Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

На выборгских развалинах. Часть 190.

Десять лет с правом переписки.

Десять лет назад 23 апреля 2010 года в LJ появилась первая часть Выборгских развалин.

Тогда я не предполагал, что эти записки об убитой и убиваемой архитектуре Выборга превратятся почти в бесконечный, зачастую трагический, рассказ о судьбах людей, создававших этот город и судьбах их творений, некоторые из которых дошли до наших дней, а от некоторых остались только фотографии, чертежи и описания.

Иногда сам поиск мест, где когда-то они находились, походил на детектив, когда приходилось рассматривать несколько вариантов. Иногда даже не верилось, что на этом пустыре когда-то стояло строение, а то, что от него сохранилось, даже отдаленно не напоминает оригинал.

И порой закрадывалось сомнение: а действительно ли это так было, нет ли тут ошибки?

Диапазон интересов со временем расширялся, захватывая пригороды, поселения Выборгской губернии, острова Выборгского архипелага.

Все это стало напоминать старые рыцарские романы, когда один рассказчик, сменяя другого, рассказывает как бы продолжение первой истории, но, фактически, совершенно другую.

Как в фильме «Рукопись, найденная в Сарагосе».

Первая часть была посвящена Domus, зданию по Linnankatu, 11 (ул. Крепостная, 11), возведенному по проекту архитектора Karl Adam Nils Gabriel Hård af Segerstad в 1904 году - одному из своеобразных образцов финского модерна.





Domus, чей книжный магазин на первом этаже был тогда еще большой редкостью,






с огромными витринами, со входом, сдвинутым с линии улицы в середине фасада, все это, вместе с украшениями фасада и, как бы искрящейся штукатуркой фасадов, сделало здание одной из достопримечательностей Выборга.

Тогда мне казалось, что этот объект был выбран совершенно случайно, но получилось так, что выбор оказался знаковым.

В его судьбе, как в зеркале, отразилась судьба многих архитектурных трофеев.

И самое обидное в истории жизни здания - это то, что оно практически не пострадало во время «Зимней войны» и ее Продолжения.

Каким-то чудом мимо него пролетели зажигалки, не попали фугасы и артиллерийские снаряды.







В доме сохранились интерьеры, прекрасные камины, оригинальные для каждой квартиры, числом около 80 штук 24 типов, паркетные полы, перила, двери и потолки  из ценных пород дерева,






кованые ограждения лестниц, мозаичные полы и лепнина в виде летучих мышей в подъездах, оригинальные, тщательно проработанные украшения фасада.

В здании в 1939 году работали:
- Массажный кабинет Olga Gadd;
- Valio, Магазин № 5;
- Российский комитет россиян, проживающих в Финляндии;
- Антикварный книжно-бумажный магазин, A. Ivankov;
- Магазин специальных корсетов Hilma Rouvinen (Владелец Anna-Liisa Seitsola);
- Trustivapaa Bensiini Oy, Выборгский офис;
- Oy Viipurin Huonekalutehdas (Выборгская мебельная фабрика);
- Армия Спасения, Районный Штаб;
-Фотостудия S. Stromer Oy.
В доме проживали:
- Gadd, Olga, массажист;
- Häkli, William, полковник;
- Happonen, Martta, майор;
- Ivankoff, A., купец;
- Jääskeläinen, Aili, учитель;
- Jääskeläinen, Lempi, писатель;
- Kokko, Pekka, офис-менеджер;
- Koskiluoma, Eliel, лектор;
- Matilainen, T., капитан;
- Nyman, H. I.,капитан;
- Rouvinen, Hilma, Магазин специальных корсетов;
-Salonen, Hugo T., канд.;
- Stromer, S., фотограф;
- Wennström, Jul., бухгалтер;
- Zeidler, G., доктор.

Так же как в римских домусах - жилищах для знати, в здании можно было найти стенные росписи.

На 3 этаже можно было увидеть настенную копию картины Arnold Bocklin "In the Play of the Waves" (Im Spiel der Wellen, 1883).





Появление этой фрески по мотивам образов Arnold Bocklin, основанных на мифологии и легендах, пересекавшихся с эстетикой прерафаэлитов, в Domus, отнюдь не случайно.
Само здание было задумано, как некое подобие фантастического замка, в котором реальность перемешана с фантастикой.
Отсюда и то сильное впечатление, полученное от знакомства с этим шедевром романтической архитектуры, которое до сих пор вызывает легкий озноб при воспоминаниях о далеких днях детства.

Внутренний двор, в который приводил нас небольшой с изгибом тоннель, начинавшийся с оригинальной арки и создававшие ощущение входа в таинственный замок, поражал своеобразием.











Сам проход со сводчатым потолком, напоминающим своды храма, представлялся сказочным подземным ходом, и нахождение в нем уже представлялось опасным и захватывающим дух приключением.


Все это давало нашему, еще не пораженному скептицизмом детскому уму, простор для буйной фантазии.

Сегодня же, глядя на то, во что превратился некогда волшебный для нас замок, даже у меня, отнюдь не сентиментального человека, наворачиваются слезы.












История гибели Domus — это история политической импотенции выборгской власти, ее преступного равнодушия, дремучего непрофессионализма, удручающего невежества в вопросах истории города, куда их занесло руководить.

Градоначальники, сменявшие друг друга, практически ничем не отличались друг от друга в своем отношении к архитектурному наследию: равнодушие и нежелание решать сложные проблемы.

Сейчас бы сказали, что власть самоизолировалась от этой проблемы, надеясь таким образом ее решить.

В течение десятилетий, точнее, уже 36 лет(!), мы слышим только одну и ту же мантру, как повторяющиеся ноты ручного органа: мы ищем инвесторов и почти нашли, еще немного и вопрос будет утрясен, решен, и все зацветет и заколосится.

Иногда, казалось, что среди этого информационного шума слышался голос бессмертного жулика О. Бендера: «Мужайтесь. Заграница нам поможет! Вы видите этого мощного старика?»

Приходится в очередной раз констатировать печальный факт: Domus скорее мертв, чем жив.

Collapse )

У него вырезаны внутренние органы и пущены на продажу, разбит скелет, кажется, уничтожена душа здания.

Тот ореол романтической таинственности, каким оно было окутано, растаял, оставив в душе горечь утраты и волнующие воспоминания детства.

Процедура перевода его в муниципальную собственность имеет цель вывести из-под ответственности частного владельца в связи с его банкротством и окончательно добить уже мертвый дом из-за невозможности обеспечить безопасность жителей и гостей города.

Это мы уже видели на примере квартала Seth Solberg, Linnankatu, 15 (ул. Крепостная, 15, комплекс зданий завода «Электроинструмент»).

Очень хотелось бы ошибиться, но реальность именно такова.


Архитектор Karl Adam Nils Gabriel Hård af Segerstad родился в Хельсинки 28.01.1873 года и умер там же 22.10.1931 года.



Karl Hård af Segerstad учился в Новой шведской школе в Хельсинки и перешел из последнего класса в политехнический колледж в 1891 году, который окончил в 1895 году со степенью в области архитектуры.

Профессия архитектора привлекла его, когда он проходил практику в Kiseleff & Heikel Architects еще до поступления в колледж.

Во время учебы он работал в офисе Grahn, Hedman & Wasastjerna и продолжил работать в том же офисе в качестве помощника после окончания учебы.

Karl Hård af Segerstad основал свой собственный архитектурный офис в Хельсинки в 1896 году. В этом же году он получил финское гражданство.

Karl Hård af Segerstad был помощником архитектора в Выборгском губернском строительном управлении в 1901-07 гг.

Из Выборга он вернулся в Хельсинки на должность городского архитектора, учрежденную только что в 1907 году, и пребывал в этой должности до 1921 года.

Karl Hård af Segerstad был секретарем Хельсинкской торговой палаты в 1919-31 годах, до своей смерти.





В дополнение к учебе он, как стипендиат, совершил несколько поездок за границу в страны Северной Европы и европейского континента: в Нидерланды, Францию, Италию, Австрию и Германию, где, в частности, посетил Мюнхен и Нюрнберг, в которых стиль модерн в то время был преобладающим в архитектуре.

Видимо, скандинавская и немецкая архитектура произвела на него самое неизгладимое впечатление.

Будучи новичком в финской архитектуре, он очень внимательно ознакомился со старой архитектурой городов Балтийского моря.
Возможно, в мюнхенской галерее  Alte Pinakothek  и произошло знакомство будущего архитектора с творчеством немецкого символиста
Arnold Bocklin.

За шесть лет в работы в Выборге официальные обязанности забирали большую часть его потенциальных возможностей.

Ему не оставалось много времени для частной деятельности, однако, за этот период ему удалось возвести несколько ценных зданий в Выборге.

В качестве доказательства художественного таланта Karl Hård af Segerstad можно привести весьма заметное в городском пейзаже здание городского рынка с его башней, увенчанной четырехскатной крышей.


Collapse )

Это стройное здание в стиле модерн и сейчас имеет непреходящее значение.

Его главный фасад с квадратной башней с часами виден с другого конца города и является одним из городских ориентиров.








Герб города в качестве замкового камня на главном входе как бы переносит нас в средние века.




Во время постройки в 1906 году это было самое большое в Финляндии здание крытого рынка.

Во время «Зимней войны» здание сгорело










и в результате послевоенного восстановления лишилось великолепных треугольных фронтонов над боковыми входами, что значительно исказило первоначальный облик этого здания.





Была нарушена, как мне кажется, задуманная автором гармония ряда повторяющихся элементов боковых фасадов, словно череды волн.






Недаром Karl Hård af Segerstad был заядлым моряком.









Кроме того, по проекту Karl Hård af Segerstad в 1906 году построено жилое здание на Vahtitorninkatu, 14 (ул. Сторожевой башни, 12).






Изящный дизайн фасада здания, венчающийся оригинального вида башней, расположение его на высшей точки возвышенности, намеренная асимметричность главного фасада придает проекту действительно романтичный вид.
Здание сохранилось, но его состояние, как следует из следующего фоторяда, оставляет желать лучшего и ярко демонстрирует отношение городских властей к старому городу.





Collapse )

Архитектура Karl Hård af Segerstad была отражением его хорошего вкуса, отличалась грамотным, тщательно проработанным дизайном. Фасады его проектов были, как правило, тематически богатыми.

Он зарекомендовал себя как умелый руководитель и образцовый человек долга.

Наряду с любовью к мореплаванию, теннис и столярные работы также были в числе его хобби.

Как частное лицо он был известен, как заслуживающий доверия, всегда преданный своим друзьям, человеком.

На выборгских развалинах. Часть 188.

Взгляд вверх.

Почему мы почти никогда не обращаем внимания на те здания, мимо которых спешим по своим делам каждый день?

Зачастую потому, что не отрываем свой взгляд от улицы.

Этому, конечно есть и простое объяснение, прогулка по нашему городу иногда сопряжена с некоторыми опасностями, типа ям, наполненных водой, неубранным снегом и льдом, разбросанным мусором или, не дай Бог, кирпич, который, как известно, просто так не падает, но дает повод лишний раз поднять глаза к небу. Но о камнях с неба в свое время.

Стоит только остановиться и поднять взгляд на знакомое, казалось, здание, как сразу возникает множество вопросов по истории, эстетике, практичности и функциональности.

Вот небольшое здание по Linnankatu, 12 (ул. Крепостная).







Зажатое между двумя разноэтажными зданиями, оно вызывает у меня двойственное впечатление.

С одной стороны — это здание так называемой рядовой застройки, в котором проявляются черты функционализма в виде прямоугольных панорамных окон, отсутствия украшений. Правда, настораживает классический треугольный фронтон, несколько смещенный от центра фасада. Заглянув же во двор, находим типичные черты, характерные для застройки середины позапрошлого века.

Уютный внутренний дворик, скорее всего, когда-то вымощенный камнем, окруженный со всех сторон стенами, увитыми плющом, тоже, увы, в прошлом,  вызывал чувство защищенности и покоя.




Сразу возникает предположение, что этот дом перестраивался.

Действительно, первоначально каменное строение, возникшее здесь в 1855 году по проекту архитектора C. Leszig, было, по всей видимости, двухэтажным, как и его внутренние крылья.

