?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: путешествия

На выборгских развалинах. Часть 167.
reg_813

Щегол.

Porkansaari (ныне остров Смоленский) - это остров в Выборгском заливе и бывшая деревня на территории бывшей Выборгской сельской общины.

Porkansaari расположен в западной части Выборгского залива между Piispansaari — (остров Подберезовый) и Brunsaari (Koivuniemi).


Северный конец острова почти упирается в материк, на востоке остров соседствует с Brunsaari (Koivuniemi).

Помимо Piispansaari, соседями деревни Porkansaari были: усадьба Kiiskilä, деревни Ahokas (сейчас это поселок Подберезье) и Kärki а также деревня Lihaniemi на другой стороне Выборгского залива.

В деревне Porkansaari в 1937 году было 245 жителей.

Поселок был сосредоточен в юго-восточной части Porkansaari и частично на Brunsaari.

Большинство жителей деревни работали в сельском хозяйстве.

В 1937 году в деревне было 52 га пахотных земель, 12 га лугов и 96 га лесов.

Важным вторичным видом деятельности была рыбалка.

Из села Ahokas через каменную дамбу дорога вела в Porkansaari. На остров Brunsaari был перекинут мост.

Близость к материку способствовала электрификации деревни.

В селе не было собственной начальной школы, поэтому дети посещали школу в усадьбе Kiiskilä.

Во время Зимней войны население деревни было эвакуировано в вглубь Финляндии. В краткий мирный период 1941-1944 годов жители смогли вернуться в свои дома. Но затем последовала новая эвакуация летом 1944 года.

За прошедшие три четверти века дамба




и мост оказались разрушены,




остров стал необитаемым лесом, дорога заросла и ее следы даже не угадываются среди многолетних деревьев.

На месте деревни еще можно обнаружить каменные



и бетонные фундаменты,






типичные финские погреба с обваловкой крыш из дерна.







Несколько лет назад на месте деревни бушевал лесной пожар, превративший местность в труднопроходимый бурелом.

Кирпичи, среди которых шведские изделия



соседствуют с выборгскими,



остатки печной утвари



да битая посуда




— немногочисленные свидетели былой островной культуры, создававшейся веками трудолюбивым и действительно свободным народом и разрушенной в течение пяти военных лет...

В нетронутой пожаром части острова можно найти удивительные деревья, как, например, эта сосна, крона которой напоминает тонкое кружево.



Бывшее село Ahokas существует в наши дни как поселок Подберезье в качестве чего-то, напоминающего дачный конгломерат.

Человек, впервые попавший в него, ощущает себя, как в компьютерной игре DOOM-II на 31-ом, секретном уровне Wolfenstein: Super Secret.
Бесконечные трехметровые заборы, тянущиеся вдоль дорог, напоминают компьютерный лабиринт.






Кажется, что за очередным поворотом тебя ожидает встреча либо с толпой охранников, либо со стадом «неубиваемых» зомби.






В лабиринтах Подберезья:
https://www.youtube.com/watch?v=NGqSzMUkTxM

Весьма интересна судьба усадьбы Kiiskilä которая располагалась в этом же районе на берегу Выборгской бухты.


Через северную часть усадьбы проходило шоссе на остров Turkinsaari.

В 1937 году в Kiiskilä было 49 жителей. Ей принадлежали 622 га леса, 83 га пахотных земель и 25 га лугов.

В том же году в небольших деревнях, принадлежащих школьному округу Kiiskilä, проживали: в Kärki 38 человек, Lahti - 23, Vahvaniemi - 6 и Mälkki - 62 жителя.

В усадьбе располагалась начальная школа и магазин. В селе был молодежный клуб.

Кратко и достаточно полно история усадьбы изложена на сайте
http://kiiskila.ru/history-kiiskila/,
а по адресу

http://www.krohnfamily.org/krohn_kuvat7b.php?lang=0

можно увидеть галерею фотографий усадьбы разных лет.

В Зимнюю войну и ее Продолжения усадьба не пострадала и послевоенная судьба  этого уникального объекта  сложилась, казалось, вполне удачно.
















Она не была уничтожена и в советское время использовалась в качестве пионерского лагеря под оригинальным именем "Чайка".

Конечно, за это время она понесла многочисленные потери, в виде полной утраты первоначального ландшафта, варварской перестройки и уничтожения, так сказать, непрофильных зданий.

Но самые большие потери усадьба понесла в последние двадцать лет. За это время она побывала в собственности нескольких владельцев, которые каким-то чудом ее не уничтожили окончательно, но довести до предсмертного состояния, что называется, умудрились.

Три года назад, когда ее будущий владелец осматривал главное здание, ему показалось, что оно буквально прохрипело, агонизируя: «Спасите меня!».

И, действительно, колонны главного фасада были готовы свернуться винтом и, рухнув, потянуть за собой портик, следом за этим рухнула бы крыша, и все внутреннее пространство здания оказалось бы беззащитным перед стихией.















Великолепных изразцовых печей осталось только три, да и то одну из них последний владелец, в лучших традициях русского «либерализма», ободрал и установил у себя на даче.

Хорошо, что саму печь не догадался уничтожить.

Но произошло чудо, и последняя сохранившаяся деревянная усадьба Ленинградской области нашла того единственного человека, который понял, что надо сделать, чтобы спасти ее.

В кинофильме «Щегол» по одноименному роману американской писательницы Донны Тартт, получивший Пулитцеровскую премию за художественную книгу в 2014 году, один из персонажей, старый краснодеревщик Хоби, говорит: «Мы умрем. Мы все умрем. Но разрушить, потерять, то, что принадлежит вечности...»

По его мнению все, что создано человеком, его трудом, его мыслями начинает жить своей жизнью, и оно уже не принадлежит творцу, а уходит от него в вечность. Это касается и пирамид, и книг, и картин, и мебели...

Хоби всю свою жизнь возвращал старым, казалось бы, безвозвратно потерянным и ставшими бесполезными вещам - стульям, шкафам, столам и комодам не то, что бы вторую жизнь, он верил, что возвращает им вечность.

Как это соответствует парадоксальному булгаковскому «рукописи не горят».

На самом деле - горят, да еще как.

