики РСФСР в Союзную Карело-Финскую Советскую Социалистическую Республику и о передаче КФССР большей части перешедших от Финляндии территорий.

Карело-Финская ССР стала на тот момент 12-й союзной республикой СССР, в связи с чем были внесены изменения в Конституцию СССР.

Столицей КФССР стал город Петрозаводск.

А «самораспустившееся» правительство Куусинена, на самом деле, стало властью Карело-Финской ССР.

Вслед за этим начались уже совсем фантасмагорические события.

Государственным языком новоявленной советской республики был объявлен финский.

Вот что пишет по этому поводу независимый историк Марк Солонин:

«На финский язык переводилось все делопроизводство, началось радиовещание на финском языке, на домах и улицах менялись вывески,






обучение в карельских школах переводилось на финский язык.

Причем сроки были установлены фантастические. 28 мая Бюро ЦК компартии К-Ф ССР постановило: "Перевести делопроизводство с карельского на финский язык к 1 июля 1940 г.,…Разработать проект мероприятий по изучению финского языка партийным и советским активом".

Трудно сказать - успел ли партийный и советский актив выучить за несколько месяцев финский язык, но картонные папки, в которых подшивались протоколы заседаний Бюро, к началу 1941 года изменились радикально: состав документов и правила ведения учета напечатаны латиницей на финском языке, на всех печатях и штампах большими буквами выгравирована надпись на финском языке, и только маленькими буковками - на русском».

Для чего нужно было устраивать эту совершенно бессмысленную клоунаду, если даже в то время ходил анекдот о национальном составе КФССР, согласно которому в ней было два финна: фининспектор и Финкельштейн, которые, при ближайшем рассмотрении, оказались одним лицом.

Ларчик открывался просто. Сталину нужна была вся Финляндия (См. карту выше), и КФССР должна была по его замыслу стать прообразом будущей советской социалистической Финляндии. И только благодаря тому, что сталинская агрессия не разобщила финский народ, а, наоборот, сплотила его на основе защиты суверенитета и либеральных ценностей европейской цивилизации, этого не произошло.

Конечно, на этом пути финнам пришлось позднее воспользоваться помощью одного из самых отвратительных режимов, существовавших в Европе, но, надо отдать должное финнам, нацистская идеология никогда не пользовалась популярностью в Финляндии, чтобы ни говорили по этому поводу советские пропагандисты.

Финские ВВС не участвовали в налетах на блокадный Ленинград, финские артиллеристы не наносили ударов по жилым кварталам блокированного города, хотя имели не только возможность для этого, но и моральное оправдание за варварские бомбардировки финских городов сталинскими соколами, за уничтожение 80% того же Выборга.

Части Ленинградского фронта, противостоящие финским в блокадном Ленинграде называли «огородными», так как вместо боевых действий они занимались весьма полезным делом — разводили огороды для собственного пропитания.

Мои родители были участниками обеих финских войн, "Зимней войны" и ее "Продолжения".

Мать в 1939 году окончила одно из ленинградских медицинских училищ и была призвана в действующую армию в качестве младшего лейтенанта медицинской службы.

В финскую кампанию она служила в одном из военно-полевых госпиталей Ленинградского фронта.

В начале Великой отечественной войны она была заброшена в немецкий тыл в составе диверсионной группы, выполняя роль медицинской сестры и радистки.
Отряд действовал на территории Новгородской и Псковской областей.
С 1942 года работала в санитарных поездах.

Отец всю блокаду провел в Ленинграде, доставляя боеприпасы на передовую линию, в том числе и на Невский пятачок.

Награжден медалями «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», орденом «Красной Звезды» и  тремя орденами «Отечественной Войны». Участвовал во взятии Выборга в июне 1944 года. Войну закончил под Кёнигсбергом.





Фотокопия карандашного портрета отца во фронтовой газете. 1943 год.

Они никогда не называли финнов фашистами, а «Зимнюю войну» считали ошибкой.

Мать ухаживала за раненым финским летчиком, попавшим в ее полевой госпиталь, и, судя по ее рассказам, даже прониклась симпатией к этому финскому парню, который был ее ровесником и научил нескольким фразам на финском языке.

Несмотря на то, что после распада СССР произошла некоторая переоценка взглядов на причины и последствия Зимней войны, Российская Федерация не принесла Финляндии официальных извинений, и нет признаков того, что это произойдет в обозримом будущем.

А в последнее время и эти небольшие подвижки во взглядах на события восьмидесятилетней давности, практически, сошли на нет.

События, связанные с аннексией Крыма и образованием непризнанных народных республик в Донецке и Луганске, зеркально отображают ситуацию с "Зимней войной", отторжением Южной Карелии и образованием КФССР.

Как образование КФССР являлось попыткой создать прообраз будущей советской Финляндии, так и образование ДНР и ЛНР или ОРДЛО является попыткой внедрить их в тело Украины для создания в будущем государства, подконтрольного Кремлю.

Восемьдесят лет назад советские пропагандисты призывали:

«Пора обуздать ничтожную блоху, которая прыгает и кривляется у наших границ! Смести с лица земли финских авантюристов! Наступила пора уничтожить эту гнусную козявку! Со взбесившимися псами не разговаривают, их уничтожают!»


Из статьи в газете «Правда» от 26 ноября 1939 года
«Шут гороховый на посту премьера»:

«...Шут гороховый (премьер-министр Финляндии Каяндер) стал на голову и погрозил ногой Советскому Союзу, который будто бы покушается на независимость Финляндии. Поза поистине величественная!

И беспокойно, трусливо, бегая блудливо глазами по сторонам, клянется, божится шут гороховый на посту премьера:


  • "Финляндия не нуждалась и не получала инструкций от других государств".
    Ей-богу не получала! Лопни глаза, не получала!
    Шутовские клятвы, шутовская божба! Расписка в исполнении "инструкций от других государств" опубликована. Она содержится в одобрительных откликах английской империалистической печати на речь Каяндера».



А вот как разоблачала газета «Правда» палача и марионетку Запада, командующего финской армией Маннергейма.

https://rabkrin.org/1939-pravda-o-mannergeyme/





Правда, иногда случались и сеансы саморазоблачения:





А вот штатное оружие чекиста - финка и пистолет:




Как говорится:  "Взять бы этого карикатуриста, да за такие картинки года на три в Соловки!"     

Чем отличаются от советского агитпропа восьмидесятилетней давности современные кликушества вечернего пометчика:
"Очень просто! Потому что для этой цели мы должны войти в Киев, провести конституционное собрание, по документам согласованное с представителями "Л/ДНР", как написано в Минских соглашениях, заставить вашу Раду принять эти документы, которые опять-таки согласованы с представителями "Л/ДНР", заставить Украину отвести войска на требуемую дистанцию. Выполнить все процедуры и заодно провести денацификацию. Желаете? Можем!"

В 2014 году российские военные эксперты рассуждали:

«Мы не подразумеваем ведение боевых действий, а только миротворческую операцию. Поэтому там достаточно будет сил специальных операций – бригад специального назначения.

Это люди на тех же «Тиграх» и приданные им мотострелковые соединения на БТР или воздушно-десантные войска.

Плюс потребуется поддержка с воздуха на вертолетах, средства Пограничной службы ФСБ для контроля административной границы, внутренние войска для поддержания безопасности на территории.

