Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

На выборгских развалинах. Часть 184.

Правда лучше, чем неправда.

Ниже приводится приводится перевод статьи из американского журнала National Review, выходящего раз в полугодие, посвященного новостям и комментариям по политическим, социальным и культурным вопросам.

https://www.nationalreview.com/the-morning-jolt/chinas-devastating-lies/

Каждый может сделать свои выводы из публикации, но основной, по моему мнению, приведен в качестве заголовка этой части выборгских развалин.

Человечество столкнулось с такой проблемой, что промедление с ее решением, показало, насколько хрупок наш мир, для разрушения которого не требуется даже мировой войны, достаточно просто лгать и потакать этой лжи.
Это еще одно подтверждение опасности тоталитарных режимов, которые несут смерть всему миру, даже не захватывая чужих территорий.

Китайцы больше месяца водили за нос ВОЗ и весь мир о невозможности передачи вируса от человека к человеку, хотя первый случай такого инфицирования был известен еще в середине декабря 2019 года.

История китайской лжи о COVID-19.

Тема статьи: развитие пандемии китайского коронавируса изо дня в день и непоправимый ущерб, который он нанес всему миру.

Хронология вирусной бомбы замедленного действия.

История пандемии коронавируса все еще пишется.

Но уже сейчас мы можем видеть все этапы, когда различные решения могли бы уменьшить серьезность вспышки, которую мы в настоящее время переживаем.

Возможно, вы слышали варианты: «Китайские власти отрицали, что вирус может передаваться от человека к человеку, пока не стало слишком поздно».

Вероятно, вы не слышали о том, насколько решительно, громко и неоднократно китайское правительство настаивало на том, что передача вируса от человека к человеку невозможна, после того, как врачи в Ухани пришли к выводу, что передача вируса от людей продолжается, и как Всемирная организация здравоохранения согласилась с этим выводом, несмотря на подозрения сторонних экспертов в области здравоохранения.

Очевидно, что ответ правительства США на эту угрозу был недостаточно надежным и не был принят достаточно быстро.

Большинство европейских правительств также не были готовы. Немногие правительства по всему миру были готовы к масштабам опасности.

Мы можем только задаться вопросом, изменила бы точная и своевременная информация из Китая тот способ, которым правительство США, американский народ и мир смогли бы подготовиться к предстоящей опасности заражения.

На конец 2019 года считалось: коронавирус переходит от некоторых видов животных к человеку.

На данный момент наиболее вероятным считалось предположением, что это произошло на китайском «мокром рынке».

6 декабря:

Согласно исследованию в The Lancet, дата появления симптомов у первого идентифицированного пациента была «1 декабря 2019 года. Через 5 дней после начала болезни его жена, 53-летняя женщина, которая не имела известной связи с рынком, также перенесла пневмонию и была госпитализирована в изоляторе».

Другими словами, уже на второй неделе декабря врачи из Ухани обнаружили случаи, свидетельствующие о том, что вирус распространяется от одного человека к другому.

21 декабря:

Уханские врачи начинают замечать «группу случаев пневмонии с неизвестной причиной».

25 декабря:

Китайский медицинский персонал в двух больницах в Ухани подозревается в заражении вирусной пневмонией и находится на карантине. Это дополнительное убедительное доказательство передачи от человека человеку.

Наконец, в «конце декабря»: в больницах Ухани отмечается «экспоненциальный рост» числа случаев, которые не могут быть связаны с оптовым рынком морепродуктов Уханя, по данным New England Journal of Medicine.

30 декабря:

Д-р Ли Вэньлян отправил сообщение группе других врачей, предупреждая их о возможной вспышке болезни, напоминающей тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС), и призвал их принять защитные меры против инфекции.

31 декабря:

Муниципальная комиссия здравоохранения Ухани заявляет: «До сих пор расследование не выявило явной передачи вируса от человека человеку и никакой инфекции медицинского персонала».

Это противоречит убеждению врачей, работающих с пациентами в Ухане, где два доктора уже подозревались в заражении вирусом.

Через три недели после того, как врачи впервые начали замечать случаи заболевания, Китай связывается со Всемирной организацией здравоохранения.

Тао Лина, эксперт по общественному здравоохранению и бывший сотрудник Шанхайского центра по контролю и профилактике заболеваний, сообщает газете South China Morning Post: «Я думаю, что мы [сейчас] вполне способны убить ее на начальном этапе, учитывая систему контроля заболеваний в Китае, способность к чрезвычайным ситуациям и поддержку клинической медицины».

1 января:

Бюро общественной безопасности Уханя вызвало д-ра Ли Вэньляна, обвинив его в «распространении слухов». Два дня спустя в полицейском участке доктор Ли подписал заявление, в котором признал свой «проступок» и пообещал не совершать дальнейших «противоправных действий». По аналогичным обвинениям арестованы еще семь человек, и их судьба неизвестна.

Также в тот же день, «после того, как несколько партий результатов последовательности генома были возвращены в больницы и переданы органам здравоохранения, сотруднику одной из компаний по геномике позвонил чиновник из провинциальной комиссии здравоохранения Хубэй, приказав компании прекратить тестирование образцов из Ухани, связанных с новым заболеванием, и уничтожить все существующие образцы».

Согласно исследованию New York Times о мобильных телефонах из Китая, в этот день Ухань покинули 175 000 человек.

По данным всемирной исследовательской компании OAG, 21 страна имеет прямые рейсы в Ухань. В первом квартале 2019 года для сравнения 13 267 авиапассажиров прибыли из Ухани, Китай, в пункты назначения в Соединенных Штатах, или около 4 422 в месяц. Правительство США не будет запрещать въезд в страну иностранным гражданам, прибывшим из Китая еще целый месяц.

2 января:

Одно исследование пациентов в Ухане может связать только 27 из 41 зараженного пациента с воздействием рынка морепродуктов Хуанань, что указывает на передачу вируса от человека человеку.

В отчете, написанном позднее в том же месяце, делается вывод: «До сих пор доказательства указывают на передачу вируса от человека к человеку. Мы обеспокоены тем, что 2019-nCoV мог бы приобрести способность к эффективной передаче вируса человеком».

Также в этот день Уханьский институт вирусологии завершил картирование генома вируса. Правительство Китая не объявит об этом прорыве еще неделю.

3 января:

Правительство Китая продолжило усилия по пресечению всей информации о вирусе: «Национальная комиссия здравоохранения Китая, высший государственный орган здравоохранения, распорядилась, чтобы учреждения не публиковали никакой информации, связанной с неизвестным заболеванием, и приказала лабораториям передавать любые образцы, которые у них были, в назначенные испытательные учреждения или уничтожить их».

Примерно через месяц после первых случаев в Ухане правительство Соединенных Штатов было уведомлено об этом.

