Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

На выборгских развалинах. Часть 178.

                                                                                                There are three things you can watch forever: fire, water, and other people working.

Säiniö.

Иногда случай заставляет заняться изучением того, что рассматривалось предметом исследования в далекой перспективе.

Так и сейчас переезд через мостик в Верхне-Черкасово на месте старой плотины заставил вернуться и побродить вокруг, наслаждаясь шумом бегущей воды и непрерывно меняющейся картиной небольшого водопада.





Речка Säiniönjoki (Черкасовка), вытекающая из Naukkijarvi (Лебедевское озеро) и впадающая в Karemanlahti (бухта Закрытая), на этом участка совершает падение метра на полтора, образуя живописные пороги.




Когда-то, используя этот перепад высот, местные жители возвели здесь плотину и каскад мельниц и лесопилок, используя для привода механизмов силу падающей воды.
Река протекала по территории конгломерата Säiniö, включавшего в себя два сельских района, Yläsäiniö и Hämäläinen, ряд хуторов и деревень: Mikkolanmaki, Honkasenmaki и Alajoki.






Все эти поселения относились к Выборгскому городскому муниципалитету и находились к востоку от города.

Переменчивый рельеф местности, наличие реки и леса привлекали жителей, многие из которых переехали из Выборга или других мест, чтобы жить здесь.

Säiniö был близок к Выборгу и имел отличную связь с городом.

Выборгско-Петербургская железная дорога













и два шоссе, связывающие с Петербургом и Terijoki способствовали тому, что наблюдался непрерывный рост населения в регионе Säiniö, особенно летом.

С начала 20-го века муниципальное сельское хозяйство было расширено за счет покупки дополнительных площадей и приобретения лесных участков для собственных нужд.

Крупные здания, принадлежащие муниципалитету: муниципальный дом, больница, школа и детский дом, находились в Säiniö.

Уже в 1500-х и 1700-х годах промышленность набирала обороты благодаря порогам на Säiniönjoki.

Потребности города и Выборгского замка в продуктах и строительных материалах в значительной мере удовлетворялись за счет мельниц и лесопилок, построенных на Säiniönjoki.

Первыми гидроэнергетическими сооружениями были лесопилка и мельница Säiniö Rapids, Hupponen Rautaruukki, лесопилка и мельница Torsti Rapids.

На берегах реки располагались мастерские по изготовлению латунной утвари и посуды, кожаных изделий, гвоздей.

К северу от станции Säiniö находилась мыловаренная фабрика, а на противоположной стороне деревообрабатывающие предприятия Säiniö Brick Factory и Saha oy.

В дополнение к этому следует упомянуть паровые мельницы по обе стороны железнодорожной станции, а также заводы по изготовлению торфянных брикетов в Ryövärinsinsuo и лесопильный завод в Honkaniemi (Лебедевка).

Первоначально в Säiniö было всего несколько родов. но на протяжении многих лет фермы множились в результате роста семей.

В итоге производство сельскохозяйственной продукции увеличивалось.

Сады и огороды появились на небольших участках.

Некоторые хозяйства производили большое количество цветов и овощей для магазинов и рынков Выборга.

Выращивание клубники также было довольно доходным делом.

Первые жители Säiniö были главным образом рабочими на заводах, принадлежащих шведской короне и членам муниципалитета города.

По мере того как эти семьи расширялись, а производственные мощности, принадлежавшие городу и Замку увеличивались, население Säiniö росло.

Особенно быстро выросло население Säiniö в первой трети двадцатого века.

Если в 1900 году число жителей составляло 896, то к 1937 году их было уже 2905.

В течение лета число жителей увеличилось многократно за счет приезжавших отдохнуть дачников.

В Säiniö почти не было гимнастических и спортивных клубов.

На рубеже 19-20 веков был создан Säiniö VPK, в программу которого, помимо пожаротушения, входило поддержание физической формы посредством спорта и гимнастики.

Гимнастический и спортивный клуб Säiniö ”Jäntevä” был основан в 1911 году в качестве продолжения соревновательной деятельности, включенной в программу ассоциации.

Единственным спортивным клубом была ”Otava”, основанный в 1921 году.

Хотя в Säiniö не было надлежащих спортивных площадок, площадок для борьбы, пляжей и других необходимых мест, здесь выросли: чемпион мира по борьбе Otto Huuhtanen, участники олимпийских игр Riku и Urho Korhonen и серебряный призер Олимпиады Olavi Mannonen.

Во время «Зимней войны» Säiniö оказался на пути продвижения советских войск и значительная часть деревянных зданий была уничтожена.









Здесь когда-то была деревня Honkasenmaki.




Остались целыми только погреба и каменные амбары и хлева.












Первое, что надо сделать - построить сауну.


Удивительным образом до наших дней дошло одно из зданий детского дома, расположенного на вершине одного из холмов, в долине которых находится русло Säiniönjoki.





Сейчас в нем работает магазин поселка.


Состояние раритета, надо сказать, плачевное.







Рядом находится сохранившийся фундамент еще одного здания.



Viktor Svaetichin, финский художник, который писал фотоработы, считающиеся более историческими документами, чем репрезентациями какого-либо конкретного художественного направления, оставил нам свои работы о Säiniö - изображения сосен, выполненные с изумительной тщательностью.





Надо сказать, что на вершине холма вокруг здания бывшего детского дома, как бы продолжая традицию, выросли чудесные в своей неповторимости сосны-великаны, своего рода гении места, как бы расположившиеся в круговом дозоре.
























Ну, и конечно, изюминка местности — пороги на Säiniönjoki, живописные развалины бывших мельниц и лесопилок, непрерывный шум падающей воды,






и внезапно наступающая тишина небольшой заводи, расположенной выше порогов.
















https://youtu.be/4fxrzvBzUK4




                                                                                                       

На выборгских развалинах. Часть 167.

Щегол.

Porkansaari (ныне остров Смоленский) - это остров в Выборгском заливе и бывшая деревня на территории бывшей Выборгской сельской общины.

Porkansaari расположен в западной части Выборгского залива между Piispansaari — (остров Подберезовый) и Brunsaari (Koivuniemi).


Северный конец острова почти упирается в материк, на востоке остров соседствует с Brunsaari (Koivuniemi).

Помимо Piispansaari, соседями деревни Porkansaari были: усадьба Kiiskilä, деревни Ahokas (сейчас это поселок Подберезье) и Kärki а также деревня Lihaniemi на другой стороне Выборгского залива.

В деревне Porkansaari в 1937 году было 245 жителей.

Поселок был сосредоточен в юго-восточной части Porkansaari и частично на Brunsaari.

Большинство жителей деревни работали в сельском хозяйстве.

В 1937 году в деревне было 52 га пахотных земель, 12 га лугов и 96 га лесов.

Важным вторичным видом деятельности была рыбалка.

Из села Ahokas через каменную дамбу дорога вела в Porkansaari. На остров Brunsaari был перекинут мост.

Близость к материку способствовала электрификации деревни.

В селе не было собственной начальной школы, поэтому дети посещали школу в усадьбе Kiiskilä.

Во время Зимней войны население деревни было эвакуировано в вглубь Финляндии. В краткий мирный период 1941-1944 годов жители смогли вернуться в свои дома. Но затем последовала новая эвакуация летом 1944 года.

За прошедшие три четверти века дамба




и мост оказались разрушены,




остров стал необитаемым лесом, дорога заросла и ее следы даже не угадываются среди многолетних деревьев.

На месте деревни еще можно обнаружить каменные



и бетонные фундаменты,






типичные финские погреба с обваловкой крыш из дерна.







Несколько лет назад на месте деревни бушевал лесной пожар, превративший местность в труднопроходимый бурелом.

Кирпичи, среди которых шведские изделия



соседствуют с выборгскими,



остатки печной утвари



да битая посуда




— немногочисленные свидетели былой островной культуры, создававшейся веками трудолюбивым и действительно свободным народом и разрушенной в течение пяти военных лет...

В нетронутой пожаром части острова можно найти удивительные деревья, как, например, эта сосна, крона которой напоминает тонкое кружево.