До высоты третьего этажа оно было достроено по проекту архитектора из Хельсинки Ole Gripenberg в 1934 году.

Информации как оно выглядело до перестройки, к сожалению, найти не удалось.

Таким образом, к судьбе этого небольшого здания оказались причастны два талантливых финских архитектора, творивших в разное время и в разных городах.

Дата и место рождения архитектора Carl Leszig и год его смерти остались неизвестными, также как и информация о его родителях и учебе.

Альбом Academicum Тартуского университета содержит информацию о том, что в Санкт-Петербурге в 1810 году родился Eduard Leszig.

Этот человек мог быть братом Carl Leszig, в этом случае, может быть возможным, что ландшафтный архитектор Carl Leszig учился бы в Тартуском университете.

Начался его творческий путь, скорее всего, в Санкт-Петербурге.

Место смерти его, вероятно, Выборг.

Из его семейных отношений известно, что он женился в 1838 году в Выборге на Rosalie Ernestine Schultzin, и у них были дети Розали Кэролайн - Селан (1839 г.), Мария Элизабет (1840 г.), Карл Эдуард (1843 г.) и Карл Леопольд (1847 г.).

Архитектор Carl Leszig занимал должность городского архитектора до 1851 года, когда он попросил об отставке.

За 17 лет работы он успел разработать много планов и возвести многочисленные постройки в Выборге.

Выборгский магистратский архив рисунков включает в себя около 130 чертежей домов, которые были построены или предполагались к строительству на различных городских участках.

Работы Carl Leszig оставили неизгладимый след в Выборге, подчеркивая его характер.

Это, в первую очередь, двухэтажные каменные здания в старой части города, не дошедшие, к сожалению, до наших дней или претерпевшие серьезные изменения.

Такие, как этот дом на Karjaportinkatu, 12  1838 года постройки.









Или, не сохранившийся, дом на углу Karjaportinkatu и Mustainveljestenkatu постройки 1837 года.





Carl Leszig является автором оформления ограждения Выборгского театра в виде ряда полуколонн, некогда шедшего от Vahtitorinkatu (ул. Сторожей башни) до старого деревянного здания пожарной части на Linnankatu.

Этот объект также не сохранился.
Один из проектов
Carl Leszig, обнаруженных в архиве.



Можно предположить, что первоначальный вид здания по Linnankatu, 12  был похож на проекты двухэтажных каменных домов .

С развитием города изменялись и требования к старым зданиям и перед городскими властями вставали вопросы перестройки и приспособления их к новым условиям.

И этот вопрос иногда решался путем, как бы сказали сейчас, реновации, без сноса под основание старых зданий.

Архитектор из Хельсинки Ole Gripenberg был выбран для этой работы.

Ole Gripenberg (1 октября 1892 г., Хельсинки - 6 августа 1979 г., Хельсинки) был финским архитектором и доктором технологии.


Он получил среднее образование в Финской объединенной школе в Хельсинки в 1911 году и окончил в 1915 году в качестве архитектора Хельсинкский технологический университет.

С 1916 по 1917 год Ole Gripenberg работал в Донецкой области на юге России, проектируя рабочие жилые дома в новом индустриальном городе Юзовка (ныне Донецьк).

Строительство города выполнялось финским архитектором Gerog Nummelin, который для осуществления проекта нанял архитекторов из Финляндии Ole Gripenberg, Martti Välikangas и Atte Willberg.

После русской революции Ole Gripenberg вернулся в Финляндию и работал в офисе архитектора профессора Sigurd Frosteruks чертежником.

В 1918–1936 годах у Gripenberg и Frosteruks было совместное архитектурное бюро.

В 1935 году Gripenberg основал свой собственный офис, Gripenberg & Co Architects, которым он руководил до 1957 года.

В 1920-х годах Gripenberg спроектировал 13 жилых многоквартирных домов в Така-Тёёлё, Хельсинки, в том числе один блок из 10 жилых домов вдоль Mannerheimintie. Дома представляли собой стилистически упрощенный классицизм 1920-х годов.

Ole Gripenberg также сделал значительную карьеру в качестве исследователя. Защитил докторскую диссертацию в 1939 году под названием «Форма жилого дома и производственные затраты».

В дополнение к этому он опубликовал множество работ в своей области, таких как «Факторы, влияющие на аренду жилья» (1941) и «Экономика строительства» (1948).
Интересовали его и такие вопросы вопросы, как гражданская форма чиновников Финляндии.



Ole Gripenberg был также удостоен звания профессора в должности заведующего лабораторией экономики строительства в Государственном научно-исследовательском институте (VTT).

Он был управляющим директором по строительству социального жилья в Сато с 1936 по 1941 год и начальником отдела оценки ущерба от войны Министерства финансов с 1942 по 1943 год.

Ole Gripenberg является автором здания в стиле функционализма по Linnankatu, 39 в Выборге, возведенным в 1936 году.


Не правда ли очень похоже на здание на углу Albertinkatu и Bulevard в Хельсинки, построенное годом позже?


Надо сказать, что выборгский опыт реновации оказался не последним для Ole Gripenberg и двумя годами позже он осуществил подобный эксперимент в Хельсинки.

Mariankatu Street 19: оригинальное здание 1904–05, архитектор Gustaf Estlander.

Mariankatu Street 19: новая версия, Ole Gripenberg, 1936.

В 1939 году в выборгском здании размещались:


  • T: mi J. Oikkonen, магазин нижнего белья и галантереи (владелец Jenny Turunen);


  • Парикмахерская Arvi Rantanen;


  • Мясной магазин K. V. Seppänen;


  • Osuusliike Torkkeli r.l. Магазин молока и хлеба.


В доме проживали:

- Pitkänen, Evald, окружной криминальный комиссар;
-
Rantanen, Arvi, парикмахер;
-
Seppänen, K.V., купец;
-
Turunen, Erkki, купец;
-
Turunen, Jenny, купец.

Во время «Зимней войны» здание оказалось разрушенным и, скорее всего, горело, как и соседнее по Linnankatu, 14.


Во время «Войны-продолжения» его восстановили.

К сожалению, сегодняшнее состояние этого архитектурного объекта со сложной судьбой оставляет желать лучшего.


Collapse )


Но его судьбе может позавидовать находящийся напротив Домус — олицетворения бездушия и хамского, варварского и, можно сказать, преступного отношения выборгской власти к архитектурному наследию, а точнее, к трофеям.
Единственное, на что способна эта власть - перекрыть доступ  к фасаду, ввиду опасности для жизни  пешеходов из-за падающих кирпичей.


Collapse )

Особенно кощунственным это выглядит на фоне так называемого «победобесия» по поводу Великой победы, доставшейся нам страшной ценой, в то время, как мы, по сути дела, промотали значительную часть ее достижений.
Впору нести на палочках не только портреты погибших, но и фотографии тех зданий, за которые они умирали, а мы не смогли эти здания сохранить.
Простите нас.

На выборгских развалинах. Часть 185.

Карельская школа совместного обучения.

Сегодня пройдемся вокруг квартала, ограниченного улицами Pellervonkatu (ул. Мира), Brahenkatu (Московский проспект), Myllymäenaukio (Школьный пеперулок), Kullervonkatu (бульвар Кутузова).


Этот квартал сочетал в себе жилые здания, производственные площади малых предприятий, магазины, школы, спортивные клубы. И, как многие участки городского строительства, деревянные и каменные сооружения органично уживались рядом.

В 1899 году по проекту Alex Ruti был построен деревянный жилой дом в глубине углового участка Pellervonkatu и Kullervonkatu для книжного магазина K.Hj. Holmlund.

В 1921 году архитектор Väinö Keinänen сделал чертежи для здания гимнастического клуба на углу Pellervonkatu и Kullervonkatu.

Главный вход в спортивный дом находился на стороне Pellervonkatu, а здание принадлежало Выборгскому спортивно-гимнастическому клубу.




Здания до наших дней не дошли.
В 1926 году архитектор Väinö Keinänen спроектировал 7-этажное жилое здание на Pellervonkatu, 10.

Планировка здания оказалась интересной и отличалась от обычной планировки зданий, как правило, представлявших собой сплошной строительный массив на придорожном участке.

Архитектор выделил обширный участок в центре здания под сквер, вдающийся в тело здания.


Казалось, в условиях высокой стоимости земельных участков в центре города, это просто расточительное решение.

Но не все так просто при этом капитализме, когда речь идет не только о чистогане, но и о таких категориях, как здравый смысл и забота о красоте места, в котором живешь.

В результате получился уютный дворик, сочетающий удаленность от городской улицы с открытостью и доступностью кратковременного отдыха при путешествии по городу на солнечной стороне улицы.

По времени строительства здание относится к эпохе функционализма, но назвать его функциональным как-то не получается, слишком сильны в его конструкции мотивы модерна: трапецеидальные эркеры, усложненность внешней формы.

Это добротный неординарный дом рядовой застройки, если можно так выразиться. И он заслуживает большего к себе внимания в качестве поддержания внешнего вида.

В доме размещались:


  • Valio, Магазин № 8;


  • Частное следственное бюро J. Pessa;


  • Парикмахерская Kutri (Владельцы N. Moisander & L. Kunttu);


  • Универсальный магазин I. Hallikainen;


  • Офис архитектора Väinö Keinänen.


В здании проживали:

Hatakka, Markus, офисный клерк;

Häyrynen, Matti, магистр наук;

Huuhtanen, Viktor, лесник;

Hynninen, M., директор;

Kanervo, Eemeli, кредитный инспектор;

Keinänen, Väinö, архитектор;

Kemppinen, Eetu, представитель;

Koivu, Hannes, народный учитель;

Kotilampi, Väinö, судья;

Kunttu, Lempi, парикмахер;

Lumme, Väinö,мэр юстиции;

Mosander, Mirjam, парикмахер;

Nortia, Erkki, директор;

Pärnänen, Taavi, инженер-геодезист;

Rantanen, Isak, доктор;

Rantanen, Isak, скрипач;

Suoninen, R., ректор.

Архитекторы C. Gyldén & U. Ullberg в 1908 году спроектировали небольшое, узкое здание с фасадом, выходящим на Pellervonkatu, 8 для размещения в нем завода минеральных и безалкогольных напитков Knut Schalien.

В конце того же участка было построено двухэтажное хозяйственно-складское здание завода.

Помимо завода в здании размещались парикмахерские Ale Nykänen.

Изящный фасад здания в стиле модерна по праву является украшением этого уголка Выборга.

Сдвоенные рифленые колонны в качестве оснований пилястров, опирающиеся в свою очередь на гранитные постаменты, четко делят фасад на три части.

Панорамные окна, совмещенные с входными дверями, с овалами верхнего края, вместе с волнообразными карнизами и чечевичным чердачным окном создают гармоничный образ, вызывающий ассоциации с античными виллами.

В качестве украшений фасада используются секторы растительных орнаментов и барельеф  с годом постройки дома.

Здание хорошо сохранилось и своим жизнерадостным видом как бы говорит о преходящности невзгод.

Хозяйственное здание тоже сохранилось и при постройки торгового центра «Атриум» оказалось внутри него.

На мой взгляд это решение оказалось на редкость удачным, старое здание, что называется, прижилось внутри новостроя, сохранив часть фасадов.


В 1927 году архитектор Väinö Keinänen разработал проект VI этажного жилого дома в стиле функционализма на линии улицы Myllymäenaukio.




Здание имело два придворных крыла.


Въезд во двор осуществлялся через центральную арку.

Под двором располагались котельная и, скорее всего, прачечная с сушилкой и гладильной комнатой, сауна

В здании размещались:


  • Универсальный магазин Myllyaukio, (владелец T. Martinson);


  • Выборгское районное отделение Красного Креста Финляндии;


  • Valio, Магазин № 24;


  • Главное техническое бюро;


  • Pekka Hamunen (квартира), представитель обувной фабрики Valve и обувной фабрики Harinen;


  • Velj. Åström Oy, представитель Akseli Puhakka (квартира).