Роберт Редфилд, директор Центра по контролю и профилактике заболеваний, получает предварительные отчеты о новом коронавирусе от китайских коллег, сообщил секретарь Министерства здравоохранения и социальных служб Алекс Азар. Азар, который помогал в реагировании в HHS на предыдущие вспышки атипичной пневмонии и сибирской язвы. Он предложил своему начальнику штаба убедиться, что Совет национальной безопасности был проинформирован об этом.

Также в этот день Уханьская муниципальная комиссия по здравоохранению выпустила еще одно заявление, в котором повторилось: «На данный момент предварительные расследования не выявили явных доказательств передачи вируса от человека человеку и заражения медицинского персонала».

4 января:

В то время как китайские власти продолжали настаивать на том, что вирус не может передаваться от одного человека к другому, врачи за пределами этой страны не были так убеждены.

Глава Центра инфекции Гонконгского университета Хо Пак-леун предупредил, что «город должен внедрить самую строгую из возможных систем мониторинга загадочной новой вирусной пневмонии, которая заразила десятки людей на материке, так как это вполне возможно что болезнь распространяется от человека к человеку».

5 января:

Муниципальная комиссия по здравоохранению Ухани выпустила заявление с обновленным числом случаев, но повторило: «предварительные расследования не выявили явных доказательств передачи вируса от человека человеку и никаких инфекций медицинского персонала».

6 января:

«Нью-Йорк Таймс» публикует свой первый отчет о вирусе, в котором говорится, что «59 человек в центральном городе Ухань заболели воспалением, похожим на пневмонию». Этот первый отчет включал комментарии Ван Линфа, эксперта по возникающим инфекционным заболеваниям в Медицинской школе Duke-NUS в Сингапуре. Он сказал, что разочарован тем, что ученым в Китае не разрешили говорить с ним о вспышке. Доктор Ван сказал, однако, что он думает, что вирус, вероятно, не распространяется от людей к людям, потому что медицинские работники не заразились этой болезнью. «Мы не должны переходить в режим паники», - сказал он.

Не стоит считать Ван Линфа дезинформатором; он делал эту оценку, основываясь на неточной информации, которую китайское правительство сообщало миру.

Также в тот день CDC «выпустила часы для путешествий 1-го уровня - самый низкий из трех уровней - для вспышки в Китае. Он сказал, что причина и способ передачи еще не известны, и посоветовал путешественникам в Ухань избегать живых или мертвых животных, рынков животных и контактов с больными людьми».

Также в тот день CDC предложил отправить команду в Китай, чтобы помочь с расследованием. Правительство Китая отказалось, но команда ВОЗ, в которую входили два американца, посетит Ухань 16 февраля.

8 января:

Китайские медицинские власти утверждают, что обнаружили вирус. Эти власти утверждают, и западные СМИ продолжают повторять: «Нет никаких доказательств того, что новый вирус легко распространяется людьми, что делает его особенно опасным, и он не был связан с чьей-либо смертью».

В официальном заявлении Всемирной организации здравоохранения говорится: «Предварительное выявление нового вируса за короткий период времени является заметным достижением и демонстрирует возросшие возможности Китая по борьбе с новыми вспышками. ВОЗ не рекомендует какие-либо конкретные меры для путешественников. ВОЗ рекомендует не применять какие-либо ограничения на поездки или торговлю в Китай на основании имеющейся информации».

10 января:

После лечения пациента с коронавирусом в Ухане доктор Ли Вэньлян начал кашлять и у него поднялась температура. Он был госпитализирован 12 января. В последующие дни состояние Ли настолько ухудшилось, что он был помещен в отделение интенсивной терапии и получил кислородную поддержку.

«Нью-Йорк Таймс» цитирует заявление Уханьской городской комиссии по здравоохранению о том, что «нет никаких доказательств того, что вирус может распространяться среди людей».

Китайские врачи продолжали обнаруживать передачу среди членов семьи, что противоречило официальным заявлениям городской комиссии по здравоохранению.

11 января:

Городская комиссия здравоохранения города Ухань выпускает обновление, в котором говорится: «Все 739 близких контактов, в том числе 419 медицинских работников, прошли медицинское наблюдение, и связанных с ними случаев обнаружено не было. С 3 января 2020 года новых случаев не выявлено. В настоящее время не было обнаружено никаких инфекций медицинского персонала и не было найдено четких доказательств передачи вируса от человека человеку».

Позднее в тот же день они публикуют лист с вопросами и ответами, подчеркивая, что «большинство необъяснимых случаев вирусной пневмонии в Ухань на этот раз имеют историю взаимосвязи с южно-китайским рынком морепродуктов. Никаких явных доказательств передачи от человека человеку не найдено».
Также в этот день политические лидеры провинции Хубэй, в которую входит Ухань, начали свое региональное совещание. Коронавирус не упоминался в течение четырех дней встреч.

13 января:

Власти Таиланда обнаружили вирус у 61-летней китаянки, которая приехала из Ухани, первого случая за пределами Китая. «Министерство здравоохранения Таиланда заявило, что женщина не посещала рынок морепродуктов в Ухане и 5 января заболела лихорадкой. Однако, по словам доктора, женщина посетила другой, меньший рынок в Ухани, на котором живые и недавно убитые животные также продавались».

14 января:

Городские органы здравоохранения Ухани обнародовали еще одно заявление, в котором говорилось: «Среди близких контактов не было обнаружено никаких связанных случаев».

Уханьские врачи знали, что это была ложь, распространяемая с начала декабря, от первой жертвы и его жены, которая не посещала рынок.

Всемирная организация здравоохранения повторяет оценку Китая: «Предварительные расследования, проведенные китайскими властями, не обнаружили четких доказательств передачи от человека человеку нового коронавируса (Covid-2019), выявленного в Ухане, Китай».

Это через пять или шесть недель после первого доказательства передачи вируса от человека человеку в Ухане.

15 января:

Япония сообщила о своем первом случае коронавируса. Министерство здравоохранения Японии заявило, что пациент не посещал какие-либо рынки морепродуктов в Китае, добавив, что «возможно, что пациент находился в тесном контакте с неизвестным пациентом с воспалением легких в Китае».

Муниципальная комиссия здравоохранения Ухани начинает менять свои заявления: «Существующие результаты опроса показывают, что не было найдено четких доказательств от человека к человеку, и нельзя исключать возможность ограниченной передачи от человека человеку, но риск продолжения передачи вируса от человека человеку низок».
Напомним, больницы в Ухане пришли к выводу, что передача вируса от человека человеку происходила тремя неделями ранее.

В заявлении, сделанном на следующий день, говорится о возможности передачи вируса от человека: «Среди близких контактов не было обнаружено ни одного подобного случая».

17 января:

Центр контроля заболеваний и Таможенная и пограничная служба Министерства внутренней безопасности объявляют, что пассажиры, прибывающие из Ухани в Соединенные Штаты, будут проходить проверку на наличие симптомов, связанных с Covid-2019, в трех аэропортах США, которые принимают большинство путешественников из Ухани, Китай: Аэропорты Сан-Франциско, Нью-Йорк (JFK) и Лос-Анджелес.

