Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

На выборгских развалинах. Часть 193.

Выборгский лагерь военнопленных № 6. Глава 3.

Карта концентрационных лагерей в Финляндии.




Всего в Финляндии было организовано 34 лагеря для советских военнопленных.
Через выборгский лагерь № 6 прошло суммарно до 17 000 заключенных.

В Liite 3 приведены данные по наполняемости лагерей, из которого следует, что выборгский лагерь был самым большим из 24 перечисленных в данном приложении.

Хотя первоначально он был рассчитан на содержание 4000 заключенных, реально число пленных превышало эту цифру более, чем в два раза.

Лагерь располагался на территории, ограниченной современными улицами Островная, Батальонная, Петровская, берегом Saunalahti (Банный залив) и территорией, прилегающей к больнице Сестер Милосердия (нынешняя ЦРБ), в котором размещался 64-й военный госпиталь, занимавшийся лечением военнопленных.









Кроме основного лагеря  было несколько вспомогательных, расположенных в  Tienhaara, Säkkijärvi (здесь был еще отдельный лагерь для выздоравливающих), Inkilä, Räisälä, Käkisalmi, Pölläkkälä, Heinjoki, Kaukjärvi / Perkjärvi, Kanneljärvi, Makslahti (Römpötti).
Погибли  в лагере в общей сложности  857 человек (по другим источникам 839 человек), из которых 87 были расстреляны.

Распределение смертности по годам:
1941: 76 человек;
1942: 755 человек;
1943: 4 человека;
1944: 3 человека.

Похоронены умершие в местах, где их застала смерть: Lappee, Simola, Tuomioja; Inkilä; Kanneljärvi; Kirvu, Ylikuunu; Koivisto, Römpötti; Kuolemajärvi; Muolaa, Perkjärvi; Nuijamaa, Pälli; Räisälä; Säkkijärvi;  Särkijärvi (лагерь для выздоравливающих); Uusikirkko, Kaukjärvi; Viipuri mlk, Rautakorpi; Viipuri, Tienhaara.

Финский военный архив SA-kuva содержит множество фотографий этого лагеря, многие из которых имеют явно постановочный и пропагандистский подтекст, но из которых можно составить представление о самом крупном концентрационном лагере для военнопленных на территории Финляндии.

Collapse )

Основный лагерь располагался в бывших военных казармах постройки конца 19 и начала 20 веков. Частью казармы были деревянными, частью кирпичными.
В 1939 году в этих казармах располагался, по всей видимости, Выборгский полк противовоздушной обороны.


Этот лагерь, судя по фотографиям, был приспособлен для содержания пленных круглый год.
Кроме основного лагеря

Близость двух лечебных заведений: больницы Сестер Милосердия и Выборгского военного госпиталя давало надежду на своевременное получение медицинской помощи.

Другое дело, насколько оказываемая лечебная помощь была адекватна состоянию нуждающегося в ней военнопленного.

Согласно имеющимся в Ленинградском областном архиве в Выборге книгам регистрации и учёта больных 64-го военного госпиталя, в котором лечились военнопленные, 9703 советских военнопленных побывали в лазарете. Обслуживающий персонал на 15.07.1942 года составлял 186 человек (48 отделений).
Погибли в общей сложности 2063 военнопленных, из которых расстреляны 5 человек.

В 1941году  - 172 человека;
в  1942 году  - 1826 человек;
в  1943 году  - 63 человека.
Похоронены,  в основном, на к
ладбище Тиенхара.

Collapse )


https://gazetavyborg.ru/news/odna-iz-stranits-voennoy-istorii/

http://vyborg-press.ru/articles/25953/

Информацию об умерших военнопленных и гражданских лиц во время Второй мировой войны в Финляндии можно найти по адресу:

http://kronos.narc.fi/.

База данных содержит сведения о 18 925 советских военнопленных, погибших во время «Войны-продолжения» в 1941-1945 годах на территории Финляндии . В базе отсутствуют сведения о нескольких тысяч лиц, данных о которых не были найдены в источниках.

Количество таких военнопленных оценивается числом около 3000 человек.

В базе данных также содержатся сведения о 4279 гражданских лиц, погибших в 1941-1944 годах в лагерях Восточной Карелии.

На выборгских развалинах. Часть 188.

Взгляд вверх.

Почему мы почти никогда не обращаем внимания на те здания, мимо которых спешим по своим делам каждый день?

Зачастую потому, что не отрываем свой взгляд от улицы.

Этому, конечно есть и простое объяснение, прогулка по нашему городу иногда сопряжена с некоторыми опасностями, типа ям, наполненных водой, неубранным снегом и льдом, разбросанным мусором или, не дай Бог, кирпич, который, как известно, просто так не падает, но дает повод лишний раз поднять глаза к небу. Но о камнях с неба в свое время.

Стоит только остановиться и поднять взгляд на знакомое, казалось, здание, как сразу возникает множество вопросов по истории, эстетике, практичности и функциональности.

Вот небольшое здание по Linnankatu, 12 (ул. Крепостная).







Зажатое между двумя разноэтажными зданиями, оно вызывает у меня двойственное впечатление.

С одной стороны — это здание так называемой рядовой застройки, в котором проявляются черты функционализма в виде прямоугольных панорамных окон, отсутствия украшений. Правда, настораживает классический треугольный фронтон, несколько смещенный от центра фасада. Заглянув же во двор, находим типичные черты, характерные для застройки середины позапрошлого века.

Уютный внутренний дворик, скорее всего, когда-то вымощенный камнем, окруженный со всех сторон стенами, увитыми плющом, тоже, увы, в прошлом,  вызывал чувство защищенности и покоя.




Сразу возникает предположение, что этот дом перестраивался.

Действительно, первоначально каменное строение, возникшее здесь в 1855 году по проекту архитектора C. Leszig, было, по всей видимости, двухэтажным, как и его внутренние крылья.

До высоты третьего этажа оно было достроено по проекту архитектора из Хельсинки Ole Gripenberg в 1934 году.

Информации как оно выглядело до перестройки, к сожалению, найти не удалось.

Таким образом, к судьбе этого небольшого здания оказались причастны два талантливых финских архитектора, творивших в разное время и в разных городах.

Дата и место рождения архитектора Carl Leszig и год его смерти остались неизвестными, также как и информация о его родителях и учебе.

Альбом Academicum Тартуского университета содержит информацию о том, что в Санкт-Петербурге в 1810 году родился Eduard Leszig.

Этот человек мог быть братом Carl Leszig, в этом случае, может быть возможным, что ландшафтный архитектор Carl Leszig учился бы в Тартуском университете.

Начался его творческий путь, скорее всего, в Санкт-Петербурге.

Место смерти его, вероятно, Выборг.

Из его семейных отношений известно, что он женился в 1838 году в Выборге на Rosalie Ernestine Schultzin, и у них были дети Розали Кэролайн - Селан (1839 г.), Мария Элизабет (1840 г.), Карл Эдуард (1843 г.) и Карл Леопольд (1847 г.).

Архитектор Carl Leszig занимал должность городского архитектора до 1851 года, когда он попросил об отставке.

За 17 лет работы он успел разработать много планов и возвести многочисленные постройки в Выборге.

Выборгский магистратский архив рисунков включает в себя около 130 чертежей домов, которые были построены или предполагались к строительству на различных городских участках.

Работы Carl Leszig оставили неизгладимый след в Выборге, подчеркивая его характер.

Это, в первую очередь, двухэтажные каменные здания в старой части города, не дошедшие, к сожалению, до наших дней или претерпевшие серьезные изменения.

Такие, как этот дом на Karjaportinkatu, 12  1838 года постройки.









Или, не сохранившийся, дом на углу Karjaportinkatu и Mustainveljestenkatu постройки 1837 года.





Carl Leszig является автором оформления ограждения Выборгского театра в виде ряда полуколонн, некогда шедшего от Vahtitorinkatu (ул. Сторожей башни) до старого деревянного здания пожарной части на Linnankatu.

Этот объект также не сохранился.
Один из проектов
Carl Leszig, обнаруженных в архиве.



Можно предположить, что первоначальный вид здания по Linnankatu, 12  был похож на проекты двухэтажных каменных домов .

С развитием города изменялись и требования к старым зданиям и перед городскими властями вставали вопросы перестройки и приспособления их к новым условиям.

И этот вопрос иногда решался путем, как бы сказали сейчас, реновации, без сноса под основание старых зданий.

Архитектор из Хельсинки Ole Gripenberg был выбран для этой работы.

Ole Gripenberg (1 октября 1892 г., Хельсинки - 6 августа 1979 г., Хельсинки) был финским архитектором и доктором технологии.


Он получил среднее образование в Финской объединенной школе в Хельсинки в 1911 году и окончил в 1915 году в качестве архитектора Хельсинкский технологический университет.

С 1916 по 1917 год Ole Gripenberg работал в Донецкой области на юге России, проектируя рабочие жилые дома в новом индустриальном городе Юзовка (ныне Донецьк).

Строительство города выполнялось финским архитектором Gerog Nummelin, который для осуществления проекта нанял архитекторов из Финляндии Ole Gripenberg, Martti Välikangas и Atte Willberg.

После русской революции Ole Gripenberg вернулся в Финляндию и работал в офисе архитектора профессора Sigurd Frosteruks чертежником.

В 1918–1936 годах у Gripenberg и Frosteruks было совместное архитектурное бюро.