Проживали:

Aalto, J. F., заместитель мэра;

Äijälä, Ester, преподаватель;

Artema, E., инженер;

Fagerström, Anni, дежурная медсестра;

Hamunen, Pekka, представитель обувной фабрики Walveen;

Hamunen, Pentti, Банковский прокурор№

Hintsa, Reino, комиссар;

Hollo, Armas, инженер;

Hollo, William, народный учитель;

Karvinen, Emma ja Maikki, учитель

Koivisto, T., горный инженер;

Kujala, Arvi, пастор;

Kymäläinen, Viktor, купец;

Mirkin, I., шляпник;

Pirinen, Onni E., предприниматель;

Plato, T., парикмахер

Pulkkinen, Mikko, Городской бухгалтер

Raevuori, Erkki, заместитель судьи;

Rosvall, Einar, доктор;

Salmi, Kerttu, актриса;

Sarparanta, Lauri, ветеринарный доктор;

Tiira, Väinö J., прокурор;

Winter, W., директор.

Судя по военным фотографиям во время «Зимней войны» здание горело,





но сохранило фасады и в настоящее время его состояние близко к первоначальному, хотя внешний вид говорит о его заброшенности и пренебрежении к этому объекту архитектурного наследия.


Карельская школа совместного обучения, первоначально Новая школа дополнительного образования в Выборге, работала в начале 20-го века в Выборге, и с 1940-х по 1980-е годы в Хельсинки.

Школа была основана в Выборге в 1905 году Otto и Naimi Rosendahl.

В 1912 году в школа, в которой обучалось около 250 учеников, получило свое собственное школьное здание вдоль Myllymäenaukio, спроектированное Allan Schulman и Bernhard Fraser.

Collapse )






Collapse )

«Зимняя война» вынудила перевести школу в Хельсинки в арендуемые помещения от Содружества Аркадия.

После того, как финны вернулись в Выборг во время «Войны-продолжения», школа также вернулась в свой родной город, но была вынуждена эвакуироваться сначала в Simpele, а после войны - в те же арендуемые помещения в Хельсинки. Школа стала называться Карельской совместной школой.





Муниципальная комиссия после осмотра здания школы на ступенях крыльца 04.09 1941 года.



В конце 40-х годов почти 400 учеников посещали карельскую совместную школу.

Новое здание частной школы объемом более 140 000 кубических метров было построено в 1955 году по проекту архитектора Toivo Löyskä и рассчитано на более чем 800 учеников.




Школа была расширена в 1963 году дополнительным зданием. Герб Выборга на здании школы напоминает о том, откуда она родом.



На пике 1960-х годов в школе было около тысячи учеников.

Во время перехода к системе начальных школ Карельская средняя школа стала замещающей школой, которая действовала до начала 1980-х годов.

Школа оставалась частной средней школой до 1986 года, когда она была объединена со школой совместного обучения Töölö.

Здание выборгской школы занимает выгодное положение на углу Myllymäenaukio и Kullervonkatu.


Стиль архитектуры — классический с элементами модерна, ярко выраженными в оформлении главного портала в виде высокого гранитного крыльца с гранитными обрамляющими вход пилястрами.

Здание считается одним из шедевров замечательного выборгского архитектора Allan Carl Waldemar Schulman, жившего, творившего и умершего в Выборге.


Его здания до сих пор являются украшением города и во многом формировали его образ, как типично европейского города, города столичного типа, но с провинциальной, в хорошем смысле этого слова, душой.

Городом, гордящимся не пышными дворцами и златоглавыми храмами, а городом, созданным для комфортной жизни людей самых разных уровней достатка.

Более ста лет прошло с тех пор как возникло это школьное здание, но до сих пор оно продолжает великое дело воспитания детей, подготовки их к будущей взрослой жизни.

Allan Schulman был постоянным губернским архитектором в Выборге с 16 мая1915 года по 31 января1932 года.


Помимо того, что он был архитектором, Allan Schulman был заметной фигурой в культурной и общественной жизни Выборга.

Он был членом городского совета с 1907 по 1919 год.

В течение 12 лет был председателем правления Выборгского театрального дома.

В Техническом клубе он был почетным членом и выступал с докладами по актуальным вопросам городской жизни.

Allan Schulman был членом Финской ассоциации архитекторов, членом союза художников Выборга.

Он был одним из меломанов Выборга и одним из основателей Выборгского музыкального училища в 1923 году, одним из его первых председателей совета директоров.

Выступал как профессиональный музыкант-дирижёр. Хоровые коллективы под его руководством выступали с успехом в Петербурге, Финляндии и за рубежом.

Его хобби также включали игру на пианино, рисование, живопись, рыбалку и охоту.

Творения Allan Schulman продолжают жить и приносить пользу, а вместе с ними не умирает и дух творчества его создателя, как бы незримо присутствующего во всех его зданиях.


На выборгских развалинах. Часть 177.

На задворках. Глава 3.

Продолжаем экскурсию по западной части района Papula.


Этот район, расположенный на сильно пересеченной местности, весьма живописен.

По бухтам Выборгского залива, на которые открывается великолепный вид с мыса Papula,

















проходил некогда фарватер, ведущий из Финского залива к Сайменскому каналу.

Улица, проходящая по побережью носила название Saimaankatu, Сайменская улица.

Отсюда же виден Выборгский замок и старая часть города.

По традиции на самом высоком месте на углу Tarkka-Ampujankatu (ул. Стрелковая) и Vuorikatu (ул. Горная) была построена начальная школа района Papula.


Выборгский городской архитектор Paavo Uotila спроектировал здание для школы в 1914 году.






Это 3-х этажное сооружение было выполнено в стиле позднего модерна.

К югу от здания находился большой школьный двор.

На границе участка был забор из натурального камня высотой около метра.

Во время войны северная часть здания была разрушена и восстановлена с полным искажением первоначального вида. Исчез фронтон с овальным чердачным окном, панорамные окна, высота здания уменьшилась, форма крыши искажена.




В довершение издевательства над архитектурным памятником в советское время к южному и западному фасадам здания были пристроены новые корпуса,












и творение Paavo Uotila оказалось зажатым между двумя новоделами и, фактически, растворилось в них.

К дворовому фасаду здания притулилась одноэтажная пристройка, заслонившая от зрителя старое школьное здание.

Кажется, что авторы реконструкции строили тюремную камеру для памятника архитектуры, но на четвертую стену не хватило средств.

В деревянном доме по Vuorikatu, 6 размещались Мебельный магазин и офис T. Paasiranta Oy.


В сентябре 1886 года архитектор J. Ahrenberg спроектировал малоэтажное жилое здание в остром углу Saimaankatu и Vuorikatu.
В 1888 году по плану Alex Ruti было построено двухэтажное здание из красного кирпича вдоль Saimaankatu.


В июне 1923 года мастер-строитель Erkki Pesonen разработал план модернизации каменного здания на Saimaankatu до четырехэтажного.

Все здания в этом квартале, за исключением школы, оказались разрушенными во время «Зимней войны».

На месте четырехэтажного дома в советское время были возведены корпуса Выборгского Филиала СПб ГУ Гражданской Авиации.

Часть корпусов не была закончена и сейчас представляют собой выборгские развалины новейшего времени.









Но это, как говорится, совсем другая история.

В настоящее время в соседнем квартале на мысу Papula к северу от школы реализуется проект «Малая Финляндия», в первую очередь его входит строительство 4-х восьмиэтажных домов.

Эта часть проекта уже реализована.


"Малая Финляндия" - первый жилой комплекс в Выборге, построенной по финским технологиям и стандартам. Его застройщиком выступает финская компания "SRV".

В жилом комплексе просторные 1-3-комнатные квартиры, метражом от 40 до 86 кв. м.

Сдаются они без отделки, многие квартиры имеют большие остекленные балконы или террасы с видом на Финский залив.


















Вторая очередь строительства состоит из 3-х двенадцатиэтажных домов, под которыми расположится подземный паркинг на 150 машин.

«Почему квартал в центре города называется "Малая Финляндия", а строят в городе почти исключительно финские компании?

Как получилось, что северо-западные ворота России местами напоминают Сталинград образца 1943 года?

И кто понесет ответственность за то, что город обустраивают финны, многие из которых мечтают себе его вернуть?»

https://www.pravda.ru/world/1105007-suomi/

Такой вот крик коммунистической души висит на сайте pravda.ru, и адрес этого листка написан, между прочим, не кириллицей, а гнусной латиницей.

Действительно, кошмар.

Хитрые и коварные финны (потомки белофиннов и финских фашистов, мечтающие о реванше) проводят, оказывается, ползучую или гибридную оккупацию исконно русского города изощренными изуверскими методами.

Они не бомбят жилые кварталы и не захватывают территории, как это делал самый эффективный менеджер всех времен и народов, а наоборот, строят жилье и облагораживают задворки.

Вопросы же, заданные в статье, целиком и полностью нужно задать самими коммунистам, которые за полвека не смогли обустроить захваченную территорию до уровня, достойного начала двадцать первого века и проводят коллаборационистскую политику поддержки существующего режима, цель которого - воссоздание российской империи, а отнюдь не продвижение по пути демократии и повышения уровня жизни.

Дай, как говорится, Бог, удержаться на достигнутом, или, если уж и катиться вниз, то не так стремительно.

Они полностью разделяют проводимую режимом политику реваншизма, направленную на возрождение империи на основе самых отвратительных ее черт: исторической лжи, мракобесия, уничтожения гражданских и экономических свобод, тотального воровства и коррупции.

Вот вам «Малая Финляндия» с ее ухоженными газонами, чистыми дорожками,








прекрасными современными домами с панорамными террасами и лоджиями.


И вот, буквально в двух шагах от нее - «Великая Россия», с разбитыми дорогами и лужами,











обшарпанными домами, похожими на нищих пенсионеров, роющихся в помойках, где даже название улицы имеет символическое значение - Тупиковая.







Вам не стыдно?

Мне — стыдно.












На выборгских развалинах. Часть 174.

Пропасть в головах.

И, завершая обзор окружающих центральную площадь города зданий, совершим экскурсию по кварталу, ограниченному улицами Pohjolankatu (ул. Северная), Punaisenlähteenkatu (ул. Ушакова), Maununkatu (ул. Димитрова), Tottinkatu (ул. Ростовская) и Repolankatu (ул. Вокзальная).







На углу Pohjolankatu и Punaisenlähteenkatu по проекту архитектор Paavo Uotila было возведено шестиэтажное жилое и офисное здание.

Строительство было завершено в 1928 году, по другим сведениям годом позднее.











Среди прочего, в здании действовали:


  • офис для Viipurin seudun Osuuskassa («Региональный акционерный фонд Viipuri»);


  • Keskinäinen henkivakuutusyhtiö Suomi («Компания взаимного страхования жизни Финляндия»);


  • ООО «Сельскохозяйственная торговля»;


  • Общество с ограниченной ответственностью «Центральный кредитный фонд кооперативных фондов», Выборгский офис;


  • Alfons Parviainen Oy, магазин тканей;


  • Выборгский областной кооператив;


  • Aura Взаимная страховая компания;


  • Finnish Props Export Ldt Ltd, Экспорт круглого леса;


  • Генеральный прокурор Финляндии;


  • Brothers Hamunen Oy, магазин;


  • Одежда для бизнеса J .R. Karttunen;


  • Выборгская лаборатория сельскохозяйственной и коммерческой химии;


  • Сберегательный банк Выборга;


  • Сельскохозяйственное общество Выборгского уезда;


  • Федерация сельхозпроизводителей;


  • Компания взаимного перестрахования "Palonvara" ассоциаций по страхованию от пожаров в Выборгской губернии;


  • Valio Магазин № 42;


  • Ассоциация коневодства Южной Карелии;


  • Магазин одежды Rosa, (Владелец Rosa Klimscheffsky);


  • Выборгский уездный ремесленный союз;


  • Лесной Совет Южной Карелии;


  • Городской жилищный совет;


  • Меховая лавка M. Kaplan;


  • Союз карельских мучеников;


  • Центральное лесное общество Тапио, Выборгский лесохозяйственный район;


  • Золото-часовщик Eino Oksanen;


  • Ассоциация экспортеров финского круглого леса;


  • Ассоциация сельхозпроизводителей Южной Карелии.


Это многофункциональное здание, выполненное в традициях начинающего набирать силу функционализма, стало олицетворением новой Финляндии.