А местные силы самообороны совместно с местным МВД, народным ополчением Донбасса и другими силовыми структурами Донецкой и Луганской областей должны разоружить «Правый сектор» и всех остальных боевиков.

За несколько часов можно все блокировать – вертолетами высаживается десант, перекрывает все основные направления блокпостами. После этого подходит пехота. Разоружение осуществляется силами народного ополчения. Достаточно выставить блокпосты, а потом они действуют при поддержке российских войск – то есть ополченцы осуществляют, а российские войска только прикрывают и поддерживают», – так видел процесс «принуждения к миру» Украины экс-начальник разведки группировки Минобороны в Чечне, генерал-майор в отставке Сергей Канчуков.

Чем отличаются фантазии генерал-майора о трусливых украинцах от рассуждений будущего генералиссимуса о трусливых финнах?

И здесь нельзя обойти стороной еще один чрезвычайно важный момент для понимания современного отношения Российской Федерации  к внешнему миру.
Проявление самостоятельности территорий, некогда входивших в Российскую империю, как правило, объясняется внешним влиянием, желанием враждебного окружения нанести вред стране.

Нежелание видеть в отколовшихся от империи частях зарождающиеся нации - характерная черта и советской, «красной», и ныне существующей, «белой», империй.

Какими эпитетами награждали финляндских руководителей советские агитпроповцы мы читали в газете «Правда» восемьдесят лет назад.

А вот образчик высказываний коллективного пропагандиста, коллективного агитатора и коллективного организатора, каковым ныне является российский телевизор в лице Соловьева:

«Все что надо знать о Зеленском и современной Украине:

Я никому ничего не должен!“ И какая напряжённая поза, эти сцепленные руки, брезгливое выражение лица. Из-под маски комика показалось настоящее лицо Зеленского. Мелкий бандит на разборках, а не президент европейской страны».

Или вот еще выступление достаточно зловещего персонажа из «вечерних мудозвонов», по точному выражению Бориса Гребенщикова (https://www.youtube.com/watch?v=vS5p4LuDASM), Сергея Кургиняна:

"Да здравствует новая Конституция Украины!»

Далее он потребовал:

"Покайтесь перед ними!" - имея в виду покаяние перед террористами "ДНР" и "ЛНР". – "Дайте им все, что они хотят: армию, власть, границу, финансы. И после этого на коленях ползите с ними договариваться!"

Это тот самый Кургинян, который незадолго до уничтожения малазийского «Боинга» объяснял появление у сепаратистов Донбасса зенитно-ракетного комплекса «Бук» в качестве трофея:

«Гражданское общество в России, на частных условиях и не вовлекая в это государство, способно поставлять военную технику на Украину. Но не «Искандеры» и не «С-300», потому что это не по плечу гражданскому обществу, а установки «Бук», захваченные у бандитов-бандеровцев, которые починят наши мастера. И постепенно юго-восточная Украина обзаведется своей авиацией и техникой. Я прошу всех критиканствующих мерзавцев закрыть свои рты и не говорить о том, что наши братья с юго-восточной Украины полностью лишены всякой военно-технической помощи от гражданского общества России. Это наглая ложь политиканствующих мерзавцев, Этого нет, и все видят, что этого нет!»

События, предшествующие началу агрессии против Украины представляют собой кальку с событий перед началом «Зимней войны», за исключением предварительных переговоров.


Такое же нагнетание антиукраинской истерии, представляющей события как вооруженный переворот, осуществляемый под управлением запада украинскими нацистами. Ложь о еврейских погромах и притеснениях русских, пренебрежение, граничащее с цинизмом, по отношению к Украине, именуемой не иначе, как недогосударство.
Отрицание причастности к вооруженным действиям РФ и представление их в виде внутреннего гражданского конфликта между нацистами - «бендеровцами», захватившими власть в Киеве, и простыми донецкими шахтерами, нашедшими тяжелое вооружение в шахтах.

Точно также образуются правительства «народных республик» из людей, не имеющих отношения к живущему на этой территории населению.

Обнародованные документы Объединенной следственной группой (JIT), опубликовавшей недавно новую порцию телефонных переговоров между представителями Москвы и лидерами боевиков в "Донецкой народной республике", датированными маем и июлем 2014 года, подтверждают агрессивную роль в этих событиях РФ.

Для всех переговоров характерно обилие обсценной лексики, а, попросту говоря, русского мата.

В этой связи я вспоминаю своего отца — участника блокады Ленинграда. Он крайне редко употреблял так называемые «крепкие слова», а однажды признался, что за время войны, он столько наслушался этих слов, что хватило «на всю оставшуюся жизнь».

И в этом современные российские военные не уступают советским. Создается впечатление, что в союзниках у России не только армия и флот, но еще и мат.
Как тут не  вспомнить матерные тирады командира пограничного катера ФСБ, атакующего  украинские катера в Керченском проливе.

Свое санкционированное Кремлем назначение премьер-министром ДНР, Александр Бородай называет "ох...нным мероприятием" и просится обратно в Москву.

А вот некий "Монгол" извещает коменданта захваченной Макеевки, что к нему "прибудут люди с полномочиями от Шойгу" и возьмут на себя командование спецоперацией: «Мы идем к единоначалию. Сюда прибывают люди с полномочиями Шойгу, и всех местных полевых командиров выкидывают нах..й из подразделений и возглавляют москвичи. Но Макеевку это не касается.»

Или вот еще какой-то Сергей из Крыма информирует некоего Владимира Ивановича, что боевую технику тому будут выдавать в Ростове по приказу человека "на букву Ш", и когда туповатый Иваныч переспрашивает, открывается, что речь идет о министре обороны РФ Шойгу.

Вот сидящий в Кремле Сурков, беседуя с подконтрольным Бородаем, признается, как ему, бывшему грушнику, хотелось бы повоевать "на Украине".

"Несмотря на одышку и престарелый возраст", - прибавляет Владислав Юрьевич, и здесь прослушка фиксирует смех резвящегося отца «суверенной демократии» и «русского мира», открывателя «глубинного народа» и, не побоюсь этих слов, основоположника и классика путинизма.

И точно также, как погибшие на той «незнаменитой» войне до сих пор находятся поисковиками, так и погибшие на гибридной войне с Украиной хоронятся тайно, без почестей, зачастую, как неизвестные, давая лишний повод подозревать подлость и незаконность этой войны.
Фактически, российское государство совершило акт инцеста по отношению к "сестре Украине", вонзив ей в спину нож, изнасиловав и ограбив.
И было бы странно, если после этого украинцы испытывают иные чувства к России, кроме презрения, аналогичные тем,  что испытывали чеченцы в повести "Хаджи - Мурат" А.Н. Толстого.

Как говорится, ничто не ново под луной и родовая травма, полученная Россией при рождении империи в виде того, что Ульянов-Ленин называл «великодержавным шовинизмом», дает о себе знать.

Смесь обиды на окружающий мир с комплексом неполноценности, круто замешанными на ненависти ко всему «потустороннему», что объявляется не отвечающим духовным скрепам русского народа, попытка объяснить «раскольничество» внешним влиянием, угрозы военной расправы над несогласными, поддержка самых отвратительных режимов в мире, насаждение религиозного мракобесия и оголтелая пропаганда милитаризма внутри страны, фабрикация политических судебных процессов над оппозицией при деградирующих системах образования, здравоохранения и социальной помощи — вот основные черты современной российской власти, загоняющей страну на обочину мирового прогресса и обрекающего Россию на постоянное отставание от цивилизационных процессов.
И все это на фоне феерической коррупции и пропасти в доходах между подавляемым большинством и куролесящим правящим меньшинством, которое, зачастую и совершенно не стесняясь, именует электорат быдлом и мразью.