Бывшее село Ahokas существует в наши дни как поселок Подберезье в качестве чего-то, напоминающего дачный конгломерат.

Человек, впервые попавший в него, ощущает себя, как в компьютерной игре DOOM-II на 31-ом, секретном уровне Wolfenstein: Super Secret.
Бесконечные трехметровые заборы, тянущиеся вдоль дорог, напоминают компьютерный лабиринт.






Кажется, что за очередным поворотом тебя ожидает встреча либо с толпой охранников, либо со стадом «неубиваемых» зомби.






В лабиринтах Подберезья:
https://www.youtube.com/watch?v=NGqSzMUkTxM

Весьма интересна судьба усадьбы Kiiskilä которая располагалась в этом же районе на берегу Выборгской бухты.


Через северную часть усадьбы проходило шоссе на остров Turkinsaari.

В 1937 году в Kiiskilä было 49 жителей. Ей принадлежали 622 га леса, 83 га пахотных земель и 25 га лугов.

В том же году в небольших деревнях, принадлежащих школьному округу Kiiskilä, проживали: в Kärki 38 человек, Lahti - 23, Vahvaniemi - 6 и Mälkki - 62 жителя.

В усадьбе располагалась начальная школа и магазин. В селе был молодежный клуб.

Кратко и достаточно полно история усадьбы изложена на сайте
http://kiiskila.ru/history-kiiskila/,
а по адресу

http://www.krohnfamily.org/krohn_kuvat7b.php?lang=0

можно увидеть галерею фотографий усадьбы разных лет.

В Зимнюю войну и ее Продолжения усадьба не пострадала и послевоенная судьба  этого уникального объекта  сложилась, казалось, вполне удачно.
















Она не была уничтожена и в советское время использовалась в качестве пионерского лагеря под оригинальным именем "Чайка".

Конечно, за это время она понесла многочисленные потери, в виде полной утраты первоначального ландшафта, варварской перестройки и уничтожения, так сказать, непрофильных зданий.

Но самые большие потери усадьба понесла в последние двадцать лет. За это время она побывала в собственности нескольких владельцев, которые каким-то чудом ее не уничтожили окончательно, но довести до предсмертного состояния, что называется, умудрились.

Три года назад, когда ее будущий владелец осматривал главное здание, ему показалось, что оно буквально прохрипело, агонизируя: «Спасите меня!».

И, действительно, колонны главного фасада были готовы свернуться винтом и, рухнув, потянуть за собой портик, следом за этим рухнула бы крыша, и все внутреннее пространство здания оказалось бы беззащитным перед стихией.















Великолепных изразцовых печей осталось только три, да и то одну из них последний владелец, в лучших традициях русского «либерализма», ободрал и установил у себя на даче.

Хорошо, что саму печь не догадался уничтожить.

Но произошло чудо, и последняя сохранившаяся деревянная усадьба Ленинградской области нашла того единственного человека, который понял, что надо сделать, чтобы спасти ее.

В кинофильме «Щегол» по одноименному роману американской писательницы Донны Тартт, получивший Пулитцеровскую премию за художественную книгу в 2014 году, один из персонажей, старый краснодеревщик Хоби, говорит: «Мы умрем. Мы все умрем. Но разрушить, потерять, то, что принадлежит вечности...»

По его мнению все, что создано человеком, его трудом, его мыслями начинает жить своей жизнью, и оно уже не принадлежит творцу, а уходит от него в вечность. Это касается и пирамид, и книг, и картин, и мебели...

Хоби всю свою жизнь возвращал старым, казалось бы, безвозвратно потерянным и ставшими бесполезными вещам - стульям, шкафам, столам и комодам не то, что бы вторую жизнь, он верил, что возвращает им вечность.

Как это соответствует парадоксальному булгаковскому «рукописи не горят».

На самом деле - горят, да еще как.

Но есть одно свойство, присущее человеку — это его память, которая не знает забвения.

«Вечная память» - не фигура речи, а констатация этого простого факта, того, что «ничто не проходит бесследно".

Илья Валерьевич Слепцов, нынешний владелец усадьбы, представляется мне таким человеком, четко представляющим, что надо сделать с ней, чтобы эта часть нашей истории осталась не только в нашей памяти, а была бы осязаемой, максимально приближенной к оригиналу.

Вот его слова относительно того, что сделано и что надо сделать с усадьбой:

«С осени 2016-го года (приобрели усадьбу мы в ноябре) мы начали реставрацию. Обесточили главный дом, вынесли из него газовые баллоны и прочие опасные предметы. Укрепили портик, чтобы он не рухнул. Сняли со стен ДВП, которая пропиталась водой и гнила, вызывая гниение подлежащих бревен сруба. Дальше был ремонт подвала, ремонт гранитного крыльца, проектирование, согласование проекта в КГИОП...

В нашем плане превратить главное здание усадьбы в музей, старую конюшню - в конференц-центр, восстановить некоторые промыслы в усадьбе, восстановить ландшафтный парк. За три года у меня сложилась четкая концепция, как и куда надо двигаться.»

Его отношение к приобретенному объекту не может не вызывать уважения к нему, и к его попытке возрождения того наследия, что досталось нам по воле истории.

Мне очень импонирует его профессиональный подход к реставрации, желание максимально приблизиться к воссоздаваемому образцу, передать ту атмосферу, что окружала его.

Желаю успеха Илье Валерьевичу на этом, по-моему, совершенно правильном пути.

Для меня несомненно, что концепция превращения усадьбы в общедоступный объект отвечает европейским тенденциям открытости, доверия и взаимопонимания.

15 сентября я побывал в усадьбе, своими глазами увидел, что сделано за три года.

Увиденное только укрепило меня в уверенности, что путь, выбранный Ильей Валерьевичем неизбежно должен привести к успеху.

В дополнение к словам Слепцова о сделанном, добавлю, что практически полностью восстановлены и с отличным качеством большой финский погреб, артезианская скважина со станцией обезжелезивания.

Должен поступить комбайн для скашивания тростника.

Им была поставлена амбициозная и, казалось бы, невыполнимая задача, но состояние в котором я увидел усадьбу, вселяет оптимизм.

Чем можно ему помочь?

Я не знаю. Знаю только, что давать советы человеку, прекрасно понимающему конечную цель и действующему осторожно, по принципу «не навреди», бессмысленно.

Хоби из кинофильма «Щегол» учил главного героя своими ладонями отличать изделия ручной работы от фабричной поделки, чувствовать теплоту дерева, полученную от человеческих рук, которую не может получить дерево от металла бездушной машины.

Так, мне думается, поступает и Илья Слепцов, сомневаясь и тщательно обдумывая каждый свой шаг в реставрации усадьбы.

Скорее всего, помощь может выразиться в виде информации об усадьбе, старых фотографиях, на которых могут быть запечатлены отдельные детали самой усадьбы, хозяйственных построек, ландшафта, в том числе и советского периода, это тоже часть истории усадьбы.

Слепцов предполагает восстановить «Кораблик», сохранить «Гулливера» и плавательный бассейн.

Когда сталкиваешься с явлением, событием или фактом, не укладывающимися в обычные рамки, выходящими из ряда однотипных и рутинных, они воспринимаются как чудо.

То, что происходит сейчас в усадьбе Kiiskilä, как мне представляется, так и надо понимать.























На выборгских развалинах. Часть 165.

Revonsaari — царство тишины и спокойствия.

Часть третья.

И вновь переносимся из вавилонско-европейской толчеи в наш заброшенный край необитаемых островов, водных просторов и тишины.

На этот раз направляемся в северо-восточную часть Revonsaari, там, где когда-то находилась деревня Räihälä.

Маршрут туристической вылазки начался на причале Йоханнес, здесь за 300 рублей местная власть разрешает осуществить спуск и подъем лодчонки на песчанном пляже и еще за 200 рублей в сутки — разместить свой автомобиль на охраняемой стоянке.


Через какие-нибудь полчаса я вышел на Revonsaari в небольшой бухточке, практически полностью заросшей камышом.






Камыш гасит волны и шум прибоя никогда не нарушает необыкновенной тишины, царящей на острове.

Эта часть острова несколько лет назад горела, о чем свидетельствуют обгорелые нижние части стволов деревьев.