Но есть одно свойство, присущее человеку — это его память, которая не знает забвения.

«Вечная память» - не фигура речи, а констатация этого простого факта, того, что «ничто не проходит бесследно".

Илья Валерьевич Слепцов, нынешний владелец усадьбы, представляется мне таким человеком, четко представляющим, что надо сделать с ней, чтобы эта часть нашей истории осталась не только в нашей памяти, а была бы осязаемой, максимально приближенной к оригиналу.

Вот его слова относительно того, что сделано и что надо сделать с усадьбой:

«С осени 2016-го года (приобрели усадьбу мы в ноябре) мы начали реставрацию. Обесточили главный дом, вынесли из него газовые баллоны и прочие опасные предметы. Укрепили портик, чтобы он не рухнул. Сняли со стен ДВП, которая пропиталась водой и гнила, вызывая гниение подлежащих бревен сруба. Дальше был ремонт подвала, ремонт гранитного крыльца, проектирование, согласование проекта в КГИОП...

В нашем плане превратить главное здание усадьбы в музей, старую конюшню - в конференц-центр, восстановить некоторые промыслы в усадьбе, восстановить ландшафтный парк. За три года у меня сложилась четкая концепция, как и куда надо двигаться.»

Его отношение к приобретенному объекту не может не вызывать уважения к нему, и к его попытке возрождения того наследия, что досталось нам по воле истории.

Мне очень импонирует его профессиональный подход к реставрации, желание максимально приблизиться к воссоздаваемому образцу, передать ту атмосферу, что окружала его.

Желаю успеха Илье Валерьевичу на этом, по-моему, совершенно правильном пути.

Для меня несомненно, что концепция превращения усадьбы в общедоступный объект отвечает европейским тенденциям открытости, доверия и взаимопонимания.

15 сентября я побывал в усадьбе, своими глазами увидел, что сделано за три года.

Увиденное только укрепило меня в уверенности, что путь, выбранный Ильей Валерьевичем неизбежно должен привести к успеху.

В дополнение к словам Слепцова о сделанном, добавлю, что практически полностью восстановлены и с отличным качеством большой финский погреб, артезианская скважина со станцией обезжелезивания.

Должен поступить комбайн для скашивания тростника.

Им была поставлена амбициозная и, казалось бы, невыполнимая задача, но состояние в котором я увидел усадьбу, вселяет оптимизм.

Чем можно ему помочь?

Я не знаю. Знаю только, что давать советы человеку, прекрасно понимающему конечную цель и действующему осторожно, по принципу «не навреди», бессмысленно.

Хоби из кинофильма «Щегол» учил главного героя своими ладонями отличать изделия ручной работы от фабричной поделки, чувствовать теплоту дерева, полученную от человеческих рук, которую не может получить дерево от металла бездушной машины.

Так, мне думается, поступает и Илья Слепцов, сомневаясь и тщательно обдумывая каждый свой шаг в реставрации усадьбы.

Скорее всего, помощь может выразиться в виде информации об усадьбе, старых фотографиях, на которых могут быть запечатлены отдельные детали самой усадьбы, хозяйственных построек, ландшафта, в том числе и советского периода, это тоже часть истории усадьбы.

Слепцов предполагает восстановить «Кораблик», сохранить «Гулливера» и плавательный бассейн.

Когда сталкиваешься с явлением, событием или фактом, не укладывающимися в обычные рамки, выходящими из ряда однотипных и рутинных, они воспринимаются как чудо.

То, что происходит сейчас в усадьбе Kiiskilä, как мне представляется, так и надо понимать.
























На выборгских развалинах. Часть 165.
reg_813

Revonsaari — царство тишины и спокойствия.

Часть третья.

И вновь переносимся из вавилонско-европейской толчеи в наш заброшенный край необитаемых островов, водных просторов и тишины.

На этот раз направляемся в северо-восточную часть Revonsaari, там, где когда-то находилась деревня Räihälä.

Маршрут туристической вылазки начался на причале Йоханнес, здесь за 300 рублей местная власть разрешает осуществить спуск и подъем лодчонки на песчанном пляже и еще за 200 рублей в сутки — разместить свой автомобиль на охраняемой стоянке.


Через какие-нибудь полчаса я вышел на Revonsaari в небольшой бухточке, практически полностью заросшей камышом.






Камыш гасит волны и шум прибоя никогда не нарушает необыкновенной тишины, царящей на острове.

Эта часть острова несколько лет назад горела, о чем свидетельствуют обгорелые нижние части стволов деревьев.


Часть деревьев упала, превратив некоторые части острова в труднопроходимый бурелом.

Несмотря на милостивое разрешение властей бесплатно собирать валежник, желающих воспользоваться халявой на острове не наблюдается.

Легенда о полях подосиновиков, оказывается, имеет под собой вполне реальную основу. Жаль только, что большинство грибов оказались жертвами прожорливых кольчатых.






Следующая остановка — на небольшом песчаном пляже у развалин финского каменного пирса.





С берега открывается отличный вид на острова Советский (бывший Riionsaari) справа и Школьный (Huunolansaari) слева, также бывшие обитаемыми до 1939 года.






Здесь почти к самому берегу подходит дорога, пересекающая остров с севера на юг.

Часть дороги, идущей на юг сохранилась, в низких местах видны колеи от тяжелой техники.

Та же часть дороги, что идет от причала на северо-восток представляет собой две глубоких колеи, густо поросшие низкорослым лесом и поэтому трудно проходима.

Причина их появления прояснилась несколько позднее, при исследовании острова к югу от бывшей пристани.

Вдоль дороги и посреди леса встречаются штабели заготовленного леса, гниющего здесь уже не одно десятилетие.










Эти нагромождения древесных стволов создают гнетущее, я бы сказал, даже зловещее впечатление какого-то дьявольского замысла, реализованного с непонятной целью.

А вот, кажется, и сам нечистый встал на дороге и требует для дальнейшего прохода заключить известный договор, непременно подписанный кровью.





Скорее всего, в советское время здесь велась промышленная заготовка леса, которая была признана нерентабельной, и заготовленный к вывозке лес был просто брошен, а техника вывезена.