В 1935 году Gripenberg основал свой собственный офис, Gripenberg & Co Architects, которым он руководил до 1957 года.

В 1920-х годах Gripenberg спроектировал 13 жилых многоквартирных домов в Така-Тёёлё, Хельсинки, в том числе один блок из 10 жилых домов вдоль Mannerheimintie. Дома представляли собой стилистически упрощенный классицизм 1920-х годов.

Ole Gripenberg также сделал значительную карьеру в качестве исследователя. Защитил докторскую диссертацию в 1939 году под названием «Форма жилого дома и производственные затраты».

В дополнение к этому он опубликовал множество работ в своей области, таких как «Факторы, влияющие на аренду жилья» (1941) и «Экономика строительства» (1948).
Интересовали его и такие вопросы вопросы, как гражданская форма чиновников Финляндии.



Ole Gripenberg был также удостоен звания профессора в должности заведующего лабораторией экономики строительства в Государственном научно-исследовательском институте (VTT).

Он был управляющим директором по строительству социального жилья в Сато с 1936 по 1941 год и начальником отдела оценки ущерба от войны Министерства финансов с 1942 по 1943 год.

Ole Gripenberg является автором здания в стиле функционализма по Linnankatu, 39 в Выборге, возведенным в 1936 году.


Не правда ли очень похоже на здание на углу Albertinkatu и Bulevard в Хельсинки, построенное годом позже?


Надо сказать, что выборгский опыт реновации оказался не последним для Ole Gripenberg и двумя годами позже он осуществил подобный эксперимент в Хельсинки.

Mariankatu Street 19: оригинальное здание 1904–05, архитектор Gustaf Estlander.

Mariankatu Street 19: новая версия, Ole Gripenberg, 1936.

В 1939 году в выборгском здании размещались:


  • T: mi J. Oikkonen, магазин нижнего белья и галантереи (владелец Jenny Turunen);


  • Парикмахерская Arvi Rantanen;


  • Мясной магазин K. V. Seppänen;


  • Osuusliike Torkkeli r.l. Магазин молока и хлеба.


В доме проживали:

- Pitkänen, Evald, окружной криминальный комиссар;
-
Rantanen, Arvi, парикмахер;
-
Seppänen, K.V., купец;
-
Turunen, Erkki, купец;
-
Turunen, Jenny, купец.

Во время «Зимней войны» здание оказалось разрушенным и, скорее всего, горело, как и соседнее по Linnankatu, 14.


Во время «Войны-продолжения» его восстановили.

К сожалению, сегодняшнее состояние этого архитектурного объекта со сложной судьбой оставляет желать лучшего.


Collapse )


Но его судьбе может позавидовать находящийся напротив Домус — олицетворения бездушия и хамского, варварского и, можно сказать, преступного отношения выборгской власти к архитектурному наследию, а точнее, к трофеям.
Единственное, на что способна эта власть - перекрыть доступ  к фасаду, ввиду опасности для жизни  пешеходов из-за падающих кирпичей.


Collapse )

Особенно кощунственным это выглядит на фоне так называемого «победобесия» по поводу Великой победы, доставшейся нам страшной ценой, в то время, как мы, по сути дела, промотали значительную часть ее достижений.
Впору нести на палочках не только портреты погибших, но и фотографии тех зданий, за которые они умирали, а мы не смогли эти здания сохранить.
Простите нас.

На выборгских развалинах. Часть 187.

Казармы vs Rosa Papula.

Считается, что район Papula был известен уже с XV века благодаря своим кирпичным заводам.

Поселений здесь было немного и только в конце XVIII века на живописных крутых склонах северного берега Papulanlahti было построено несколько дорогих дач, до наших дней ни одна из них не дошла.

Имеются упоминания об усадьбе Papula уже в средних веках, но точного ее местоположения никто не знает.

Возможно, что она располагалась в совершенно другом месте.

Карты 1790-х годов указывают на присутствие усадьбы Papula, но на карте 1839 года усадьбе в этом районе дано название Marienhoff.

Она находилась на месте построенных позднее казарм.

В 1853 году немец Carl Gottlieb Behm основал здесь усадебную школу-интернат для мальчиков, которая действовала до 1881 года.

Усадьба получила название Papula в честь Rosa Papula, гибридной чайной розы, выведенной Ferdinand Zeidlerin, учителем математики в школе-интернате.

Rosa Papula - Роза «Папула» (papularos) - небольшое цветущее в середине лета растение.


Кустарник неприхотлив по отношению к почве и не требует особого ухода. Высота его 100-150 см. Листья собраны в группы по 5-9 округлых темно-зеленых листьев. Цветки умеренно ароматные, сферически повторяющиеся и мелкие, в диаметре 4-6 см.


Растение популярно в Финляндии до сих пор как на приусадебных участках, так и в общественных парках и скверах.

Для района Papula в 1861 году был подготовлен генеральный план.
Территорию бывшей усадьбы
начали застраивать военными казармами в конце XIX века и продолжили в начале XX века.

В здании бывшей школы-интерната в 1881-84 годах разместился штаб Выборгского полка, а в 1890-х годах были построены каменные и деревянные казармы и жилые дома для персонала.

В связи с введением в России в 1874 году всеобщей (вместо рекрутской) воинской повинности изменились требования к строительству казарм.
Короткий срок службы рядового состава потребовал размещения всех воинских частей в казармах упрощенного вида.
Их стали возводить «хозяйственным способом» по сильно урезанным сметам силами самих военных.

К 1886 году общее число казарм в России достигло 11372, из них 6961 было каменных и 4411 — деревянных. При строительстве «хозяйственным способом» казарменная архитектура значительно упростилась, здания стандартизировались и унифицировались.
Выбор месторасположения диктовался военными соображениями, но с учетом санитарных условий — «вне городов или по крайней мере на их окраинах, преимущественно таких, разрастание которых менее вероятно. В последнем случае полезно отделять казармы, насколько возможно, от городских строений незастроенным пространством, садами и парками».

Предпочтение отдавалось возвышенностям с сухой почвой и вблизи водоемов.

Как видим, место для постройки казарм Papula было выбрано с учетом всех этих требований.

7-ой Финляндский стрелковый полк, разместившийся в казармах Papula, был сформирован из половины 3-го Финляндского стрелкового полка 20 декабря 1901 года.

Походная (при полку) церковь была учреждена в 1902 году.

Более подробно о судьбе церкви было рассказано в части 42 выборгских развалин.

От трех карельских полков, участвовавших в гражданской войне в Финляндии, были выделены по батальону для участия в параде победы в Хельсинки 16 мая 1918 года.

Генерал Mannerheim в приказе от 19 мая 1918 года объявил, что карельские войска, участвовавшие в параде, объединяются в новый полк Карельской гвардии с постоянной дислокацией в Выборге.

14 сентября полк был переведен в Выборг, однако 1-й и 3-й батальоны полка перебрались в казармы Papula только в апреле 1919 года, а 2-й батальон был размещен в центральных казармах.










В Papula 1-й батальон разместился в кирпичных казармах, а 3-й батальон - в старых деревянных казармах Выборгского стрелкового батальона.

Штаб-квартира Карельского гвардейского полка переехала в Papula осенью.

До начала «Зимней войны» Карельский гвардейский полк дислоцировался в казармах Papula.


Во время «Зимней войны» казармы горели,




деревянные строения военного городка были уничтожены.


Интересен "Отчет о работе комиссии по описанию г. Выборга и его обороны Военному Совету 7-й армии" от 17-19 марта 1940 года.
В разделе "Казармы" дано описание городка Карельского гвардейского полка.
"Имеется три дома с большим количеством офицерских квартир. Под одним ДНС (дом начальствующего состава - прим. автора) - гараж на  30-40 машин
с кое-каким мастерским оборудованием.  Двухэтажная каменная казарма емкостью на 2 батальона. Пищевой блок с механическим оборудованием, овощехранилищем емкостью до 1500 тонн, с запасом переносных стеллажей. Данные по городку уточняются. Несколько зданий сожжено и разрушено."
Во время «Войны-продолжения» отремонтированные здания городка использовались, судя по фотографиям, как войсковая кухня, обслуживаемая, как сейчас бы сказали аутсорсинговой организацией Lotta Svärd.











Традиции Карельского гвардейского полка продолжает и сохраняет Карельская бригада. Флаг Карельской бригады является флагом Карельского гвардейского полка.

В прошлом году был отмечен 100-летний юбилей Карельской бригады, дислоцирующейся в юго-восточной Финляндии.




После войны здания использовались по своему назначению, в них располагалась одна из воинских частей Выборгского гарнизона.

В настоящее время сохранившиеся каменные здания военного городка (те, что расположены в частях А и В)

























используются в качестве жилых домов (по всей видимости, это бывшие квартиры офицеров),











а казармы превращены в бизнес-центры и магазины.



















Остальные здания, в частях С, D, E не сохранились,











на их месте современная застройка.


Бывший строевой плац представляет собой пустырь.

Состояние зданий вполне удовлетворительное, и мы можем, прогуливаясь между казарменными зданиями, ощутить себя кто новобранцем, кто офицером или фельдфебелем, или просто подивиться чеканной простоте казарменных построек, вспомнив, откуда пошли выражения «казарменные шутки», «казарменная простота», «казарменная мебель» и «казарменные нравы».












На выборгских развалинах. Часть 185.

Карельская школа совместного обучения.