Часть деревьев упала, превратив некоторые части острова в труднопроходимый бурелом.

Несмотря на милостивое разрешение властей бесплатно собирать валежник, желающих воспользоваться халявой на острове не наблюдается.

Легенда о полях подосиновиков, оказывается, имеет под собой вполне реальную основу. Жаль только, что большинство грибов оказались жертвами прожорливых кольчатых.






Следующая остановка — на небольшом песчаном пляже у развалин финского каменного пирса.





С берега открывается отличный вид на острова Советский (бывший Riionsaari) справа и Школьный (Huunolansaari) слева, также бывшие обитаемыми до 1939 года.






Здесь почти к самому берегу подходит дорога, пересекающая остров с севера на юг.

Часть дороги, идущей на юг сохранилась, в низких местах видны колеи от тяжелой техники.

Та же часть дороги, что идет от причала на северо-восток представляет собой две глубоких колеи, густо поросшие низкорослым лесом и поэтому трудно проходима.

Причина их появления прояснилась несколько позднее, при исследовании острова к югу от бывшей пристани.

Вдоль дороги и посреди леса встречаются штабели заготовленного леса, гниющего здесь уже не одно десятилетие.










Эти нагромождения древесных стволов создают гнетущее, я бы сказал, даже зловещее впечатление какого-то дьявольского замысла, реализованного с непонятной целью.

А вот, кажется, и сам нечистый встал на дороге и требует для дальнейшего прохода заключить известный договор, непременно подписанный кровью.





Скорее всего, в советское время здесь велась промышленная заготовка леса, которая была признана нерентабельной, и заготовленный к вывозке лес был просто брошен, а техника вывезена.

От некогда большой деревни остались только поросшие деревьями фундаменты,



да немногочисленные хлева, которые финны традиционно строили из камня и кирпича, так как деревянные строения для этих целей оказывались недолговечными из-за агрессивной среды.
Хорошо сохранившийся, несмотря на прошедшие восемьдесят лет, погреб. В нем и сейчас можно было бы хранить продукты.







Небольшой хлев, построенный по интересной технологии из двух стен, сложенных из цементных кирпичей с воздушной теплоизоляционной прослойкой между ними.







Бетонная поилка или кормушка для живности:






Деревцо, высунувшееся в окно, как бы дополняет оригинальность постройки находчивостью природы, не останавливающейся ни перед чем в своей тяге к солнцу и теплу.




Судя по нестандартному виду кирпичей — это местное творчество, вызванное изобилием песка и довольно простой технологией.

Схема маршрута:



На выборгских развалинах. Часть 164.

Выборг-Париж. Девять дней в Европе.

Казалось, за такой короткий срок и в таком темпе, что можно увидеть и что понять в жизни целого континента, населенного сотнями национальностей, отличающимися языками и обычаями, собравшего в своих городах представителей практически со всего мира?

Конечно, если ставить перед собой задачу, что называется «отметиться», чтобы в случайном разговоре произнести сакральное, подслушанное в телевизоре: «Париж? Знаем, плавали. Кстати, ничего сногсшибательного, и эти не..., пардон, афрофранцузы за..., простите, достали! Иногда кажется, что ты не в Париже, а в джунглях. Пропала Европа с ее пресловутой мультикультурностью...», то тогда да, задача может быть успешно решена.

Но я такой цели перед собой не ставил, меня интересует, как Европа относится к той части человеческой культуры, которая носит название архитектуры — создание строений различного назначения, что она предпринимает для сохранения наследия прошлого, как пытается создать такую среду обитания, чтобы перед глазами жителей и гостей предстала цельная и гармоничная картина развития городов на протяжении многих веков, что она делает для того, чтобы их города были привлекательными и посещаемыми, чтобы, попав один раз, туристы стремились туда снова и снова.

И, надо сказать, что, несмотря на некоторые нюансы, европейские народы сумели разработать и воплотить в жизнь плодотворную концепцию, включающую в себя такие положения, как реставрация зданий, придания им первоначального облика, изменение профиля использования исторического здания, создание инфраструктуры для наиболее полного удовлетворения запросов туристов, включая сеть гостиниц, хостелов, льготные условия для сдачи жилья в аренду, развивая транспорт, в том числе и водный, поощряя уличную торговлю сувенирами и продуктами быстрого питания, не препятствуя деятельности уличных артистов и музыкантов.

И, конечно, создав сеть платных и бесплатных, зачастую полностью автоматизированных туалетов.

Посетив за девять дней Хельсинки, Турку, Стокгольм, Амстердам, Париж, Брюссель, Любек и снова Стокгольм, такие разные города, находящиеся на расстоянии сотен и тысяч километров друг от друга, у меня не создалось впечатления перехода в иной мир после каждого переезда. Казалось, что ты просто уходишь от одних соседей к другим, таким же гостеприимным и дружелюбным.

Хотя темп жизни, поведение жителей зачастую разительно меняется. И ваше поведение тоже меняется.

В Париже, кажется, у вас сносит голову и вы готовы вскочить на вентиляционный люк и, удерживая рвущуюся вверх юбку, изображать из себя Мэрелин Монро.


В Амстердаме — усесться на набережной канала и забить косячок.



В Брюсселе, расположившись на торговой площади, перекусить хот-догом и посмотреть на танцевальное шоу,





а в Любеке, уподобившись добропорядочному бюргеру, скоротать время за кружкой чудесного пива.



Все перечисленные выше города являются столицами, за исключением Любека, но и его можно считать таковой, так как в течение длительного времени этот город был центром Ганзейского союза, включавшего в себя в лучшие времена до 200 городов.

И Выборг, кажется, им не ровня.

Но, вспомнив, что финны считали его второй столицей, и надувшись, как лягушка, пытавшаяся сравняться с волом, можно попытаться представить, каким бы был Выборг (не будь омерзительного Пакта о ненападении с его секретными протоколами, открывшему путь к началу Второй мировой войны), глядя на европейские города, сохранившиеся и восстановленные из руин людьми, не забывающими ни свою историю, ни историю своих соседей и пытающимися найти способ существования на этой земле, исключающий досрочное попадание в рай одних и простое издыхание других.

Жертвами мировой бойни номер два стали десятки миллионов человек, были разрушены тысячи городов, миллионы людей были вынуждены покинуть родные места и превратиться в беженцев.

Для Финляндии результатом стали потеря десяти процентов территории, появление внутренних мигрантов и исчезновение целых пластов культуры, имеющих многовековую историю.

Исчезла культура Выборгского архипелага, прекратилась жизнь на многочисленных хуторах Выборгской губернии, известная нам по прекрасной книги финского писателя Algot Untola (литературный псевдоним Maiju Lassila) «За спичками» и одноименному фильму.

Как уверяли старожилы Выборга, после войны чекистские зондеркоманды целенаправлено уничтожали отдельно стоящие хутора, опасаясь использования их в качестве баз для ведения партизанской войны.

Были разрушены многочисленные усадьбы, удивительным ожерельем окружавшие некогда Выборг, располагаясь в ближних и дальних окрестностях города.

Этот культурный пласт был тесно связан с историей России — владельцами усадеб зачастую были жители столичного Санкт-Петербурга - предприниматели, адвокаты, художники и писатели.

Кажется, что даже по истечению восьми десятилетий, у большинства нынешних обитателей Выборга и его власти нет полного понимания того архитектурного клада, который им достался в реультате войны. Поэтому до сих пор нет цельной концепции использования этого наследия.

Если в первые послевоенные годы мы напоминали варваров, пытающихся приспособить в качестве жилищ храмы и отбивающих носы и гениталии у скульптур, то сейчас мы пытаемся прилепить отбитое на место, зачастую путая местами носы и гениталии.

А сейчас просто полюбуемся на то, как выглядят сегодня европейские города, попытаемся увидеть, как их обитатели стараются совместить старину с современностью, как меняется пейзаж стран в связи со стремлением жить в гармонии с природой, которую мы вольно или невольно преобразили, иногда с целями, противоречащими ее сохранности и гармоничному развитию.
Где-то на территории ФРГ поле из солнечных батарей:



Амстердам: каналы и  велосипеды, пешеходам быть предельно осторожным, чтобы не быть задавленным  стадом демонов-велосипедистов.


