От некогда большой деревни остались только поросшие деревьями фундаменты,



да немногочисленные хлева, которые финны традиционно строили из камня и кирпича, так как деревянные строения для этих целей оказывались недолговечными из-за агрессивной среды.
Хорошо сохранившийся, несмотря на прошедшие восемьдесят лет, погреб. В нем и сейчас можно было бы хранить продукты.







Небольшой хлев, построенный по интересной технологии из двух стен, сложенных из цементных кирпичей с воздушной теплоизоляционной прослойкой между ними.







Бетонная поилка или кормушка для живности:






Деревцо, высунувшееся в окно, как бы дополняет оригинальность постройки находчивостью природы, не останавливающейся ни перед чем в своей тяге к солнцу и теплу.




Судя по нестандартному виду кирпичей — это местное творчество, вызванное изобилием песка и довольно простой технологией.

Схема маршрута:




На выборгских развалинах. Часть 164.
reg_813

Выборг-Париж. Девять дней в Европе.

Казалось, за такой короткий срок и в таком темпе, что можно увидеть и что понять в жизни целого континента, населенного сотнями национальностей, отличающимися языками и обычаями, собравшего в своих городах представителей практически со всего мира?

Конечно, если ставить перед собой задачу, что называется «отметиться», чтобы в случайном разговоре произнести сакральное, подслушанное в телевизоре: «Париж? Знаем, плавали. Кстати, ничего сногсшибательного, и эти не..., пардон, афрофранцузы за..., простите, достали! Иногда кажется, что ты не в Париже, а в джунглях. Пропала Европа с ее пресловутой мультикультурностью...», то тогда да, задача может быть успешно решена.

Но я такой цели перед собой не ставил, меня интересует, как Европа относится к той части человеческой культуры, которая носит название архитектуры — создание строений различного назначения, что она предпринимает для сохранения наследия прошлого, как пытается создать такую среду обитания, чтобы перед глазами жителей и гостей предстала цельная и гармоничная картина развития городов на протяжении многих веков, что она делает для того, чтобы их города были привлекательными и посещаемыми, чтобы, попав один раз, туристы стремились туда снова и снова.

И, надо сказать, что, несмотря на некоторые нюансы, европейские народы сумели разработать и воплотить в жизнь плодотворную концепцию, включающую в себя такие положения, как реставрация зданий, придания им первоначального облика, изменение профиля использования исторического здания, создание инфраструктуры для наиболее полного удовлетворения запросов туристов, включая сеть гостиниц, хостелов, льготные условия для сдачи жилья в аренду, развивая транспорт, в том числе и водный, поощряя уличную торговлю сувенирами и продуктами быстрого питания, не препятствуя деятельности уличных артистов и музыкантов.

И, конечно, создав сеть платных и бесплатных, зачастую полностью автоматизированных туалетов.

Посетив за девять дней Хельсинки, Турку, Стокгольм, Амстердам, Париж, Брюссель, Любек и снова Стокгольм, такие разные города, находящиеся на расстоянии сотен и тысяч километров друг от друга, у меня не создалось впечатления перехода в иной мир после каждого переезда. Казалось, что ты просто уходишь от одних соседей к другим, таким же гостеприимным и дружелюбным.

Хотя темп жизни, поведение жителей зачастую разительно меняется. И ваше поведение тоже меняется.

В Париже, кажется, у вас сносит голову и вы готовы вскочить на вентиляционный люк и, удерживая рвущуюся вверх юбку, изображать из себя Мэрелин Монро.


В Амстердаме — усесться на набережной канала и забить косячок.



В Брюсселе, расположившись на торговой площади, перекусить хот-догом и посмотреть на танцевальное шоу,





а в Любеке, уподобившись добропорядочному бюргеру, скоротать время за кружкой чудесного пива.



Все перечисленные выше города являются столицами, за исключением Любека, но и его можно считать таковой, так как в течение длительного времени этот город был центром Ганзейского союза, включавшего в себя в лучшие времена до 200 городов.

И Выборг, кажется, им не ровня.

Но, вспомнив, что финны считали его второй столицей, и надувшись, как лягушка, пытавшаяся сравняться с волом, можно попытаться представить, каким бы был Выборг (не будь омерзительного Пакта о ненападении с его секретными протоколами, открывшему путь к началу Второй мировой войны), глядя на европейские города, сохранившиеся и восстановленные из руин людьми, не забывающими ни свою историю, ни историю своих соседей и пытающимися найти способ существования на этой земле, исключающий досрочное попадание в рай одних и простое издыхание других.

Жертвами мировой бойни номер два стали десятки миллионов человек, были разрушены тысячи городов, миллионы людей были вынуждены покинуть родные места и превратиться в беженцев.

Для Финляндии результатом стали потеря десяти процентов территории, появление внутренних мигрантов и исчезновение целых пластов культуры, имеющих многовековую историю.

Исчезла культура Выборгского архипелага, прекратилась жизнь на многочисленных хуторах Выборгской губернии, известная нам по прекрасной книги финского писателя Algot Untola (литературный псевдоним Maiju Lassila) «За спичками» и одноименному фильму.

Как уверяли старожилы Выборга, после войны чекистские зондеркоманды целенаправлено уничтожали отдельно стоящие хутора, опасаясь использования их в качестве баз для ведения партизанской войны.

Были разрушены многочисленные усадьбы, удивительным ожерельем окружавшие некогда Выборг, располагаясь в ближних и дальних окрестностях города.

Этот культурный пласт был тесно связан с историей России — владельцами усадеб зачастую были жители столичного Санкт-Петербурга - предприниматели, адвокаты, художники и писатели.

Кажется, что даже по истечению восьми десятилетий, у большинства нынешних обитателей Выборга и его власти нет полного понимания того архитектурного клада, который им достался в реультате войны. Поэтому до сих пор нет цельной концепции использования этого наследия.

Если в первые послевоенные годы мы напоминали варваров, пытающихся приспособить в качестве жилищ храмы и отбивающих носы и гениталии у скульптур, то сейчас мы пытаемся прилепить отбитое на место, зачастую путая местами носы и гениталии.