Сегодня пройдемся вокруг квартала, ограниченного улицами Pellervonkatu (ул. Мира), Brahenkatu (Московский проспект), Myllymäenaukio (Школьный пеперулок), Kullervonkatu (бульвар Кутузова).


Этот квартал сочетал в себе жилые здания, производственные площади малых предприятий, магазины, школы, спортивные клубы. И, как многие участки городского строительства, деревянные и каменные сооружения органично уживались рядом.

В 1899 году по проекту Alex Ruti был построен деревянный жилой дом в глубине углового участка Pellervonkatu и Kullervonkatu для книжного магазина K.Hj. Holmlund.

В 1921 году архитектор Väinö Keinänen сделал чертежи для здания гимнастического клуба на углу Pellervonkatu и Kullervonkatu.

Главный вход в спортивный дом находился на стороне Pellervonkatu, а здание принадлежало Выборгскому спортивно-гимнастическому клубу.




Здания до наших дней не дошли.
В 1926 году архитектор Väinö Keinänen спроектировал 7-этажное жилое здание на Pellervonkatu, 10.

Планировка здания оказалась интересной и отличалась от обычной планировки зданий, как правило, представлявших собой сплошной строительный массив на придорожном участке.

Архитектор выделил обширный участок в центре здания под сквер, вдающийся в тело здания.


Казалось, в условиях высокой стоимости земельных участков в центре города, это просто расточительное решение.

Но не все так просто при этом капитализме, когда речь идет не только о чистогане, но и о таких категориях, как здравый смысл и забота о красоте места, в котором живешь.

В результате получился уютный дворик, сочетающий удаленность от городской улицы с открытостью и доступностью кратковременного отдыха при путешествии по городу на солнечной стороне улицы.

По времени строительства здание относится к эпохе функционализма, но назвать его функциональным как-то не получается, слишком сильны в его конструкции мотивы модерна: трапецеидальные эркеры, усложненность внешней формы.

Это добротный неординарный дом рядовой застройки, если можно так выразиться. И он заслуживает большего к себе внимания в качестве поддержания внешнего вида.

В доме размещались:


  • Valio, Магазин № 8;


  • Частное следственное бюро J. Pessa;


  • Парикмахерская Kutri (Владельцы N. Moisander & L. Kunttu);


  • Универсальный магазин I. Hallikainen;


  • Офис архитектора Väinö Keinänen.


В здании проживали:

Hatakka, Markus, офисный клерк;

Häyrynen, Matti, магистр наук;

Huuhtanen, Viktor, лесник;

Hynninen, M., директор;

Kanervo, Eemeli, кредитный инспектор;

Keinänen, Väinö, архитектор;

Kemppinen, Eetu, представитель;

Koivu, Hannes, народный учитель;

Kotilampi, Väinö, судья;

Kunttu, Lempi, парикмахер;

Lumme, Väinö,мэр юстиции;

Mosander, Mirjam, парикмахер;

Nortia, Erkki, директор;

Pärnänen, Taavi, инженер-геодезист;

Rantanen, Isak, доктор;

Rantanen, Isak, скрипач;

Suoninen, R., ректор.

Архитекторы C. Gyldén & U. Ullberg в 1908 году спроектировали небольшое, узкое здание с фасадом, выходящим на Pellervonkatu, 8 для размещения в нем завода минеральных и безалкогольных напитков Knut Schalien.

В конце того же участка было построено двухэтажное хозяйственно-складское здание завода.

Помимо завода в здании размещались парикмахерские Ale Nykänen.

Изящный фасад здания в стиле модерна по праву является украшением этого уголка Выборга.

Сдвоенные рифленые колонны в качестве оснований пилястров, опирающиеся в свою очередь на гранитные постаменты, четко делят фасад на три части.

Панорамные окна, совмещенные с входными дверями, с овалами верхнего края, вместе с волнообразными карнизами и чечевичным чердачным окном создают гармоничный образ, вызывающий ассоциации с античными виллами.

В качестве украшений фасада используются секторы растительных орнаментов и барельеф  с годом постройки дома.

Здание хорошо сохранилось и своим жизнерадостным видом как бы говорит о преходящности невзгод.

Хозяйственное здание тоже сохранилось и при постройки торгового центра «Атриум» оказалось внутри него.

На мой взгляд это решение оказалось на редкость удачным, старое здание, что называется, прижилось внутри новостроя, сохранив часть фасадов.


В 1927 году архитектор Väinö Keinänen разработал проект VI этажного жилого дома в стиле функционализма на линии улицы Myllymäenaukio.




Здание имело два придворных крыла.


Въезд во двор осуществлялся через центральную арку.

Под двором располагались котельная и, скорее всего, прачечная с сушилкой и гладильной комнатой, сауна

В здании размещались:


  • Универсальный магазин Myllyaukio, (владелец T. Martinson);


  • Выборгское районное отделение Красного Креста Финляндии;


  • Valio, Магазин № 24;


  • Главное техническое бюро;


  • Pekka Hamunen (квартира), представитель обувной фабрики Valve и обувной фабрики Harinen;


  • Velj. Åström Oy, представитель Akseli Puhakka (квартира).


Проживали:

Aalto, J. F., заместитель мэра;

Äijälä, Ester, преподаватель;

Artema, E., инженер;

Fagerström, Anni, дежурная медсестра;

Hamunen, Pekka, представитель обувной фабрики Walveen;

Hamunen, Pentti, Банковский прокурор№

Hintsa, Reino, комиссар;

Hollo, Armas, инженер;

Hollo, William, народный учитель;

Karvinen, Emma ja Maikki, учитель

Koivisto, T., горный инженер;

Kujala, Arvi, пастор;

Kymäläinen, Viktor, купец;

Mirkin, I., шляпник;

Pirinen, Onni E., предприниматель;

Plato, T., парикмахер

Pulkkinen, Mikko, Городской бухгалтер

Raevuori, Erkki, заместитель судьи;

Rosvall, Einar, доктор;

Salmi, Kerttu, актриса;

Sarparanta, Lauri, ветеринарный доктор;

Tiira, Väinö J., прокурор;

Winter, W., директор.

Судя по военным фотографиям во время «Зимней войны» здание горело,





но сохранило фасады и в настоящее время его состояние близко к первоначальному, хотя внешний вид говорит о его заброшенности и пренебрежении к этому объекту архитектурного наследия.


Карельская школа совместного обучения, первоначально Новая школа дополнительного образования в Выборге, работала в начале 20-го века в Выборге, и с 1940-х по 1980-е годы в Хельсинки.

Школа была основана в Выборге в 1905 году Otto и Naimi Rosendahl.

В 1912 году в школа, в которой обучалось около 250 учеников, получило свое собственное школьное здание вдоль Myllymäenaukio, спроектированное Allan Schulman и Bernhard Fraser.

Collapse )






Collapse )

«Зимняя война» вынудила перевести школу в Хельсинки в арендуемые помещения от Содружества Аркадия.

После того, как финны вернулись в Выборг во время «Войны-продолжения», школа также вернулась в свой родной город, но была вынуждена эвакуироваться сначала в Simpele, а после войны - в те же арендуемые помещения в Хельсинки. Школа стала называться Карельской совместной школой.





Муниципальная комиссия после осмотра здания школы на ступенях крыльца 04.09 1941 года.



В конце 40-х годов почти 400 учеников посещали карельскую совместную школу.

Новое здание частной школы объемом более 140 000 кубических метров было построено в 1955 году по проекту архитектора Toivo Löyskä и рассчитано на более чем 800 учеников.




Школа была расширена в 1963 году дополнительным зданием. Герб Выборга на здании школы напоминает о том, откуда она родом.



На пике 1960-х годов в школе было около тысячи учеников.

Во время перехода к системе начальных школ Карельская средняя школа стала замещающей школой, которая действовала до начала 1980-х годов.

Школа оставалась частной средней школой до 1986 года, когда она была объединена со школой совместного обучения Töölö.

Здание выборгской школы занимает выгодное положение на углу Myllymäenaukio и Kullervonkatu.


Стиль архитектуры — классический с элементами модерна, ярко выраженными в оформлении главного портала в виде высокого гранитного крыльца с гранитными обрамляющими вход пилястрами.

Здание считается одним из шедевров замечательного выборгского архитектора Allan Carl Waldemar Schulman, жившего, творившего и умершего в Выборге.


Его здания до сих пор являются украшением города и во многом формировали его образ, как типично европейского города, города столичного типа, но с провинциальной, в хорошем смысле этого слова, душой.

Городом, гордящимся не пышными дворцами и златоглавыми храмами, а городом, созданным для комфортной жизни людей самых разных уровней достатка.

Более ста лет прошло с тех пор как возникло это школьное здание, но до сих пор оно продолжает великое дело воспитания детей, подготовки их к будущей взрослой жизни.

Allan Schulman был постоянным губернским архитектором в Выборге с 16 мая1915 года по 31 января1932 года.


Помимо того, что он был архитектором, Allan Schulman был заметной фигурой в культурной и общественной жизни Выборга.

Он был членом городского совета с 1907 по 1919 год.

В течение 12 лет был председателем правления Выборгского театрального дома.

В Техническом клубе он был почетным членом и выступал с докладами по актуальным вопросам городской жизни.

Allan Schulman был членом Финской ассоциации архитекторов, членом союза художников Выборга.

Он был одним из меломанов Выборга и одним из основателей Выборгского музыкального училища в 1923 году, одним из его первых председателей совета директоров.