Вместе с аналогичным зданием архитектора Jalmari Lankinen Выборгского уездного (сельского) совета, возведенного напротив тремя годами позднее,












оно как бы символизировало выбор пути Финляндии — независимого, динамично развивающегося общества западного типа, основанного на личной свободе, свободе предпринимательства и уважения прав собственности.

Большое количество общественных организаций, функционировавших в здании, говорит о том, что в Выборге было, то, что называют сейчас гражданским обществом — развитой системой горизонтальных связей.

В здании была предусмотрена подземная парковка, развитые подвальные помещения, включающие котельную, прачечную, сушилку.

Первый и второй этажи были отданы под офисы и магазины.

Ряд полукруглых панорамных окон второго этажа создавал запоминающийся образ сооружения.





Выдающийся карниз крыши завершал фасады, придавая зданию строгую монументальность.
Фасады имели минимум декора.












Чертежи фасадов и планы этажей.

Collapse )

Следует отметить высокое качество инфраструктуры здания, характерное для финнов, ставящих перед собой задачи высокого уровня и, практически всегда, достигающих желаемого результата.

Квартиры имели встроенную мебель, в некоторых квартирах в гостиных стояли камины, по крайней мере, один из них, отделаный черным полированным гранитом,  исправен до сих пор.

Батареи центрального отопления были выполнены из латуни.









Моя знакомая, живущая в этом здании, рассказала, что как-то к ней в квартиру заявился сантехник, якобы для проверки функционирования отопления.

Отлучившись на минутку, она затем застала его за сдиранием краски с радиатора для выяснения из какого материала он выполнен, для дальнейшего предложения замены «проржавевшей» финской батареи на современную и высокоэффективную алюминиевую.

Похоже, наводнения в городе не были редкостью.



Во время Зимней войны здание горело, но сохранило фасады.












Послевоенный ремонт не сильно исказил облик здания.














Последние годы здание неоднократно подвергалось ремонту, зачастую со скандалами и судебными разбирательствами по поводу феерического воровства.

Collapse )

И хотя внешний вид, на первый взгляд, производит благоприятное впечатление, при детальном рассмотрении, можно найти множество изъянов, оценить состояние подвальных помещений не представляется возможным, вход в подземную парковку закрыт.




Скорее всего, подобрать слова, не запрещенные Роскомнадзором, при виде современного состояния подвала будет невозможно.

Со стороны Punaisenlähteenkatu к зданию примыкает небольшое старое деловое здание, выполненное в стиле модерн.

Удивительно, но автор проекта этого довольно симпатичного здания неизвестен, также, как и время его появления.

Фасад строения украшен оригинальным орнаментом из мелких гранитных камней с зеленоватым оттенком.







Во время "Зимней войны" здание не было разрушено









и сегодня радует нас своим жизнерадостным видом.














Здание принадлежало Oy Viljelys («Фермер Инк.»), которое, в свою очередь, большей частью принадлежало Suomen Maanviljelyskauppa Oy («Финская сельскохозяйственная торговая корпорация»).

Здесь работали:


  • Maalaisten säästöpankki («Сберегательный банк фермеров»);


  • Viipurin läänin palovakuutusyhdistysten keskinäinen jälleenvakuutusyhtiö Palonvara («Выборгская Страховая компания Palonvara»).


В 1893 году строительный мастер A. Isaksson разработал проект рабочего помещения для собраний по Pohjolankatu, 10.




Позднее в здании разместился кинотеатр «Tähti» («Звезда»).

Здание уцелело после «Зимней войны»,














в послевоенное время в нем размещался Клуб железнодорожников (по другим сведениям строительной организации "Трест № 50"), который сгорел уже в конце 50-х годов.

В 1877 году архитектор Anders Sandell спроектировал небольшое жилое здание по Tottinkatu.

Здание было расширено до Repolankatu и преобразовано в деловые помещения архитектором Odenwall в 1885 году.








Эти деревянные здания были уничтожены во время войны.










В 50-е годы на этом месте действовал стихийный рыбный рынок, иногда разгоняемый милицией.

Но делалось это без фанатизма, власть понимала, что в условиях тяжелого послевоенного времени рыбалка была довольно ощутимым подспорьем для горожан.

Мне особенно нравились угри, напоминающие огромных змей, шевелящихся в эмалированных тазиках, которых можно было жарить без масла, настолько они были жирные.

На другой границе этого участка по Punaisenlähteenkatu архитектор J. B. Blomkvist в 1898 году спроектировал небольшую узкую трехэтажную гостиницу «Finlandia».




В ходе бомбардировок «Зимней войны» здание было разрушено и позднее не восстанавливалось.












На углу Tottinkatu и Maununkatu по заказу As Oy Päivölä в 1910 году было построено пятиэтажное жилое и коммерческое здание по проекту архитектору Paavo Uotila.



Здание было выполнено в лаконичном стиле позднего модерна.
Единственное его украшение — растительный орнамент порталов.





Здесь находились:


  • Часовщик A. Bastman;


  • Финский информационный офис, Выборгский офис;


  • Карельские автопринадлежности, офис;


  • ООО "Торговая книжная печать", переплетчик;


  • Городская пожарно-спасательная компания на движимое имущество;


  • Школа торговли;


  • Карельская фабрика галстуков;


  • Gustav Paulig & K, Выборгский офис;


  • Лесопромышленная компания P. & S. Kagan;


  • Магазин одежды Kalle Kuokkanen;


  • Оптовая торговля часами и запчастями J. E. Sarpala.


Здание горело во время войны, но фасады сохранились и послевоенный ремонт практически не исказил вид здания.




Современное состояние здания скорее неудовлетворительное, несмотря на проведенный несколько лет назад косметический ремонт.



















В марте 1897 года архитектор J.B. Blomkvist спроектировал одноэтажное деревянное жилое здание по Maununkatu, а год спустя - почти такое же, как зеркальное отражение первого на другой стороне участка.












Он также спроектировал трехэтажное каменное жилое здание из красного кирпича в задней части участка.












В 1900 году архитектор J.B. Blomkvist спроектировал деревянное жилое здание, боковой фасад которого был обращен к улице Maununkatu.

В 1905 году он же спроектировал офисное здание вдоль Maununkatu и достигающего угла Pohjolankatu.

Здесь работали:


  • Живописная компания J. & P. Mustonen;


  • Аукцион J. Arminen;


  • Клуб молодых финнов;


  • Karjalan Kudos, магазин и офис (Владельцы Armas ja Eevi Hynninen);


  • Продовольственные продукты в нарезке K. Löfgren.


Все деревянные здания квартала, за исключением кинотеатра «Tähti», сгорели во время «Зимней войны».

В 1913 году по проекту архитектора Paavo Uotila построено двухэтажное жилое и офисное здание по Pohjolankatu.








В здании располагались следующие магазины:


  • G. S. Sragovitsch, Шляпы, Магазин белья и ткачества, Детское платье (Владельцы Henrik Klass и M. Frydbergin);


  • Магазин готовой одежды Nordic (Владелец S. Klimscheffskij);


  • Одежда Kulma Oy;


  • Магазин шляп и моды F. Öhman.


Это здание сохранилось до наших дней и, в отличие от своего младшего собрата, расположившегося рядом, представляет из себя зрелище, недостойное для центра Выборга, и отражающее равнодушие властей города к облику современного города.











Два проекта одного и того же автора — и какая пропасть между ними, несмотря на соседство, что называется, бок о бок.

Три здания Paavo Uotila, расположенные в этом квартале, показывают насколько разнообразен был творческий диапазон одного из наиболее плодовитых выборгских архитекторов.

Город обязан ему появлением целого ряда запоминающихся зданий в самых разных местах, которые во многом и сформировали существующий архитектурный облик Выборга.

Как и другие выборгские архитекторы Paavo Uotila разрабатывал эскизы к изразцовым печам Rakkolanjoen kaakelitehdas (Раккольского плиточного завода), расположенного в агломерации Hovinmaa - Rakkolanjoki (Кравцово-Селезнево).










Изразцовые печи Выборга и дач в его окрестностях — это отдельная огромная тема, которая великолепно отражена в книгах Роденкова А.И. «Изразцовые печи Выборга» и «Изразцовые печи Зеленогорска».

На выборгских развалинах. Часть 167.

Щегол.

Porkansaari (ныне остров Смоленский) - это остров в Выборгском заливе и бывшая деревня на территории бывшей Выборгской сельской общины.

Porkansaari расположен в западной части Выборгского залива между Piispansaari — (остров Подберезовый) и Brunsaari (Koivuniemi).


Северный конец острова почти упирается в материк, на востоке остров соседствует с Brunsaari (Koivuniemi).

Помимо Piispansaari, соседями деревни Porkansaari были: усадьба Kiiskilä, деревни Ahokas (сейчас это поселок Подберезье) и Kärki а также деревня Lihaniemi на другой стороне Выборгского залива.

В деревне Porkansaari в 1937 году было 245 жителей.

Поселок был сосредоточен в юго-восточной части Porkansaari и частично на Brunsaari.

Большинство жителей деревни работали в сельском хозяйстве.

В 1937 году в деревне было 52 га пахотных земель, 12 га лугов и 96 га лесов.

Важным вторичным видом деятельности была рыбалка.

Из села Ahokas через каменную дамбу дорога вела в Porkansaari. На остров Brunsaari был перекинут мост.

Близость к материку способствовала электрификации деревни.

В селе не было собственной начальной школы, поэтому дети посещали школу в усадьбе Kiiskilä.

Во время Зимней войны население деревни было эвакуировано в вглубь Финляндии. В краткий мирный период 1941-1944 годов жители смогли вернуться в свои дома. Но затем последовала новая эвакуация летом 1944 года.

За прошедшие три четверти века дамба




и мост оказались разрушены,




остров стал необитаемым лесом, дорога заросла и ее следы даже не угадываются среди многолетних деревьев.

На месте деревни еще можно обнаружить каменные



и бетонные фундаменты,






типичные финские погреба с обваловкой крыш из дерна.







Несколько лет назад на месте деревни бушевал лесной пожар, превративший местность в труднопроходимый бурелом.

Кирпичи, среди которых шведские изделия



соседствуют с выборгскими,



остатки печной утвари



да битая посуда




— немногочисленные свидетели былой островной культуры, создававшейся веками трудолюбивым и действительно свободным народом и разрушенной в течение пяти военных лет...

В нетронутой пожаром части острова можно найти удивительные деревья, как, например, эта сосна, крона которой напоминает тонкое кружево.



Бывшее село Ahokas существует в наши дни как поселок Подберезье в качестве чего-то, напоминающего дачный конгломерат.

Человек, впервые попавший в него, ощущает себя, как в компьютерной игре DOOM-II на 31-ом, секретном уровне Wolfenstein: Super Secret.
Бесконечные трехметровые заборы, тянущиеся вдоль дорог, напоминают компьютерный лабиринт.






Кажется, что за очередным поворотом тебя ожидает встреча либо с толпой охранников, либо со стадом «неубиваемых» зомби.






В лабиринтах Подберезья:
https://www.youtube.com/watch?v=NGqSzMUkTxM

Весьма интересна судьба усадьбы Kiiskilä которая располагалась в этом же районе на берегу Выборгской бухты.


Через северную часть усадьбы проходило шоссе на остров Turkinsaari.

В 1937 году в Kiiskilä было 49 жителей. Ей принадлежали 622 га леса, 83 га пахотных земель и 25 га лугов.

В том же году в небольших деревнях, принадлежащих школьному округу Kiiskilä, проживали: в Kärki 38 человек, Lahti - 23, Vahvaniemi - 6 и Mälkki - 62 жителя.

В усадьбе располагалась начальная школа и магазин. В селе был молодежный клуб.

Кратко и достаточно полно история усадьбы изложена на сайте
http://kiiskila.ru/history-kiiskila/,
а по адресу

http://www.krohnfamily.org/krohn_kuvat7b.php?lang=0

можно увидеть галерею фотографий усадьбы разных лет.

В Зимнюю войну и ее Продолжения усадьба не пострадала и послевоенная судьба  этого уникального объекта  сложилась, казалось, вполне удачно.
















Она не была уничтожена и в советское время использовалась в качестве пионерского лагеря под оригинальным именем "Чайка".

Конечно, за это время она понесла многочисленные потери, в виде полной утраты первоначального ландшафта, варварской перестройки и уничтожения, так сказать, непрофильных зданий.