+












Париж... Одно его название вызывает безграничное число эмоций и воспоминаний о художниках, писателях, мыслителях и философах, общественных и политических деятелей. Здесь впервые были произнесены слова Liberté, Égalité, Fraternité, ставшие девизом не только Французской республики, но череды революций, прокатившихся по всей Европе, которые до сих пор продолжают волновать умы, побуждая людей к честности, бескорыстию и открытости.
























Монмартр - это сердце Парижа, район, сохранивший дух и материальную культуру старого города, где каждый дом, каждый камень мостовых, кажется,  хранит память  об интеллектуальном богатстве не только Франции, но и всего мира.


























































Musée d'Orsay, расположенный на левом берегу Сены, напротив Лувра и сада Тюильри в бывшем здании центрального вокзала, которое некоторые горячие головы, каковые имеются и в Париже, хотели снести, ныне явялется одним из наиболее посещаемых музеев.
Некогда отсюда отправлялись поезда во все концы Франции, 60 железнодорожных путей было расположено в вокзале.





Сегодня на пяти его этажах расположены великолепные выставки живописи и скульптуры.



















На выборгских развалинах. Часть 145.

Осколок империи.

Речь пойдет о венгерском городке с простым и легкозапоминающимся названием: Секешфехервар (Székesfehérvár).

Говоря так, я не шучу. Отец моей жены, несмотря на свой возраст, ему 93 года, произносит его без запинки, так как это имя врезалось ему в память с 1945 года.

В январе последнего года Второй мировой войны в Секешфехерваре и окрестностях шли тяжёлые бои между 5 танковой дивизией СС и частями 21 гвардейского стрелкового корпуса 4 -ой гвардейской армии 3-го Украинского фронта, а в марте началось сражение между 6-й танковой армией СС и войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов в ходе так называемой Балатонской оборонительной операции.

Тесть в это время проходил обучение в военном училище в Омске.

И в течение трех месяцев под Секешфехервар были отправлены 3 маршевые роты недоучившихся курсантов, до него очередь не дошла, он был в шестой роте.

Практически все курсанты погибли под Секешфехерваром.

Думаю, что вы понимаете, с каким чувством он воспринимал название этого города. Оно было для него, по сути дела, символом жизни или смерти.

Уже во времена Римской империи на месте Секешфехервара находилось поселение.

По преданию, считается, что Секешфехервар был основан в 972 году на месте, где располагался шатёр Арпада - вождя венгров, возглавлявшего их переселение на территорию современной Венгрии.

Основал город правнук Арпада — князь Геза.

Первое письменное упоминание о Секешфехерваре датируется 1009 годом.

Город стремительно рос при короле Иштване Святом.

В нем построили крепость с земляными валами, величественную базилику возвели в 1039 году.

При правлении Иштвана Секешфехервар получил права города.

В средние века Секешфехервар был важнейшим городом Венгрии, местом расположения королевской резиденции.

В городе были коронованы 37 королей и погребены 15 правителей.

Монгольское нашествие 1242 года не причинило ущерба городу, Орда вынуждена была обойти Секешфехервар из-за большого наводнения, затопившего окрестности.

Город успешно развивался вплоть до турецкого нашествия.

В 1543 году турецкая армия осадила Секешфехервар и после длительной осады взяла город.

Большая часть зданий была ими разрушена, уцелевшие церкви превращены в мечети.

Могилы королей были разграблены и уничтожены, а базилика, превращённая в пороховой склад, была полностью разрушена после пожара и взрыва, последовавших за ударом молнии.

В 1688 году город, после почти полуторавековой турецкой оккупации, был освобождён от турецкого ига и в конце 17 — начале 18 века заново отстроен.

Сильно уменьшившееся венгерское население города было восполнено за счёт приехавших немецких и сербских колонистов.

Доминирующим стилем застройки стало австрийское барокко.

К 19 веку численность Секешфехервара достигла 12 000 человек.

В ходе боёв 1945 года почти половина зданий в городе была разрушена, погибло более 10 тысяч жителей.

На городском кладбище в братских могилах похоронены останки 4138 советских воинов.

В послевоенный период город был восстановлен.

Барочные строения в историческом центре города были тщательно и скрупулезно отреставрированы.

Секешфехервар был превращён в крупный промышленный центр. Самыми значительными предприятиями города стал завод по производству автобусов «Икарус».

Сегодня Секешфехервар один из наиболее посещаемых туристами городов Венгрии.

Население города в 2014 году составляло 99 060 человек.

Несмотря на то, что средневековых построек в городе не осталось, исторический центр представляет собой великолепный образец европейского цивилизованного отношения к архитектурному наследию прошлого.



Civertan Grafikai Stúdió

Пройдемся по чистым, словно только что вымытым улицам городка, насладимся тишиной и покоем, разлитым в воздухе, заглянем в многочисленные магазинчики с сувенирами, отдохнем в уличном кафе за чашкой ароматного кофе, бокалом вкуснейшего мороженного или местного вина.



Или получим из рук симпатичной волонтерки бесплатно стаканчик воды со льдом.






























































































































































































На месте уничтоженной базилики установлена сцена, на которой местные исполнители и гости выступают перед жителями городка в дни праздников.

Рассказ о Секешфехерваре будет неполным, если не упомянуть о замке Енё Бори (Bory Jenő; 09.11.1879, Секешфехервар — 20,12.1959 Секешфехервар) профессора, ректора Венгерской королевской школы рисования (1943—1945), расположенном на окраине города.
Этот уникальный архитектурно-художественный гимн любви заслуживает отдельного поста.
Я ограничусь галереей обнаженных женских фигур, как бы в продолжение предыдущего поста об уничтоженном выборгском фонтане с купальщицей.



































И еще раз убедимся, что Выборг ничем не уступает европейским городам по историческому набору архитектурных памятников.

Только в головах выборгских начальников никак не может сложиться цельная картина использования архитектурного наследия в соответствии с принципами, выработанными мировой практикой.

Даже кошка, когда у нее есть выбор в пищи, сначала съедает, то, что лежит подальше, оставляя близлежащие кусочки «на потом».

Нынешние же начальники хватаются за то, что можно быстро освоить, не задумываясь о долгосрочной перспективе развития.

Поэтому мы видим стремительный ремонт фасадов и руины, требующие значительных и длительных усилий.

В точности по рецепту попечителя богоугодных заведений Артемия Филипповича Земляники: «Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет», только по отношению к объектам архитектуры.

Венгрия не самая благополучная страна Европы, но с богатой и противоречивой историей.

Венгерские племена, будучи в начале своей истории грозой европейских народов, осуществлявшие набеги по все Европе и облагавшие данью целые государства, основали, затем, Венгерскую империю, имевшую выходы к трем морям.

Венгры успешно противостояли натиску Османской империи, и, несмотря на значительные территориальные потери, сохранили свою государственность и вернули утерянное.

В 19 веке Венгрия стала частью Австро-Венгерской империи, игравшей важнейшую роль в Европе. Именно тогда Будапешт превратился в современный европейский город с великолепной архитектурой венгерского модерна и первой на европейском материке подземкой.

В результате поражения в Первой мировой войны Венгрия стала одним из многих самостоятельных государств, образовавшихся после распада Австро-Венгерской империи. Она потеряла две трети территорий, многие венгры оказались проживающими в других государствах.

Неудовлетворенность результатами Версальского мира стала, по всей видимости, поводом для венгров поучаствовать во Второй мировой войне на стороне нацисткой Германии, после поражения в которой Венгрия оказалась в сфере советского влияния и вошла в так называемый социалистический лагерь, из которого вышла на рубеже 80-90 года прошлого века.

Пережила экономический кризис перестройки и сейчас является членом Европейского сообщества, сохранив свою валюту и независимый курс. Венгрия считается одной из наиболее безопасных и комфортных для проживания стран ЕС, а ее столица, Будапешт, рекламируемая как «перчик Европы», действительно является типичным европейским городом, насыщенном спецификой второй столицы бывшей Австро-Венгерской империи.