Ежедневное обновление Уханьской муниципальной комиссии по здравоохранению гласит: «Всего было отслежено 763 близких контакта, 665 медицинских наблюдений было отменено, и 98 человек все еще получают медицинские наблюдения. Среди близких контактов не было обнаружено ни одного подобного случая».

18 января:

Секретарь HHS Азар впервые обсуждает вирус с президентом Трампом. Неназванные «высокопоставленные представители администрации» сказали «Вашингтон пост», что «президент вмешался, чтобы спросить о вейпинге и когда ароматизированные вейпинговые продукты снова появятся на рынке».

Несмотря на то, что врачи Ухани знают, что вирус заразен, городские власти разрешают 40 000 семей собирать и делиться домашней едой на лунном новогоднем банкете.

19 января:

Китайская национальная комиссия по здравоохранению объявляет, что вирус все еще можно предотвратить и контролировать. Всемирная организация здравоохранения обновляет свое заявление, заявляя: «Сделать окончательные выводы о том, как передается вирус, о клинических особенностях заболевания, степени его распространения или его источнике, который остается неизвестным, не представляется возможным».

20 января:

Муниципальная комиссия по здравоохранению Ухани в последний раз в своем ежедневном бюллетене заявляет, что «среди близких контактов не было обнаружено связанных случаев».

В тот день глава китайской национальной комиссии по здравоохранению, расследовавший вспышку заболевания, подтвердил, что два случая заражения в китайской провинции Гуандун были вызваны передачей вируса от человека человеку, и медицинский персонал был заражен.

Также в этот день газета Wuhan Evening News, самая большая газета в городе, впервые с 5 января упоминает вирус на первой полосе.

21 января:

CDC объявил о первом случае заболевания коронавирусом в округе Снохомиш, штат Вашингтон, США, заболевший возвратился из Китая шестью днями ранее.

К этому моменту миллионы людей покинули Ухань, распространяя вирус по всему Китаю и в другие страны.

22 января:

Генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом Гебреусус продолжил восхвалять действия Китая по борьбе со вспышкой. «Я был очень впечатлен деталями и глубиной презентации Китая. Я также высоко ценю сотрудничество министра здравоохранения Китая, с которым я общался напрямую в течение последних нескольких дней и недель. Его руководство и вмешательство президента Си и премьер-министра Ли были неоценимы, как и все меры, которые они предприняли, чтобы ответить на вспышку».

В предыдущие дни делегация ВОЗ провела полевой визит в Ухань. Они пришли к выводу, что «развертывание нового набора для тестирования на национальном уровне свидетельствует о том, что передача вируса от человека человеку происходит в Ухани». По сообщению делегации, «их коллеги согласились, что следует уделять пристальное внимание гигиене рук и дыхания, безопасности пищевых продуктов и, по возможности, избегать массовых собраний».

На заседании Чрезвычайного комитета ВОЗ члены группы выражают «различные мнения о том, является ли это событие «Чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение» или нет. В то время совет заключался в том, что событие не представляло собой PHEIC (чрезвычайная ситуация в области общественного здравоохранения, имеющая международное значение)».

Президент Трамп в интервью CNBC на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария, заявил: «У нас все под контролем. Это один человек из Китая. У нас это под контролем. Все будет хорошо».

23 января:

Китайские власти объявляют о своих первых шагах для карантина Ухани. К этому моменту миллионы уже посетили город и покинули его во время празднования Лунного Нового года. Сингапур и Вьетнам сообщают о своих первых случаях, и к настоящему времени неизвестное, но значительное число китайских граждан отправились за границу как бессимптомные, не обращающие на себя внимания, носители.

24 января:

Вьетнам сообщает о передаче коронавируса от человека к человеку, а Япония, Южная Корея и США сообщают о своих вторых случаях. Второй случай в Чикаго. В течение двух дней новые случаи заболевания регистрируются в Лос-Анджелесе, округе Ориндж и Аризоне. В настоящее время вирус находится в нескольких местах в Соединенных Штатах, и вероятность предотвращения вспышки уменьшается до нуля.

1 февраля:

Д-р Ли Венлян показал положительный результат на коронавирус. Он умер от этого шесть дней спустя.

Последнее замечание 4 февраля:

Мэр Флоренции Дарио Нарделла призвал жителей обнять китайцев, чтобы поддержать их в борьбе с новым коронавирусом. Тем временем член Associazione Unione Giovani Italo Cinesi, китайского общества в Италии, направленного на развитие дружбы между людьми в двух странах, призвал уважать новых пациентов с коронавирусом во время уличной демонстрации. «Я не вирус. Я человек. Искоренить предрассудки».

На выборгских развалинах. Часть 179.

Выборгский военный госпиталь.

Поселок Neitsytniemi (мыс Девственный или мыс Богородицы) был одним из старых финских кварталов

Выборга, расположенного в юго-западной части Linnasaari
(остров Твердыш) на одноименном

полуострове.



На востоке Neitsytniemi граничит с районом Siikaniemi.

Центр Выборга находился на расстоянии чуть более километра.

Neitsytniemi соединялся с соседним островом Sorvali дорогой, проходящей по берегу Saunalahti (Банный

залив)
и мостом.

В настоящее время это поселок Петровский.

По переписи 1930 года в Neitsytniemi было 1640 жителей, из которых 1362 считали родным языком

финский, 86 - шведский и 192 назвали родным другие языки.



Район был заселен городом еще в начале 18 века, но фактическое развитие Neitsytniemi началось в 1750-

х годах, когда на острове была построена крепость короны Святой Анны.

Северная часть полуострова была зарезервирована для военного использования, и в 1790-х годах там был построен военный госпиталь и казармы.

Первоначально Neitsytniemi предназначался как жилой район исключительно для финнов, но в итоге
русским также было разрешено селиться там, поскольку практически невозможно было разделить эти национальности.

Новый план Neitsytniemi был завершен в 1828 году.

В 1912 году трамвайные пути выборгского трамвая были проложены до поселка.
Конечная остановка одной из линий находилась на Palotori (Пожарная площадь).









В Neitsytniemi было два кладбища и православный храм. Петропавловская церковь и кладбище госпиталя

русской армии находились к северу от Palotori, а к юго-западу от площади - лютеранское кладбище

шведско-германской общины.

Православная церковь и кладбище были заброшены, когда Финляндия стала независимой.

Лютеранское кладбище использовалось только с 1773 по 1799 год. Среди погребенных были граф Adlerberg из Выборгского полка и Viktor Amadeus, принц Анхальт-Бернбургский, чей могильный памятник был спроектирован итальянским архитектором Джакомо Кваренги.

Однако кладбище с его памятниками было разрушено.

Кроме того, здесь был католический приют и часовня Богородицы.