Но самые большие потери усадьба понесла в последние двадцать лет. За это время она побывала в собственности нескольких владельцев, которые каким-то чудом ее не уничтожили окончательно, но довести до предсмертного состояния, что называется, умудрились.

Три года назад, когда ее будущий владелец осматривал главное здание, ему показалось, что оно буквально прохрипело, агонизируя: «Спасите меня!».

И, действительно, колонны главного фасада были готовы свернуться винтом и, рухнув, потянуть за собой портик, следом за этим рухнула бы крыша, и все внутреннее пространство здания оказалось бы беззащитным перед стихией.















Великолепных изразцовых печей осталось только три, да и то одну из них последний владелец, в лучших традициях русского «либерализма», ободрал и установил у себя на даче.

Хорошо, что саму печь не догадался уничтожить.

Но произошло чудо, и последняя сохранившаяся деревянная усадьба Ленинградской области нашла того единственного человека, который понял, что надо сделать, чтобы спасти ее.

В кинофильме «Щегол» по одноименному роману американской писательницы Донны Тартт, получивший Пулитцеровскую премию за художественную книгу в 2014 году, один из персонажей, старый краснодеревщик Хоби, говорит: «Мы умрем. Мы все умрем. Но разрушить, потерять, то, что принадлежит вечности...»

По его мнению все, что создано человеком, его трудом, его мыслями начинает жить своей жизнью, и оно уже не принадлежит творцу, а уходит от него в вечность. Это касается и пирамид, и книг, и картин, и мебели...

Хоби всю свою жизнь возвращал старым, казалось бы, безвозвратно потерянным и ставшими бесполезными вещам - стульям, шкафам, столам и комодам не то, что бы вторую жизнь, он верил, что возвращает им вечность.

Как это соответствует парадоксальному булгаковскому «рукописи не горят».

На самом деле - горят, да еще как.

Но есть одно свойство, присущее человеку — это его память, которая не знает забвения.

«Вечная память» - не фигура речи, а констатация этого простого факта, того, что «ничто не проходит бесследно".

Илья Валерьевич Слепцов, нынешний владелец усадьбы, представляется мне таким человеком, четко представляющим, что надо сделать с ней, чтобы эта часть нашей истории осталась не только в нашей памяти, а была бы осязаемой, максимально приближенной к оригиналу.

Вот его слова относительно того, что сделано и что надо сделать с усадьбой:

«С осени 2016-го года (приобрели усадьбу мы в ноябре) мы начали реставрацию. Обесточили главный дом, вынесли из него газовые баллоны и прочие опасные предметы. Укрепили портик, чтобы он не рухнул. Сняли со стен ДВП, которая пропиталась водой и гнила, вызывая гниение подлежащих бревен сруба. Дальше был ремонт подвала, ремонт гранитного крыльца, проектирование, согласование проекта в КГИОП...

В нашем плане превратить главное здание усадьбы в музей, старую конюшню - в конференц-центр, восстановить некоторые промыслы в усадьбе, восстановить ландшафтный парк. За три года у меня сложилась четкая концепция, как и куда надо двигаться.»

Его отношение к приобретенному объекту не может не вызывать уважения к нему, и к его попытке возрождения того наследия, что досталось нам по воле истории.

Мне очень импонирует его профессиональный подход к реставрации, желание максимально приблизиться к воссоздаваемому образцу, передать ту атмосферу, что окружала его.

Желаю успеха Илье Валерьевичу на этом, по-моему, совершенно правильном пути.

Для меня несомненно, что концепция превращения усадьбы в общедоступный объект отвечает европейским тенденциям открытости, доверия и взаимопонимания.

15 сентября я побывал в усадьбе, своими глазами увидел, что сделано за три года.

Увиденное только укрепило меня в уверенности, что путь, выбранный Ильей Валерьевичем неизбежно должен привести к успеху.

В дополнение к словам Слепцова о сделанном, добавлю, что практически полностью восстановлены и с отличным качеством большой финский погреб, артезианская скважина со станцией обезжелезивания.

Должен поступить комбайн для скашивания тростника.

Им была поставлена амбициозная и, казалось бы, невыполнимая задача, но состояние в котором я увидел усадьбу, вселяет оптимизм.

Чем можно ему помочь?

Я не знаю. Знаю только, что давать советы человеку, прекрасно понимающему конечную цель и действующему осторожно, по принципу «не навреди», бессмысленно.

Хоби из кинофильма «Щегол» учил главного героя своими ладонями отличать изделия ручной работы от фабричной поделки, чувствовать теплоту дерева, полученную от человеческих рук, которую не может получить дерево от металла бездушной машины.

Так, мне думается, поступает и Илья Слепцов, сомневаясь и тщательно обдумывая каждый свой шаг в реставрации усадьбы.

Скорее всего, помощь может выразиться в виде информации об усадьбе, старых фотографиях, на которых могут быть запечатлены отдельные детали самой усадьбы, хозяйственных построек, ландшафта, в том числе и советского периода, это тоже часть истории усадьбы.

Слепцов предполагает восстановить «Кораблик», сохранить «Гулливера» и плавательный бассейн.

Когда сталкиваешься с явлением, событием или фактом, не укладывающимися в обычные рамки, выходящими из ряда однотипных и рутинных, они воспринимаются как чудо.

То, что происходит сейчас в усадьбе Kiiskilä, как мне представляется, так и надо понимать.























На выборгских развалинах. Часть 166.

Выборгский денди.

Продолжаем исследование кварталов, окружающих площадь Красного колодца — Punaisenlähteentori.

В этой части речь пойдет о квартале ограниченном улицами Torkkelinkatu (проспект Ленина) — Pohjolankatu (ул. Северная) — Punaisenlähteenkatu (ул. Ушакова) - Maununkatu (ул Димитрова).



Как и во многих кварталах города деревянные строения здесь соседствовали с капитальными каменными.

Рядом располагались здания, стиль которых кардинально различались, но их сочетание не вызывало чувства дисгармонии, а напротив, создавало впечатление пластичности и уместности такого соседства.

В 1890 году городской архитектор Johan Blomqvist спроектировал невысокое двухэтажное здание в классическом стиле для ресторана воздержания Anniskeluyhtiö (компании, имевшей лицензию на продажу алкоголя) на углу Pohjolankatu и Punaisenlähteenkatu.







Целью подобного заведения было попытка воспитания умеренного и культурного употребления горячительных напитков.

Однако, вскоре после завершения строительства, в 1893 году в здание переехала из старой ратуши городская библиотека.

Библиотека продолжала работать в этих помещениях до 13 октября 1935 года, когда была завершено строительство новой городской библиотеки в парке Torkkeli.

Здесь же располагалась Työväenopisto - школа для взрослых или рабочий университет.

Перед входом в детский раздел библиотеки стояли две гипсовые скульптуры маленьких читателей, мальчика и девочки.


Сейчас эти фигуры можно увидеть в краеведческом музее в Выборгском замке, хотя, по моему мнению, уместно их увидеть в отреставрированном здании библиотеки Алвара Аалто.

Здание сохранилось почти в первоначальном виде, за исключением нескольких деталей, и сейчас функционирует как торговый центр.






В 1939 году рядом с Anniskeluyhtiö было построено одноэтажное здание, выполненное по проекту городского офиса по строительству зданий. В этом здании были размещены общественные туалеты и несколько магазинов.

Это строение просуществовало до наших дней и было снесено в связи со строительством современного жилого и коммерческого здания.

В 1877 году архитектор F. Odenwall спроектировал два деревянных одноэтажных жилых здания вдоль Punaisenlähteenkatu.

Одно здание находилось вдоль улицы, а боковой фасад второго здания был обращен к Punaisenlähteenkatu.

Эти здания были переоборудованы в 1904 году, в соответствии с планом главного инспектора по строительству Aug Carlsson, для использования их в качестве деловых помещений.

В частности, были установлены большие витринные окна. В здании, среди прочих организаций, находился магазин уездной тюрьмы.

Эти здания не пережили Зимней войны.

В 1903 году техником Juho Ovaska был разработан план трехэтажного жилого дома в глубине этого участка.

Однако, здание было возведено в 1905 году уже по плану A. Isaksson и имело четыре этажа. Здание сохранилось и используется как жилое.

Так как оно находится на задворках квартала, то, по мысли выборгских бюрократов, реставрировать или ремонтировать его смысла не имеет.






Первые деревянные постройки на углу Torkkelinkatu и Punaisenlähteenkatu появились в 1863 году.

В 1907 году архитекторы Gyldén и Ullberg спроектировали угловой зал и кинотеатр Kulmahalli,











которые были снесены в 1937 году, чтобы освободить место для нового делового и жилого здания.
И еще две фотографии из книги про Выборг автора Sven Tim, 1988 г., присланные одним из моих читателей:






В 1937 году архитектор из Хельсинки Oiva Kallio (23.07.1884, Nedervetil – 13.08.1964, Helsinki), разработал план строительства жилого и коммерческого комплекса.



План охватывал весь участок на углу Torkkelinkatu и Punaisenlähteenkatu и включал в себя два семиэтажных жилых здания, одно из которых располагалось на углу Torkkelinkatu и Punaisenlähteenkatu, второе находилось на Torkkelinkatu.

В здании на углу Torkkelinkatu и Punaisenlähteenkatu находились  магазин A. Syvänoro Inc., где впервые в Выборге был смонтирован эскалатор. Это был второй эскалатор Финляндии, первый смонтировали в Хельсинки в одном из магазинов Stockmann.
Второе пришествие этого механизма случилось в Выборге только спустя почти три четверти века. Этот срок можно считать временем отставания России от запада.

К сожалению, пока не видно причин, по которым оно может сократиться.






На стороне Punaisenlähteenkatu были Suomen Maanviljelijäin Kauppa Oy (Finnish Farmers 'Store Inc.), большой кафе-ресторан Palatsi и кинотеатр Palatsi.





В здании, расположенном по Torkkelinkatu, разместился обувной магазин Veljekset Hamunen.







Первые этажи жилых зданий были облицованы полированными плитами из черного гранита, ступени подъездов — из гранитных блоков того же цвета.

Фасады изначально были окрашены в серый с голубым оттенком цвет в двух тонах.







Украшением фасадов зданий являлись синие маркизы, защищавшие квартиры и помещения магазинов от прямых лучей солнца.

Характерной деталью здания были прямоугольные эркеры с боковым остеклением, значительно увеличивающим инсоляцию помещений.

Между этими многоквартирными домами на Torkkelinkatu находилось невысокое отдельное здание для Pohjoismaiden Yhdyspankki (Объединенного банка Северных стран).




Двухэтажное здание банка в отличие от функционального стиля жилых частей комплекса выполнено в виде классического мавзолея, облицованного светло-серым стеатитом.



В подвальном помещении располагались банковские кладовые.

Таким выбором типа банковского здания, я думаю, архитектор иронически хотел подчеркнуть надежность вкладов в этот банк.

По обе стороны от входа в банк вдоль стен располагались газоны, для их полива в стенах были устроены специальные разбрызгиватели.


Строительство началось в 1937 году, здание банка было завершено весной 1938 года.

Некоторые видят в этом проекте нечто могильное, я встречал мнение о нем как о мавзолее между двух надгробий.

Я же считаю его самым стильным и элегантным сооружением Выборга. Он мне кажется этаким бесшабашным денди в лихо заломленном цилиндре, стоящим на углу и снисходительно поглядывающим на спешащую мимо него толпу.

Он как бы говорит: «Пройдут года и мимо меня также будут спешить ваши потомки и потомки ваших потомков, а я буду стоять на этом углу, по-прежнему беззаботно и иронично глядя на вашу суетливую толкотню».

Привлечение к этому проекту, находящемуся в самом центре города, столичного архитектора Oiva Kallio, имевшего репутацию пионера функционализма, говорит о том, что Выборг, который считался второй столицей Финляндии, старался не отставать от первой, используя авангардные тенденции в архитектуре, а кое в чем даже превосходил ее.

Характерной чертой творчества Oiva Kallio было то, что он никогда полностью не отказывался от языка классицизма, а применял его к своим модернистским планам.

Это ярко проявилось в его выборгском проекте: классическое здание банка в окружении жилых корпусов в стиле функционализма, черная жемчужина в ожерелье зданий, окружающих главную площадь города.