Осколок великой империи нашел свое место среди равноправных народов, объединенных идеями равенства перед законом, личной неприкосновенности, права на безопасный и здоровый образ жизни и еще многое то, что называется общеевропейскими ценностями.

На выборгских развалинах. Часть 139.

Mon Repos или смерть, длиною в 80 лет.

Я давно собирался написать о чудесном и неповторимом месте на выборгской земле - усадьбе Mon Repos.

Собирал материал, пытался его систематизировать, но в один прекрасный момент флешка с ним вышла из строя и вся собранная информация оказалась утеряна, копию же я не удосужился создать.

В настоящее время, после погрома, учиненного в парке под видом реставрации и возрождения пришло время высказать и свое мнение, мнение человека, родившегося в этом городе и с детства много раз побывавшего в парке усадьбы и его окрестностях.

Многие высказывают мнение, которое кажется вполне обоснованным, что теперь парк уже никогда не будет таким, каким мы его помним. Некоторые идут дальше и уверяют, что жизнь усадьбы закончилась и она окончательно умерла.

Мне же кажется, что дату смерти усадьбы можно отнести почти на 80 лет назад и даже назвать точную дату — 30 ноября 1939 года, начало Зимней войны, когда под лживым предлогом обеспечения безопасности СССР была начата позорная агрессия против независимой Финляндии.

Сейчас уже ясно, что концепция усадьбы, основанная на индивидуальном и неповторимом, бережно сохраняющая природный ресурс и допускающая минимальное рукотворное в него вмешательство, противоречит основной идеологии коммунизма — разрушение всего, созданного капитализмом и построение на руинах  нового универсума, предполагающего всеобщее равенство на грани смешения противоположностей.

И все последующие годы были только растянутым во времени уничтожением уникального памятника.

После того, как Выборг вошел в состав СССР, началось преобразование имения в духе коммунизма.

В усадьбе расположился военный санаторий.

Красноармейцами были разграблены семейные склепы бывших владельцев усадьбы на острове Людвигштайн.

Скульптура Вяйнемейнена, выполненная из цинкового сплава, скорее всего, была сдана в утиль.


Mon Repos, 1941.09.10. Следователь и лейтенант Svartström рядом с опустевшим постаментом.

Практически все деревянные постройки, кроме центральной усадьбы, библиотечного и административного корпусов были уничтожены.

Многие выборжцы никогда не видели оригинальных построек, без которых усадьба просто немыслима.

Это павильоны «Паульштайн»,



«Хижина отшельника»,



«Храм Нептуна»,






«Турецкая палатка»,





«Мариентурм»,
















«Чайная беседка»,



«Бель-вю»,



китайские мостики,

















скульптура «Вяйнемейнен, играющий на кантеле»,




паромная переправа на остров Людвигштайн,



входные ворота,




китайский зонтик.

Небольшая часть их восстановлена.

Живописный потолочный плафон, более полутора веков бывший главным украшением большой залы Главного усадебного дома на сюжет из античной мифологии - “Встреча Венеры и Марса” Якоба Меттенляйтера, одного из наиболее известных и успешных придворных художников рубежа XVIII-XIX вв., был похищен в 1966-67 годах.

Первый владелец усадьбы Монрепо (тогда она называлась Шарлоттенталь) наряду с домом выстроил большую оранжерею; её длина вместе с флигелями достигала 82 м.

Принц Вюртембергский, снеся предыдущую, выстраивает свою оранжерею оригинальной конструкции.

Ludwig Heinrich, Baron von Nicolay третий владелец имения Монрепо,




достраивает еще несколько оранжерей и создает настоящий усадебный оранжерейный комплекс, где выращивались разнообразные экзотические растения, в том числе и плодовые, которые в летний период использовались для декоративного оформлении Главного усадебного дома и парка.


Сегодня оранжерея парка и примыкающее к ней административное здание, которое ранее именовалось «Домом садовника» входят в сохранившийся комплекс усадебных зданий.

В ходе капитального ремонта «Дом садовника» был частично разобран, а на его месте появилось деревянное здание.

Неоднократно перестраивалась и оранжерея.

В советское время полностью перестроено южное крыло оранжереи, обновлено и северное.

Были пробиты проемы в восточном фасаде центрального павильона.

На данный момент в оранжерее сохранились центральный и северный павильоны, руины стен южного павильона.

По проекту реставрации, размещенному на официальном сайте парка, предусмотрена переделка парковой композиции под период владения парком Николаи старшего (1804-1806 годы).

Источник «Нарцисс» в результате варварски проведенной мелиорации  практически умер и неясно, оживет ли он вновь.




В течение многих десятилетий за парком не было надлежащего ухода,



что и привело, как уверяют разработчики, к необходимости единовременного уничтожения большого количества деревьев, и нет никакой гарантии, что после освоения средств МБРР, все не вернется на круги своя, и усадьба не будет брошена на произвол судьбы, как в былое время.

Сама концепция восстановления в виде регулярного парка с элементами природного вызывает отторжение тем, что в ней явно просматривается имперский вариант превращения природного парка в некий северный недо-Версаль, попытка вычеркнуть из истории Выборга период нахождения его в составе независимой Финляндии.

Не предусмотрены средства на восстановление обзорной башни «Бель-вю».

Да и сама схема привлечения подрядчиков к работам и их репутация вызывает подозрения в коррупционном сговоре.

После ряда задержек для России зарезервирована огромная сумма денег, около 29 миллионов евро.

Большая часть этого займа предоставлена Международным банком реконструкции и развития (МБРР) в 2010 году, используются также и средства российского государства.

Средствами распоряжается частный Фонд FISP, специализирующийся на восстановлении и других инвестициях в Санкт-Петербурге.

Основную работу по реставрации выиграла строительная компания «Возрождение», фирма, которая вместе с Фондом FISP замешана в коррупционном скандале, связанном с работами по реставрации Санкт-Петербургского Эрмитажа.

Привлечение гастарбайтеров — явный признак попытки сэкономить на качестве рабочей силы.

Таджик Бахтияр Эмомов, семь лет проживающий в Санкт-Петербурге, опускается на срубленные деревья перед надгробной плитой Людвигштайна.

«У нас будет ребенок в феврале. Мы пробовали два года и, наконец, преуспели», - говорит беззаботный будущий отец, не беспокоясь о статусе или будущем усадьбы.

Начатая работа с использованием нечетких и фрагментированных планов, без помощи экспертов Mon Repos, вызывает беспокойство как в России, так и в Финляндии.

«Ситуация вызывает тревогу», - говорит финско-швейцарский историк и эксперт по старым паркам, доцент университета Аалто Eeva Ruoff.

Она не понимает, почему для парка разрабатывается внешний решетчатый сад, которого никогда не было в парке.

Это также создает подозрения, что подробная информация об основах реставрационных работ или конкретной реализации реставрационных работ не является общедоступной.

«Хуже всего то, что там работают огромные машины. Дерево умирает, потому что, когда почва разрушается, корни повреждаются, особенно если земля не замерзает. В то же время старый культурный задел и старые формы парка, которые должны спасены, могут быть окончательно уничтожены» - говорит Eeva Ruoff.

https://seura.fi/asiat/ajankohtaista/katso-kuvat-tuhoista-viipurin-ikimuistoinen-monreposn-puisto-revittiin-pilalle-entisoinnin-yhteydessa/

Несколько старых панорамных снимков усадьбы, как оно было.



































Песня Erik Lindström на слова Aili Runne «Помнишь Монрепо» посвящена потрясающему по своей красоте пейзажному парку.

Песня принесла известность певице Annikki Tahti, которая впервые исполнила ее в 1955 году. Песня стала в Финляндии очень популярной.

https://www.youtube.com/watch?v=6XY3oAB7Vyk

На выборгских развалинах. Часть 135.

Кирпичный завод в Tammisuo.

Tammisuo был одним из многих пригородов Выборга и располагался примерно в 5 км на север от центра города.
Его история, в отличие от других подобных населенных пунктов, довольна кратка, но не менее печальна.

В середине 19-го века на этом месте существовала только горстка торфяников, принадлежавших усадьбе Saarela.