После провозглашения независимости Финляндии в казармах Neitsytniemi размещались 2-й полк полевой артиллерии и Выборгский полк противовоздушной обороны.








Был введен в эксплуатацию старый военный госпиталь.

Расширение госпиталя было завершено в 1932 году, общее число мест увеличилось до более, чем пятисот коек.




Наряду с с военным госпиталем в Тилке в Хельсинки, это был один из крупнейших военных госпиталей в

Финляндии.






Когда разразилась «Зимняя война», госпиталь был эвакуирован из Выборга. Во время Войны-

продолжения  госпиталь функционировал



















и, судя по фотографиям, в нем лечились и советские военнопленные.






В настоящее время в здании Выборгского военного госпиталя располагается 442 Военный Клинический

Госпиталь филиал № 3 Министерства обороны РФ.





В 1939 году Выборг был международным портовым и коммерческим городом с населением около 73 000

человек.

Это был также административный город Выборгской губернии.

Медицинским обслуживанием населения в городе занимались несколько учреждений.

О некоторых из них я рассказывал в частях 25, 30 и 78 выборгских развалин.

В городе была окружная больница, обслуживающая весь округ, которая была прежде всего хирургической больницей, но также имела отделения для внутренних болезней, кожно-венерических и психических заболеваний.

Больница была расширена и модернизирована в начале 1930-х годов, после чего в больнице было в общей сложности 360 коек.

В Выборге изначально была скромная городская больница с больничными койками для инфекционных заболеваний и психических расстройств.

Новая городская больница была завершена в 1929 году, в ней были отделения общей терапии, хирургии и педиатрии.

В конце 1930-х годов город заменил скромный родильный дом на новую, высококачественную женскую больницу и родильный дом.

В городе также были свои туберкулезные и психиатрические больницы.

Однако самой крупной из выборгских лечебных учреждений был Выборгский военный госпиталь, который принадлежал силам обороны Финляндии.

Его новое главное здание на 183 места было завершено в 1932 году, после чего в госпитале можно было

разместить 544 пациента.





Частные больницы включали Выборгскую больницу Сестер милосердия, которая в своем новом здании,

построенном в 1931 году, имела в общей сложности 102 места для лечения внутренних и глазных

болезней и небольшую частную клинику.

Кроме того в разных частях города имелись отдельные амбулатории и кабинеты для реабилитации больных и лечебных процедур.

Самое крупное медицинское учреждение Выборга было выполнено в стиле функционализма и отличалось продуманностью архитектурных, инфраструктурных и технических решений.




Насколько эти решения оказались верными, говорит тот факт, что до сих пор здание используется по

назначению, хотя и в неполной мере.

Знакомство же с ним, даже внешнее, производит почти ошеломляющее впечатление.

Начиная с великолепного подковообразного пандуса, благодаря которому пациенты доставляется прямо к главному входу госпиталя.







Портал обрамлен двумя высокими выступающими стенами, украшенными квадратными плитками с

изображением государственного символа Финляндии - геральдического льва с мечами.



На облупившейся штукатурке можно сейчас разглядеть его хвост.






К порталу ведет также гранитная лестница.

Главное здание вытянулось с запада на восток, подставляя солнцу ряды окон южного фасада.




На восточном фасаде ряд выдающихся массивных балконов придают зданию вид парящего над

поверхность сооружения.





Северный фасад имеет огромные вертикальные панорамные окна, как бы пронизывающие здание от

первого до последнего этажа.









Четыре, расположенных друг над другом балкона в середине фасада, выразительны своим

внушительным видом.




Фотографии, сделанные архитектором Jalmari Arvi Lankinen, дают нам представление об интерьерах и

оборудовании госпиталя.






























Постройка столь масштабного сооружения в городе несомненно соответствовала высокому статусу

Выборга как второй столицы страны.

Это подтверждает и авторство проекта, над которым работали такие выдающиеся финские архитекторы

как
Elsi Naemi Borg (03.10.1893, Nastola - 30.12.1958, Helsinki)













и Israel Olavi Sortta (Sahlbom) - 23.12.1896, Turku - 30.03.1968.

Elsi Naemi Borg закончила среднюю школу в 1912 году, а в 1919 году - в качестве архитектора

Хельсинкский технологический университет.

Ее брат Charls Borg также был архитектором и оказал значительное влияние на карьеру сестры.

После окончания обучения Elsi Borg также училась в отделе искусств и ремесел в Ateneum -

художественном музее в Хельсинки, одном из трех музеев, образующих Финскую национальную галерею.

Она изобразила в своих рисунках многие здания в Карелии, а также замковые парки и сады в Skåne (

Южная Швеция) и Южной Финляндии.

Она побывала в скандинавских странах, Франции, Испании и Марокко.

В 20-х годах Elsi Borg работала в частных архитектурных и садоводческих фирмах.

С 1927 года у нее был собственный офис в Хельсинки.

В 1929-56 годах она работала в строительном бюро Министерства обороны, а в 1929-32 годах вместе с

Olavi Sortta проектировала Выборгский военный госпиталь.

Elsi Borg участвовала в нескольких архитектурных и художественных конкурсах.

В 1928 году она выиграла конкурс на строительство церкви в Ювяскюля, в котором приняли участие Alvar

Aalto и Erik Bryggman.

Церковь Таулумяки была первым монументальным зданием в творчестве Elsi Borg.




Другая важная работа - Детский дворец в Хельсинки, который Elsi Borg поручил спроектировать Charls

Borg перед своей смертью в 1939 году.

Она работала с Otto Flodin и Olavi Sortta.

Церковь Симпеле была спроектирована Elsi Borg вместе с Elsa Arokallio.

Другие работы включают часовню благословения Петаявеси, церковь Теува и часовню благословения

Китее и Вехмасмяки.

Elsi Borg занималась садоводством, рисовала книжные иллюстрации.

Elsi Borg была замужем за известным художником Anton Lindfors.

Коллекция работ Elsi Borg не очень большая, но она иллюстрирует широкий спектр ее интересов: церкви

и кладбища, графика и мебель, проекты для

военного ведомства, фабричные здания и сберегательные банки по всей Финляндии.

Elsi Borg обладала легендарным талантом в рисовании.

В 1927 году она помогала Oiva Kallio в работе над центральным планом Хельсинки, именно она

нарисовала знаменитые "столичные перспективы" плана Oiva Kallio.

Несколькими решительными штрихами она создала изображения, которые смогли передать шум и суету

большого города.

Elsi Borg также привнесла современные взгляды в свои церковные проекты.





Israel Olavi Sortta известный финский архитектор.

Его родителями были Йохан Фредрик Сахлбом, кожевник в Турку и Йоханна Якобина Карлссон.

Профессия отца не вдохновила мальчика и после окончания в 1916 году Финской совместной школы в

Турку он поступил и завершил в 1932 году обучение в

Хельсинском технологическом университете.