По мнению И.А. Яковенко:

"Путинский цап-царап – это наиболее емкое описание всей внешней и внутренней политики современной России.

Цап-царап – и Грузия лишилась трети своей земли.

Цап-царап - и Крымнаш.

Цап-царап – и Украина вот уже шесть лет хоронит своих граждан.

Цап-царап – и Сирия истекает кровью.

Цап-царап – и в России исчезли свобода слова, выборы и  права человека.

Цап-царап – и миллионы россиян не дождутся пенсий.

Цап-царап – и большая часть россиян живет в нищете, а путинская обслуга – в списке Форбса…"

Думаю, всем известен такой анекдот:


  • Мыкола!, а мешок яблок съешь?


  • Зъим. А шо не зъим, то понадкусываю!


После известных событий весны 2014 года он, можно сказать, зеркальным образом отражает отношение Российской Федерации к Украине: проглотить не удалось, но понадкусовались.

Попытки найти в себе силы жить в согласии со всем миром раз за разом оказываются бесплодными в силу кажущимися непреодолимыми особенностями характера населения самой большой по площади страны мира, готовым терпеть любые проделки власти ради некоего величия страны, которое, в итоге,  оказывается фикцией, не подкрепленной ни высоким уровнем жизни, ни социальной защищенностью, ни юридической справедливостью.

На выборгских развалинах. Часть 171.

Собака на сене или не съем, так понадкусываю. Часть 2.

1 декабря 1939 года газета "Правда" с пометкой "Радиоперехват. Перевод с финского" поместила сообщение о том, что в "освобожденном" пограничном городе Териоки сформировано "правительство демократической Финляндии" во главе с известным коминтерновцем товарищем Отто Вилле Куусиненом.

И в этот же день уже не товарищ, а «господин Куусинен» обратился в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой о признании.

Михаил Калинин коллеге по политбюро ЦК ВКП(б) не мог отказать. Ну, как не порадеть родному человечку по пролетарской линии.

2 декабря 1939 года в Москве Молотов и Куусинен в присутствии Сталина подписали "Договор о взаимопомощи и дружбе",









согласно которому "демократическое правительство" согласилось со всеми предвоенными требованиями Москвы.



С этого момента советская пропаганда утверждала, что никакой войны СССР не ведет, а "оказывает помощь законному правительству Финляндской Демократической Республики в борьбе с захватившей власть бандитской белогвардейской кликой Маннергейма-Таннера".

Ничего вам это не напоминает?

Например, героическую борьбу донецких шахтеров против захватившей в Киеве власть «бандеровской нацистской хунты»?

Германия во время "Зимней войны" в основном придерживалась обязательств, взятых на себя в августе 1939 года при заключении Пакта о ненападении и секретных протоколов.

Берлин постоянно рекомендовал Финляндии принять требования СССР.
2 декабря 1939 года Риббентроп циркулярным письмом приказал германским дипломатам во всем мире комментировать происходящее с просоветских позиций.

Германия задержала на своей территории закупленные финнами итальянские истребители и не пропускала через свою территорию добровольцев, стремящихся попасть в Финляндию с целью воевать на стороне жертвы агрессии.

Одновременно, как стало известно позднее, Германия тайно компенсировала Швеции часть стоимости поставок для финской армии, так как терять торгового партнера, поставлявшего ей стратегическое сырье и материалы, ей не хотелось.

14 декабря 1939 года на 20-ой сессии Ассамблеи Лиги Наций по инициативе  Аргентины Советский Союз был исключен из этой организации за «действия, направленные против Финляндского государства».

Жесткую позицию по отношению к СССР заняли Британия и Франция, в тот момент фактически рассматривавшие СССР как союзника Германии, с которой они вели войну.

Были допущены утечки в прессу о том, что 57,5 тысяч британских и французских солдат уже сосредоточились в портах для отправки в Финляндию и ждут только приказа отправиться на помощь подвергшейся агрессии Финляндии, а также о планах налетов на Баку силами британских ВВС тяжелых бомбардировщиков "Ланкастер" с баз в Ираке.

7 февраля 1940 года британский военно-морской атташе в Москве Леопольд Сименс "конфиденциально" поведал советскому наркому ВМФ адмиралу Кузнецову, что укладывает чемоданы, ибо весь состав посольства, вероятно, будет скоро отозван в Лондон.

Подобная публичность заставляет большинство исследователей полагать, что речь шла не столько о реальных намерениях, сколько о психологическом давлении, которое, однако, достигло цели.

Сталин, похоже, весьма опасался, что западные державы и Германия могут заключить мир и сообща обратиться против Советского Союза, а поводом для этого станет именно война с Финляндией.

Учение о классовой борьбе, как основе исторического прогресса, давало повод всерьез задуматься о подобной угрозе.

Да и отношение западных стран к СССР, ее внутренней и внешней политике не внушали оптимизма советскому руководству.

Судя по карикатурам того времени на западе не питали иллюзий относительно происходящих в стране победившего пролетариата событий.












Пакт о ненападении между двумя тоталитарными государствами также подвергался критике и считался временным,















а внешняя политика СССР - захватнической.








Результаты Зимней войны оказались разрушительными для Финляндии и неутешительными для СССР.




За 105 дней войны Финляндия потеряла 24923 человека убитыми (по другим сведениям 22 810) и 43557 ранеными. В плен попало 847 финских солдат. Еще 43 человека потеряли добровольцы, в основном шведы. Потери мирного населения составили 1029 человек благодаря своевременно проведенной эвакуации его из зоны боевых действий.

Но, несмотря на поражение, людские и территориальные потери, Финляндия доказала свою состоятельность как независимое государство, не подавшись ни военному вторжению, ни германским капитулянтским советам.

Уроки Зимней войны не были выучены ни в СССР, ни в Германии.

Гитлер безоговорочно поверил, что СССР - "глиняный колосс без головы".

Сталин же недооценил уроки конфликта и остался в плену иллюзий о всемогуществе Красной армии.

На совещании с военными, посвященному итогам финской кампании, 14-17 апреля 1940 года, вождь пребывал в отличном настроении, шутил, подчеркивая, что русским царям, начиная с Петра I, потребовалось для присоединения Финляндии почти сто лет, и что за спиной Финляндии стоял весь капиталистический мир:

"Наша армия стала крепкими обеими ногами на рельсы новой, настоящей советской современной армии… Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей - немецкую технику победили, английскую технику победили, французскую технику победили. Не только финнов победили, но и технику передовых государств Европы. Мы победили их тактику, их стратегию…".

Он, похоже, уже забыл свои слова, сказанные накануне вторжения:

«Мы лишь чуть повысим голос, и финнам останется только подчиниться. Если они станут упорствовать, мы произведем только один выстрел, и финны сразу поднимут руки и сдадутся".



И о соотношении сил к началу боевых действий Сталину не было известно:


  • 265 тысяч финских военнослужащих против 425 640 советских,


  • 26 танков против 2289,


  • 534 орудия против 2876,


  • 270 самолетов против 2446.