Выступал как профессиональный музыкант-дирижёр. Хоровые коллективы под его руководством выступали с успехом в Петербурге, Финляндии и за рубежом.

Его хобби также включали игру на пианино, рисование, живопись, рыбалку и охоту.

Творения Allan Schulman продолжают жить и приносить пользу, а вместе с ними не умирает и дух творчества его создателя, как бы незримо присутствующего во всех его зданиях.


На выборгских развалинах. Часть 183.

Еще одна Lavola.

История малой ГЭС, построенной на порогах реки Vilajoki в начале прошлого века достаточно полно изложена в Интернете.

В школьной научно-исследовательской работе

(https://docplayer.ru/90911533-Nauchno-issledovatelskaya-rabota-kraevedenie.html)

приведены не только история строительства и эксплуатации ГЭС, но и интересные факты из жизни первых переселенцев, приехавших на место бывшей деревни Lavola, некогда входившей в муниципалитет Säkkijärvi (Кондратьево).



Электростанция была построена в начале прошлого века на порогах Vilajoki в районе деревни Lavola и стала первой малой ГЭС в Финляндии, построенной собственными силами.

Начало строительства 1901 год.







Так она выглядела в 1920 году:







Аэрофотоснимок 1929 года:






Доставшаяся в качестве трофея «Зимней войны» электростанция, была задействована для снабжения электрической энергией почти полностью разрушенного Выборга, проработала в течение чуть больше года и была взорвана при отступлении советских войск в августе 1941 года.







Снимок 1950 года:






В пятидесятых годах прошлого века станция была восстановлена, но, после нескольких лет эксплуатации, в конце 50-х годов остановлена. Деревня Lavola, переименованная в Андреевское, была объявлена неперспективной и ликвидирована.

Добраться до Lavola не совсем просто. Лучше всего это можно сделать, выбрав путь через Великое (бывшая финская деревня Tapiola).

Однако последние пару километров преодолеть на седане можно не всегда из-за разбитой лесовозами дороги.

Сейчас это, некогда населенное место, превратилось в пустынь, изредка посещаемую грибниками, рыболовами да туристами, привлекаемыми дикой природой и полутаинственными артефактами исчезнувшей цивилизации.

Бродя по останкам разрушенной электростанции, можно представить себя сталкером, исследующим следы пришельцев, с надеждой стать обладателем чудесной находки, приносящей исцеление от утомительного однообразия повседневной жизни там, в безумном мире бесполезных вещей, людей, событий и смертоносных вирусов.

Звенящая тишина сменяется медленно нарастающим шумом бесконечно текущей воды, и опять тебя охватывает тишина, прерываемая щебетом хлопотливой птицы, озабоченной поиском пары, созданием временного гнезда и торопливым воспитанием прожорливого потомства.

Кажется, что время остановилось в своем безудержном беге вперед и даже начало пятиться назад, на сто, двести и даже пятьсот лет назад, когда здесь только начали селиться предки карелов.

Изящный арочный мост, возникающий на пути, создает ощущение почти диснеевской сказки.

Мост в 1898 году:







В августе 1944 года:






Так он выглядит сегодня:




Видно, что мост потерял гранитные столбы ограждения и металлические перила, но чудесные арки еще выдерживают удары времени.

















Кажется, что из придорожных кустов сейчас выйдут семеро гномов, угрожающе размахивая отнюдь не игрушечными топорами и кирками.

А водяная круговерть материализуется в злобного водяного или обольстительную русалку.

Впрочем, мало ли что может привидеться в непрерывно меняющихся водяных струях, для которых бесконечное многообразие форм и есть постоянное свойство.





Тем более, что нахождение на местности, которая напоминает пейзаж после какого-то катаклизма, в результате которого внезапно исчезли люди, а следы их деятельности с трудом различаются на фоне природы, вызывает тревожное чувство ожидания неожиданного и не всегда приятного события.

Сразу за мостом дорога раздваивается: налево она идет вдоль реки к зданию ГЭС и дамбе, повернув же направо, метров через пятьдесят вы упираетесь в железные ворота и забор из колючей проволоки с угрожающей надписью на дереве.












Здесь ветераны-чекисты организовали нечто вроде частного заповедника.
Перефразируя неподражаемого Виктора Степановича Черномырдина, можно сказать, чтобы ни строили чекисты, все у них ГУЛАГ получается. Даже для для себя, любимых.

За недостатком времени добраться до развалин электростанции мне не удалось, но, если честно, меня больше интересовал оригинальный мост, являющийся настоящим произведением искусства, более характерным для городского пейзажа, нежели для сельской местности.

Возможно, я еще найду несколько свободных часов, чтобы добраться до развалин ГЭС и дамбы.

Ниже приведены два изображения этой местности, сделанных с промежутком в 80 лет.






Одно - это аэроснимок 1939 года, второе — снимок из космоса наших дней.

Совпадение некоторых участков по внешнему виду не должно создавать иллюзию использованию их в качестве сельскохозяйственных угодий.

На самом деле это заброшенные поля, которых не касался плуг в течение нескольких десятилетий.










Часть некогда возделанных полей превратилась в полноценный девственный лес.

От домов остались только заросшие кустарником и травой фундаменты.
















А названия этих мест, нанесенные на современные топографические карты звучат, как эпитафии на могильных камнях:

Патио нежилое, Приморское нежилое, Красная Горка нежилое, Тарханово нежилое, Андреевское нежилое, Карповка нежилое, Пограничное нежилое, Никифоровское нежилое, Топольки нежилое, Солнцево нежилое, Цветочное нежилое, Ильинское нежилое, Пеккониеми нежилое...




А ведь это все бывшие финские деревни с население от десятков до сотен человек.

Карта 1890 года:





Кажется, что российско-финляндская граница превратилась в границу между жилым и нежилым.

И как тогда можно понимать изречения нашего бессмертного о том что «можем повторить»?

Передвинуть границу между жилым и нежилым еще дальше на запад?

Или в этом и есть великое предназначение Московии, высказанное Петром Чаадаевым: "Россия предназначена только к тому, чтобы показать всему миру, как не надо жить и чего не надо делать"?
И большего ждать от нее бесполезно.

Ну, хоть какая-то польза человечеству.

Фантастические планы возрождения ГЭС с помощью не менее мифических финских инвесторов вызывают только горькую усмешку. Вкладывать средства в черную дыру, которой является нынешняя РФ, могут только сумасшедшие, которые, несомненно, имеются и за границей, но, в отличие от РФ, находятся в местах, и отдаленно не напоминающих органы государственной власти.

Хотя, по свидетельству бравого солдата Швейка: "Там такая свобода, которая и социалистам не снилась. В сумасшедшем доме каждый мог говорить все, что взбредет ему в голову, словно в парламенте".

Такие вот не совсем веселые мысли появляются при путешествии по выборгским развалинам.

Маршрут от трассы "Скандинавия":





Координаты моста:

На выборгских развалинах. Часть 182.

Свои среди чужих. Kyyrölä. Глава 3.

Церковь Сретения Господня в Kyyröla (Красном Селе, Красносельском) по преданию установлена на месте походной полковой церкви войск под начальством бригадира, графа Григория Петровича Чернышева.

Кирпичная церковь Сретения Господня, построена в 1895-1898 по проекту архитектора Василия Ивановича Баранкеева (1850-1902), архитектора Финляндской епархии с 1895 года.










Здание в формах эклектики завершалось низким восьмериком, несущим шатер с окнами в скатах кровли, над притвором была поставлена колокольня в виде остроконечного шатра. И колокольня и шатер над амвоном были увенчаны маковками.


Белоснежное здание храма, расположенное на самой высокой точке поселения, было видно отовсюду.
С полей, расположенных между вершиной холма и берегом озера, с водной глади
Yksjarvi (озеро Вишневское), с шоссе Выборг-Санкт-Петербург. Колокольный звон извещал жителей о времени суток. Это была основная достопримечательность деревни.

Рядом с церковью находился погост — деревенское кладбище.

В новогоднюю ночь 1 января 1940 года по храму был нанесен прицельный артиллерийский залп, вероятно, для уничтожения возможного наблюдательного пункта. Церковь получила значительные повреждения.




Collapse )

Традиция наносить артиллерийские удары под Новый год осталась в российских войсках и по сей день. Невольно вспоминается штурм Грозного в новогоднюю ночь 1994 года.

Восстановить храм не удалось и в 50-х годах прошлого века его руины были снесены.






В 1992 году на его месте создали мемориал со странной надписью: "Отдавшим свои жизни революции и защитникам ее завоеваний".








В северо-восточной части холма находится братская могила защитников революции, павших в 1939-1944 годах.

Выходит, на руинах храма создан мемориал его разрушителям.

Сельское православное кладбище было разорено, почти со всех надгробий сбиты чугунные кресты.

По всей видимости, они были сданы в утиль теми самыми защитниками революционных завоеваний, что "освобождали" финнов и угнетаемых ими русских в 1939-1940 годах.

Тогда Сталин не догадался использовать русских, проживающих на бывших территориях Российской империи, как повод для возвращения в родную гавань этих земель.

Туповат был тиран, не то, что нынешний «верховный правитель».

Мысль о мировой пролетарской революции туманила разум.

Национал-социалистическая идея о разделенном народе показала свою востребованность и живучесть.

В западной части кладбища организован небольшой мемориал в честь бывших жителей Kyyröla, где собраны несколько более-менее уцелевших надгробий.






