Olavi Sortta также учился в Ганноверском политехническом университете с 1919 по 1920 год.

В 1920-х годах Olavi Sortta работал в нескольких частных архитектурных бюро. Он был архитектором в

Департаменте строительства Министерства обороны с 1929 по 1949 год, а после этого был главным

архитектором Строительного совета с

1949 года и главой комиссии по строительству с 1953 года.

Список работ архитектора достаточно внушителен:

Дом Ассоциации слепых Хельсинки, Pengerkatu 11, Хельсинки, 1928;


Выборгский военный госпиталь 1931;




Тильский военный госпиталь 1936 г.;







Новое здание кадетской школы, Сантахамина, 1939 г. (проект архитекторов Kyllikki Halme и Irma

Paasikallio
);





Хельсинкский детский замок 1938-1948 (с Otto Flodin, Charls Borg и Elsi Borg);

Колледж Инвалидности Westend, Эспоо;

Архивы в Миккели, Миккели, 1953;

Церковь Пуоланка 1954;

Расширение Тилькинского военного госпиталя 1965.

После войны здание Выборгского госпиталя, не пострадавшее во время боевых действий









продолжало функционировать в своем основном качестве.




За прошедшие годы, похоже, оно не подвергалось ремонту, за исключением небольших переделок,

заштукатурили ненавистных финских львов,









соорудили надстройку, несколько изменившую линию крыши,










обнесли территорию глухим бетонным забором с угрожающей надписью,










закрыв от наших взоров шедевр финского функционализма.

В последние годы перед лестницей, ведущей к главному порталу, опасаясь нападения неведомых

террористов, возвели уродливый кирпичный ДОТ с узкой амбразурой,










понаставили гранитные и бетонные надолбы, совершенно закрыв от постороннего взора симпатичную

лестницу.

Но, как всегда по старой привычке все не доводить до конца, никак не могут поправить прореху на

противоположной стороне, где грозный забор уже много лет пребывает в наглом разваленном виде, явно

манкируя свою священную обязанность защищать народное достояние.






И совершенно немыслимый грязно-желтый цвет, коим вымазан корпус шедевра, наводит ассоциации с

домами умалишенных, которые традиционно в России красили желтой краской.









Что касается медицинского оборудования то и здесь полная неразбериха.

С приходом Сердюкова с его программой оптимизации госпиталь было закрыли, оборудование вывезли,

но с возрождением милитаризма и попыток глобального переустройства мира по русскому образцу, что

непременно предполагает наличие раненных и увечных, решено было госпиталь не закрывать.

Но денег на новое оборудование не выделили, с персоналом тоже положение аховое, а ремонт не

планируется.

Считается, что за прошедшие три четверти века здание износилось всего на 40%, поэтому сможет еще

столько же простоять и без оного, а на ампутацию конечностей состояние фасадной штукатурки никакого

влияние не имеет.




На выборгских развалинах. Часть 104.

Отель «Rauha».

Речь пойдет о небольшом треугольном участке неподалеку от железнодорожного вокзала, который занимает всего один дом.
Здание на этом месте появилось в 1904 году, оно было построено по проекту выборгского губернского (окружного) архитектора
Carl Allan (Valdemar) Schulman (20 января 1863, Tavastehus (Hämeenlinna), 6 декабря 1937, Viipuri)





для купца F. Vorobjeff (Федор Воробьев).

Эта его работа была выполнена в характерном для архитектора стиле модерн.
Здание имело б
огато декорированные фасады, разнообразные по форме окна, эркеры, оканчивающиеся вверху треугольными шпицами и наплывами в виде морских волн.






Эффектные башни, придававшие особую оригинальность его силуэту, увенчивали углы здания.



Рельефная штукатурка стен завершала образ романтичного замка, возникшего в центре современного и по-европейски элегантного города.


В доме размещались организации для приезжих: отель «Rauha» на 28 номеров и гостевой дом «Imatra».







Значительное число предприятий малого бизнеса занимало первый этаж здания:

- Мясо и охлажденные мясопродукты J. Lamminsalo,

- Салон тканей,

- Кооператив Torkel R.L. колониальные товары,

- Булочные, кондитерские изделия и крендели E. Kuusisto,

- Выборгское Кофе Roastery,

- Салон - парикмахерская Hygiena, (владелец S. Larpola),

- Карелия галантерея Ltd,

- Путешествия и галантерея W. Karkman,

- Хлеб, магазин P. Smand,

В отеле «Rauha» в начале прошлого века останавливался и жил известный русский философ Владимир Соловьёв.

Архитектором Väinö Keinänen еще в 1928 году был предложен проект модернизации здания в стиле конструктивизма. Но проект начал реализовываться только весной 1939 года.

Возможная причина задержки — протест против реновации оригинального здания со стороны автора. Но в 1937 году архитектора C. Schulman не стало.

Модификация была завершена незадолго до Зимней войны.

Гостиница «Rauha» была расширена до 35 номеров, сохранился и гостевой дом «Imatra».

На мой взгляд, после реконструкции город лишился оригинального здания, принадлежащего целой эпохе финского модерна и приобрел довольно спорный объект функционализма.

Во время Зимней войны здание получило незначительные повреждения, как оно использовалось в краткий советский период сведений найти не удалось.






После временного возвращения в состав Финляндии Выборга в августе 1941 года здание было восстановлено, отель «Rauha» функционировал до 1944 года. На углу улиц Repolankatu (ул. Вокзальная) и Tottinratu (ул. Ростовская), как видно по фотографии 1943 года, размещался магазин спортивной одежды.

После окончания войны 14 июня 1945 года в здании бывшего отеля открылась железнодорожная узловая больница станции Выборг.

Вначале было открыто отделение на 20 коек, 5 из которых были родильные.

Позднее число мест увеличилось. Пациентов больницы размещали уже на 20 хирургических, 20 терапевтических, 15 детских и 15 родильных койках.

При больнице работала детская поликлиника.

Многие врачи и медицинские сёстры, работавшие в больнице, в годы Великой Отечественной войны служили во фронтовых госпиталях, санитарных поездах, побывали под огнем на передовых позициях.

Моя мать, окончившая одно из ленинградских медицинских училищ в 1939 году, была призвана на действительную военную службу и участвовала в Зимней войне, работая в полевом госпитале.

В годы Отечественной войны она служила в санитарном поезде, курсировавшем от осажденного Ленинграда до глубокого тыла, вывозя раненых бойцов на лечение в тыловые госпитали.

После войны мама оказалась в Выборге и с первых дней работала медицинской сестрой в детской поликлинике.

Квартиру она получила в этом же доме на пятом этаже, как раз в той квартире, в которую попал снаряд во время Зимней войны.


Следует отметить, что значительную часть дома занимали квартиры, в которых жили сотрудники больницы.






Можно предположить, что фасады двора-колодца сохранили первоначальную отделку стен.