Oiva Kallio известен как автор Центрального плана Хельсинки, первооткрыватель хельсинкского функционализма и архитектор Villa Oivalan.

Его помнят и чтут и как сторонника использования традиций строительства и архитектуры, и как опытного экспериментатора, который использовал в своей работе новые функции и технические инновации.

С именем Oiva Kallio неразрывно связаны полвека истории финской архитектуры.

Наследие Oiva Kallio, хранящееся в архивах Музея архитектуры, невелико. Отчасти это связано с его методом рисования.

Он был готов поместить все необходимое на один лист чертежа: планы этажей, фасад, некоторые уточняющие детали.

В дополнение к рисункам, отмеченным практичностью, в архиве также содержатся пышные и красочные книги зарисовок, сделанные им за границей, в которых Oiva Kallio раскрыл свой талант художника.

Oiva Kallio окончил политехнический колледж в 1908 году.

Его первая работа была в архитектурно-строительном бюро фон Essen - Kallio - Ikäläinen, партнером которого был его старший брат Kauno S. Kallio.

Свой собственный офис Oiva Kallio основал в 1912 году.

Он получил титул архитектора после побед на нескольких архитектурных конкурсах в одиночку или со своим братом Kauno S. Kallio.

Однако многие из этих предложений не были реализованы.

Братья стали победителями конкурса на разработку дизайна центрального офиса Финского кооперативного общества в 1919 году. Здания электростанции Иматра (1926 - 1929) также были их совместной работой.

Первой независимой работой Oiva Kallio, стала церковь Karku (1911-1913).


Пик карьеры Oiva Kallio пришелся на середину 1920-х годов.

Его самым выдающимся успехом стала победа в Хельсинкском центральном конкурсе в 1925 году.


Если бы план города Oiva Kallio был реализован, он бы создал новый центр столицы в противовес площади Императорского Сената.

Но план так и не был реализован.

Другой известный дизайн 1920-х годов Oiva Kallio - это собственная летняя вилла архитектора, Villa Oivala.

Его основная идея - атриум с закрытым внутренним двором и жилыми комнатами за простым перистилем - открытым пространством, окружённым с четырёх сторон крытой колоннадой.



Villa Oivala была построена в 1924 году на острове Villink к востоку от Хельсинки.

Он также построил отдельное здание для сауны в Villink, которое, как говорят, стало образцом для многих финских пляжных и дачных саун.


Репутация Oiva Kallio как раннего функционалиста основана, главным образом, на коммерческом здании страховой компании Pohja, которое он спроектировал, выиграв конкурс в 1928 году.

Коммерческое здание, построенное на Kaisaniemenkatu в 1930 году, считается первым функциональным зданием в Хельсинки, а его архитектура считается поворотным пунктом в городском строительстве Хельсинки.

Oiva Kallio был одним из самых выдающихся архитекторов начала двадцатого века.

Стиль спроектированных им зданий простирается от замка в стиле барокко - главного офиса кооператива SOK в центре Хельсинки - до классицизма, модернизма и функционализма.

Oiva Kallio окончил Политехнический колледж, в то время как финский модерн все еще влиял на язык архитектуры, а к его смерти в 1964 году модернизм уже превратился в красивую историю.

На практике карьера Oiva Kallio закончилась в 1950-х годах.

Его последним поразительным проектом был жилой дом преподавательского состава Хельсинкской школы экономики на Topeliuksenkatu 7.



Выборгский проект этого замечательного архитектора занимает достойное место в ряду его работ.

Во время войны жилые здания комплекса пострадали, но, в отличие от построек 19 — начала 20 веков, в которых межэтажные перекрытия были выполнены из дерева, пожары для зданий постройки 20-30 годов не имели для них столь катастрофических последствий.




















































Однако, несколько десятилетий здания не ремонтировались, утраченные гранитные облицовочные панели, зачастую, просто заменялись бетонным раствором, окрашенным черной краской, механизмы маркиз пришли в негодность и частично уничтожены.

Банковское здание длительное время использовалось не по назначению, в его стенах располагался краеведческий музей, а в подземной кладовой — городской штаб гражданской обороны.

В настоящее время выборгский денди стоит в лесах, переживая второй ремонт.




Первый, проведенный в прошлом году, признан неудачным.

Начинается зимний период, а конца ремонта пока не видно.

Проводимые работы, которые не ставят перед собой цель хотя бы приблизиться к первоначальному варианту, на мой взгляд, выброшенные на ветер деньги. Они только консервируют наше пренебрежение к истории здания и замыслу автора.

Входные двери в бывший кинотеатр, когда-то выполненные из стекла, заменены на глухие черного цвета, напоминающие тюремные ворота.

Не хватает только будки охранника.
Прозрачные панорамные входные двери не разделяли внутреннее пространство от внешнего, а как бы соединяли их воедино.

Находясь вне здания можно было видеть внутреннее пространство и быть готовым перейти в него без всяких усилий.

С другой стороны, находясь внутри, человек не отделял себя от улицы и как бы существовал одновременно в двух объемах.

Создается впечатление, что тот, кто проектировал эти двери был штатным сотрудником ФСИН и сделал себе карьеру, строя здания тюрем, СИЗО и лагерей.

Не предполагается и восстановление синих маркиз, создававших настроение приподнятости и ощущения того, что ты находишься не на севере, а где-то в южных широтах.

Что касается интерьеров, то здесь мне пришлось столкнуться с непреодолимым препятствием в виде двух бдительных старушек, сотрудниц Дома культуры, заподозривших меня в желании осуществить террористический акт и разрушить объект исторического наследия.
Удалось сделать только пару фотографий входной лестницы на второй этаж, здесь, по всей видимости, и был смонтирован эскалатор,





и фойе первого со входом с пр. Ленина.






Они отважно пресекли мои последующие попытки сфотографировать интерьер второго этажа и весьма внимательно изучали мою фигуру, вероятно, пытаясь установить в какой части моего тела может находиться адская машинка.

Так как встреча с силовиками, коих, судя по решительности стражниц, они собирались призвать на помощь, в мои планы не входила, мне пришлось позорно ретироваться.

Остается только порадоваться - благодаря нашему бдительному народу стране никакой враг не страшен, ни внешний, ни внутренний.

Я, можно сказать, непроизвольно провел учения на тему «Предотвращение террористической атаки на объект массовой культуры» с весьма положительным результатом.

В банковском корпусе в начале двухтысячных годов разместилось отделение Сбербанка.

Но ремонт здания был произведен весьма небрежно.

Были уничтожены газоны возле стен банка, и восстанавливать их, похоже, не собираются.





Остается только гадать, чем они так не угодили реставраторам, что их закатали вначале в асфальт, а затем заложили плиткой.

Входные колонны мавзолея с оригинальной рустовкой еще в советское время были заменены на какое-то безликое сооружение.

Вдобавок, «реставраторы» возвели кошмарно уродливый пандус, совершенно исказивший вид здания.

Конечно, забота об инвалидах крайне необходима, но можно было бы продумать более щадящий вариант.

Создается впечатление, что работами по ремонту исторических зданий Выборга занимается компания из трех обезьян.

Тех самых, которые ничего не видят, ничего не слышат и молча творят зло.







На выборгских развалинах. Часть 160.

Архитектурный геноцид.

«Мы столкнулись с ужасным зрелищем» - исторические здания в Выборге сейчас отреставрированы за миллионы евро.

Например, в Выборге проводится реконструкция усадебного парка Монрепо, Выборгского замка и части старого городского квартала.

Выборг

11.4.2019 в 13:39 обновлено 11.4.2019 в 13:39

Вид российского города Выборг переживает исключительно большое благоустройство.

Фасады исторических зданий были отремонтированы, а городской пейзаж улучшен.

Результаты стали появляться по всему городу, особенно в прошлом году.

Реконструкция исторических достопримечательностей Выборга, таких как Выборгский замок, Часовая башня и Парк Монрепо, также идет полным ходом.

В Старом городе Выборга реконструируется дом Seth Solberg.

Реставрация Monrepo будет закончена через год.

Всемирно известный исторический парк Монрепо расположен примерно в 2,5 километрах к северу от центра Выборга на берегу Linnasaari.

Когда Финляндия потеряла Выборг в 1945 году в конце Войны-Продолжения, парк долгое время оставался необработанным, а его старые постройки начали разрушаться.

Сейчас реставрационные работы исторического парка Монрепо в самом разгаре.

«Около 60 процентов работы уже выполнено. Была проделана большая работа, и теперь у нас есть возможность восстановить исторический облик парка» - говорит Елена Скрылева, главный архитектор реставрации парка.



Выборг получил деньги для улучшения своего городского имиджа, от Банка развития Brics и Всемирного банка, который является основным инвестором в восстановлении парка Monrepos.

Этим летом парк должен был быть отремонтирован.

Однако Всемирный банк дал дополнительное время для работы до сентября следующего года.

Парковый особняк в плохом состоянии.





Дополнительное время необходимо особенно для ремонта главного здания парка Монрепо.

Здание имеет отдельный внешний и внутренний дизайн.

«Мы столкнулись с ужасным зрелищем, когда вынимали интерьеры» - по словам реставратора Александра Туфанова, во многих местах бревенчатый каркас имел повреждения от гниения и вредителей и был частично обуглен.



Наружное оформление и отделка усадьбы хорошо документированы и восстановлены.

Если возможно, он будет восстановлен в виде, максимально приближенном к оригинальному.

Однако, большая часть здания должна быть сделана из новых материалов, потому что оригинальные материалы находятся в очень плохом состоянии.

По словам Туфанова, работа выполняется максимально точно с оригинальными методами работы и с оригинальными материалами.

Например, в качестве наполнителя для контуров стен используется тростник, который мы также будем использовать.

«Мы импортируем новые пиломатериалы из Архангельска» - Александр Туфанов уверяет, что материалы и методы работы традиционные.


Выборгский парк Монрепо

Всемирно известный парк был основан в 1760-х годах.

Парк расположен примерно в 2,5 километрах к северу от центра Выборга на берегу Линнасаари.

Парк в его нынешней форме находился под контролем николаевской знати в первой половине XIX века.

Монрепо был увековечен в воспоминаниях финнов, таких как песня Annikki Tähden «Muistatko Monrepos'n» («Помнишь Монрепо»).

Реконструкции подверглись такие выборгские доминанты, как башня Олафа Выборгского замка и Часовая башня.

Это исторический центр Выборга. Реставрация колокольни собора и Выборгского замка ведется уже давно.

Всемирный банк также финансирует их.

Реставрация башни Святого Олафа в Выборгском замке завершена, и сейчас ведутся работы в других зданиях замка.

Реставрация колокольни собора (Часовая башня) также находится на завершающей стадии.

Часовой механизм в настоящее время ремонтируется.


Ведется ремонт зданий и в Старом городе.

Работа должна начаться в доме Seth Solberg на углу Linnakatu и Mustainveljestenkatu.

Здания квартала уже подготовлены и защищены для будущего ремонта.

В основном от зданий остались стены.

«В квартале будет место для Выборгского театра и выставочного зала в другом здании» - уверяет помощник главы администрации Выборга по архитектурным вопросам Олег Лиховидов.

По словам Лиховидова, город пять лет страдает от владения зданием с другим частным лицом.

Частные владельцы зданий старого города привлекаются к ремонту Старого города.

«На практике частные владельцы хотели бы перестроить свои дома. Город хочет максимально сохранить историческое строительное наследие» - считает Лиховидов.

Проект реставрации сохранившейся части квартала финансирует Банк развития Brics.

Стоимость реставрации и реконструкции составляет 2 миллиарда рублей, или около 30 миллионов евро.

https://yle.fi/uutiset/3-10732412

Я дважды писал об этом небольшом квартале, являвшимся, по моему мнению, жемчужиной Старого города.

История создания и гибели квартала изложена в частях 15-ой и 54-ой Выборгских развалин.

Здания, составлявшие его, были построены в конце 19 века известными выборгскими архитекторами в основном в стиле северного модерна с характерными шпицами, балконами, для цоколя использовались массивные гранитные блоки.

Невысокие, в основном трехэтажные здания, казались продолжением друг друга, так органично они переходили один в другой. Узкие улочки создавали атмосферу романтики и какого-то сказочного очарования.