И о потерях, которые до сих пор не сосчитаны и составляют по оценкам сторон совершенно разные цифры, ему своевременно не доложили.

Хотя, когда диктаторов останавливали горы трупов подданных?

По данным сайта "Россия и СССР в войнах XX века", основанного на материалах официальной публикации МО РФ "Гриф секретности снят", Красная Армия потеряла убитыми и безвозвратно пропавшими 79427 человек, ранеными и обмороженными - 188476 человек, 5546 до 6116 советских солдат попало в плен. Вернулись на родину 5465 человек, из них 158 были расстреляны по обвинению в шпионаже и предательству, 111 умерли в плену, некоторое количество осталось в Финляндии.

Вроде бы все потери подсчитаны, но как тогда объяснить, например, тот факт, что экипаж командирского танка Т-26, что стоит на перекрестке улицы Гагарина, проспекта Победы и Приморского шоссе неизвестен?




Он был поднят со дна Выборгского залива в районе Подборовья 30 марта 2005 года вместе с останками экипажа, которые были отправлены на идентифицирование, результаты его до сих пор неизвестны.

Во всяком случае в описании к памятнику члены экипажа не указаны.





И даже в самом описании памятника имеется, на мой взгляд, характерное для тоталитарных обществ пренебрежение к человеку.
Памятник этот именно танку, как участнику боевых действий, т. е. машине, которая действовала будто-бы сама по себе.
И только в конце дежурная фраза о вечной памяти безымянным танкистам.
Ну, нет безымянных танкистов, пехотинцев, летчиков, есть наше нежелание отдать дань памяти всем погибшим в этой войне с обеих сторон.
Мы стараемся забыть об этой проблеме или пытаемся представить ее в некоем обобщенном виде, виде одиночных памятников, ибо видеть воочию каждый день ряды могил - жертв войны, значит лишний раз представлять себе  весь этот ужас, который никак не способствует готовности отправиться в рай по приказу очередного сбрендившего фюрерка.

А ведь по по свидетельству специалистов, поднимавших этот танк, в том же месте на дне залива находятся еще несколько подобных машин.

Финская сторона сообщала о примерно 200 тысячах погибших русских.
По подсчетам независимого историка Бориса Соколова число безвозвратных потерь составляет около
170 тысяч.
Германская разведка оценила общие советские потери убитыми, ранеными и заболевшими в 430 тысяч человек.

И еще один аспект этой трагедии, который так и остался только в умах советских людей, не сумевших сделать вывод из увиденного ими на захваченной финской территории.

В рапорте от 18 марта 1940 года начальника Особого отдела по Ленинградскому военному округу майора госбезопасности Алексея Сиднева приводятся примеры "нездоровых высказываний" бойцов и командиров:

"Сколько людей погибло, а нам дадут только кусок болота. Ведь все страны будут над нами смеяться, потому что мы даже маленькое государство, и то не смогли победить".

"Хорошо, что заключили мирный договор с Финляндией, а то бы финны угробили половину Красной армии".

"Белофинны живут лучше нашего, у них у всех хорошие дома, а у наших колхозников нет ни у кого таких домов, даже баня у финнов много культурнее и лучше, чем дом колхозника".

Командующий 13-й армией Владимир Грендаль на совещании в присутствии Сталина сокрушался:

"Выявлялась масса сволочи… Над нашим бойцом нужно еще как следует поработать. 22 года существования Советской власти еще не вправили некоторым мозги".

"Столкновение с зарубежной действительностью размагничивает нашего бойца и командира", - констатировал начальник Главного политуправления РККА Лев Мехлис на совещании 13 мая 1940 года.

Поэтому на информацию о "Зимней войне" и было наложено табу, дабы не «размагничивать бойцов и командиров» рассказами о сладкой жизни простого финского крестьянина (по сравнению с бытом советского колхозника) и наших потерях, как следствие обычного бахвальства и пренебрежения к человеческой жизни.

Но самое парадоксальное состоит в том, что и по прошествии трех четвертей века, в сущности, целой человеческой жизни, завоеванная территория так и не достигла того уровня развития, который имелся в довоенной Финляндии.

В посланиях игумена Филофея к Великому князю Василию Ивановичу была высказана мысль о Москве как о "Третьем Риме".

Но она никогда, на самом деле, не была реализована.

Первый Рим нес завоеванным землям все блага цивилизации того уровня: дороги, водопроводы, города, театры и Колизеи, римское право, культуру, науку, философию.

А чего такого более передового принесла Москва в завоёванный ею Выборг?
Второй по значению город  Финляндии был почти полностью разрушен, коренное население покинуло его вместе с войсками.

Даже то, что досталось нам в более или менее приличном состоянии, мы сумели угробить своим безразличным отношением.
Целые кварталы старого города в Выборге представляют собой, если не руины, то необитаемые и разрушающиеся дома.

Попытки навести оживляющий макияж на сохранившиеся строения вызывают ассоциации с пресловутыми потемкинскими деревнями.

Примеры по настоящему ответственному отношению к архитектурному наследию, а, точнее, к трофеям — единичны.


Кинофестиваль "Окно в Европу", по иронии судьбы, проводится буквально в двух шагах от пустыря, на котором когда-то располагался Выборгский городской театр, старейший в Финляндии, построенный в 1834 году и разрушенный в ходе "Зимней войны".

А что говорить о потерянном целом пласте островной культуры Выборгского архипелага?

По дорогам, которые ранее доходили до самых отдаленных хуторов, теперь можно проехать только на внедорожнике.

Мосты и дамбы, которые некогда соединяли острова с материком, разрушены и теперь до них можно добраться только по воде.

От многочисленных причалов в большинстве случаев остались только торчащие из воды гранитные блоки, песчаные пляжи заросли тростником, колодцы, пробитые с таким трудом в скальном грунте, захламлены или высохли.

«Собака на сене» только этот, самый подходящий аналог происшедшему и приходит на ум.

На выборгских развалинах. Часть 170.

Собака на сене или не съем, так понадкусываю. Часть 1.

80 лет назад 30 ноября 1939 года началась советско-финляндская война, известная в истории как «Зимняя война».

В советское время об этой странице истории не было принято открыто высказываться.

Считалось, что официальной точкой зрения на этот конфликт решены все вопросы:

«СССР нужно было обеспечить безопасность Ленинграда, в котором были сосредоточены до трети военного производства и крупный научный потенциал. Это был и стратегически важный транспортный узел.

Финляндии было предложено перенести границу на запад от ныне существующей, уничтожить оборонительные, сооружения на Карельском перешейке, так называемую линию Маннергейма, передать в аренду полуостров Ханко и Аландские острова, разместить на территории Финляндии пятидесятитысячный корпус Красной Армии. Взамен предлагались необжитые территории Северной Карелии. Финское правительство отвергло все эти беспрецедентно выгодные для себя условия и, подстрекаемое английскими банкирами и капиталистами, пошло на прямые военные провокации, обстреливая из артиллерии приграничные позиции Красной Армии, убивая и калеча бойцов. Что не могло не привести к справедливому возмездию».

Всегда интересно рассмотреть процесс в развитии, попытаться понять, почему так получилось, что, на самом деле, привело к трагедии, затронувшей судьбы сотен тысяч людей по обе стороны границы.