Я появился на свет в этом же доме и первые десять лет моей жизни связаны с домом на Вокзальной улице.

Насколько я помню, в помещении над нынешней аптекой находилась операционная, под аптекой в подвале — покойницкая.

Рентгеновский кабинет находился в подъезде фасада по Maununkatu (ул. Димитрова), вход в него был со двора.


Детская поликлиника занимала помещения на первом этаже по Maununkatu.

Подъезды дома имели лифты, которые, впрочем, в советское время не работали.

В 1962 году узловая больница переехала в новое здание на Ленинградском шоссе, 23, где находится и сегодня.

А в здании бывших отеля и больницы разместилось общежитие.

Сейчас верхние этажи здания используются как жилые, на первых этажах размещаются магазины и кафе.

Состояние фасадов здания — неудовлетворительное.

Если посмотреть на фотографию 1964 года, то тогда здание выглядело значительно лучше.









Творениям талантливого архитектора, можно сказать, повезло.
Все здания, построенные по его проекту в Выборге, сохранились, хотя многие из них горели в результате бомбардировок города.








Некоторые из них были реконструированы с максимальным приближением к первоначальному замыслу архитектора.

Например, дом Oy Otso по адресу Pietarinkatu, 1 (Леншоссе,1), реконструированный в начале 90-х годов, обрел высокую крышу и угловую башню, утерянные во время послевоенного восстановления.


Я искренне радовался этому и наивно считал, что, наконец-то, мы поняли свою ответственность за сохранность того архитектурного наследия, что нам досталось, и отныне процесс преображения города, его приближения к оригиналу пойдет без задержек, и город встанет в один ряд с теми городами Европы, что были разрушены во время последней войны и тщательно, с любовью восстановлены.

Но, увы, этого не произошло и со временем состояние архитектурных памятников только ухудшается.

Конечно, в последнее время что-то делается, видны некоторые подвижки в ремонте фасадов домов, но это три-четыре адреса, тогда как десятки объектов продолжают гибнуть на наших глазах.

Некоторые работы Carl Allan (Valdemar) Schulman:

Двухэтажный каменный жилой дом на углу Ainonkatu и Kullervonkatu (  угол ул. Некрасова и бульвара  Кутузова), архитекторы Emil Gustafsson & Allan Schulman, 1898.












Жилой дом Oy. Agricola на Agricolankatu, 6 (ул. Пушкинская, 6 ),1902.





























Коммерческий и жилой дом Oy. Torkkelin (Дом купца Д. Маркелова), Torkkelinkatu, 6 (пр. Ленина, 6),1903.

















Офис и квартиры выборгского филиала Oy Otso, Pietarinkatu, 1 (Леншоссе,1), 1903.





Дом Oy Arinan, Pohjolankatu, 12 (ул. Северная, 12), 1903.













Офис и доходный дом фирмы  Hakli, Lallukka ja Kumpp, Repolankatu, 7 (ул. Вокзальная, 7), 1906.






Жилой дом Oy Alfa Karjalankatu, 9 (Ленинградский проспект, 9), (1909).








++




























Финская школа взаимного обучения, (совместная работа с архитектором G.Fraserin) Myllymäen kio, 5 (Школьная пл., 5), 1912.















На выборгских развалинах. Часть 78.

Скотобойня и Выборгский сумасшедший дом.

Самое раннее упоминание о жителях городского района Karjala (ныне поселок Кирова), который также называли Loikkaseksi, относится к 1847 году, когда Antti Loikkanen был записан как земледелец-арендатор в усадьбе Папула. На картах 1858 года появляются четыре дома и с восточной стороны от них - поля под названием Loikkanen . В 1880 году на этой территории проживало всего 32 человека.
В 1913 году на карте Выборга территория Karjala отмечена как пригород, и только в 1924 году она была присоединена к Выборгу.
Городской район состоял в основном из небольших частных домов, как правило деревянных, а промышленные объекты появились только в 1900-х годах в отдалении от поселения.
Как и во всех пригородных поселках Выборга в Karjala была начальная школа. Власти справедливо считали, что школа для малышей должна находится в шаговой доступности от их дома.
В Karjala начальная школа располагалась, принимая во внимание практику размещения выборгских поселковых школ на возвышенностях, скорее всего, между нынешними Конным и Хлебн
ым переулками.


GOOGLE_Школа1

В этом месте находим только фундамент из гранитных блоков.

Школа_000
Школа_001
Вероятно, здание школы было было деревянным и до наших дней не сохранилось.
Первые планы строительства городской скотобойни Выборга были составлены в 1907 году, но строительство началось позже. Скотобойня была построена в 1913 году около железнодорожной станции Karjala, рядом с дорогой на Heinjoki, сейчас Вещево.


План_1948_Бойня+Больница

Комплекс скотобойни состоял из нескольких зданий, а в 1930 году прямо рядом с путями было построено отдельное здание цеха проверки мяса. Таким образом, обеспечивалось удобное поступление скота на бойню и на проверку автомобильным и железнодорожным транспортом. В цехе проверки мяса проверялись также туши, поставлявшиеся с других скотобоен для дальнейшей переработки.

Бойня_005
В 1938 году завершилось строительство нового здания для работников скотобойни, расположившегося на северной стороне дороги на Heinjoki.
В 1939 году провели модернизацию холодильного оборудования скотобойни. В 1938 году по железной дороге поступило 25 684 туши, по автомобильной дороге - 26 822 туши.
В советское время скотобойни были мясо-жировой частью Выборгского мясоперерабатывающего комбината.
В настоящее время скотобойня не функционирует по своему прямому назначению. В 90-х годах прошлого века в ее цехах разливали водку. Судя по заваленным сугробом въездным воротам и объявлении о сдаче в аренду площадей бывшей скотобойни, комплекс не используется и желающих развернуть производственную деятельность не наблюдается.


Бойня_003

Можно, конечно, использовать его как музей выборгского мясного производства, но, боюсь, что таких музеев в Выборге набрался бы не один десяток. Макаронная фабрика и мельницы, электростанции и локомотивное депо, молочный завод и мясокомбинат, фабрики головных уборов и пошива рубашек, кирпичные заводы и судоремонтные верфи, рестораны и кафе, гостиницы и пансионаты, училища и школы, больницы и санатории, газовый завод, кондитерские фабрики, фортификационные сооружения, парки, стадионы, площадки для игры в гольф, трамплины...
Комплекс зданий городской бойни числится в списках памятников архитектуры. В него входят: бойни, приемник крупного рогатого скота, приемник мелкого скота, конюшня, навозный сарай с пандусом, проверочный пункт.



Бойня_000

Бойня_002


GOOGLE_Бойня
К югу от комплекса на возвышенности находятся остатки некоего сооружения в виде круглых бетонных танков и желобов. Возможно, это водохранилище для производственных нужд скотобойни или очистные сооружения. Сейчас, когда они скрыты сугробами, судить о назначении сооружения трудно. Да и опасно бродить по развалинам, рискуя угодить в какой-нибудь, засыпанный снегом, колодец. Летом надо будет навестить этот объект и провести более детальные исследования развалин.