Основная же их масса просто разбросана в беспорядке по всей территории кладбища, между современными захоронениями.



Collapse )

Несколько слов об авторе исчезнувшего храма.

Баранкеев В.И. был не только архитектором Финляндской епархии, но и гласным Городской думы Санкт-Петербурга.

Ему принадлежат также такие проекты храмов:
Церковь Сергия Валаамского в Сергиевском скиту Валаамского монастыря.

Сергиевский скит основан в конце XIX века на острове Путсаари, лежащем в 18-ти километрах на северо-запад от Валаамского архипелага. Церковь сохранилась.



Церковь Воскресения Христова в Воскресенском скиту на острове Валаам. Каменный двухэтажный храм в русском стиле с нижним Андреевским приделом (пещерным храмом). Постройка также сохранена.




В числе его проектов, реализованных в Санкт-Петербурге:

1. Комплекс зданий завода В. Е. Петрова для обжигания угля. Смоленская ул., 18-20. 1885 год.

2. Производственные сооружения водочного завода В. Е. Петрова. Звенигородская ул., 4. 1887-1892. Перестройка главного здания в жилой дом. 1899 год.

3. Здание больницы при Николаевском доме призрения престарелых и увечных граждан. Расстанная ул., 20 - Тамбовская ул., 82, угловая часть. 1890-1891.

4. Дом Общества вспоможения бедным. Можайская ул., 8. 1896.
5. Доходный дом. 4-я Советская ул., 22-24, левая часть. 1896-1897.
6. Доходный дом. Большой пр. П. С., 2 - Ждановская наб., 1. 1896-1900.
7. Особняк Г. П. Петрова. Рузовская ул., 21. 1899-1900.
8. Доходный дом. Курляндская ул., 12.

И в качестве вишенки на торт — небольшой рассказ о потомках династии Ушановых, бывших русских крепостных, заброшенных судьбою на окраину Российской империи, создавших удивительный уголок русского мира, трепетно хранивших его в течение столетий, сорванных с места кровавым ураганом мировой бойни, но не потерявшихся в чужом для них мире и донесшим до наших дней мастерство предков.

Kyyrölän Savi, магазин керамики фабрики Kyyrölä, расположен в Хямеенлинна, где посетители могут насладиться произведениями искусства из глины, выполненными Яаной и Николаем Ушановыми.
Это центр ремесла и дизайна, с вековыми традициями изготовления декоративных и бытовых изделий.

В магазине фабрики посетители могут найти индивидуальную керамику для подарка






или посуду для повседневного использования.



Kyyrölän Savi продолжает многовековую традицию изготовления посуды.
В магазине продается бытовая керамика, посуда, подарочная посуда







и рекламные подарки.



Каждый, кто заинтересован в изготовлении собственного сувенира из глины, может забронировать час обучения гончарному мастерству у учителя.

И это не реклама, а мое мнение о том, что настоящее мастерство не исчезает, оно или остается в виде материальных образцов,






или в виде живых носителей традиций и духа предков.



На выборгских развалинах. Часть 181.

Свои среди чужих. Kyyrölä. Глава 2.

В 1936 году площадь деревни Kyyröla составляла 24,79 квадратных километров, состоящих из 352 гектаров пашни, 112 гектаров лугов и 1 935 гектаров леса.

Большинство полей деревни были расположены на склоне между шоссе и озером Yskjärvi (озеро Вишневое).

Школьный округ Kyyröla включал часть деревни Sudenoja.

Приходская школа начала учить детей в приходе Kyyröla в первой половине 19-го века по инициативе владельца фермы Богаевского. Первый школьный дом был построен в 1842 году по предложению священника Дремятского, а новый школьный дом был завершен в 1874 году недалеко от кладбища.

Школа стала начальной школой в 1890 году.

В то время в школе было два учителя, один из которых был финским и преподавал финским ученикам, но финский был запрещен к преподаванию в тяжелые годы (скорее всего имеется в виду период русификации, начатый генерал-губернатором Бобриковым). Преподавание велось на русском языке до 1920 года, и после этого необходимо было также преподавать на финском языке.

В 1900 году было построено новое современное здание для Народной средней школы Kyyröla с тремя классными комнатами, бальным залом и двумя квартирами для учителей.

В 1920 году в Kyyröla была создана частная школа на финском языке для финских детей, но несколько лет спустя эта школа стала поддерживаться муниципалитетом Kyyröla. т. е., за счет налогов русскоязычных жителей.

Когда муниципалитет Kyyröla был объединен с Muola в 1934 году, два учителя старших классов средней школы и два учителя начальной школы присоединились к начальной школе Kyyrölä.

Школа Kyyrölä была полностью разрушена во время «Зимней войны». Во время «Войны-продолжения» старшие классы школ начала свою работу в 1942 году в доме провинции Muola, а младшие - в приходе . Школьный округ Parkkila был упразднен и присоединен к школьному округу Kyyröla во время «Войны-продолжения»

Kyyrölä был объединен с муниципалитетом Muola в начале 1934 года, вопреки желанию русского населения.

Это было первое обязательное муниципальное слияние в Финляндии. На муниципальных выборах 1933 года русские сформировали свой собственный список кандидатов, который получил четыре места в муниципальном совете Muola из 29 членов.

Деревня Kyyröla была центром и самым важным поселением в Muola. Она располагалась по обе стороны вдоль главной дороги, шедшей по перешейку в востоку.
В 1939 году в деревне Kangaspello проживало 384 человека. В деревне были школа и три магазина.

Деревни были построены в традициях русского стиля.












За домами были коровники, конюшни, навесы, уборные, сауны и шезлонги.

Дома стояли плотно вдоль деревенской дороги.












Во дворах не было больших деревьев, только кусты сирени, рябины, вишни и яблони.

В каждом углу двора были цветы, за которыми хорошо ухаживали.












Дворы обычно были огорожены высоким забором.

Между домами были устроены высокие ворота, чтобы через них могли проехать подводы с грузом сена.






Дома были построены из бревен, а их маленькие окна глядели на дорогу.

Окна и подоконники были украшены резьбой и цветами.

Эта почти идиллическая деревенская община исчезла в результате безжалостной жажды сверхдержавы распространить свою идеологию на весь мир.






Что было бы если бы нашим народам удалось избежать войн?

Русская община Kyyröla прославилась бы своей уникальной русской культурой, особым деревенским укладом, своей православной церковью и своими "горшечными фабриками".

Она стала бы одной из главных достопримечательностей юго-восточной Финляндии, наряду с Выборгским замком, Валаамским и Коневецким монастырями, пляжами Терийоки.

Жители Kyyröla были эвакуированы в западную Финляндию, как только началась «Зимняя война» в 1939 году.

Ни один русский житель Kyyrölä не остался дожидаться «освобождения», все эвакуировались вглубь Финляндии.

В 1940 году этот район был передан Советскому Союзу, но Финляндия вернула его во время «Войны-продолжения» в 1941 году, и жители смогли вернуться в свою разрушенную родную деревню.







Над пепелищами застучали топоры, зазвенели пилы,










начали расти стены восстанавливаемых домов.









Не все дома оказались разрушенными. 













В этом, почти не поврежденном, разместился госпиталь.












В дополнение к реконструкции было решено объединить деревни Kangaspelto, Sudenoja и Parkkila вместе с Kyyröla, чтобы получить более функциональную единицу.

Земельные участки в этих деревнях были упразднены и объединены с деревней Kyyröla.

Эти преобразования были прерваны в 1944 году и жители снова были эвакуированы.

После заключения мирного Договора деревня Kyyröla вновь осталась на советской стороне.

После войны колонии были переселены в районы Hämeenlinna, Lounais-Hämeeseen и в южную часть Pirkanmaa, жители Kyyröla были в основном переселены в город Hämeenlinna, в сельский муниципалитет Hämeenlinna и муниципалитет Vanaj.

На выборгских развалинах. Часть 180.

Свои среди чужих. Kyyrölä. Глава 1.

На Карельском перешейке, посреди финских деревень прихода Muola, до «Зимней войны» находилась компактная русскоязычная община Kyyrölä.


Ее появление связано с войной между Швецией и Россией в 1700-1721 годах.

В результате войны большая часть юго-восточной Финляндии была присоединена к России.

Граф Григорий Петрович Чернышев, который принимал участие в Выборгском вторжении был назначен начальником Выборгского замка и наделен землей от реки Сестры до Выборга.

Чернышев разбил свой военный лагерь в районе деревни Kyyrölä в 1709 году и ему очень понравился этот район.

После войны он перевел 20 крепостных семей в заброшенные финские дома из Костромской и Ярославской губерний.

Из них десять остались в деревне Kyyrölä, шесть переехали в деревню Kangaspello и четверо остались в Parkkila.

Год основания этой русской колонии назван Александром Ушановым в рукописи, составленной в 1960 году («История и жизнь Кыырёлы»), - 1726 год.

Однако, согласно рукописи Натальи Никифоровой-Лукьяновой они пришли в эти места еще в 1711 году.

Из них 19 семей поселились в деревне Kyyrölä, девять - в деревне Kangaspello и столько же семей - в деревне Parkkila. По словам Никифоровой-Лукьяновой, они пришли из Московской губернии.

Эти вынужденные перемещения крепостных сформировали своеобразное православное поселение в регионе, окруженное финскими поселениями со всех сторон.

Согласно переписи 1740 года, русская община в Kyyrölä уже имела 311 жителей.