До сих пор потомки и родственники бойцов, погибших в снегах Карелии, на льду Выборгского залива не могут найти, где же они нашли свой покой, и нашли ли.

До сих пор бьются в спорах сторонники и противники восстановления финских воинских захоронений:

«Мы своих не можем найти и похоронить, а тут чужую память нам навязывают. Не забудем, не простим!»

И никто, почему-то, не хочет встать на противоположную сторону и хотя бы почувствовать, а каково это, быть оболганным в том, в чем, как говорится, ни ухом, ни рылом...

Финляндия до 1939 года в политике Советского Союза занимала весьма скромное место. Пресса упоминала ее крайне редко, и главным образом в нейтральном ключе.

О Тартуском (Юрьевском) мирном договоре 1920 года, заключенном на достаточно сбалансированных условиях, найти каких-либо сведений о его несправедливости затруднительно.





Его заключение скорее рассматривалось как начало устранения международной изоляции молодой Советской Республики, а содержание договора отражало новые принципы отношений между социалистическими и капиталистическими государствами.

Из стенограммы 12-го пленарного заседания мирной конференции в Юрьеве.

Collapse )


Репрессированных в 1937-38 годах обвиняли в работе на какие угодно разведки: германские, польские, японские, но на финляндскую - практически никогда.

Впервые упоминания о Финляндии в негативном свете появились за месяц до начала Зимней войны 2-3 ноября 1939 года в газете "Правда".

В пространном комментарии, посвященном советско-финляндским отношениям, не ссылаясь на конкретные факты, центральный орган ЦК ВКП(б) утверждал, что Хельсинки не желает дружить с Москвой, отвергает ее "миролюбивые предложения" и идет на поводу у неназванных "поджигателей войны".

Научившимся читать между строк, стало ясно, что это «жу-жу» не просто так, а назревают некие "события" вокруг северного соседа.

Перед нападением на Польшу Гитлер в обмен на "спокойную уверенность на Востоке" (по выражению наркоминдела Вячеслава Молотова) и жизненно важные для Германии поставки сырья и хлеба из СССР признал за ним право установить контроль над Западной Украиной и Западной Белоруссией, Финляндией, странами Балтии и Бессарабией.

Секретные протоколы и карты к Пакту о ненападении обнародованы не были и хранились в спецхране до начала 1990-х годов.








Но, судя по агентурным материалам НКВД, думающая часть советских граждан, прежде всего армейские командиры, сделала выводы немедленно.

Например, слушатель третьего курса Академии химзащиты Адамашин уже в сентябре охарактеризовал новую внешнюю политику СССР как "красный империализм", а майор генштаба Швецов заявил, что СССР должен "восстановить границы старой России", иначе и пакт с немцами подписывать не стоило.

К решению финляндского вопроса и тесно связанного с ним вопроса установления контроля над странами Балтии СССР приступил после успешного раздела Польши с нацистской Германией.

Действия советской дипломатии в отношении всех четырех стран были практически одинаковы.

И если страны Балтии достаточно быстро согласились с предложенными условиями, то Финляндия, понимая, что это грозит ей не только потерей суверенитета, но и будущими репрессиями против «буржуазных элементов», советские условия не приняла.

События лета 1940 года по советизации стран Балтии полностью подтвердили эти опасения.

Какие же «мирные инициативы» Москвы отвергли финны?

5 октября 1939 года СССР предложил Хельсинки заключить "Договор о безопасности", предусматривавший размещение на ее территории 50-тысячного воинского контингента - аналогичный тем, которые примерно в то же время были подписаны с Литвой, Латвией и Эстонией.

Когда финны отказались, последовало новое "мирное предложение": уступить Советскому Союзу Карельский перешеек, отодвинув границу от Ленинграда примерно на 70 км, и сдать в аренду для создания военных баз Аландские острова и полуостров Ханко.

В качестве официального объяснения была представлена необходимость обеспечить безопасность Ленинграда.

Взамен Москва обещала Хельсинки вдвое большую территорию на севере Карелии.

Финны сочли обмен неравноценным: вместо обжитых земель с развитой инфраструктурой, сетью железных и автомобильных дорог, обустроенными портами и отличными сельскохозяйственными угодьями им предложили непроходимые леса и стылые болота.

Но главное - на Карельском перешейке располагалась укрепленная "линия Маннергейма", потеря которой делала Финляндию беззащитной, а в случае создания базы на Ханко Хельсинки оказывался в зоне обстрела тяжелой артиллерии.

31 октября 1939 года Молотов выступил с речью на внеочередной сессии Верховного Совета. В ней он пригрозил Хельсинки "серьезным ущербом" в случае "срыва предполагаемого соглашения", напомнив под "смех и аплодисменты зала", что население одного Ленинграда больше, чем всей Финляндии.

3 ноября 1939 года он заявил финской делегации: "Мы, гражданские люди, не достигли никакого прогресса. Теперь слово будет предоставлено солдатам".

Далее последовало раскручивание антифинляндской истерии, «Майнильский инцидент»




и жернова «Зимней войны» завертелись, перемалывая жизни и судьбы.

Весьма характерен следующий штрих к антифинляндской пропаганде, характерной для «Зимней войны»: агрессивная Финляндия, олицетворением которой являлся Маннергейм, позиционировалась как марионетка извечного врага России — Англии.

О нацистской Германии в то время отзывались исключительно в положительных эпитетах.



Текст на картинке:

Палач Маннергейм.

1910 - Кровавый наёмник русского царя Николая.

1918 - Убийца десятков тысяч трудящихся, палач финского народа.

1939 - Золото, которое Маннергейм получил за кровь финских рабочих и крестьян.
1940 - Прислужник английских банкиров-толстосумов, провокатор войны против СССР.

Если бы мы не вошли в Финляндию, там были бы уже англичане.
Современный аналог оправдания агрессии: если бы мы не заняли Крым, там сейчас были бы войска НАТО.

Однако, через два года направление пропаганды резко изменилось, и место Англии заняли нацистская Германия и фашистская Италия, провожавшие в последний путь кровавого наемника барона Маннергейма,




что оказалось далеким от исторической правды.

Палач, маршал и барон Маннергейм не только пережил своих союзников и обменивался поздравительными телеграммами со Сталиным,




но и заслужил памятную доску от нынешнего министра культуры Мединского, как офицер Русской императорской армии.


Как тут не вспомнить Дж. Оруэлла с его бессмертным «1984»: «Остазия всегда воевала с Океанией» и «Остазия никогда не воевала с Океанией».

Очень интересна судьба так называемой «Финской народной армии» единственным подразделением которой был Первый корпус.

За 15 дней до "майнильского инцидента" 11 ноября 1939 года нарком обороны К. Ворошилов подписал приказ о формировании стрелковой дивизии из числа советских граждан, владеющих финским языком (на основе 106-ой горнострелковой дивизии).

В начале декабря дивизию преобразовали в 1-й корпус вооруженных сил «Финской народной армии», получивший название "Ингерманландия". Командиром был назначен комдив Красной армии и ветеран испанской войны Аксель Анттила.

Collapse )



Collapse )



Collapse )



Collapse )



Корпус провел в Ленинграде парад, на котором глава правительства демократической Финляндии Отто Вилле Куусинен объявил, что именно им будет предоставлена честь водрузить красный флаг над президентским дворцом в Хельсинки.

Если к 26 ноября 1939 года в корпусе насчитывалось 13 405 человек, то в феврале 1940 года уже 25 тысяч военнослужащих.