А сейчас просто полюбуемся на то, как выглядят сегодня европейские города, попытаемся увидеть, как их обитатели стараются совместить старину с современностью, как меняется пейзаж стран в связи со стремлением жить в гармонии с природой, которую мы вольно или невольно преобразили, иногда с целями, противоречащими ее сохранности и гармоничному развитию.
Где-то на территории ФРГ поле из солнечных батарей:



Амстердам: каналы и  велосипеды, пешеходам быть предельно осторожным, чтобы не быть задавленным  стадом демонов-велосипедистов.


































+












Париж... Одно его название вызывает безграничное число эмоций и воспоминаний о художниках, писателях, мыслителях и философах, общественных и политических деятелей. Здесь впервые были произнесены слова Liberté, Égalité, Fraternité, ставшие девизом не только Французской республики, но череды революций, прокатившихся по всей Европе, которые до сих пор продолжают волновать умы, побуждая людей к честности, бескорыстию и открытости.
























Монмартр - это сердце Парижа, район, сохранивший дух и материальную культуру старого города, где каждый дом, каждый камень мостовых, кажется,  хранит память  об интеллектуальном богатстве не только Франции, но и всего мира.


























































Musée d'Orsay, расположенный на левом берегу Сены, напротив Лувра и сада Тюильри в бывшем здании центрального вокзала, которое некоторые горячие головы, каковые имеются и в Париже, хотели снести, ныне явялется одним из наиболее посещаемых музеев.
Некогда отсюда отправлялись поезда во все концы Франции, 60 железнодорожных путей было расположено в вокзале.





Сегодня на пяти его этажах расположены великолепные выставки живописи и скульптуры.




















На выборгских развалинах. Часть 145.
reg_813

Осколок империи.

Речь пойдет о венгерском городке с простым и легкозапоминающимся названием: Секешфехервар (Székesfehérvár).

Говоря так, я не шучу. Отец моей жены, несмотря на свой возраст, ему 93 года, произносит его без запинки, так как это имя врезалось ему в память с 1945 года.

В январе последнего года Второй мировой войны в Секешфехерваре и окрестностях шли тяжёлые бои между 5 танковой дивизией СС и частями 21 гвардейского стрелкового корпуса 4 -ой гвардейской армии 3-го Украинского фронта, а в марте началось сражение между 6-й танковой армией СС и войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов в ходе так называемой Балатонской оборонительной операции.

Тесть в это время проходил обучение в военном училище в Омске.

И в течение трех месяцев под Секешфехервар были отправлены 3 маршевые роты недоучившихся курсантов, до него очередь не дошла, он был в шестой роте.

Практически все курсанты погибли под Секешфехерваром.

Думаю, что вы понимаете, с каким чувством он воспринимал название этого города. Оно было для него, по сути дела, символом жизни или смерти.

Уже во времена Римской империи на месте Секешфехервара находилось поселение.

По преданию, считается, что Секешфехервар был основан в 972 году на месте, где располагался шатёр Арпада - вождя венгров, возглавлявшего их переселение на территорию современной Венгрии.

Основал город правнук Арпада — князь Геза.

Первое письменное упоминание о Секешфехерваре датируется 1009 годом.

Город стремительно рос при короле Иштване Святом.

В нем построили крепость с земляными валами, величественную базилику возвели в 1039 году.

При правлении Иштвана Секешфехервар получил права города.

В средние века Секешфехервар был важнейшим городом Венгрии, местом расположения королевской резиденции.

В городе были коронованы 37 королей и погребены 15 правителей.

Монгольское нашествие 1242 года не причинило ущерба городу, Орда вынуждена была обойти Секешфехервар из-за большого наводнения, затопившего окрестности.

Город успешно развивался вплоть до турецкого нашествия.

В 1543 году турецкая армия осадила Секешфехервар и после длительной осады взяла город.

Большая часть зданий была ими разрушена, уцелевшие церкви превращены в мечети.

Могилы королей были разграблены и уничтожены, а базилика, превращённая в пороховой склад, была полностью разрушена после пожара и взрыва, последовавших за ударом молнии.

В 1688 году город, после почти полуторавековой турецкой оккупации, был освобождён от турецкого ига и в конце 17 — начале 18 века заново отстроен.

Сильно уменьшившееся венгерское население города было восполнено за счёт приехавших немецких и сербских колонистов.

Доминирующим стилем застройки стало австрийское барокко.

К 19 веку численность Секешфехервара достигла 12 000 человек.

В ходе боёв 1945 года почти половина зданий в городе была разрушена, погибло более 10 тысяч жителей.

На городском кладбище в братских могилах похоронены останки 4138 советских воинов.

В послевоенный период город был восстановлен.

Барочные строения в историческом центре города были тщательно и скрупулезно отреставрированы.

Секешфехервар был превращён в крупный промышленный центр. Самыми значительными предприятиями города стал завод по производству автобусов «Икарус».

Сегодня Секешфехервар один из наиболее посещаемых туристами городов Венгрии.

Население города в 2014 году составляло 99 060 человек.

Несмотря на то, что средневековых построек в городе не осталось, исторический центр представляет собой великолепный образец европейского цивилизованного отношения к архитектурному наследию прошлого.



Civertan Grafikai Stúdió

Пройдемся по чистым, словно только что вымытым улицам городка, насладимся тишиной и покоем, разлитым в воздухе, заглянем в многочисленные магазинчики с сувенирами, отдохнем в уличном кафе за чашкой ароматного кофе, бокалом вкуснейшего мороженного или местного вина.



Или получим из рук симпатичной волонтерки бесплатно стаканчик воды со льдом.






























































































































































































На месте уничтоженной базилики установлена сцена, на которой местные исполнители и гости выступают перед жителями городка в дни праздников.

Рассказ о Секешфехерваре будет неполным, если не упомянуть о замке Енё Бори (Bory Jenő; 09.11.1879, Секешфехервар — 20,12.1959 Секешфехервар) профессора, ректора Венгерской королевской школы рисования (1943—1945), расположенном на окраине города.
Этот уникальный архитектурно-художественный гимн любви заслуживает отдельного поста.
Я ограничусь галереей обнаженных женских фигур, как бы в продолжение предыдущего поста об уничтоженном выборгском фонтане с купальщицей.



