К 1862 году население русских деревень было уже около 1000.

Когда император Александр II отменил крепостное право, князь Ухтомский, которому тогда принадлежала пожертвованная когда-то графу Чернышеву земля, обанкротился.

Финляндия выкупила подаренные земли у банкрота 27 марта 1878 года. После этого крестьяне могли брать в аренду или выкупать землю, которую они обрабатывали.

Раздел земли был проведен в 1890 году, когда крестьянам было дано по 35 гектаров земли.

К этому времени в деревнях проживало уже 1882 человека. Население общины оставалось менее двух тысяч до «Зимней войны».

Первая православная церковь была построена в районе Kyyröla в 1725 году, вторая в 1803 году, они были деревянными и сгорели. Третья, уже выполненная в камне, появилась в 1898 году.




В селе Kangaspello была также небольшая православная церковь, построенная в 1921 году из материалов разрушенной, вероятно, во время революционных событий 1917-1918 годов, православной церкви в Kanneljärvi.

Жители Kyyröla тщательно сохранили свой язык и национальные обычаи.

На русском диалекте говорили все обитатели деревни. В течение долгого времени русский язык был не только языком бытового общения, но и официальным языком в Kyyröla, а также в приходском и муниципальном делопроизводстве. На русском языке говорили на улицах, в магазинах и офисах.

Немногие финские семьи, проживавшие в "русифицированных" деревнях, также хорошо говорили по-русски и использовали много русских заимствований в местном диалекте.

Церковные службы проводились на церковнославянском языке,





школьное образование до 1925 года велось исключительно на русском языке.

Но жители Kyyröla охотно практиковали те же вещи, что и другие финны. Они говорили по-фински, хотя и с небольшим акцентом.

Они усердно работали, изготавливая свои собственные гончарные изделия: горшки, посуду, керамические игрушки, украшения.

Причиной появления глиняной промышленности и связанной с ней торговли было отчасти право собственности на землю.

Фермеры в деревне имели в среднем только четыре гектара пахотных земель. Это не могло стать основным видом деятельности и требовало получения дополнительного дохода.

Каждый третий мужчина в Kyyröla в 1930-х годах был «домашним гончаром», и, по оценкам, количество этих «горшечных заводов» возросло более чем на 70 человек во время «Зимней войны».

Глиняные горшки изготавливали в домашних мастерских.

Пекка Ушанов за работой в 1930 году.

Этой работой занимались всей семьей.

Женщины проверяли и упаковывали готовую продукцию.

Финское население в соседних деревнях также активно участвовало в этой «горшечной промышленности».

Они поставляли глину и необходимые для обжига дрова, покупали готовую продукцию.

С ними они путешествовали по Финляндии в торговых поездках.



Такие объявления о горшечном бизнесе Юхо Ушанова с 1918 по 1919 год были почти во всех провинциальных газетах.

Обычно глиняные горшки делали осенью, когда заканчивались полевые работы и работы на стороне.

Летом жители Kyyröla часто работали в других местах.

Окружающие деревни давали работу художникам, плотникам и каменщикам.

Многие из русских практиковали профессию художника как на неполный рабочий день, так и как основную работу.

В 1909 году в деревнях Kyyröla (председатель П. Н. Тырин) и Kangaspello (М. Исаков) было два профессиональных отдела живописцев (21 человек). Всего в муниципалитете их было 43.

Однако в 1913 году профессиональное отделение в Kyyröla было закрыто, а отделение Kangaspello ранее прекратило свою деятельность.

Русское население, будучи весьма трудолюбивым, очень органично вписалось в экономическую жизнь относительно свободной в этом отношении Финляндии, как в составе Российской империи, так и после получения независимости в 1918 году.

Но не все было так безоблачно в отношениях русских и финнов.

Муниципалитет Kyyröla, начал свою деятельность в начале 1890 года.

12 июня 1889 года русскоязычное население области обратилось к губернатору Выборгской губернии с просьбой сформировать отдельный муниципалитет на территории православной церкви Кююрёла. Муниципалитет занимал всего 52 квадратных километра и состоял из деревни Kyyröla (Красное Село) и деревень Kangaspello (Новая деревня), Parkkila (Паркино) и Sudenoja (Развоз).

Благоприятное решение губернатора было получено 26 сентября 1889 года. Поскольку муниципалитет был небольшим по населению, в нем изначально не было других работников, кроме муниципального руководителя (старосты?).

Налоговая нагрузка на муниципалитет была низкой.

После того, как новый муниципальный закон вступил в силу, был избран муниципальный совет в количестве 12 человек.

Он состоял почти полностью из русскоязычных членов общины. Например, в 1922-1924 годах в совете был только один финноязычный член.

Финский язык стала официальным языком муниципалитета только в 1923 году.

Партийная политика не играла существенной роли в муниципальном совете Kyyröla.

Согласно истории прихода не было никаких противоречий между языковыми группами в муниципальной администрации.

Муниципальный налог был низким, с делами муниципалитет управлялся хорошо, что могло быть причиной того, что финноязычное меньшинство не стремилось оспорить русскоязычное большинство.

Тем не менее, это не вся правда, так как в газетных новостях того времени наблюдалась сильная напряженность.

Дело осложнялось тем, что назначенный генерал-губернатором Финляндии и командующим войсками Финляндского военного округа генерал адъютант Бобриков Н.И. (1898—1904) был крайне непопулярен среди финских националистов и революционно-либеральной общественности России в связи с проводимой им «объединительной» политикой, а фактически русификацией, вопреки действующей Конституции Финляндии.

Но когда российские власти заморачивались Основным законом? Очередное насилие и желание выпустить из Конституции внутренности мы наблюдаем и сейчас.

Это недовольство вылилось в покушение на генерала, он был смертельно ранен в Гельсингфорсе Эйгеном Шауманом 17 июня 1904 года.
Осенью 1917 года Kyyröla не была заметна в симпатиях к красным, наоборот, преобладали консервативно-буржуазные настроения.

Газеты сообщали, что на осенних парламентских выборах социал-демократы получили чуть более 20 процентов (51) поданных голосов (244).

Напротив, альянс финских партий (старые финны, молодые финны и Народная партия) получил около 70% голосов (173).

Союз фермеров получил более 7% (18 голосов).

Когда агитатор журнала «Социал-демократический труд» в Выборге посетил Kyyröla в августе 1917 года, он был глубоко разочарован своим визитом.

Статья отражает раздражение полной русскости села.

В Kyyröla был найден рабочий дом, но «была также табличка на русском языке».

Было объявлено, что выступление агитатора начнется в 7 часов вечера, но зрителей не было. Никто не знал, что он приезжает в деревню.

Даже президент сельского профсоюза работников не подписался на социал-демократический журнал.

Местные жители, как сообщалось, подписались на русские буржуазные журналы и журнал "Карельское Утро", который также выходил в Выборге.

В книге, изданной в 1993 году о традициях Kyyröla, последний старейшина деревни, Александр Ушанов в 1960-х годах вспоминает об истории деревни во время Первой мировой войны.

Когда началась война, российских граждан, проживающих в селе, призвали на военную службу.

Однако жители деревни, которые были гражданами Финляндии, призваны не были.

Молодежь отправилась на работу на оружейный завод в Сестрорецке.

Некоторые из жителей деревни участвовали в строительстве военных линий обороны на Карельском перешейке.

Женщины деревни вязали носки и варежки для русских солдат на фронте.

Этот русский анклав, окруженный финнами, был в основном в хорошем контакте со своими финноязычными соседями.

Но, тем не менее, напряженность в отношениях к русским нарастала.

Настал 1917 год.

Александр Ушанов получал буржуазные русские журналы. В их числе журналы «Биржевые новости», «Новое время» и «Нива».

В них было мало информации о политике, сосредоточенной на делах их деревни.

В селе была Рабочая партия, основанная в 1906 году.

Другим активным объединением была Свободная пожарная команда. Рабочая партия построила небольшой летний танцевальный дом, а пожарная команда построила в 1910 году более просторный отапливаемый дом, в котором могли разместиться до тысячи человек.








Ассоциации соревновались друг с другом в организации программы, которая бы привлекла больше слушателей и зрителей.

Коммунальные собрания проходили в просторном пожарном депо. Население деревень было относительно равным, крупных помещиков не было. Каждый жил своим трудом, и большого достатка ни у кого не было, чтобы можно было бы отнять и поделить.

По словам Александра Ушанова, февральская революция была похожа на удар молнии.

И школа, и религия учили жителей деревни тому, что Бог на небесах, а царь на земле.

С ужасом они следили за событиями в России.

Деревенская молодежь, которая работала в Санкт-Петербурге и Выборге, весной вернулась домой и вместо работы начала организовывать манифестации и шествия из деревни в деревню, исполняя революционные песни.

Другая половина жителей деревни оставалась беспристрастной, потому что, по мнению отцов и дедов, власть царя нерушима.

Поскольку красные выступали против заведенного веками порядка, это считалось ужасным богохульством. Те, кто не видел жизни за пределами деревни, твердо верили в старые традиции и осуждали красных.

Однако лето 1917 года прошло без серьезных изменений.

Русские солдаты и казаки посетили село, чтобы купить скот для нужд российской армии.

Где бы ни проходили войска Красной гвардии, активисты независимости Финляндии собирались под командованием старого шефа финской армии.

Взрослые люди начали играть в солдатиков как малые дети.

Никто из простых людей не знал, к чему это приведет. Но кто-то знал и поощрял это занятие.