Среди владельцев усадьбы был Fabian Gotthard von Steinheil, который занимал пост губернатора Финляндии в 1810 -1823 годах.

С постройкой Карельской железной дороги, открывшейся в 1893 году, трасса которой Viipuri- Antrea (Каменогорск) проходила через Tammisuo, здесь появилась промышленность.

Предприниматель коммерции советник Johan (Juho) Hallenberg (11 июня 1860 - 28 ноября 1926)









приобрел усадьбу Saarela в 1898 году и основал так называемый «старый» кирпичный завод в Tammisuo.







Позже начали работать лесопилка,













столярный завод,






мельницы






и механические  мастерские.








Была построена узкоколейная трасса от Tammisuo к погрузочному терминалу на Huusniemi.








Там продукция, произведенная в Tammisuo, перегружалась на баржи и отправлялась в гавань Uuras (Высоцк) и далее за границу или по Сайменскому каналу в центральные районы Финляндии.





В 1909-1910 годах был введен в строй так называемый «новый» кирпичный завод





и производство кирпичей в Tammisuo стало самым крупным в Восточной Финляндии с годовым объемом до семи миллионов штук в год.

Выпускался как обычный красный керамический кирпич, так и огнеупорный.

















Новый завод был оснащен кольцевой гофманской печью непрерывного горения, работавшей в режиме последовательного горения непрерывно в течение года и даже более.



В ней имелся ряд камер с дверями для загрузки-разгрузки кирпичей. Эти камеры были соединены поддувалами.

Кирпич-сырец сначала нагревался при низкой температуре, затем температура в камере увеличивалась для обжига, а после обжига кирпича горячий воздух отводился в другую камеру. Топливо загружалось через шуровочные отверстия в крыше.

Кроме кирпичного производства в промышленной зоне Tammisuo действовали лесоперерабатывающее предприятие, столярный завод, цементный, газовый и гранитный цеха.

Узкоколейная железная дорога соединяла кирпичный завод с песчаным и глиняными карьерами.
















Одновременно с промышленным производством развивался и поселок Tammisuo.

Показательно, что владелец промышленной зоны Juho Hallenberg значительную часть средств вкладывал в развитие поселка, занимаясь постройкой домов для рабочих.



Это, на мой взгляд, важнейшее свидетельство о рождении нации, фиксирующее совпадение интересов предпринимателей и народа, заставляющее не прятать нажитое непосильным трудом в зарубежных активах, а использовать его в интересах всего общества.

Современная Россия, похоже, отстала в этом от Финляндии более чем на век, и рождение реальной российской нации еще предстоит увидеть, надеюсь, нашим детям и внукам.

Конечно, не следует идеализировать политическую ситуацию в Финляндии в начале прошлого века.
Реальность такова, что большинство жителей Tammisuo встало на сторону красных во время краткой, но жестокой гражданской войны.

Juho Hallenberg избежал участи другого известного выборгского предпринимателя Matti Pietinen.
В феврале 1918 года он вместе с несколькими десятками других состоятельных граждан был взят в заложники и помещен в Выборгскую губернскую тюрьму, где в ночь на 28 апреля 1918 года они были казнены.

После завершившегося гражданского конфликта победившая сторона не устроила тотальный террор, хотя аресты и казни красногвардейцев имели место, и смогла найти компромиссное решение.

И это решение, как показала Зимняя война, оказалось верным.
Сталинские мечты о том, что при первых залпах орудий и танковых атаках Красной Армии финский пролетариат поднимет восстание и свергнет власть буржуазии оказались опровергнуты.
Подавляющее большинство жителей Южной Финляндии предпочли судьбу изгнанников жизни в красном рае, который оказался кровавым.

За сорок лет к 1939 году население Tammisuo выросло до 2500 человек, а число домохозяйств достигло

314.








Поселок был разделен на две части - жилую часть, называемую Etukylä и железнодорожную станцию Peräkylä.

В поселке находилась народная школа







и офис заводов Juho Hallenberg.





В непосредственной близости от железнодорожного вокзала









были, помимо прочего, крупные складские здания SOK и Hankkija.



В Peräkylä располагалась электрическая подстанция, снабжавшая промзону и город электроэнергией с каскада в Enso (Светогорск).

Tammisuo до 1933 года не входил в состав города и волостная жизнь была вполне деревенской.

Каждый дом имел довольно большие приусадебные участки и огороды. Жители высаживали картофель






и корнеплоды, ягодные кусты и яблони были возле каждого дома.

Таким образом, семьи были обеспечены собственными продуктами на зиму. Кроме того, многие держали коров, выращивали свиней, овец и кур.



Особенно жителям поселка нравилось держать целые свинокомплексы. Можно только представить, какие «ароматы», особенно в теплые летние вечера распространялись в воздухе.

Однако это не смущало поселян. Мужчины шутили: "В Tammisuo девушки отличаются красотой и пышностью форм, так как выросли в такой плодоносящей атмосфере".
Изобилие свиного навоза и природное трудолюбие финнов позволяли жителям Tammisuo не только кормить себя и свои семьи, но и продавать часть урожая с приусадебного участка на выборгском рынке, как это делала Martta Feirikki.


Tammisuo присоединился к городу в январе 1933 года, в связи с чем запретили содержание свинокомплексов и других домашних животных за исключением кошек и собак.

Деревню включили в генеральный план города, были даны наименования дорогам и улицам. Появились Aunuksenkatu, Vornankatu, Tuuloksenkatu, Vienankatu, Tiurinkatu и другие.

Архитектор Otto-Iivari Meurman (4.06.1890 года  Ilmajoki -19 августа 1994 года  Helsinki) в составленном им перспективном генеральном плане предполагал развитие поселка в довольно большой жилой район. Но это осталось только мечтой.

Peräkylä во время Зимней войны было разрушено полностью.

В Etukylä сохранилось только несколько домов.

Промышленные предприятия Juho Hallenberg были полностью уничтожены, чему способствовало то, что производственные здания были выстроены из дерева.

Существовала заводская пожарная команда,







но кто во время боевых действий задумывается о тушении пожаров среди разрывов снарядов и под пулеметными очередями.

Фотография 1941 года показывает нам выжженную пустыню на месте кирпичных заводов, только высокие заводские трубы на фоне неба.




Тем не менее, печи нового завода, по все видимости, сохранились, а острая нужда в строительных материалах для восстановления разгромленного города заставила финнов возобновить работу кирпичного производства в Продолжение войны.

Была проложена узкоколейка к новому карьеру возле родника, которая проектировалась еще до войны.




В 1942-1944 годах завод работал с большой нагрузкой.

Старожилы города вспоминают, что после 1944 года завод не работал, но на его складах скопилось значительное количество готовой продукции, которая использовалась для ремонта поврежденных зданий наряду с кирпичами от разбиток, восстановление которых по разным причинам не предполагалось, например, нового кафедрального собора возле городской библиотеки.

Из заводских построек сохранилась бывшая заводская сауна - двухэтажный дом из красного кирпича, после войны переделанный под жилое помещение.


Сохранилась и подстанция, которая продолжает снабжать город электроэнергией и в наши дни.

Часть установленного на подстанции оборудования: финская шинная разводка закрытого распределительного устройства 35 кВ и выключатели производства немецкой компании Siemens исправно работает и сейчас.










Рядом можно обнаружить сохранившиеся бетонные опоры старой финской ЛЭП.







Место, на котором располагался "новый" кирпичный завод находится на территории автотранспортного предприятия, вход на которое находится под бдительной охраной четвероногих.







На снимке из космоса можно обнаружить остатки фундамента "нового" кирпичного завода,








которые, при ближайшем рассмотрении, оказываются бесформенной грудой гранитных валунов.




На месте бывшего поселка сейчас располагаются немногочисленные садовые домики,







охраняемые добровольной сворой бродячих собак.

Сохранилась железнодорожная насыпь, идущая от поселка к карьеру возле родника.














Она выходит на окружную дорогу совсем рядом с АЗС «Лукойл».







Непродолжительная прогулка по ней доставила немалое удовольствие, обнаружилась скамейка на берегу небольшого болотца,








по которому недавно пробегал какой-то ошалевший от наступающей весны заяц.