И еще раз убедимся, что Выборг ничем не уступает европейским городам по историческому набору архитектурных памятников.

Только в головах выборгских начальников никак не может сложиться цельная картина использования архитектурного наследия в соответствии с принципами, выработанными мировой практикой.

Даже кошка, когда у нее есть выбор в пищи, сначала съедает, то, что лежит подальше, оставляя близлежащие кусочки «на потом».

Нынешние же начальники хватаются за то, что можно быстро освоить, не задумываясь о долгосрочной перспективе развития.

Поэтому мы видим стремительный ремонт фасадов и руины, требующие значительных и длительных усилий.

В точности по рецепту попечителя богоугодных заведений Артемия Филипповича Земляники: «Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет», только по отношению к объектам архитектуры.

Венгрия не самая благополучная страна Европы, но с богатой и противоречивой историей.

Венгерские племена, будучи в начале своей истории грозой европейских народов, осуществлявшие набеги по все Европе и облагавшие данью целые государства, основали, затем, Венгерскую империю, имевшую выходы к трем морям.

Венгры успешно противостояли натиску Османской империи, и, несмотря на значительные территориальные потери, сохранили свою государственность и вернули утерянное.

В 19 веке Венгрия стала частью Австро-Венгерской империи, игравшей важнейшую роль в Европе. Именно тогда Будапешт превратился в современный европейский город с великолепной архитектурой венгерского модерна и первой на европейском материке подземкой.

В результате поражения в Первой мировой войны Венгрия стала одним из многих самостоятельных государств, образовавшихся после распада Австро-Венгерской империи. Она потеряла две трети территорий, многие венгры оказались проживающими в других государствах.

Неудовлетворенность результатами Версальского мира стала, по всей видимости, поводом для венгров поучаствовать во Второй мировой войне на стороне нацисткой Германии, после поражения в которой Венгрия оказалась в сфере советского влияния и вошла в так называемый социалистический лагерь, из которого вышла на рубеже 80-90 года прошлого века.

Пережила экономический кризис перестройки и сейчас является членом Европейского сообщества, сохранив свою валюту и независимый курс. Венгрия считается одной из наиболее безопасных и комфортных для проживания стран ЕС, а ее столица, Будапешт, рекламируемая как «перчик Европы», действительно является типичным европейским городом, насыщенном спецификой второй столицы бывшей Австро-Венгерской империи.

Осколок великой империи нашел свое место среди равноправных народов, объединенных идеями равенства перед законом, личной неприкосновенности, права на безопасный и здоровый образ жизни и еще многое то, что называется общеевропейскими ценностями.


На выборгских развалинах. Часть 130.
reg_813

Suomi Finland — 100 лет независимости или невозможная правда.


6 декабря 1917 года Финляндия объявила себя независимой республикой, отвергнув статус автономного Великого Княжества Финляндского, так официально именовалась территория современной Финляндии, части Карельского перешейка или Южной Карелии и Северного Приладожья с 1809 года.

Современная Финляндия во многих отношениях входит в мировую элиту.
Но, как вы думаете, что наилучшим образом характеризует Финляндию?
Люди, природа, финские технологии и ноу-хау, финская еда?

Все мы знаем финские домики, финскую баню или сауну, финскую бумагу и полиграфию, финские молочные продукты, финскую породу лошадей, финские архитектуру и дизайн, финскую водку, финский нож, наконец.

Неторопливость и основательность финских рабочих стали притчей во языцех.

Все дети и их родители знают, что великий волшебник Санта Клаус живет на севере Финляндии, в Лапландии.
Весь год он ловит рыбу в бесчисленных озерах




и разбирает почту, приходящую со всех континентов от детей с просьбами о подарках к Рождеству и к Новому году.

И только несколько дней в конце года у него остается на осуществление всех этих пожеланий.

За эти дни он должен облететь всю землю и выполнить все желания, и сделать это можно с помощью волшебных северных оленей,



полет которых может зафиксировать только американская NORAD - система контроля воздушного и околоземного пространства и раннего предупреждения о воздушно-космическом нападении.

Бравые ребята из Пентагона каждый год отчитываются перед всем прогрессивным человечеством об отслеживании полета оленьей упряжки Санта Клауса.

Столетний юбилей независимости Финляндии стал крупнейшим событием года в Финляндии.
Четверо из пяти финнов считают важным участвовать в торжествах юбилейного года, более 600 000 человек участвуют в разнообразных программах и проектах.

Юбилей очень популярен у финской молодежи, большинство молодых финнов считают необходимым участвовать в праздничных мероприятиях.

100 лет независимости для Финляндии - это повод, чтобы оглянуться назад на историю, чтобы изучить прошлое и сделать выводы на будущее.

Множество исторических книг и мемуаров были опубликованы десятками ассоциаций, деревень и обществ.

Тысячи страниц были заполнены историей Финляндии, знаниями о разных регионах.

Предметы исследований касаются истории войны, рассказов о поместьях и усадьбах, довоенной жизни и жизни в эвакуации.

Финское транспортное агентство опубликовало книгу об истории финских дорог.

Также изданы десятки книг по научной литературе и юбилейных книг, от арктической политики до финской культурной истории.

В юбилейных книгах есть, например, истории финских домов, о производстве паровых машин, о финских традициях питания.

Для любителей истории Финляндии будут интересны рассказы о ранних этапах становления нации.

Празднование 100 летнего юбилея достигло кульминации в конце августа, когда столетие Финляндии отмечалось на шести континентах с тысячами мероприятий, организованных финнами и друзьями Финляндии.

В Бельгии:






В Венгрии:





В Швеции:











В Норвегии:




В Латвии:




В Чили:





В Нью-Йорке:



В Санкт-Петербурге:




В Петрозаводске:




В Казани:

Сотни тысяч людей приняли участие в торжествах. Мероприятия Together (Вместе) также привлекли внимание СМИ в Финляндии и за рубежом.

В субботу, 26 августа, Финляндия стала первой страной в мире, население которой в буквальном смысле вышло на природу. Национальные парки Финляндии были заполнены музыкой хоров,















на побережье были зажжены огни, на улицах городов были накрыты столы...