С конца декабря 1939 года подразделения ФНА стали широко использоваться для решения боевых задач.

В течение января 1940 года разведчики 5-го и 6-го полков 3-й СД ФНА выполняли специальные диверсионные задания на участке 8-й армии: уничтожали склады боеприпасов в тылу финских войск, взрывали железнодорожные мосты, минировали дороги.

Подразделения ФНА участвовали в боях за Лункулансаари и при взятии Выборга, понеся при этом довольно ощутимые потери ввиду отсутствия должной боевой подготовки, что, впрочем, характерно и для кадровых частей РККА, участвовавших в "Зимней войне".

Так как декларируемые задачи ФНА не очень вязались с русскими фамилиями командиров, во время "Зимней войны" ее представители стали менять свои фамилии на финские: военный комиссар корпуса Ф. И. Егоров стал подписываться фамилией Аалто, начальник штаба корпуса Ф. Н. Романов – Райкас, начальник политотдела В. П. Терешкин – Тервонен и т. д.

Был ли по замыслу Сталина этот корпус заменой оккупационным войскам Красной Армии при окончательном завоевании Финляндии и установлении там советской власти или, как уверяют некоторые исследователи, это была сталинская инсценировка с целью запугать Финляндию?

В Управлении пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) был подготовлен проект инструкции «С чего начать политическую и организационную работу коммунистов (прим.: слово „коммунистов“ зачёркнуто Ждановым) в районах, освобождённых от власти белых», в которой указывались практические меры по созданию народного фронта на оккупированной финской территории.

К счастью для финнов эти планы по советизации Финляндии остались нереализованными, а «Финская народная армия» и ее единственное воинское подразделение с окончанием "Зимней войны" было расформировано.

Таким образом, в случае "Зимней войны" мы имеем дело с типичной proxy war, или войной по доверенности, войной как будто чужими руками.
Финская народная армия (ФНА) имела все признаки так называемого прокси военного образования, которое призвано было маскировать прямое вооруженное вторжение СССР на территорию Финляндии.

Более подробно об этом можно прочитать в исследовании «Формирование и боевые действия Финской народной армии (ФНА) в зимней войне 1939-1940 годов».

https://statehistory.ru/1262/Formirovanie-i-boevye-deystviya-Finskoy-narodnoy-armii--FNA--v-zimney-voyne-1939-1940-godov/



На выборгских развалинах. Часть 169.

Безымянный и заброшенный.

Речь пойдет о полуострове, расположенном в западной части Выборгского залива и протянувшимся на три с половиной километра с севера на юг от Korkeasaari (о. Верхолаз) до островов Pieni Neulasaari и Suuri Neulasaari (Малый и Большой Игольчатый).

У финнов этот полуостров особого имени не имел.

Северный его конец носил имя Koivuniemi (мыс Березовый), на южной оконечности находилась деревня Majapohja.

Средняя же часть на ряде карт и на сайте военных архивных фотографий SA-kuva называлась Brunsaari.

Однако на некоторых старых картах полуостров называется Кейхяcниеми, а Brunsaari носит название северная часть острова Porkansaari.

На финской карте 1939 года Keihasniemi – это северный мыс полуострова Lihaniemi в восточной части Выборгского залива напротив полуострова.


Сделано это, не иначе как для введения в заблуждение вероятного противника.

Я бы назвал этот полуостров Игольчатым, по аналогии с островами Pieni Neulasaari и Suuri Neulasaari, которые являются, по сути дела, его продолжением и сформировались, скорее всего, при движении ледника с севера на юг.

Полуостров представляет собой сочетание скальных пород с заболоченными низинами и чрезвычайно живописен в местах выхода скал к водам Выборгского залива.

Восемьдесят лет назад попасть на него можно было тремя разными путями.

Во-первых, по шоссе на Ronkasaari (ныне Отрадное), свернув направо на дорогу к Pamppusaari (остров Вольный, сейчас здесь располагается ДОЛ «Зеленый остров»),






проезжаем мост на этот остров,



по дороге, пробитой в скале,



пересекаем его и через второй, разрушенный мост, попадаем на Niittysaari




и далее по дамбе, обрамленной гранитными блоками, вдоль дубовой аллеи, мы попадаем на полуостров.
Сейчас эти дубы стали поистине гигантами, один из которых спилен и перегораживает путь.


Второй путь — по шоссе на Ahokas (Подберезье), затем сворачиваем налево к деревне Karki, ныне не существующей, и продолжаем путь на полуостров, где встречаемся с первой дорогой.

И, наконец, третий путь - по шоссе на Ahokas (Подберезье), проезжаем эту деревню и через дамбу попадаем на Porkansaari (остров Смоленский), пересекаем его и по мосту на Brunsaari сразу попадаем в центр полуострова.

Полуостров был заселен.

Деревня Majapohja на южной оконечности полуострова была частью деревни Porkansaari, здесь часто организовывали концерты и танцы для молодежи.

Восточный берег полуострова также был заселен, здесь же располагались многочисленные гранитные пирсы.

Западный берег, обращенный к внутренней бухте, как правило, скалистый.


Сейчас из трех дорог доступна только одна — через несуществующую деревню Karki, но проехать по дороге для седана проблематично из-за глубоких ям с камнями, заполненными водой.

Наиболее приемлемый путь - через ДОЛ «Зеленый остров», но доступ на Pamppusaari закрыт в летние месяцы.

В остальное время можно свободно доехать до второго полуразрушенного моста и далее продолжить путь пешком или на велосипеде.
https://www.youtube.com/watch?v=VdXxERg3LZo&feature=youtu.be


За исключение нескольких мест, где придется обходить заболоченные участки, разбитые тяжелой техникой, дорога вполне удобная.

Большая загадка, что она там делала, возможно, это следствие варварской лесозаготовки.

Часть дороги на полуострове хорошего качества. Местами можно видеть уложенные поперек дороги бревна, своеобразная лежневка, впрочем отличного качества, по обеим ее сторонам выкопаны дренажные канавы.







Попадаются и такие, можно сказать, скоростные участки лесной дороги.

Однако последние два километра до южной оконечности не так хороши, камни и корни деревьев мешают прокатиться с ветерком, но вполне проходимы на велосипеде.

Последние две сотни метров дорога круто поднимается по гранитному лбу,





в одном месте которого видно узкое вкрапление минерала белого цвета.



Но, несмотря на эти неудобства, вы будете вознаграждены, удивительнейшей тишиной, ароматом девственной тайги и великолепными видами с вершин скал на водную гладь залива.






На восточном берегу можно видеть наряду с разрушенными пирсами огороженную гранитными плитами площадку, вход на которую осуществлялся через ворота с гранитными столбами.


Возможно, это был когда-то деревенский танцпол.

На одном из столбов воздвигнута своеобразная композиция из камней.


Шутка охотников и рыбаков или символ памяти о том, что ушло в безвозвратное прошлое, мемориальный камень Porkansaari, посвященный прошлым поколениям, жившим здесь с 1540 года, возле которого принято исполнять песню, известную всем?

Полуостров входил в систему Выборгской крепости, там предполагалось размещение артиллерийских батарей второй линии обороны города.

Работы должны были проводиться в 1855 году по плану обороны Выборга, разработанному под руководством инженер-полковника В.Д. Кренке во время Крымской войны.