Пробежка на лыжах по этой трассе, в любом случае, доставит большее удовольствие, чем нарезание кругов по стадиону, находящемуся поблизости.

Сохранилась и насыпь узкоколейной железной дороги, ведущей к грузовому термналу на Huusniemi.








Удивительно, но и причал терминала тоже существует.
















На этом берегу когда-то располагался парк  Huusniemi, являвшийся продолжением парка Papula.
Вдоль берега, в основном облицованного гранитными плитами,  проходила благоустроенная дорожка со скамейками для отдыха,





















размещалось небольшое поле для гольфа.
Сейчас всего этого нет, доступ к береговой линии в ряде случае перекрыт глухими заборами построенных коттеджей.








Juho и Anna Hallenberg с семьей на главной лестнице усадьбы Saarela 1923 год.






Усадьбу Saarela постигла та же судьба, что и пригород Tammisuo, она была уничтожена во время Зимней войны.



Травмированные каменные львы, некогда встречавшие гостей у главного входа, переехали в уцелевшую усадьбу Konkkala, где и находятся в настоящее время.




Выборгский район имел довольно разветвленную систему дорог, которая связывала между собой хутора, усадьбы и деревни.
Дороги были весьма качественные, они имели, как правило, песчаное покрытие, но были сработаны, что называется, на совесть.
Даже сейчас, после десятилетий заброшенности, по ним можно передвигаться. Хотя, в некоторых случаях, там где дороги проходят через заболоченную почву, они, зачастую, проходимы с трудом.

Одна из таких дорог связывала поселок Tammisuo с усадьбой Konkkala.





Дорога проходила через исчезнувший хутор Mustalahti, у подножия небольшого холма Mustamaki, вдоль берега небольшого залива Mustalahti — части озера Karstilanjarvi (ныне озеро Краснохолмское) и выходила к мосту длиной около двухсот метров, соединявшего два противоположных берег озера. Далее дорога приводила к усадьбе Konkkala — ныне поселок Красный Холм.

О судьбе усадьбы Konkkala смотрите ссылку в следующей части выборгских развалин.

Сейчас эта дорога не используется, построенная в наше время окружная дорога трассы Скандинавия перерезала ее.





Съезды не предусмотрены и перегорожены гранитными валунами.






Это связано с близостью к действующему карьеру Эркиля, на котором ранее производились взрывные работы, о чем свидетельствуют угрожающие таблички, развешанные на деревьях,





и существованием охранной зоны источника питьевой воды для города, здесь находится водозабор городского водопровода.
Руины под снегом одного из домов хутора Mustalahti.




Так выглядит сегодня дорога по берегу Mustalahti.







Мост уничтожен, когда это случилось, установить пока не удалось, но оставшиеся деревянные сваи говорят о высоком мастерстве строителей.




Сохранились подъезды к мосту с обеих сторон, выполненные из гранитных блоков,









некоторые участки дороги перегорожены упавшими деревьями.










В наши дни часть дороги оказалась в непосредственной близости к одному из карьеров Эркиля, скорее всего старом, так как часть его заполнена водой.













На выборгских развалинах. Часть 130.

Suomi Finland — 100 лет независимости или невозможная правда.


6 декабря 1917 года Финляндия объявила себя независимой республикой, отвергнув статус автономного Великого Княжества Финляндского, так официально именовалась территория современной Финляндии, части Карельского перешейка или Южной Карелии и Северного Приладожья с 1809 года.

Современная Финляндия во многих отношениях входит в мировую элиту.
Но, как вы думаете, что наилучшим образом характеризует Финляндию?
Люди, природа, финские технологии и ноу-хау, финская еда?

Все мы знаем финские домики, финскую баню или сауну, финскую бумагу и полиграфию, финские молочные продукты, финскую породу лошадей, финские архитектуру и дизайн, финскую водку, финский нож, наконец.

Неторопливость и основательность финских рабочих стали притчей во языцех.

Все дети и их родители знают, что великий волшебник Санта Клаус живет на севере Финляндии, в Лапландии.
Весь год он ловит рыбу в бесчисленных озерах




и разбирает почту, приходящую со всех континентов от детей с просьбами о подарках к Рождеству и к Новому году.

И только несколько дней в конце года у него остается на осуществление всех этих пожеланий.

За эти дни он должен облететь всю землю и выполнить все желания, и сделать это можно с помощью волшебных северных оленей,



полет которых может зафиксировать только американская NORAD - система контроля воздушного и околоземного пространства и раннего предупреждения о воздушно-космическом нападении.

Бравые ребята из Пентагона каждый год отчитываются перед всем прогрессивным человечеством об отслеживании полета оленьей упряжки Санта Клауса.

Столетний юбилей независимости Финляндии стал крупнейшим событием года в Финляндии.
Четверо из пяти финнов считают важным участвовать в торжествах юбилейного года, более 600 000 человек участвуют в разнообразных программах и проектах.

Юбилей очень популярен у финской молодежи, большинство молодых финнов считают необходимым участвовать в праздничных мероприятиях.

100 лет независимости для Финляндии - это повод, чтобы оглянуться назад на историю, чтобы изучить прошлое и сделать выводы на будущее.

Множество исторических книг и мемуаров были опубликованы десятками ассоциаций, деревень и обществ.

Тысячи страниц были заполнены историей Финляндии, знаниями о разных регионах.

Предметы исследований касаются истории войны, рассказов о поместьях и усадьбах, довоенной жизни и жизни в эвакуации.

Финское транспортное агентство опубликовало книгу об истории финских дорог.

Также изданы десятки книг по научной литературе и юбилейных книг, от арктической политики до финской культурной истории.

В юбилейных книгах есть, например, истории финских домов, о производстве паровых машин, о финских традициях питания.

Для любителей истории Финляндии будут интересны рассказы о ранних этапах становления нации.

Празднование 100 летнего юбилея достигло кульминации в конце августа, когда столетие Финляндии отмечалось на шести континентах с тысячами мероприятий, организованных финнами и друзьями Финляндии.

В Бельгии:






В Венгрии:





В Швеции:











В Норвегии:




В Латвии:




В Чили:





В Нью-Йорке:



В Санкт-Петербурге:




В Петрозаводске:




В Казани:

Сотни тысяч людей приняли участие в торжествах. Мероприятия Together (Вместе) также привлекли внимание СМИ в Финляндии и за рубежом.

В субботу, 26 августа, Финляндия стала первой страной в мире, население которой в буквальном смысле вышло на природу. Национальные парки Финляндии были заполнены музыкой хоров,















на побережье были зажжены огни, на улицах городов были накрыты столы...


Во время уик-энда вечеринки заполняли все уголки страны.

Тысячи финнов и друзей Финляндии обедали вместе в Финляндии и за рубежом, финские мероприятия «Ужин» были организованы в Санкт-Петербурге, Кельне, Буэнос-Айресе, Куала-Лумпуре и Токио.

Во многих странах были проведены праздничные акции, посвященные столетию независимой Финляндии.

Верить в невозможное.

И оно станет правдой.

https://www.youtube.com/watch?v=W7vYwpetDaU

В дополнение к столетнему юбилею независимости, в этом году празднуется также 110-летняя годовщина появления финской породы лошадей.

Проект «Шанс возможностей», входящий в программу празднования Suomi Finland 100, в течение юбилейного года обозначил значение лошадей для финского общества. Финская лошадь сыграла важную роль в истории Финляндии и в обществе.

В Выборге 3 декабря была проведена акция «100 свечей к столетнему юбилею независимости Финляндии». К сожалению, зажечь свечи не удалось из-за сильного ветра и дождя.

Пять скромных композиций из свечей в виде цифры 100 были установлены у библиотеки Alvar Aalto,








у бывшей художественной школы и музея изящных искусств — творения архитектора Uno Ullberg,






а также в трех местах воинских захоронений финских воинов: у памятного камня около несуществующего городского кафедрального собора,






у памятника рядом с руинами старого Агрикольского собора






и у одной из четырех гранитных стел около развалин бывшей церкви земского сельского прихода.