Во время уик-энда вечеринки заполняли все уголки страны.

Тысячи финнов и друзей Финляндии обедали вместе в Финляндии и за рубежом, финские мероприятия «Ужин» были организованы в Санкт-Петербурге, Кельне, Буэнос-Айресе, Куала-Лумпуре и Токио.

Во многих странах были проведены праздничные акции, посвященные столетию независимой Финляндии.

Верить в невозможное.

И оно станет правдой.

https://www.youtube.com/watch?v=W7vYwpetDaU

В дополнение к столетнему юбилею независимости, в этом году празднуется также 110-летняя годовщина появления финской породы лошадей.

Проект «Шанс возможностей», входящий в программу празднования Suomi Finland 100, в течение юбилейного года обозначил значение лошадей для финского общества. Финская лошадь сыграла важную роль в истории Финляндии и в обществе.

В Выборге 3 декабря была проведена акция «100 свечей к столетнему юбилею независимости Финляндии». К сожалению, зажечь свечи не удалось из-за сильного ветра и дождя.

Пять скромных композиций из свечей в виде цифры 100 были установлены у библиотеки Alvar Aalto,








у бывшей художественной школы и музея изящных искусств — творения архитектора Uno Ullberg,






а также в трех местах воинских захоронений финских воинов: у памятного камня около несуществующего городского кафедрального собора,






у памятника рядом с руинами старого Агрикольского собора






и у одной из четырех гранитных стел около развалин бывшей церкви земского сельского прихода.




Этой акцией мне хотелось поздравить жителей соседней страны со столетним юбилеем независимости, отдать дань скорбной памяти погибшим в войнах за нее и показать пример того, как мы должны строить свои отношения с Финляндией: бережно восстанавливать то архитектурное наследие, что нам досталось.

Эти памятники — достояние человеческой цивилизации, они принадлежат всему миру.

Без понимания этого факта мы не можем считать себя принадлежащими к европейской цивилизации, стоящей в авангарде многих начинаний, как прошлых, настоящих и, надеюсь, будущих.

А так видят Финляндию сами финны и окружающий их мир.


























































































































































































































+
















































С днем рождения, Suomi Finland!


На выборгских развалинах. Часть 89.
reg_813

Дом Пиетинена.

Основным объектом квартала, ограниченного улицами Karjalankatu (Ленинградский пр.), Tottinkatu (Ростовская ул.), Maununkatu (ул. Димитрова), Kolmikulkatu (Треугольный пер.) был знаменитый дом или дворец Пиетинена, построенный в 1908 году по проекту архитекторов Bertel Jung и Oskar Bomanson, фасады здания разработал известный архитектор, яркий представитель финского модерна Armas Lindgren (1874 - 1929).

Финансировал строительство мебельный фабрикант Matti Pietinen,





который был известен не только как бизнесмен, но и как активный политический деятель, член рейхстага бюргеров в 1904 - 1906 годах, затем член фракции Молодые Истинные финны парламента 1910-1914, представлявший западный избирательный округ Выборгской губернии. Он также был председателем и членом Выборгского городского совета от муниципалитета Säkkijärvi (ныне Кондратьево).

Убит в Выборгской тюрьме в конце гражданской войны в Финляндии 27 апреля 1918 года, при расправе над заложниками. Похоронен с остальными жертвами возле стен городского Кафедрального собора.


Здание было выполнено в характерном для этого времени стиле финского романтизма и являлось одной из визитных карточек города, стремительно становившегося городом действительно европейского масштаба.




Дом Пиетинена был оборудован первым в городе лифтом и водопроводом горячего водоснабжения.


Гости города, выйдя на вокальную площадь, видели перед собой монументальное сооружение с угловой двухэтажной башней, вызывающей ассоциации со средневековым замком.


Фасады здания удивляли выполненными из гранита декором дверных порталов




и маскаронами, напоминающими волшебные сказочные образы,




фигурными завершениями пилястр.

Каждая маска чрезвычайно выразительна, неповторима и уникальна по характеру.






Можно сказать, что эта галерея маскаронов уникальна в истории архитектуры. Вглядываясь в лица, застывшие в камне, каждый раз испытываешь мистическое чувство прикосновения к прекрасному, неведомому, и потому пугающему, миру фантазии финского архитектора.







Прекрасно смотрелся полукруглый гранитный портал со стороны Kolmikulkatu, увенчанный тремя гранитными маскаронами в виде чрезвычайно серьезных и невозмутимых стражей —традиционных львиных голов.



Форму портала повторяло полукруглое обрамление окна на верхнем этаже здания.


В 30-х годах в здании размещались:


  • Kansallis-Osake-Pankki, Национальный банк, офисы:


  • Адвокатское бюро Johannes Brofeldt:


  • Представительство Финского трикотажного завода;


  • Kuusinen Oy, ткани и аксессуары;


  • Финский фотограф, ООО;


  • Выборгские золото и часы, ООО;


  • Пансионат Ottava, владелец Sofia Osola;


  • Фрукты, гастроном и колониальная торговля, Jalmari Sairanen;


  • Страхование от несчастных случаев Patria Oy;


  • Советское консульство.


Во время Зимней войны здание, похоже, не пострадало.


Но в 1941 году полностью выгорело, башня, скорее всего, была разрушена.




Восстановительные работы в период 1941-44 годов, вероятно, не проводились.
После окончания войны к 1950 году здание восстановили со значительными отклонениями от первоначального проекта.
Изменилась конфигурация крыши, не стало фундаментальной башни, исчезли некоторые детали декора, отказались от лифта и центрального горячего водоснабжения.





Однако маскароны, гранитные порталы по-прежнему радуют и удивляют.

Следует отметить, что находящийся по соседству треугольный сквер, был задуман как рекреационная зона, в каковой роли он существует и до сих пор.
Недавно там установили отреставрированную скульптуру второго из сохранившихся после уничтожения выборгского вокзала медведя.




Таких фигур, выполненных скульптором Eva Maria Gyldén (19 июля 1885, Выборг - 1 января 1973), было четыре. Поднятые на уровень второго этажа, они стояли по обе стороны от входа в здание вокзала.