Да и сами названия улиц уносили в далекое средневековье: Крепостная, Сторожевой Башни, Черных братьев.

Мне кажется, жители города гордились этим местом. Хотя здания и не стали визитными карточками города, казалось, на них лежит налет таинственной древности.

И все это очарование теперь в прошлом. Годы забвения и, как я считаю, сознательного уничтожения квартала не прошли даром. Большинство зданий оказались безвозвратно потеряными, хотя девять лет назад еще можно было их спасти, и только два из них включены в программу восстановления и реставрации.

Это здание, владельцем которого был Seth Solberg, реконструированное в 1935 году архитектором Tuulikki Löyskä первоначального проекта архитектора Odenwall 1879 года









и здание бывшей типографии Viipurin Kirjaja Kivipaino Oy (Акционерное общество «Выборгская книга и типография») архитектора Bruno Gerhard Sohlberg, возведенное в 1895 году.











Остальные здания исчезли, на их месте разбит кокетливый скверик, как на таких же многичисленных братских архитектурных кладбищах.











Война против финского архитектурного наследия продолжается, все что произошло с описываемым кварталом напоминает архитектурный геноцид, попытку стереть с лица земли и из людской памяти всякое упоминание о талантливых выборгских архитекторах и строителях, веками создававших город для людей.

Факты варварского отношения к историческим зданиям заставляют усомниться в искренности О. Лиховидова, говорящего о желании его и нынешних собственников сохранить историческое строительное наследие Выборга.





На выборгских развалинах. Часть 158.

Модерн и функционализм, два источника и две составные части красоты.

Треугольный квартал в центре города, ограниченный улицами Pohjolankatu (ул. Северная), Kannaksenkatu (Леншоссе), Repolankatu (ул. Вокзальная) и Punaisenlähteenkatu (ул. Ушакова).

Одно из ключевых сооружений, формирующих северный фасад Punaisenlähteentori (площади Красного колодца), расположено на углу Pohjolankatu и Kannaksenkatu.






Здание является реализацией проекта архитектора Allan Carl Waldemar Schulman 1902 года, заказчиком строительства было Oy Arinan.

Когда-то оно являлось образцом финского модерна с угловой башней, увенчанной куполом в виде шлема и изящными арками подъезда и окон первого этажа, повторяющими форму купола.








Возникшее позднее напротив него здание того же автора с похожими башней и куполом, создавали романтичный образ двух симметричных средневековых башен, стоящих на страже города.


Действительно, именно отсюда начиналась длинная по тем временам дорога из Выборга в столицу Российской империи Санкт-Петербург.

Эти же башни встречали гостей города, обещая долгожданный отдых после изнурительной дороги.

Недаром время финского модерна называют еще эпохой романтизма, временем формирования финской нации, искавшей свой путь в мировое сообщество, не предполагавшей ни массовых репрессий, ни уничтожения инакомыслия, путь компромисса и созидания, а не противостояния и разрушения.

В здании размещались:


  • Viipurin Kauppa-Keskus Oy (Выборгский Торговый центр), офис;


  • Хлебобулочные и кондитерские изделия, кафетерий, G. F. Lönngren;


  • Массажный салон Elsa Mankki.


Жителями дома были представители среднего класса:


  • Heiskanen, Yrjö, врач;


    • Lönngren, G. F., кондитер;


    • Mankki, Elsa, массажист;


    • Rundberg, O., представитель банка;


    • Salas, Inkeri, стоматолог;


    • Salas, Olavi, режиссер;


    • Tirronen, A., генеральный директор.



Во время Зимней войны в результате попадания зажигательных бомб здание охватил пожар, оставивший после себя только голые стены.





Но декор и форма фасадов сохранились, поэтому трудно объяснить, то «восстановление», что прошло после войны.

Появился дополнительный этаж, исчезли шпицы, изменилась форма крыши.

Хотя угловая башня и купол остались, но формы их изменились.

Шедевр модерна превратился в уродливое здание, смутно напоминающее оригинал.








Взгляд на это здание всегда вызывал у меня чувство диссонанса и какой-то незавершенности.

Идеальные формы окон первого этажа резко контрастировали с общей формой здания, узкий купол казался инородной, что называется, прилепленной в последний момент лишней деталью, оказавшейся под рукой.

Только изучение старых фотографий города показало истинную идею, которую, как мне кажется, преследовал архитектор.

Думаю, что благоразумие, в конце концов, возобладает, и мы восстановим здание в первоначальном виде, хотя от нынешней власти можно ожидать всего чего угодно, только не здравого смысла.

Это подтверждает масштабная авантюра с косметическим ремонтом исторических зданий, начавшаяся в прошлом году и грозящая перейти в перманентный грабеж бюджета чиновниками всех уровней, от федерального до местного.

Отремонтированные меньше года назад здания вновь одеваются в леса.

Как говорится, на колу мочало...

В 1932 году по проекту 1929 года архитектора Jalmari Lankinen на углу Pohjolankatu и Punaisenlähteenkatu был возведено семиэтажное жилое, офисное и коммерческое здание Выборгского уездного (сельского) совета.



Началось строительство 29 июня 1931 года, при закладке фундамента в закладной камень была помещена цинковая коробка, в которой находились чертежи здания, фотография старого кондоминиума, описание этапов строительного проекта, муниципальные отчеты, образцы денег и выборгские газеты, вышедшие в этот день.

Это образец многофункционального здания, выполненного в традициях функционализма: минимум декора, строгость линий, подчинение конструкции здания его назначению.






На первом этаже находились магазины, а весь второй этаж дома был отведен под помещения кафе и ресторана Viipurin Osuusliikkeen (Выборгского кооператива) на более чем 300 мест.























На верхнем этаже здания находились больничные палаты частной больницы.


Все кухни в доме были оборудованы холодильниками.

В этом здании находились многочисленные организации:


  • Ассоциация медсестер Финляндии, офис;


  • Viipurin Osuusliike, ресторан и кафе;


  • Велосипеды и машины, Heikki J.Helkama;


  • Vilho Kordelin Oy, производство тканей, обуви и постельных принадлежностей;


  • Магазин одежды, Morduch Jakubovitsch;


  • Veljekset Torvinen Oy, ювелирная мастерская;


  • Магазин обуви, Osuusliike Torkkeli r.l. (кооператив Торккели);


  • Архитектурное бюро Jalmari A. Lankinen;


  • Страховое агентство Karl Bruun;


  • Юридическая фирма Juho Puha.


В доме проживали:



    • Bruun, Bertil, районный менеджер;


    • Bruun, Karl, консул;


    • Eerikäinen, Erkki H., сельский инженер;


    • Kaspi, Aleksander, судья;


    • Lankinen, Jalmari A., архитектор;


    • Lankinen, Juha, его сын;


    • Lankinen, Siiri, его жена


    • Puha, Juho, судья.



Во дворе дома находились офисные помещения Выборгской сельской общины,










зал Совета общины,




зал присяжных,



а также Выборгский уездный совет



и сельское церковное управление.

Вход в муниципальные учреждения был с Punaisenlähteenkatu.

Зданию повезло, во время войны оно получило небольшие повреждения,



и мы можем видеть в почти первозданном виде произведение, другого слова мне не найти, финского функционализма, здания, которое и сейчас с успехом выполняет свои функции жилого, коммерческого и офисного сооружения.

Все его составные части, несмотря на различные функции, что называется, подогнаны, притёрты друг к другу, представляя собой как бы единый музыкальный ансамбль, играющий сложную симфонию.

Ни одно из его составных частей не доминирует, не угнетает, все они живут своей размеренной жизнью, пересекаясь только в силу необходимости.














Jalmari Lankinen спроектировал множество зданий в Выборгского уезде.



Только в Выборге по его проектам возведено около 30 зданий.

Будучи фанатом фотографии, он всегда носил с собой фотокамеру, благодаря чему мы имеем отличную возможность увидеть этапы строительства его проектов и людей, создававших Выборг.









Jalmari Lankinen также сохранил в фотографиях большую часть жизни своей семьи в выборгской квартире,






а также в летнем доме на Антильских островах.

Как истовый любитель фотографии, Jalmari Lankinen делал первые цветные снимки в конце 30-х годов







и во время Зимней войны и ее Продолжения.








Архив архитектора состоит из десятков тысяч фотографий, рисунков, планов, из которых оцифрована только десятая часть. Они представлены на сайте музея Южной Карелии в Лапеенранта.

https://finna.fi/Search/Results?limit=100&view=grid&filter%5B%5D=~building%3A"0%2FLPRMUSEOT%2F"&filter%5B%5D=~author_facet%3A"Lankinen+Jalmari"&lookfor=viipuri&type=AllFields

Uudet Viipuri-kuvat Finnassa

Koko Juha Lankisen kokoelma Finnassa

Следует упомянуть о том, что в архитектуре Выборга широко применяли для освещения подвальных помещений так называемые призмы Люксфера - световые окна, изготавливаемые по технологии  "American Luxfer Prism Company", американской компании выпускавшей подобные изделия с 1896 года.




Подобные окна были популярны не только в Америке, но и получили широкое распространение в Европе. Выборг не отставал от европейских тенденций и многие дома города имели в качестве почти обязательного оформления ряд световых окон вдоль фасадов.
Призмы были установлены уже в 1902 году в  доме по проекту
Allan  Schulman и, конечно,  Jalmari Lankinen также использовал этот прием.
Со временем, в  связи с резким удешевлением электроэнергии,  окна перестали играть  столь существенную роль в освещении. Их тупо заливали бетоном,






















закатывали в асфальт,



закладывали плиткой.





Однако, несколько окон сохранилось у фасада  по Punaisenlähteenkatu (ул. Ушакова), до них пока не дошли бойкие руки "реставраторов".


,






Наличие окон с призмами Люксфера  говорит о наличии обширного подвального объема, задействованого для коммерческих и инженерных целей.
Следует также отметить  и наличие подземной парковки под зданием, что говорит о высокой степени автомобилизации Выборга.



На углу Repolankatu и Punaisenlähteenkatu находился одноэтажный деревянный дом,





в котором размещались:


  • камера хранения, J. Lahdelma;


  • Магазин шуб и меховых изделий J. Matikainen;


  • Металлический лом, F. Räsänen;


  • Магазин обуви Repolan, владелец P. J. Ahokas;


  • Магазин мебели T. Lumio Osakeyhtiö;


  • Магазин одежды и шорт Sale Kaune.


Часть владельцев этого малого бизнеса жили здесь же.

Еще один деревянный дом по Repolankatu, 2




также приютил мелких предпринимателей:


  • Магазин хлебобулочных и кондитерских изделий Eino Kuusisto;


  • Торговый центр Viipuri, (владелец V. Rekiranta);


  • Магазин моды Repola, (владелец Vuolio & Seilama);


  • Ремонт автопокрышек Siro Oy.


Здесь же проживали



    • Rekiranta, V., купец;


    • Ruohola, F. A., директор.



И, наконец, по Kannaksenkatu, 2 находился магазин известной выборгской торгово-закупочной сети Starckjohann.


В магазин торговали кожаными изделиями: ремнями, обувью, лошадиной упряжью, седлами Hugo Laine и S. Halonen.

Здесь же можно было приобрести товары для дома.

Эти здания не сохранились, все они были уничтожены огнем во время авианалетов.






За послевоенные годы на их месте так ничего и не появилось.



На выборгских развалинах. Часть 156.

Дом купца Ф. Москвина или средневековая Дания в Выборге.

В этой части расскажем о квартале, сформировавшим северо-восточную часть центральной площади города и ограниченным улицами: Vaasankatu (проспект Суворова), Kannaksenkatu (Леншоссе), Myllymaenkatu (в настоящее время этот переулок наименования не имеет), Brahenkatu (Московский проспект) и Pellervonkatu (улица Мира).


Старые карты города конца 18-го века показывают, что на этом месте было построено множество зданий и старая дорога в Санкт-Петербург пролегала через него.

Название переулка Myllymaenkatu, говорит о том, что здесь когда-то находилась мельница, да и сама высота именовалась Мельничной горой.

Лишь в 1861 году был разработан план города, в котором были обозначены новые линии для дорог и участков.