Этой акцией мне хотелось поздравить жителей соседней страны со столетним юбилеем независимости, отдать дань скорбной памяти погибшим в войнах за нее и показать пример того, как мы должны строить свои отношения с Финляндией: бережно восстанавливать то архитектурное наследие, что нам досталось.

Эти памятники — достояние человеческой цивилизации, они принадлежат всему миру.

Без понимания этого факта мы не можем считать себя принадлежащими к европейской цивилизации, стоящей в авангарде многих начинаний, как прошлых, настоящих и, надеюсь, будущих.

А так видят Финляндию сами финны и окружающий их мир.


























































































































































































































+
















































С днем рождения, Suomi Finland!

На выборгских развалинах. Часть 119.

Lappeenranta или дикий берег.

Небольшая фотоэкскурсия в соседний город, который бережно хранит не только то небольшое историческое архитектурное наследие прошлого, что ему досталось, но и память о Выборге и его жителях, какими финны их помнят.
Герб города:





Старые дома на  Kauppakatu (Торговая улица):




Вход в крепость:









Панорама городской гавани с крепостного вала:















Внутри крепости:





































Музей Южной Карелии:
















Копия статуи фонтана Дева Иматры:



Панорама Выборга 1939 года:










































Интерьер выборгской квартиры и личные вещи жителей города:














И снова старый Выборг каким он был:























Экскурсионный автобус:



Вид на крепость со стороны гавани:




Несколько уличных фотографий:









На выборгских развалинах. Часть 118.

Людвигштайн или остров Мертвых.


Людвигштайн, представляющий собой гранитную скалу, выросшую из залива и поросшую деревьями лиственных и хвойных пород, расположен в северной части усадьбы Монрепо, недалеко от берега.

В комплекс острова входят: павильон (капелла) Людвигсбург, грот Медузы, некрополь, ворота, пристань и несколько каменных лестниц.

Концепция острова со временем менялась.

Включенный в состав усадьбы в конце 1780-х годов, позднее, при Л.Г. Николаи он получил название Эрмитажа или Скалы отшельника.

В 1796 году владелец усадьбы решил установить здесь урну в память об умершем друге Ф.Г. Лафермьере (1737-1796).

Урна вначале была установлена в парке в 1798 году и позднее перенесена на остров.

В том же году появились деревянный мостик, вскоре заменённый дамбой, каменная лестница от подножия к вершине скалы и грот Медузы.

Тогда же возник замысел о возведении на вершине острова готического замка.
Капелла Людвигсбург была построена в период между 1822 и 1830 годами по проекту английского архитектора-неоклассициста Charles Heathcote Tatham (8 февраля 1772 in Westminster, London – 10 апреля 1842 in London).

С этого времени остров превратился в семейный некрополь и получил название Людвигштайн («камень Людвига»).

Сюда были перенесены с кладбища в Сорвали (ныне пос. Гвардейский) останки Людвига Генриха и Иоганны Николаи, скончавшихся в 1820 году, а также урна Ф.Г. Лафермьера, установленная напротив входа в капеллу с восточной стороны.

Павильон Людвигсбург изящный миниатюрный замок с четырьмя глухими башнями, увенчанными зубцами. Он представляет собой квадратную в плане двухэтажную постройку. Над ее первым этажом расположена видовая площадка.



Башни, расположенные по углам постройки и поднимающиеся выше нее, по трем сторонам соединены друг с другом арками, а с северо-запада - стеной.

Деревянная лестница обеспечивала доступ к флагштоку, установленному на северной башне.



Небольшое помещение павильона, перекрытое крестовым сводом, освещалось стрельчатыми окнами с цветными витражами. Здесь находились бюсты Л.Г. Николаи и его супруги.

Павильон, венчающий остров, хорошо хорошо просматривается со многих участков парка и с залива, служа украшением парка Монрепо и ориентиром для любителей водных прогулок.


Выкрашенный в белоснежный цвет он придает романтическую эмоциональную окраску парковому пейзажу, а доминантное месторасположение усиливает композиционную значимость павильона в пространстве парка.

В 1820-х годах вместо дамбы была устроена паромная переправа и семейный некрополь стал недоступен для посторонних посетителей.

Возможно, идея паромной переправы восходила к древнегреческому мифу о Хароне, перевозившем души умерших по водам подземной реки Стикс в царство мертвых — Аид.











Весь ансамбль воспринимается в контексте распространенной в конце XIX – начале ХХ вв. идеи «Острова мёртвых».

В северной части острова расположен фамильный некрополь.

Здесь сохранилось три кирпичных склепа, перекрытых коробовыми сводами.

Два из них увенчаны надгробным памятниками из чёрного полированного мрамора, третий памятник не сохранился.

В склепах были погребены члены семьи Николаи в четырех поколениях. К сожалению, в советский период некрополь был варварски разграблен, фамильное кладбище разрушено.

Дорожки двух верхних уровней острова (одна из которых охватывала непосредственно вершину, а вторая подводила к памятнику Ф.Г. Лафермьеру и к гроту) соединялись у лестничного спуска, ведущего к низменному берегу острова у протоки.




Здесь гранитные ступени лестницы органично вписываются в скалу, составляя с ней единое целое.







,












Ели, березы, черная ольха, росшие близ воды, своей плотной, но, как бы расколовшейся надвое массой, подчеркивали композиционное значение лестницы как вертикальной оси. Она имела горизонтальное продолжение в береговой аллее парка.

На западном склоне острова имелась еще одна лестница, ведущая к воде. Возможно, здесь имелась небольшая пристань или причал.

Во время боевых действий парк пострадал мало, хотя недалеко от него к западу находилась артиллерийская батарея, состоящая в основном из шведских добровольцев.

После Зимней войны парк был передан в ведение Красной Армии, в усадьбе находился, в том числе, дом отдыха для красноармейцев. Командование не смогло обеспечить сохранность ряда объектов парка. Большая часть павильонов и памятников была уничтожена или пришла в запустение. Была утрачена скульптура Вяйнемейнена, а склепы и могилы острова Мертвых подверглись ваварскому раграблению и уничтожению.



После войны в начале 50-х годов парк был превращен в зону отдыха, были построены аттракционы, сцена.


Приходится с сожалением констатировать, что ремонтные работы, которые вроде бы проводились на острове, к существенному улучшению состояния как капеллы, так и склепов не привели. Была восстановлена надгробная плита над могилой П.П.Э.Г. Николаи,





реставрирован грот Медузы.

Основанное в 1990 году финское объединение Pro Monrepos проводило в парке реставрационные работы в формате субботников на средства Финляндии и других стран Северной Европы до 2013 года, когда организация прекратила свою деятельность в Выборге из-за бессмысленности всех усилий.

Сотрудничество с местными представителями постоянно шло с паузами, графиков никогда не придерживались, вандалы мешали проведению работ.
В довершение ко всему заново построенный финнами в 1999 году Храм Нептуна был умышленно подожжен летом 2011 года.

Так он выглядел в 19 веке:




Тщательно и с любовью восстановленный финнами через столетие:



Мое краткое посещение острова имело целью бегло осмотреть остров и сравнить его нынешнее состояния с тем, которое мне помнится по тем временам, когда на остров можно было попасть без особых проблем.

И опять приходится убеждаться, что положительных сдвигов, практически, нет. Стоит только сравнить фотографию 2010 года и тот удручающий вид, что предстает в видеоролике.

https://www.youtube.com/watch?v=xV62y9bFOa0

https://youtu.be/xV62y9bFOa0

Прошу не обращать внимание на дату, произошел сброс, реальное время записи -16 июля 2017 года.

История выборгских развалин повторяется, мы продолжаем уничтожать свою и чужую историческую память, сосредоточившись на великих победах, не замечая того, что история - это, на самом деле, жизнь людей, описание их мыслей и дел.

И парк Монрепо, в том виде, в котором он существовал до 1939 года — одно из тех замечательных достижений человеческих идей и действий, в которых выразилось желание жить в гармонии с природой, создавая среду, в которой рукотворные объекты казались творением природного произвола, а природные воспринимались как результат человеческого труда.



Маршрут от Lavola до Ludwigstein через недействующий 28 шлюз старого Сайменского канала.