Он сам подробно рассказал об этом в мемуарах «Оборона Балтийского прибрежья в 1854-1856 годах», СПб., 1887.

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

К сожалению, схемы к этой книге не оцифрованы и в Интернете их найти не удалось, но в финском электронном архиве Digitaaliarkisto нашлась карта Выборгской крепости того времени.




Действительно, на карте 1855 года мы видим, что все эти три батареи, первая, вторая и третья морские, расположенные на полуострове, числятся как боеготовые.

Однако, к началу двадцатого века эти батареи были ликвидированы и по плану, утвержденному в 1913 году, на полуострове должны были разместиться две батареи с укрытиями в северной его части.


Карта из книги "Неизвестная крепость."
Выборгская крепость в 1914-1918 гг - строительство фортовой крепости. © 2007 г. А. В. Павлов.

Возможно, это остатки брустверов первой морской батареи 1855 года.

Во время «Зимней войны» полуостров оказался в полосе наступления 113 стрелковой дивизии комбрига Х.Н. Алавердова.

Дивизия была сформирована 19 сентября 1939 года в городе Рыльске ( Орловский военный округ).

Принимала участие в польско-советской войне (присоединение Западной Белоруссии) и в Зимней войне.

К сожалению, эти боевые эпизоды в официальном описании славного пути дивизии отсутствуют.

Боевой путь детально описан только после начала Великой отечественной войны.

Но вот что удалось найти.

К исходу 1 марта 1940 года 113 стрелковая дивизия овладела полуостровом Лиханиеми.

На следующий день 2 марта дивизия безуспешно пыталась ворваться по льду Выборгского залива на о.Туркин-саари и полуостров Маяпохья на западном берегу залива.

В период с 5 по 8 марта полки дивизии неоднократно пытались атаковать острова Веяйсяйен-саари и Туркин-саари, но только к исходу 6 марта ее 725 стрелковый полк сумел овладеть двумя островками - крошечными точками на картах, прикрывавшими подход к Туркин-саари: Пиени-Неума-саари и Сури-Неума-саари.

9 марта после серии неудачных атак 579 стрелковый полк, воспользовавшись отходом противника, наконец, занял Туркин-саари, а 513 стрелковый полк после упорного боя зацепился за южную оконечность полуострова Маяпохья на западном берегу залива и создал плацдарм площадью около одного километра.

На следующие сутки 513 стрелковый полк расширял занятый плацдарм, продвигаясь на север, 725 стрелковый полк овладел частью острова Поркан-саари, а 679-й полк - северной окраиной пос. Вахваниеми.

11 марта 725 стрелковый полк занял населенный пункт Поркан-саари и полностью очистил остров от противника.

На следующий день 113 стрелковая дивизия вышла на рубеж мыза Ахокас, мыза Кии, населенный пункт Тайпале, где и встретила известие о мире.

Следует отметить то, как воины с обеих сторон встретили известие о мире.

В полдень 13 марта финские солдаты начали выходить из своих окопов, и, показывая нашим бойцам и командирам на часы, знаками объясняли им, что война закончилась.

Те настоящие счастливцы, уцелевшие в этой войне, вскоре вышли на нейтральную полосу с одной и другой стороны условной линии, еще только что называвшейся фронтом, жестикулировали, обменивались куревом, радуясь тому, что им удастся встретить близкую весну, увидеть своих родных, близких, друзей.

Они словно забыли, что всего несколько часов назад смотрели друг на друга исключительно через прорезь прицела и ходили в жестокие штыковые атаки.

Такие стихийные братания, случаи которых были отнюдь не единичны, лишний раз доказывали, что у простых людей, на плечи которых ложится самый черный и неблагодарный труд в любой войны - убивать себе подобных, не было озлобления друг против друга, а значит все проблемы политики вполне могли решить за столом переговоров.

http://rkka.ru/oper/finn/mart.htm

Несмотря на усилия советской пропаганды по расчеловечиванию противостоящей советским войскам армии белофиннов, сделать это в полной мере не удалось.

Представить что-то подобное в конце Великой Отечественной на территории Германии, согласитесь, невозможно.

В августе 1941 года через Porkansaari и мост на Brunsaari перебрасывались значительные силы финских войск для высадки на полуостров Lihaniemi для обхода Выборга с юга.









Несмотря на попытки уничтожить переправу с воздуха, это сделать не удалось.

В ходе Выборгской десантной операции в июне-июле 1944 года боев на полуострове не было и успех 1940 года, когда Красная Армия вышла к шоссе Выборг-Хельсинки повторить не удалось.

На южной оконечности острова поисковики обнаружили лафет к русской 3-х дюймовой (76мм) горной пушке образца 1904 года, которую финны, скорее всего, использовали при обороне полуострова в марте 1940 года.

Его извлекли и передали в Выборгский краеведческий музей.

https://terijoki.spb.ru/trk_terra.php?item=36

https://terijoki.spb.ru/trk_terra.php?item=37

В настоящее время полуостров необитаем и посещается только рыбаками, охотниками и немногочисленными туристами — любителями чистого воздуха и тишины.

Ранее воздушный и ухоженный остров, сегодня он занят густыми и высокими лесами.
Полуостров больше не пульсирует человеческой жизнью, он спит, природа же продолжает неустанно уничтожать остающиеся
признаки прошлой человеческой жизни и то зло, что принесли последние войны.

Во время моих посещений полуострова мне повстречался только одиноко бродящий охотник.
Памятуя наставления, как говорили в советское время, создателя нашего государства:
Теперь не надо... бояться больше человека с ружьем”, я и не испугался.
Хотя, принимая во внимание наше непростое время, как знать, как знать...


На выборгских развалинах. Часть 162.

Revonsaari — царство тишины и спокойствия.

Часть вторая.

Деревня Räihälä находилась в северо-восточной части острова.




Известный финский историк Lauri Airikka родился в этой деревне. Его труды посвящены истории округа Johannes, в который входил Revonsaari.

Вот некоторые из этих работ:

Revonsaaren nuorisoseura Laineen juhlajulkaisu : muistelmia kotisaaremme asukkaiden elämästä ja harrastuksista (Молодежный клуб Ревонсаари Laine Celebration: воспоминания о жизни и увлечениях жителей нашего острова), 1955 год;

Kappale Johannesta: menneisyyttä ja muistoja (Округ Йоханнес: прошлое и воспоминания), 1985 год;

Johanneksen kirkon tuho ja sen irtaimiston kohtalo (Кирха в Йоханнесе: разрушение и судьба ее внутреннего украшения), 1992 год.

Деревня Räihälä понесла небольшие потери во время Зимней войны. Только три дома были сожжены.

Однако сохранившиеся деревенские дома были разграблены.

С возвращением жителей начались ремонтно-строительные работы, были распаханы заросшие травой поля, вычищены канавы и земельные участки.

Весна 1944 года казалась многообещающей, и фермеры использовали все возможности для обновления и удобрения своих полей, ожидая хорошего годового дохода.

Так как молодые люди и мужчины среднего возраста были призваны в войска, работали в основном старики, дети, женщины и небольшое число мужчин, которые были освобождены от военной службы после Зимней войны.

Продолжающаяся война не препятствовала работе островитян, хотя весенними ночами были видны вспышки от пушечных выстрелов в Финском заливе.