Наступила октябрьская революция.

Однажды утром к столбам были прибиты воззвания: вся власть достается Революционному комитету и первым делом захватившие власть большевики начали разоружение народа.

Гражданам было приказано сдать все свое оружие в штаб Красной гвардии, который находился в бывшем здании Резервной роты.

В январе началась гражданская война.

Исход гражданской войны известен, красный мятеж потерпел поражение. И хотя русскоязычное население Kyyröla его не поддержало, факт его недвусмысленной поддержки со стороны большевиков не мог не повлиять на взаимоотношения русских и финнов.

Тем не менее, это трудный период недоверия был преодолен, и к 30-ым годам прошлого века Kyyrölä был одним из самых известных деловых центров в муниципалитете Muola.

Здесь были аптека, кооперативный магазин, несколько частных магазинов, православная церковь Kyyrölä, дом священника и кладбище, муниципальный кабинет врача, начальная школа, здание суда, почта, телефонный центр и библиотека.

Промышленность в деревне была представлена высокоразвитой глиняной промышленностью, а также лесопильным заводом Ушанова и лесопильным заводом Галкина.

Население Kyyröla было почти полностью православным русским.

В Kyyröla было около 240 домов, из которых только 5-6 принадлежали финнами.

Деревня была построена так же, как и традиционная русская деревня: дома располагались по обе стороны дороги, лицом к ней.







На выборгских развалинах. Часть 179.

Выборгский военный госпиталь.

Поселок Neitsytniemi (мыс Девственный или мыс Богородицы) был одним из старых финских кварталов

Выборга, расположенного в юго-западной части Linnasaari
(остров Твердыш) на одноименном

полуострове.



На востоке Neitsytniemi граничит с районом Siikaniemi.

Центр Выборга находился на расстоянии чуть более километра.

Neitsytniemi соединялся с соседним островом Sorvali дорогой, проходящей по берегу Saunalahti (Банный

залив)
и мостом.

В настоящее время это поселок Петровский.

По переписи 1930 года в Neitsytniemi было 1640 жителей, из которых 1362 считали родным языком

финский, 86 - шведский и 192 назвали родным другие языки.



Район был заселен городом еще в начале 18 века, но фактическое развитие Neitsytniemi началось в 1750-

х годах, когда на острове была построена крепость короны Святой Анны.

Северная часть полуострова была зарезервирована для военного использования, и в 1790-х годах там был построен военный госпиталь и казармы.

Первоначально Neitsytniemi предназначался как жилой район исключительно для финнов, но в итоге
русским также было разрешено селиться там, поскольку практически невозможно было разделить эти национальности.

Новый план Neitsytniemi был завершен в 1828 году.

В 1912 году трамвайные пути выборгского трамвая были проложены до поселка.
Конечная остановка одной из линий находилась на Palotori (Пожарная площадь).









В Neitsytniemi было два кладбища и православный храм. Петропавловская церковь и кладбище госпиталя

русской армии находились к северу от Palotori, а к юго-западу от площади - лютеранское кладбище

шведско-германской общины.

Православная церковь и кладбище были заброшены, когда Финляндия стала независимой.

Лютеранское кладбище использовалось только с 1773 по 1799 год. Среди погребенных были граф Adlerberg из Выборгского полка и Viktor Amadeus, принц Анхальт-Бернбургский, чей могильный памятник был спроектирован итальянским архитектором Джакомо Кваренги.

Однако кладбище с его памятниками было разрушено.

Кроме того, здесь был католический приют и часовня Богородицы.

После провозглашения независимости Финляндии в казармах Neitsytniemi размещались 2-й полк полевой артиллерии и Выборгский полк противовоздушной обороны.








Был введен в эксплуатацию старый военный госпиталь.

Расширение госпиталя было завершено в 1932 году, общее число мест увеличилось до более, чем пятисот коек.




Наряду с с военным госпиталем в Тилке в Хельсинки, это был один из крупнейших военных госпиталей в

Финляндии.






Когда разразилась «Зимняя война», госпиталь был эвакуирован из Выборга. Во время Войны-

продолжения  госпиталь функционировал



















и, судя по фотографиям, в нем лечились и советские военнопленные.






В настоящее время в здании Выборгского военного госпиталя располагается 442 Военный Клинический

Госпиталь филиал № 3 Министерства обороны РФ.





В 1939 году Выборг был международным портовым и коммерческим городом с населением около 73 000

человек.

Это был также административный город Выборгской губернии.

Медицинским обслуживанием населения в городе занимались несколько учреждений.

О некоторых из них я рассказывал в частях 25, 30 и 78 выборгских развалин.

В городе была окружная больница, обслуживающая весь округ, которая была прежде всего хирургической больницей, но также имела отделения для внутренних болезней, кожно-венерических и психических заболеваний.

Больница была расширена и модернизирована в начале 1930-х годов, после чего в больнице было в общей сложности 360 коек.

В Выборге изначально была скромная городская больница с больничными койками для инфекционных заболеваний и психических расстройств.

Новая городская больница была завершена в 1929 году, в ней были отделения общей терапии, хирургии и педиатрии.

В конце 1930-х годов город заменил скромный родильный дом на новую, высококачественную женскую больницу и родильный дом.

В городе также были свои туберкулезные и психиатрические больницы.

Однако самой крупной из выборгских лечебных учреждений был Выборгский военный госпиталь, который принадлежал силам обороны Финляндии.

Его новое главное здание на 183 места было завершено в 1932 году, после чего в госпитале можно было

разместить 544 пациента.





Частные больницы включали Выборгскую больницу Сестер милосердия, которая в своем новом здании,

построенном в 1931 году, имела в общей сложности 102 места для лечения внутренних и глазных

болезней и небольшую частную клинику.

Кроме того в разных частях города имелись отдельные амбулатории и кабинеты для реабилитации больных и лечебных процедур.

Самое крупное медицинское учреждение Выборга было выполнено в стиле функционализма и отличалось продуманностью архитектурных, инфраструктурных и технических решений.




Насколько эти решения оказались верными, говорит тот факт, что до сих пор здание используется по

назначению, хотя и в неполной мере.

Знакомство же с ним, даже внешнее, производит почти ошеломляющее впечатление.

Начиная с великолепного подковообразного пандуса, благодаря которому пациенты доставляется прямо к главному входу госпиталя.







Портал обрамлен двумя высокими выступающими стенами, украшенными квадратными плитками с

изображением государственного символа Финляндии - геральдического льва с мечами.



На облупившейся штукатурке можно сейчас разглядеть его хвост.






К порталу ведет также гранитная лестница.

Главное здание вытянулось с запада на восток, подставляя солнцу ряды окон южного фасада.




На восточном фасаде ряд выдающихся массивных балконов придают зданию вид парящего над

поверхность сооружения.





Северный фасад имеет огромные вертикальные панорамные окна, как бы пронизывающие здание от

первого до последнего этажа.









Четыре, расположенных друг над другом балкона в середине фасада, выразительны своим

внушительным видом.




Фотографии, сделанные архитектором Jalmari Arvi Lankinen, дают нам представление об интерьерах и

оборудовании госпиталя.






























Постройка столь масштабного сооружения в городе несомненно соответствовала высокому статусу

Выборга как второй столицы страны.

Это подтверждает и авторство проекта, над которым работали такие выдающиеся финские архитекторы

как
Elsi Naemi Borg (03.10.1893, Nastola - 30.12.1958, Helsinki)













и Israel Olavi Sortta (Sahlbom) - 23.12.1896, Turku - 30.03.1968.

Elsi Naemi Borg закончила среднюю школу в 1912 году, а в 1919 году - в качестве архитектора

Хельсинкский технологический университет.

Ее брат Charls Borg также был архитектором и оказал значительное влияние на карьеру сестры.

После окончания обучения Elsi Borg также училась в отделе искусств и ремесел в Ateneum -

художественном музее в Хельсинки, одном из трех музеев, образующих Финскую национальную галерею.

Она изобразила в своих рисунках многие здания в Карелии, а также замковые парки и сады в Skåne (

Южная Швеция) и Южной Финляндии.

Она побывала в скандинавских странах, Франции, Испании и Марокко.

В 20-х годах Elsi Borg работала в частных архитектурных и садоводческих фирмах.

С 1927 года у нее был собственный офис в Хельсинки.

В 1929-56 годах она работала в строительном бюро Министерства обороны, а в 1929-32 годах вместе с

Olavi Sortta проектировала Выборгский военный госпиталь.

Elsi Borg участвовала в нескольких архитектурных и художественных конкурсах.

В 1928 году она выиграла конкурс на строительство церкви в Ювяскюля, в котором приняли участие Alvar

Aalto и Erik Bryggman.

Церковь Таулумяки была первым монументальным зданием в творчестве Elsi Borg.




Другая важная работа - Детский дворец в Хельсинки, который Elsi Borg поручил спроектировать Charls

Borg перед своей смертью в 1939 году.

Она работала с Otto Flodin и Olavi Sortta.

Церковь Симпеле была спроектирована Elsi Borg вместе с Elsa Arokallio.

Другие работы включают часовню благословения Петаявеси, церковь Теува и часовню благословения

Китее и Вехмасмяки.

Elsi Borg занималась садоводством, рисовала книжные иллюстрации.

Elsi Borg была замужем за известным художником Anton Lindfors.