Надеюсь, что бетонное основание скульптуры будет временным.


На углу Maununkatu и Kolmikulkatu располагалась автозаправочная станция Esso.







На старой фотографии видим одну из популярнейших моделей того времени Ford Model A c характерным багажником.







В одноэтажном здании по Maununkatu размещались:


  • Автосалон Восточная Финляндия;


  • Адвокаты Leevi Korvenheimo;


  • Парикмахерская Elite (владелец A. K. Trygg);


  • Спорт и рыбалка (владелец Th. Saario);


  • Пекарня E. Granfelt;


  • Пряники Турку;


  • Аско Мебель, ООО;


  • Кафе Треугольное, (владелец S. Bruun).


После войны автозаправка была уничтожена и долгое время это место пустовало. Сейчас там располагается торговый павильон.



Одноэтажное здание сохранилось, хотя пустовало вплоть до начала 60-годов. Затем там находились мастерские ПТУ. Сейчас здание используется торговыми организациями.


Два деревянных строения по Tottinkatu и Karjalankatu не сохранились.






В первом был расположен склад (скорее всего, относящийся к рынку Repola):


  • Repola, Опт и розница.

    Во втором размещались:


  • Химический магазин;


  • Городской центр животноводства, магазин № 11;


  • Аптека.


Уже в наши дни на этом месте было возведено восьмиэтажное жилое здание с размещенными на первых этажах магазинами и офисами.






На Выборгских развалинах. Часть 40.
reg_813

Утраченные руины францисканского монастыря.
        В этой главе речь пойдет о квартале,  ограниченным улицами Прогонной (Karjaportinkatu), Водной заставы (Vesiportinkatu), Северным Валом (Pohjoisvalli) и Краснофлотской (Harmaidenveljestenkatu).
          На углу Прогонной улицы и Краснофлотской, напротив Чертовой  церкви стоял двухэтажный дом, построенный в 1791 году по заказу купца Йохана Филиппа Яниша ( архитектор? Johann Philip Jaenisch).Прогонная10

        УголПрогоннойКранофлот
     Прогонная10_2012

      Во дворе были возведены хозяйственные постройки, также принадлежавшие, по всей видимости,  Янишу. 
Краснофлотская10

          Перед войной в этом  доме размещались офис шерифа и кабинеты его патрульной службы.
Прогонная
        Дворовые постройки были заняты складами предпринимателя Pekka Kaarni, торговавшего птицей.
       И дом и постройки были сильно повреждены во время войны и разобраны в пятидесятых годах прошлого века.
         В 1994 году, в так называемые лихие девяностые,  внешний вид дома был реконструирован довольно точно, вплоть до характерного углового балкона.
          Интерьеры дома, разработанные архитекторами В. Дмитриевым и О. Мовсесяном – совершенно новые.
     
 
Постройки в глубине двора оказались утраченными.
ВнутрДвор

         Еще одна серьезная потеря – это уничтожение остатков упраздненного в 16 веке францисканского монастыря, находившихся до второй Мировой войны за домом Яниша.  В советское время они исчезли окончательно.
       Первое упоминание о францисканском монастыре в Выборге, в школе которого учился Микаэль Агрикола - финский просветитель, основатель финской литературы, создатель финской азбуки и будущий епископ, относится к 1403 году, сообщает нам книга "Вехи Выборгской истории".
        В средневековых документах эту обитель называют старым монастырем, по-видимому, он был обоснован еще раньше, возможно вместе с Выборгским замком.
          Францисканцы - нищенствующий орден, основанный Франциском Бернадоне (Ассизским) близ Сполето в Италии в 1208 году, выходцем из купеческой семьи, отказавшимся от богатства и проповедовавшем любовь к ближнему, сдержанность и аскетизм.
       С деятельностью францисканцев в городе связано и появление знаменитого на всю Европу выборгского кренделя. Монахи-францисканцы пользовались монопольным правом на выпечку и продажу в городе этого сдобного хлеба.
        Свое название улица  Harmaidenveljestenkatu (улица Серых братьев) получила от второго, неофициального, названия ордена францисканцев, которых также называли миноритами, меньшими братьями, кордильерами, босоногими.
          Здесь надо заметить, что улица Красноармейская, расположенная по соседству, у финнов носила название улицы Черных братьев, так как вела к доминиканскому монастырю. Монахи-доминиканцы носили черные сутаны и именовались Черными братьями,  красноармейская  же форма была серого цвета.
          Улица Серых братьев получила в советское время имя Краснофлотская, а военные моряки носили, как известно, черные бушлаты.
        Логично было поименовать улицы наоборот, а еще лучше, оставить исторические названия, но политика партии и правительства была направлена на  сознательное искажение исторической правды о прошлом Выборга и замене ее на новые мифы.
        Далее по Прогонной улице (Karjaportinkatu, 8) располагались склады Финской сахарной компании (Suomen Sokeri Oy) принадлежавшей Хакману.
Прогонная8

     Здания построены по проекту известного архитектора Уно Ульберга (Uno Werner Ullberg) в 1924 году и имеют фасады, выходящие на параллельные улицы Прогонную (Karjaportinkatu)  и  Северный Вал (Pohjoisvalli).  Въездные ворота расположены в нишах.
СкладХакманаСтарФото

         Здания сохранились и используются по прямому назначению, как склады ОАО «Опт».

         Эмблема торгового дома Хакмана тщательно уничтожена.
СкладХакмана2012

Прогонная8_2012

          На углу улиц Прогонной (Karjaportinkatu, 6) и Водной заставы (Vesiportinkatu, 7) располагается здание бывшего офиса Финской сахарной компании, архитектор Johann Brockmann. Здание сохранилось, используется частично под офисы, частично как жилое.

Прогонная6

    Прогонная6_2012   
    
УголПрогоннойВоднойЗаставы2012
УголПрогоннойВоднойЗаставы2012_2
     И завершает эту прогулку по старому Выборгу двухэтажный дом на углу улиц Северный Вал (Pohjoisvalli, 17) и Краснофлотской (Harmaidenveljestenkatu, 10).
СеверныйВал17_Комп

        В этом доме до войны размещались солдатские квартиры и офис Главной Солдатской ассоциации.
         В советское время здание получило дополнительный третий  этаж при сохранении стиля здания, но утратило штукатурное покрытие.
СеверныйВал17_2012

        Состояние зданий в этом квартале назвать удовлетворительным можно с большой натяжкой, внешний вид создает впечатление как бы потраченного или побитого молью платья.