Нечто_000
Нечто_001
Нечто_002

Довоенный Выборг имел развитую систему здравоохранения. В городе функционировали городской госпиталь, состоящий из родильного дома, туберкулезной лечебницы и больницы общего профиля, больница Марии Магдалины (ныне детские больница и поликлиника, родильный дом), лечебное заведение Диакониссы (сестер милосердия), которое вначале было глазной клиникой, потом преобразовалось в многофункциональную больницу (сейчас это ЦРБ), военный госпиталь (в настоящее время судьба его неизвестна, пациент скорее жив, чем мертв, или наоборот), дом престарелых в Maaskola (ранее он размещался в районе Papula).
В 1912 году в районе Karjala среди густого хвойного леса открылась Выборгская городская больница для душевнобольных. В 1920-х годах она была расширена и располагалась между скотобойней и жилой частью района Karjala.


План_1948+Гугл

GOOGLE_Больница

Автором проекта психиатрической лечебницы в Karjala был известный архитектор Paavo Uotila.

Судя по карте и фотографиям, психиатрическая лечебница состояла из двухэтажного лечебного корпуса с двумя боковыми флигелями, жилого двухэтажного дома для персонала и хозяйственного блока.


IMG_0010-1

После войны лечебный корпус был сильно разрушен.

Жилой дом персонала благополучно дожил до наших дней. Внутреннее состояние дома, по свидетельству жильцов, удовлетворительное. В нем тепло, особенно нравятся обитателям дома высокие потолки комнат. Дом раньше стоял на балансе Выборгского мясокомбината, сейчас он, как бы ничей, похоже, город его на свой баланс не взял, хотя здание числится в списке памятников архитектуры.

Дом_000
Дом_002
Дом_003

Сохранились и остатки хозяйственного блока.

ХозПостройка

Лечебный блок после войны восстановлен не был. Долгие годы после войны его развалины можно было наблюдать, проезжая по дороге в Heinjoki. Наконец, руины были снесены и на фундаменте лечебного корпуса психиатрической лечебницы в 1995 году было возведено жилое четырехэтажное здание, в плане повторяющее лечебный корпус.


Лечебница_000
Лечебница_001
Лечебница_002

Удалось найти поэтажные планы лечебного корпуса и его вид сбоку.

ПланБольницы1
ПланБольницы2
ПланБольницы3
ПланБольницы4
ПланБольницы5

Интересную карту по названием «Muistojen kaupunki» («Воспоминания о городе») нарисовал финский художник Aarne Nopsanen в 1952 году. В правом верхнем углу, рядом с психиатрической больницей изображен веселый больной, бьющий себя молотком по голове.

Карта_1952
К сожалению, найти оригинал карты пока не удалось, хотя, одно время, она была в продаже в выборгских магазинах.
Финским туристам в 90-х годах выдавали ксерокопию, сделанную по мотивам этой карты.


Карта_Воспоминание


К северу от бывшей психиатрической лечебницы, находится еще одно здание финской постройки. Год его появления и первоначальное назначение определить не удалось. Ранее оно было на балансе Выборгского мясокомбината и использовалось в качестве общежития. Сейчас оно, похоже, также ничье.
Несмотря на трущобное состояние, здание используется как жилой дом. Глядя на его, просто не верится, что в таком здании могут жить люди в начале 21 века и не где-нибудь, в странах третьего или четвертого мира, а в городе, который власти позиционируют как окно в Европу.


Общага_000
Общага_001
Общага_002
Общага_003

На выборгских развалинах. Часть 30.

Выборгская окружная больница. 600 лет на службе милосердия.

История этого лечебного  заведения  началась в городе в далеком  средневековье.  Первое упоминание о  госпитале святой Марии Магдалены относится к 1422 году.
В 1505 году госпиталь  был переведен под защиту крепостных стен Выборга из-за участившихся нападений новгородцев и московитов.


В 1475 году госпиталь получил подтверждение папы  Сикста IV, а в 1505 – папы Юлия II о своем статусе.

Сильный городской пожар 1706 года нанес  серьезные повреждения госпиталю, а осада Выборга  войсками Петра Первого в 1710 году  окончательно его разрушила.

Почти через 50 лет в 1758 году  был основан Выборгский окружной госпиталь, который финны считают  правопреемником  средневекового лечебного заведения.

В 1789  году госпиталь расширил свое поле деятельности и стал обслуживать население  города и округа Мит.


В 1813 году госпиталь стал именоваться  окружным лазаретом.
В 1836 году государство выкупило сарай и  богадельни, устроенные в 1787 году купцом Вильгельмом,  для строительства  нового здания окружной больницы, которое было завершено в основном  в 1839 году.


В 1857 году больница была расширена. В 1888 году  были построены новые здания, а с 1908 по 1909  год продолжалось строительство сервисного модуля.


Компьютерная реконструкция одного из вспомогательных зданий:









И его современный вид.

В итоге,  комплекс зданий Выборгской  окружной  больницы занял целый квартал, ограниченный  улицами Ленинградское шоссе (Kannaksenkatu), Володарского (Vilkkeenkatu), Куйбышева (Suonionkatu) и Больничным переулком (Sairaalankatu). 





    Фотография 20 годов прошлого века хирургического отделения Выборгской окружной больницы из музея Хельсинкского университета.
  Основной комплекс протянулся вдоль Ленинградского шоссе, представляя
  собой череду отдельных зданий, выстроенных в классическом стиле, соединенных
 между собой переходами.




  Зимняя война и  ее продолжение нанесла урон комплексу, в итоге были разрушены шесть
 строений.

    Комплекс  зданий после перехода Выборга под юрисдикцию СССР использовался и используется
 сейчас как детская больница с поликлиникой, родильным домом и медицинским учебным заведением.


Так выглядит сейчас одно из зданий бывшей окружной больницы, в котором разместилось Выборгское медучилище.











Компьютерная реконструкция и старая фотография первой трети двадцатого века.

В  советское время в дополнение к зданию по Больничному переулку,
 использовавшемуся как общежитие Выборгского медицинского училища, занявшему
 одно из зданий бывшей окружной больницы, было пристроено новое общежитие.







На свободном месте на углу Ленинградского шоссе и Больничного переулка, стояло одно из шести разрушенных во время боевых действий зданий.





 
ДетскаяПоликлиника  


В начале 90 годов была предпринята попытка восстановить  одно из разрушенных зданий. На сохранившемся фундаменте из гранитных блоков были возведены стены первого этажа. На этом дело и закончилось. И вот уже более  двадцати лет во дворе комплекса стоят и разрушаются новые выборгские развалины.  Наконец, и они были снесены и наих месте сейчас находится детская площадка.