Многие из деревянных зданий существовали в этом квартале еще в конце 30-х годов.

В 1877 году архитектор Fr. Odenwall спроектировал деревянное жилое здание на Brahenkatu.

Здание магазина на Pellervonkatu было возведено в 1907 году, в нем размещался магазин «Pellervo» - скупка и продажа подержанных вещей.

Несколько деревянных строений располагались в глубине квартала.

В этих зданиях размещались магазины, мастерские, офисы небольших компаний, были и жилые помещения.

Например, по Brahenkatu, 28 находились:


  • Itä-Suomen Kivituote Oy, Каменное производство Восточной Финляндии, надгробные плиты, строительные и уличные камни;


  • Магазин кормов и семян, S. J. Mutala.


На Brahenkatu, 26:

- Товары для путешественников и портной Gunnar Vuori.

Владелец жил тут же.

На Pellervonkatu, 2:


  • Товары для путешествий, Saimi Markkanen;


  • Магазин фруктов и колониальных товаров A. Naukkarinen;


  • Lassila & Tikanoja Oy, представитель Eino Saari.


Там же проживали:


  • Eckert H., коммерсант;


  • Korkeavuori K. E., инженер по землеустройству;



  • Markkanen S., композитор;


  • Savonjousi Kai, майор, начальник школы газовой защиты.


На Pellervonkatu, 4 находился веломагазин E. Kopponen.

Все эти деревянные строения были уничтожены огнем во время Зимней войны.

Архитектор Allan Schulman в 1905 году разработал проект для Otso Inc. пятиэтажного коммерческого и жилого здания на углу Kannaksenkatu и Vaasankatu.

В конце тридцатых годов здание принадлежало Viipurin Osuusliike r.l. (Выборгский кооператив), главный магазин и офис которого размещались в этом здании.



Кроме этого, в здании находились магазины тканей, обуви, одежды, рестораны, молочный и мясной цеха, магазин химических реактивов, также принадлежащие кооперативу.

В здании размещалась знаменитая Viipurin Musiikkiopisto (Выборгская Консерватория), основанная в 1918 году.

Представитель консульства Польши (Ambassada Polska widzil) проживал в этом здании.

Здание выполнено в стиле финского модерна с оригинальной шестиугольной угловой башней, увенчанной шлемовидным куполом с эмблемой Viipurin Osuusliike.

Обрамление подъездов, входов в магазины, арки, проемы панорамных окон первого этажа выполнены из гранитных блоков.



















Высокая крутая крыша на фоне двух треугольных шпицев создавала неповторимый вид монументального здания со стороны Repolankatu, который стал одной из визитных карточек Выборга.


Выборгская консерватория была пионером в музыкальном образовании Финляндии.

1930-е годы были временем расцвета для Выборгского музыкального института.

В 1932 году оркестр под управлением Boris Sirpo выступил в Амстердаме, Гааге, Роттердаме, Антверпене, Брюсселе и Париже с Bronislaw Huberman, который был одним из выдающихся скрипачей своего времени и выступал в качестве солиста.


Многочисленные оперные и концертные туры в Хельсинки также привлекли внимание и, благодаря своему высокому качеству, даже поразили местную публику.

Heimo Haitto, скрипач, стал одним из получивших международное признание выборгских  музыкантов. Он был известен своей виртуозностью: безупречно играл композиции Никколо Паганини и любил музыку И. С. Баха.


После Зимней войны Viipurin Musiikkiopist переехала со своим преподавательским составом, библиотеками, достижениями, описанными выше, в Lahti и существует до сих пор, называясь Lahti Conservatory и продолжая традиции выборгских музыкантов.

В результате бомбардировок города здание сгорело, восстановить его в течение 1942-1944 годов финнам не удалось.











Как свидетельствует фотография 1948 года, здание оставалось в полуразрушенном виде и даже эмблема Выборгского кооператива не была демонтирована.


В результате послевоенного ремонта здание лишилось и башни, и купола, и высокой крыши, которые были восстановлены только в конце прошлого века, когда после реставрационных работ здание приобрело практически первоначальный вид.

Начавшийся в прошлом году ремонт здания до наступления зимы завершить не удалось, и до сих пор дом стоит с наполовину смонтированной кровлей.






Дворовая территория в течение десятилетий представляет собой полосу препятствий, на которой с успехом можно проводить соревнования юнармейцев по боевой и политической подготовке, обличая международный империализм в препятствовании благоустройству города.



















В 1907 году архитектор Paavo Uotila предложил для купца Фёдора Москвина проект нового здания на углу Vaasankatu и Pellervonkatu.

В здании располагались:


  • магазин часов и ювелирных изделий Hildur Amberg;


  • Vilho Sarkanen Oy, адвокатская контора;



  • Одежда и шорты, магазин;


  • Магазин фруктов и колониальных товаров;


  • Бутик Dora Oy, (владелец L. Schleimovitsch);


  • Оптово-розничная продажа готовой одежды Moses Rosenberg;


  • Выборгский Сбербанк, Репольский филиал;


  • Готовая одежда оптом и в розницу, B. Eckert.


Спроектированный по всем канонам северного модерна, доходный дом весьма удачно «пристроился» рядом с творением Allan Schulman, и весь комплекс из двух разных зданий воспринимается как единое целое.


Особенностью здания является его южный фасад, выполненный в виде двух симметричных квадратных башен, украшенных характерными шпилями.











Знатоки архитектуры сразу определили прообраз, послуживший архитектору образцом — средневековый кафедральный собор в Роскилле, Roskilde Domkirke, служащий усыпальницей датских королей.





Говорят, на молодого архитектора, ему было всего 26 лет, обрушился град обвинений в школярском и наивном копировании.

Действительно, Roskilde Domkirke — первая из европейских церквей, выполненная из красного кирпича, представляет собой шедевр средневековой архитектуры.

Строительство собора заняло 110 лет с 1170 года по 1280.

Высота шпилей — 83 метра.

До Реформации, начавшейся в Дании в 1536 году, собор был католическим, после и до сегодняшнего времени — протестантским.

Казалось бы, какая связь может быть между датским кафедральным собором и доходным домом финского купца русского происхождения?

Однако, вспомним, что происходило в Российской империи в начале прошлого века и как все это отражалось на общественной и политической жизни Финляндии.

17 июня 1904 года в Гельсингфорсе был застрелен генерал-губернатор Н.И. Бобриков, крайне непопулярный в Финляндии из-за проводимого им жесткого курса на русификацию Великого княжества Финляндского.

При своем назначении на должность Н.И. Бобриков подал императору записку, в которой наметил программу деятельности, грубо нарушающую действующую конституцию Финляндии.

Высочайший манифест о порядке издания общих государственных законов, изданный в феврале 1899 года, был воспринят населением Великого княжества Финляндского как посягательство на права автономии и вызвал массовое недовольство и протесты.

Несомненно, Paavo Uotila, будучи студентом Гельсингфорского политехнического училища, не мог не поддерживать идею независимой Финляндии, которая все более распространялась среди финнов.

Можно сказать, будущая интеллектуальная элита Финляндии сделала свой европейский выбор еще задолго до российской революции.

Своим проектом начинающий архитектор как бы невидимой нитью связал Финляндию и Выборг с европейской цивилизацией.

Возможно, все это мои фантазии, но факт появления в Выборге кальки с датского кафедрального собора объяснить трудно.

Не исключено, что все было гораздо проще, русский купец, вспомнив свое пребывание в Дании и то впечатление, которое произвел на него необычный вид собора, заявил архитектору: «Хочу, чтобы так же!»

Как бы то ни было, но вид этого здания переносит нас на тысячу километров на запад, в один из центров европейской цивилизации, показывая неразрывную связь людей, придерживающихся одинаковых этических и моральных правил.

Зданию повезло, во время Зимней войны оно получило минимальные повреждения и сохранило свой первоначальный вид.

В 2018 году здание пережило косметический ремонт, который, по сложившейся традиции, закончен не был.

Если наружные фасады приобрели вид, достойный памятника архитектуры,














то дворовые фасады и после ремонта вполне оправдывают свое название — задворки.





В доме проживали:


  • Eckert, B., торговец;


  • Koljonen, Väinö, инженер железной дороги;


  • Mannsten, Emil, переводчик;



  • Mansiala, Emil, переводчик;


  • Vuori Annikki, стоматолог.


Эти два здания — прекрасные образцы финского модерна окончательно сформировали восточную часть площади Punaisenlähteentori (площадь Красного колодца) как торгового и делового центра города, собрав в своих стенах фирменные магазины, банковские учреждения, адвокатские конторы и офисы различных предприятий.


В 1908 году архитектор Paavo Uotila спроектировал пятиэтажное жилое и коммерческое здание на участке, который находился вдоль Kannaksenkatu (Pietarinkatu).

В здании были, в частности:


  • Etelä-Karjalan Sähköyhtymien Liitto ry. (Ассоциация электроэнергетики Южной Карелии);


  • Магазин кожи, обуви и ремней, E. Kostamo;


  • Похоронное бюро Aura Pääkkönen;


  • Мастерская по ремонту обуви A. Heino.


Выполненное в стиле модерна, здание продолжало оформление делового центра города.

В ходе Зимней войны дом подвергся типичному для большинства городских зданий разрушению — пожару, оставившему после себя голые стены.

Зданию не повезло, к военным разрушениям добавилось варварское восстановление, приведшее к искажению первоначального вида здания, исчезла центральная ступенчатая башня с четырехугольным куполом, изменилась форма крыши.














Странным образом здание не было включено в план ремонта 2018 года и сейчас представляет собой довольно жалкое зрелище.

Возможно, это правильное решение, на мой взгляд, необходимо в первую очередь восстановить первоначальный облик здания.

Но ожидать этого в ближайшее время не приходится.
Архитекторы Paavo Uotila и Uno Ullberg в 1921 году разработали для Viipurin Puhelinyhtiö (Выборгской телефонной компании) проект новой телефонной станции с офисными помещениями.

Следовало ожидать от такого именитого содружества чего-то необыкновенного.

Действительно, здание, стилизованное под промышленное предприятие предыдущего 19 века, выполнено в духе функционализма.

Высокая крыша, покрытая черепицей, со встроенными мансардными окнами придавало ему стильный вид современного сооружения.

Оно великолепно выполняло функции для размещения передовой для того времени техники проводной телефонной связи.




Полуавтоматическая телефонная станция была установлена в этом здании в начале 1924 года.

Viipurin Puhelinyhtiö заказала новую автоматическую телефонную станцию у LM Ericsson в 1938 году, установка которой должна была начаться 1 марта 1939 года, т.е. до начала Зимней войны.

Согласно телефонной книге в Выборге в 1939 году было установлено 5000 телефонных аппаратов.

Здание было сильно разрушено в ходе Зимней войны, почти половина строения полностью исчезла.










Скорее всего, финны сумели восстановить первый этаж разрушенной части.
В краткий советский период на месте разрушенный части здания успели возвести только традиционный кирпичный забор. 

Внешний вид здания в результате послевоенного ремонта был кардинально изменен.

Исчезла крыша с мансардными окнами, здание покрыли штукатуркой, скрыв красный кирпич, а фасад, обращенный к Brahenkatu вымазали желтой краской, сквозь которую проступает логотип Viipurin Puhelinyhtiö.

Было ли это сделано финнами или это уже наше послевоенное восстановление, выяснить не удалось.

В довершению к этому новое здание Выборгского районного узла связи было построено таким образом, что перекрыло часть фасада старой телефонной станции, обращенной к Brahenkatu.








За подобное хамское отношение к чужому произведению, как говорят в народе, мало руки оторвать. По-моему, это наказание в данном случае не  покажется столь суровым.

Как говорила моя одноклассница, архитекторы — это люди со звездой во лбу.

Здесь с ней трудно не согласиться.

Архитектор не только творческая личность, тонко чувствующая прекрасное, он еще должен обладать обширными инженерными знаниями.

Создавая проект, он должен учитывать множество факторов, в том числе и совместимость проекта с ландшафтом и ранее построенными окружающими зданиями.

Он должен знать историю и предвидеть дальнейшую судьбу своих творений, чтобы они не стали бабочками-однодневками и чтобы будущие поколения не ломали себе головы, а что делать с этими каменными уродцами.