ГУГЛПлан


На выборгских развалинах. Часть 6.
reg_813

Агрикольская церковь.

Старый кафедральный собор или Агрикольская церковь, ныне «сохранившийся» в руинах, самый старый собор в городе Выборге. Его история красочна и трагична.
 На протяжении веков собор последовательно был католическим, лютеранским, православным и снова лютеранским.
Церковь в Выборге, вероятно, была основана на рубеже третьего крестового похода, около 1293 года и тесно связана с созданием Выборгского замка. Каменной церкви предшествовал ряд деревянных церквей, последняя из которых была сожжена в 1411 году во время осады Выборга войсками новгородцев.
В 1413 году было решено построить каменную церковь, Папа в письме от 17 июля 1418 года обещал городу принять участие в финансировании строительства.
При содействии католической церкви строительство началось в 1430 годах, ориентировочно сроки строительства определяются между 1435 и 1445 годами. Собор был освящен как церковь Святой Марии и  Святого Олафа. Во время большого пожара 1477 года церковь полность сгорела за исключением каменных стен. Некоторые каменные опоры помечены 1498 годом, что дает основание говорить о восстановленни собора в конце пятнадцатого века. Облик средневековой церкви точно не известен, однако установлено, что его размеры составляли 37х19,4 м, уникальные восьмиугольные  колонны диаметром 0,7 м поддерживали своды здания, перекрытия были изготовлены из эстонского известняка. В восточной части, как полагают, размещалась колокольня. Когда ремонтные работы были завершены, собор был признан самым красивым после собора Турку. По некоторым сведениям, з
дание выборгской трехнефной римско-католической церкви было освящено в 1494 году, несколько раньше завершения строительства.
Нижняя часть стен церковного здания была построена из камня, а верхняя часть кирпичной кладки, крыша была высокой. Ризница располагалась на северной стороне, крыльцо на южной. Церковный зал был украшен богато и красиво в традициях католической церкви. В дополнению к главному алтарю было несколько боковых, посвященных святым. По некоторым оценкам гипсовых частей и декоративных кирпичей своды и, вероятно, стены были покрыты фресками.
После Реформации церковь была расширена, северная наружная стена была снесена, добавлены два столпа, алтарь остался на прежнем месте, были изменены крыша и фронтоны.

Первый епископ был назначен сюда в 1554 году, что придало собору статус кафедрального.
Пожар 1628 года сильно повредил церковь, в связи с реконструкцией здание было расширено на север и восток, ризница была разрушена. Работа продолжалась до конца 1630-х годов, в работе принимал участие немецкий мастер Piter Holtgrefia. Для собора был приобретен орган.
Вид собора в 1642 году:




Здание пострадало при осаде города русским войсками в 1710 году и, поскольку бюргеры ремонтировать его не захотели, собор был превращен в конюшню.
Примерно в 1720 году по приказу Петра Великого здание было отремонтировано и освящено как православная Церковь Рождества Христова.

Собор вновь пострадал при пожаре 1738 года, и при ремонте 1744 года в конструкцию были внесены значительные изменения. Оригинальная высокая крыша была снижена, были восстановлены окна.
  В 1788 году церковь была ликвидирована и здание стало использоваться как склад. В 1805 году его преобразовали в амбар, церковь потеряла свой средневековый вид,
высокую остроконечную кровлю и сводчатые перекрытия.
Финны дважды предпринимали археологические раскопки участка в 1836 и 1913 годах. Целью изысканий были поиски останков Михаэля Агриколы, по преданию похороненного в Выборге. По мнению историков другого достойного места для вечного успокоения религиозного деятеля такого ранга в Выборге не было.

В 1913 году российские военные власти превратили здание в полковую православную церковь. В это время был отремонтирован пол, окрашены стены, был установлен иконостас и фигура Девы Марии.
После гражданской войны в 1918 году она вновь была освящена, на этот раз как гарнизонная евангелически-лютеранская церковь.
При освящении присутствовал главнокомандующий Белой армии Маннергейм.



Как следует из названия церковь использовалась для религиозных служб выборгских гарнизонов, а в летнее время посещалась горожанами. Церковь получила название Агрикольской в честь Михаэля Агриколы, финского деятеля Реформации шведского происхождения, просветителя и переводчика Нового Завета на финский язык. По преданию он похоронен 12 апреля 1557 года под полом Агрикольской церкви.
Во время Зимней войны 18 февраля 1940 года церковь была сожжена в одиннадцатый раз за свою историю.


Каменные стены остались и в 1942-44 годах там проводились службы под открытым небом для военнослужащих финской армии.




Окончательную черту под судьбой собора поставило советское время, в течение которого здание собора было заброшено и медленно разрушалось. Что не сделали пожары, доделало безжалостное время и равнодушие новых жителей города, мысли которых были далеки от осмысления исторических событий, свидетелем которых были эти полуразрушенные стены собора и чудом сохранившаяся бывшая колокольня, известная под именем «Часовая башня», ставшая, наряду с Выборгским замком, символом и визитной карточкой города.










Интересно, как бы мы отнеслись к людям, превратившим в захламленный пустырь, например, Лазаревское кладбище Александро-Невской лавры, где покоится прах Михаила Ломоносова?
У южной стены храма установлен монумент на месте не сохранившегося захоронения прихожан церкви, погибших в Зимней войне и ее Продолжении.
Памятный крест был установлен 13.09.1942 года.






Надпись на современном камне гласит: «В память погибших в войне 1939-40 годов и захороненных здесь 108 финских воинов». На обратной стороне перечислены имена 26 финских воинов, остальные 82 неизвестны.


В начале 90-х годов прошлого века существовал проект реставрации собора с размещением там художественной школы. К сожалению, реализован он не был, и остатки Агрикольской церкви занимают "достойное" первое место в ряду Выборгских развалин.