Компьютерная реконструкция разрушенного здания:







  Так выглядит неудавшаяся попытка восстановления.


   В этом сохранившемся  здании размещается родильный дом:


 


Так выглядит компьютерная реконструкция первоначального вида:






В этом здании размещается соматическое отделение детской больницы.



 



   

 






Корпус по Больничному переулку, котором размещалось общежитие ВМУ:






         


Деревянное здание на углу улицы
Куйбышева (Suonionkatu) и Больничного переулка (Sairaalankatu), уничтоженное во время войны.


 



Еще одно деревянное строение по улице Володарского
(Vilkkeenkatu) , не пережившее войну.






Складское помещение в центре квартала также было уничтожено:

   


Один из сохранившихся лечебных корпусов, в котором в настоящее время располагается инфекционное отделение детской больницы.  


   


   



Строение по улице Куйбышева  (Suonionkatu), ныне не существующее. Несколько в глубине от улицы Куйбышева в советское время был сооружен городской морг. Сейчас он используется как криминальный.



       


Сами финны  считают, что эвакуированная в годы войны Выборгская окружная больница- военный  госпиталь, после ряда преобразований,
является прямым наследником  традиций средневекового госпиталя святой Марии Магдалены и с 2004 года носит  название Регионального центра медицинского обслуживания Юго-Восточной Финляндии. Расположен центр в городе Котка.


История развития Выборгской окружной больницы.




На выборгских развалинах. Часть 25.

Водонапорная башня.
Восточно-Выборгские укрепления были построены на восточной возвышенности города, получившей название Батарейной горы (Patterinmäki)   в 1850-70 годах. После получения независимости Финляндии надобность в оборонительном сооружении отпала, и крепость стала памятником фортификационного искусства и элементом городского пейзажа.
В 1929 было начато строительство второй водонапорной башни города (старая располагалась на горе Папула) на месте южной батареи артиллерии форта G.
Проект был разработан городским архитектором Väinö Keinänen. Часть структуры артиллерийской батареи была уничтожена, и земляная масса была использована, чтобы увеличить площадь вокруг башни.
Строительство было закончено в 1930 году. Контракт на возведение получила строительная компания Пирамида. Объем здания - 22000 куб. м.






В башне было два круглых структурированных бетоном водных резервуара, объем каждого - 2 миллиона литров воды. Диаметр каждого резервуара 15 метров в его верхней части.
Здание имеет фасад из красного кирпича. На двух нижних этажах здания располагались офисы и диспетчерская городской водопроводной станции.
Высота здания 26 метров, и, благодаря расположению на возвышенности, водонапорная башня стала одной из доминант города.
      В августе 1941 года советские войска, покидая Выборг,  установили   25 радиомин Ф-10. Они содержали от 120 до 4500 кг. тротила. Из них 17 взорвались, а 8 удалось нейтрализовать и обезвредить, когда стало ясно, что мины приводятся в действие радиосигналом.
      Два радиофугаса финские пионеерио (саперы), рискуя жизнью, сняли в водонапорной башне на Батарейной горе.







На восточной стороне башни видны видны заложенные отверстия от попадания артиллерийских снарядов.







В советское время башня некоторое время функционировала, но с постройкой водовода от Краснохолмского озера и очистных сооружений, потеряла свою актуальность. Долгое время она пустовала, а в начале 90-х годов в ней расположился магазин автомобильных запчастей и бар.     Выгодное расположение башни подсказывает использовать ее крышу в качестве смотровой площадки. Но это уже из области буйной фантазии автора этих строк.

Здания Выборгской городской больницы.
В начале 1900-ых годов, на Батарейной горе (Patterinmäki) располагалась старая фабрика керамической плитки. Она была закрыта, а часть промышленных зданий уничтожена в 1910-ых годах.
Новые больничные здания, которые решено было разместить на месте керамического завода, были разработаны в Выборгской строительной инспекции городским архитектором Paavo Uotila.
Строительство началось в июле 1926 года и было закончено в августе 1927 году. Котельная и технические здания были построены в конце 1927 году. Дымовая труба котельной имела в высоту более чем 50 метров.
Двухэтажное здание администрация и жилое здание были закончены до конца 1928 года.







Через арку административного здания можно было пройти во внутренний дворик больницы.






Переход между корпусами больницы был выполнен в венецианском стиле.






Так он выглядит сейчас.





В советское время корпуса выборгской городской больницы были перестроены с утратой внешнего вида под нужды завода по производству лимонной кислоты.
В 90-х годах прошлого века завод лимонной кислоты обанкротился, и его здания использовались для размещения офисов, магазинов, авторемонтных мастерских и складов.
В основном лечебном корпусе разместилась гостиница «Геркон». Во внутреннем дворике поставлен павильон кафе «Домино».







Так выглядит сегодня административное здание больницы.




   В здании туберкулезной клиники разместилось общежитие Выборгского судостроительного завода.









Размещение жилого помещения в здании бывшей туберкулезной клиники, конечно, может вызвать недоумение, но для нашей страны, отправившей в лагеря и тюрьмы миллионы людей, данный факт уже не воспринимается как преступление.
В настоящее время здание по-прежнему используется как жилое. Сохранилась даже вывеска советских времен.










Новая Новая женская больница (Родильный дом).
В начале 30-х годов прошлого века городские власти Выборга признали необходимость строительства новой женской больницы, и городской архитектор Uno Ullberg в 1934 году начал делать эскизы для нового родильного дома.
В мае 1935 года городское правительство решило окончательно строить новую больницу, и эскизы, подготовленные к июню 1935 года, были одобрены. Uno Ullberg в июне 1936 года стал архитектором города Хельсинки - столицы Финляндии, и новый городской архитектор Ragnar Ypyä продолжил реализацию проекта.
Строительство началось в феврале 1936 года. Генеральным подрядчиком была выборгская строительная компания Пирамида.
Первые новые граждане Выборга (Viipuri) родились в новой больнице в конце ноября 1937 года, но официально женская больница была введена в эксплуатацию в январе 1938 года.









Во время боевых действий здание  практически не пострадало и в первые послевоенные годы использовалось по своему прямому назначению, как родильный дом. Первые жители советского Выборга  появились на свет в этом здании.  Часть здания использовалась как дом  инвалидов  войны.
      В  дальнейшем в бывшей женской больнице расположился детский костно-туберкулезный санаторий Министерства здравоохранения, родильный дом был переведен в здание  детской больницы на Ленинградском шоссе, 26. Куда делись инвалиды войны, остается  только догадываться.
    В настоящее время профиль этого лечебного заведения не изменился. Исчез барельеф на одной из башен, изображающий беременную  женщину.








   


       На здании в настоящее время нет даже вывески.






План расположения зданий выборгской городской больницы по состоянию на 1939 год.







  Современный вид из космоса на месторасположение бывшей городской больницы.