Однако обстановка на фронте осложнялась и военными властям был подготовлен план эвакуации жителей острова и скота.

В апреле в Выборге было проведено совещание по вопросам эвакуации, предполагалось несколько позднее уточнить детали, но ситуация стремительно ухудшалась.

Вечером 11 июня 1944 года было разослано послание, в котором указывалось, что необходимо начать подготовку к эвакуации деревень архипелага.
Artturi Reponen, глава деревни Räihälä, в ту же ночь посетил деревню, чтобы объявить об этом, и жители деревни сразу же начали готовиться к отъезду.

Однако вскоре приказ был отменен.

Отмена касалась только архипелага деревень муниципалитета Johannes.

Это дало некоторым надежды на стабилизацию фронта и отмену эвакуации.

Другие, однако, считали эту отмену временной и ждали нового приказа об эвакуации со страхом и волнением.

Приказ об эвакуации был дан 15 июня в 19.30.

В тот же вечер жители начали упаковывать домашний скарб и закреплять ушные бирки домашним животным.

По плану крупный рогатый скот необходимо было перевезти в южную часть острова для дальнейшей транспортировки.

На следующий день пришел приказ о том, что стадо нужно было отвезти на северный конец Revonsaari, на берег, где была пристань - Karjasaari.






Отсюда навсегда уходили с острова его поселенцы. На втором плане фотографии, сделанной в день эвакуации - небольшой остров Taikinasaari.



Эвакуация деревни Räihälä, как и всего населения архипелага округа Johannes, совершенно не удалась.

Появились слухи, напугавшие жителей деревни, о том, что ратуша в Johannes уже пуста, сотрудников штаба не видно, и что даже все бумаги были собраны и сожжены во дворе.

Испуганные жители деревни, взяв с собой минимум вещей, самостоятельно перебрались на моторных и гребных лодках через Выборгский залив в Karppila (Подборовье).

В то время Lauri Airikka служил в артиллерии в Третьем Учебном центре в Riihimäki.
Узнав об эвакуации жителей Räihälä, он попросил предоставить ему отпуск для того, чтобы помочь своей семье устроить жизнь в эвакуации.

Получив отпуск, он немедленно выехал в Johannes.

Бесконечные автомобильные очереди и группы беженцев заполнили дороги, уходя на запад от надвигающегося фронта.






Вечером 16-го июня он прибыл в муниципальный офис Johannes, где начальник эвакуации Mikko Nieminen уже подготовил свой отъезд. Он рассказал, что прошлой ночью и ранним утром женщины, дети и пожилые люди покинули Räihälä и весь Revonsaari.

После долгих поисков была, наконец, найдена лодка, и с берега деревни Vaahtola Lauri Airikka смог проехать по знакомому маршруту до пляжа Räihälä.

В своих мемуарах он пишет:

«Это был красивый летний день, и только ветер немного волновал поверхность залива. Берега островов были покрыты цветами, в глаза, что называется, било буйство зелени начала лета.

Тишины не было, в воздухе висели истребители, уходя ввысь и вдаль залива.

Когда я добрался до своего дома, выяснилось, что моя жена действительно ушла ночью.

На столе стояло ведро со сливками, которые с отчаянием пытались превратить в масло перед уходом.

Только недавно распустили бревна на доски, коробки были изготовлены и собраны для того, чтобы их  можно было их установить в доме."

В субботу 17 июня пришли две маленькие баржи, на которые были загружены несколько грузовых ящиков и лошадей.

Днем они ушли в Karppila.

Воскресным утром 18 июня в 4 часа братья Alfred и Lauri Airikka проснулись, не зная еще, что это их последняя ночь в родном доме. В этот день только буксир для эвакуации населения острова и две моторные лодки, используемые для перевозки транспортных средств, прибыли на остров.

Лодки для перевозки скота так и не появились на острове.

Братья были последними, кто покинул остров.

Lauri Airikka вспоминает свой отъезд:

«Крупный рогатый скот с берега был выведен в более тихое место.

День был солнечный, ветер гнал на берег волны, в небе не спеша плыли облака.

Из района Vaahtola-Kirjola доносились приглушенные звуки битвы.

Единственная оказавшаяся на острове женщина пообещала приготовить для нас кофе.

Было достаточно много молока, для того, чтобы голод исчез. Часы показывали 10 часов.

Я решил еще раз вернуться в дом.

Глубокая тишина была разлита над домом.

Молодой теленок, которого только что убили, лежал в огороде.

Было ощущение всеобъемлющей пустоты.

Я зашел внутрь, обошел каждую комнату, словно расставляя в своих отсеках памяти радости и печали, накопившиеся за много лет, проведенных в доме.

В голове неустанно бился вопрос: вижу ли я все это в последний раз? Если бы это было так, я бы постарался запомнить все, но потом я бы никогда не смог вернуться, но я вернусь.

С такими мыслями я вышел из дома.

Но снова на песчаной дороге я оглянулся.

Летний ветер донес до моих ноздрей знакомый запах домашнего уюта... Теперь мне пришлось покинуть родной остров, брошенный хозяевами».

Мне неизвестно, вернулся ли Lauri Airikka на остров, надеюсь, что да.

Не думаю, что это доставило ему много радости, печальный вид необитаемого острова с исчезающими следами островной культуры не повод для восторга.

В это посещение острова я добрался до деревни, расположенной в центре южной части острова.



Скорее всего, здесь находилось поселение носившее имя острова, хотя на карте 1938 года оно значится под именем Pyökärinkylä. Судя по количеству домов — это было самое крупное островное поселение.

Сразу сообщу, что несмотря на усилия браконьеров, лоси на острове присутствуют, о чем свидетельствует наличие не очень старого помета, встречающегося достаточно часто.



Из строений попались развалины двух коровников,






возле одного из них сохранилась бетонная поилка.


Это убежище для скота, сложенное из грубо отесанных гранитных блоков, имело накопитель навоза, в которое он попадал из помещения через специальный отвод.



Выросшая внутри коровника за эти годы сосна образовала одним своим корнем арку на месте отсутствующего гранитного блока.



,



Кажется, что природа пытается не только уничтожить следы цивилизации, но и восполнить потери, нанесенные неразумными двуногими, для которых чужой труд, кровь и пот не более, чем образные выражения, а не искалеченные судьбы и потерянные жизни сотен тысяч людей.

Вот фундамент жилого дома, видно, что здесь велись раскопки.







Возле березы я поставил найденные возле фундамента артефакты: нечто вроде острия пики, совковая лопата, крышка чугуна или котла, оцинкованная крышка небольшого бидона.



Нехитрая домашняя утварь, многие годы исправно служившая хозяевам.

Все та же центральная дорога, местами перегороженная буреломом,







земляничная полянка







и поляна с удивительной многоствольной сосной,






окруженные тишиной, изредка прерываемой негромкими криками птиц.

На обратном пути зашел на Haltiansaari (остров Заовражеский, странное название, навевает мысль о том, что за каждым оврагом — враг), но натолкнувшись на бурелом,





решил не углубляться внутрь острова, а полакомиться первой, вполне созревшей, черникой.

Традиционные следы пребывания рыбаков, охотников и туристов, никогда не слыхавших слов охрана природы и экология.





Точно также, как и десятки, и сотни лет назад над островами висят облака,











своей постоянной изменчивостью давая надежду на непрерывность человеческой истории.

Все еще только продолжается.