Коллекция работ Elsi Borg не очень большая, но она иллюстрирует широкий спектр ее интересов: церкви

и кладбища, графика и мебель, проекты для

военного ведомства, фабричные здания и сберегательные банки по всей Финляндии.

Elsi Borg обладала легендарным талантом в рисовании.

В 1927 году она помогала Oiva Kallio в работе над центральным планом Хельсинки, именно она

нарисовала знаменитые "столичные перспективы" плана Oiva Kallio.

Несколькими решительными штрихами она создала изображения, которые смогли передать шум и суету

большого города.

Elsi Borg также привнесла современные взгляды в свои церковные проекты.





Israel Olavi Sortta известный финский архитектор.

Его родителями были Йохан Фредрик Сахлбом, кожевник в Турку и Йоханна Якобина Карлссон.

Профессия отца не вдохновила мальчика и после окончания в 1916 году Финской совместной школы в

Турку он поступил и завершил в 1932 году обучение в

Хельсинском технологическом университете.

Olavi Sortta также учился в Ганноверском политехническом университете с 1919 по 1920 год.

В 1920-х годах Olavi Sortta работал в нескольких частных архитектурных бюро. Он был архитектором в

Департаменте строительства Министерства обороны с 1929 по 1949 год, а после этого был главным

архитектором Строительного совета с

1949 года и главой комиссии по строительству с 1953 года.

Список работ архитектора достаточно внушителен:

Дом Ассоциации слепых Хельсинки, Pengerkatu 11, Хельсинки, 1928;


Выборгский военный госпиталь 1931;




Тильский военный госпиталь 1936 г.;







Новое здание кадетской школы, Сантахамина, 1939 г. (проект архитекторов Kyllikki Halme и Irma

Paasikallio
);





Хельсинкский детский замок 1938-1948 (с Otto Flodin, Charls Borg и Elsi Borg);

Колледж Инвалидности Westend, Эспоо;

Архивы в Миккели, Миккели, 1953;

Церковь Пуоланка 1954;

Расширение Тилькинского военного госпиталя 1965.

После войны здание Выборгского госпиталя, не пострадавшее во время боевых действий









продолжало функционировать в своем основном качестве.




За прошедшие годы, похоже, оно не подвергалось ремонту, за исключением небольших переделок,

заштукатурили ненавистных финских львов,









соорудили надстройку, несколько изменившую линию крыши,










обнесли территорию глухим бетонным забором с угрожающей надписью,










закрыв от наших взоров шедевр финского функционализма.

В последние годы перед лестницей, ведущей к главному порталу, опасаясь нападения неведомых

террористов, возвели уродливый кирпичный ДОТ с узкой амбразурой,










понаставили гранитные и бетонные надолбы, совершенно закрыв от постороннего взора симпатичную

лестницу.

Но, как всегда по старой привычке все не доводить до конца, никак не могут поправить прореху на

противоположной стороне, где грозный забор уже много лет пребывает в наглом разваленном виде, явно

манкируя свою священную обязанность защищать народное достояние.






И совершенно немыслимый грязно-желтый цвет, коим вымазан корпус шедевра, наводит ассоциации с

домами умалишенных, которые традиционно в России красили желтой краской.









Что касается медицинского оборудования то и здесь полная неразбериха.

С приходом Сердюкова с его программой оптимизации госпиталь было закрыли, оборудование вывезли,

но с возрождением милитаризма и попыток глобального переустройства мира по русскому образцу, что

непременно предполагает наличие раненных и увечных, решено было госпиталь не закрывать.

Но денег на новое оборудование не выделили, с персоналом тоже положение аховое, а ремонт не

планируется.

Считается, что за прошедшие три четверти века здание износилось всего на 40%, поэтому сможет еще

столько же простоять и без оного, а на ампутацию конечностей состояние фасадной штукатурки никакого

влияние не имеет.




На выборгских развалинах. Часть 178.

                                                                                                There are three things you can watch forever: fire, water, and other people working.

Säiniö.

Иногда случай заставляет заняться изучением того, что рассматривалось предметом исследования в далекой перспективе.

Так и сейчас переезд через мостик в Верхне-Черкасово на месте старой плотины заставил вернуться и побродить вокруг, наслаждаясь шумом бегущей воды и непрерывно меняющейся картиной небольшого водопада.





Речка Säiniönjoki (Черкасовка), вытекающая из Naukkijarvi (Лебедевское озеро) и впадающая в Karemanlahti (бухта Закрытая), на этом участка совершает падение метра на полтора, образуя живописные пороги.




Когда-то, используя этот перепад высот, местные жители возвели здесь плотину и каскад мельниц и лесопилок, используя для привода механизмов силу падающей воды.
Река протекала по территории конгломерата Säiniö, включавшего в себя два сельских района, Yläsäiniö и Hämäläinen, ряд хуторов и деревень: Mikkolanmaki, Honkasenmaki и Alajoki.






Все эти поселения относились к Выборгскому городскому муниципалитету и находились к востоку от города.

Переменчивый рельеф местности, наличие реки и леса привлекали жителей, многие из которых переехали из Выборга или других мест, чтобы жить здесь.

Säiniö был близок к Выборгу и имел отличную связь с городом.

Выборгско-Петербургская железная дорога













и два шоссе, связывающие с Петербургом и Terijoki способствовали тому, что наблюдался непрерывный рост населения в регионе Säiniö, особенно летом.

С начала 20-го века муниципальное сельское хозяйство было расширено за счет покупки дополнительных площадей и приобретения лесных участков для собственных нужд.

Крупные здания, принадлежащие муниципалитету: муниципальный дом, больница, школа и детский дом, находились в Säiniö.

Уже в 1500-х и 1700-х годах промышленность набирала обороты благодаря порогам на Säiniönjoki.

Потребности города и Выборгского замка в продуктах и строительных материалах в значительной мере удовлетворялись за счет мельниц и лесопилок, построенных на Säiniönjoki.

Первыми гидроэнергетическими сооружениями были лесопилка и мельница Säiniö Rapids, Hupponen Rautaruukki, лесопилка и мельница Torsti Rapids.

На берегах реки располагались мастерские по изготовлению латунной утвари и посуды, кожаных изделий, гвоздей.

К северу от станции Säiniö находилась мыловаренная фабрика, а на противоположной стороне деревообрабатывающие предприятия Säiniö Brick Factory и Saha oy.

В дополнение к этому следует упомянуть паровые мельницы по обе стороны железнодорожной станции, а также заводы по изготовлению торфянных брикетов в Ryövärinsinsuo и лесопильный завод в Honkaniemi (Лебедевка).

Первоначально в Säiniö было всего несколько родов. но на протяжении многих лет фермы множились в результате роста семей.

В итоге производство сельскохозяйственной продукции увеличивалось.

Сады и огороды появились на небольших участках.

Некоторые хозяйства производили большое количество цветов и овощей для магазинов и рынков Выборга.

Выращивание клубники также было довольно доходным делом.

Первые жители Säiniö были главным образом рабочими на заводах, принадлежащих шведской короне и членам муниципалитета города.

По мере того как эти семьи расширялись, а производственные мощности, принадлежавшие городу и Замку увеличивались, население Säiniö росло.

Особенно быстро выросло население Säiniö в первой трети двадцатого века.

Если в 1900 году число жителей составляло 896, то к 1937 году их было уже 2905.

В течение лета число жителей увеличилось многократно за счет приезжавших отдохнуть дачников.

В Säiniö почти не было гимнастических и спортивных клубов.

На рубеже 19-20 веков был создан Säiniö VPK, в программу которого, помимо пожаротушения, входило поддержание физической формы посредством спорта и гимнастики.

Гимнастический и спортивный клуб Säiniö ”Jäntevä” был основан в 1911 году в качестве продолжения соревновательной деятельности, включенной в программу ассоциации.

Единственным спортивным клубом была ”Otava”, основанный в 1921 году.

Хотя в Säiniö не было надлежащих спортивных площадок, площадок для борьбы, пляжей и других необходимых мест, здесь выросли: чемпион мира по борьбе Otto Huuhtanen, участники олимпийских игр Riku и Urho Korhonen и серебряный призер Олимпиады Olavi Mannonen.

Во время «Зимней войны» Säiniö оказался на пути продвижения советских войск и значительная часть деревянных зданий была уничтожена.









Здесь когда-то была деревня Honkasenmaki.




Остались целыми только погреба и каменные амбары и хлева.












Первое, что надо сделать - построить сауну.


Удивительным образом до наших дней дошло одно из зданий детского дома, расположенного на вершине одного из холмов, в долине которых находится русло Säiniönjoki.





Сейчас в нем работает магазин поселка.


Состояние раритета, надо сказать, плачевное.







Рядом находится сохранившийся фундамент еще одного здания.



Viktor Svaetichin, финский художник, который писал фотоработы, считающиеся более историческими документами, чем репрезентациями какого-либо конкретного художественного направления, оставил нам свои работы о Säiniö - изображения сосен, выполненные с изумительной тщательностью.





Надо сказать, что на вершине холма вокруг здания бывшего детского дома, как бы продолжая традицию, выросли чудесные в своей неповторимости сосны-великаны, своего рода гении места, как бы расположившиеся в круговом дозоре.
























Ну, и конечно, изюминка местности — пороги на Säiniönjoki, живописные развалины бывших мельниц и лесопилок, непрерывный шум падающей воды,






и внезапно наступающая тишина небольшой заводи, расположенной выше порогов.
















https://youtu.be/4fxrzvBzUK4