Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

На выборгских развалинах. Часть 175.

На задворках. Глава 1.

Речь пойдет о квартале, ограниченном улицами Upseerinkatu (ул. Офицерская), Vuorikatu (ул. Горная), Majrinkatu (ул. Майорова) и Papulankatu (ул. Кривоносова).

Расположен квартал в районе Папула, который еще назывался Железнодорожным, по всей видимости, из-за того, что находился за железной дорогой, и до, и после войны там селились ее работники.

Находящаяся по соседству школа № 37 также относилась к этому ведомству.

Квартал, казалось, находился в глубине фронта наступавших с востока советских войск, но это не спасло его от бомбардировок и артиллерийских обстрелов.

Из сохранившихся каменных зданий, а их здесь было три, интерес представляют два из них.

Первое — это здание постройки 1905 года в типичном для этого периода градостроительства стиле модерн.

Здание возведено на склоне, что придавало ему определенную монументальность.

Великолепный угловой полукруглый эркер, увенчанный коническим куполом, являлся отличной доминантой, видной со всех сторон света.


Два трапецеидальных эркера по основному фасаду и один по боковому, увенчанные остроконечными треугольными шпицами, вместе с высокой крышей создавали впечатление романтической идиллии.

Цоколь здания был выполнен из гранитных блоков.
Такими же, грубо обтесанными блоками выполнена отделка порталов,












используются они и при оформлении обрамлений панорамных окон магазинов первого этажа и отделки фасада.





Трапецеидальная форма окон первого этажа должны были подчеркнуть романтической настрой здания.

Интересно использование скошенных гранитных блоков в качестве подоконников.

Перейдя мост через железную дорогу, олицетворение современного на тот момент прогресса, путешественник как бы окунался в атмосферу прошлого, встречая на своем пути нечто похожее на старинный замок.

Интересно решение в виде глубоких траншей дворовой территории, прилегающей к зданию, обеспечивающих доступ к цокольным и подвальным помещениям.






Автором этого здания был строительный мастер Artur Landström.

К сожалению, найти какую-либо информацию об этом человеке мне не удалось.

В здании располагались:


  • Магазин фруктов Montonen Oy;


  • Папульская бумага, химия и галантерея, (Владельцы Väinö и Anni Saksa);


  • Мясной и универсальный магазин Erkki Tynkkynen.


Жильцами дома числились:


  • Appelqvist, K., купец;


  • Asikainen, Eino A., главный дирижер;


  • Löfberg, Hilda, учитель;


  • Ryynänen, J., Деловой туризм;


  • Spets, Aili, музыкант.


Во время «Зимней войны» в здание угодил или авиационный фугас, или крупнокалиберный снаряд, напрочь снесший угловую башню.










Возникший пожар уничтожил все внутренние конструкции, оставив нетронутыми только стены.



При послевоенном восстановлении, видимо, стремясь к удешевлению строительства, угловой эркер не восстановили, шпицы уничтожили, появился дополнительный «недоэркер» на фасаде по Majrinkatu





(наверное, в качестве компенсации за ликвидированный угловой), изменилась форма крыши, появился так полюбившийся выборгским реставраторам козырек.

Здание стало совершенно невыразительным, полностью было уничтожено романтическое очарование, окутывающее строение.

Находясь почти на окраине города, куда редко заглядывают туристы, здание сегодня являет из себя типичный образец советского, утилитарного отношения к объектам жилкомхоза.
Отваливающаяся штукатурка, разбитые водосточные трубы, готовые рухнуть на головы жильцов балконы, лишенные  огра
ждений, мрачная окраска фасадов...

Collapse )

«Потолок не течет, тепло, ну и какого рожна вам еще надо?

В подъезде вам не Обама нагадил, а сами, так что претензии к себе предъявляйте, а не к нам.

Уборка лестниц в подъездах в стоимость обслуживания не включена, сами нанимайте уборщицу, нам и без того хлопот хватает.

Фасадный ремонт запланирован на 203? год, ждите».

Если послушать представителей власти, то у них словосочетание «Выборг — исконно русский город» с языка не слезает.

Однако, пройдя по его улицам, зачастую, создается впечатление, что Выборг не родной сын, а настырный пасынок, канючащий у отчима дорогую игрушку.

А у него, отчима, таких пасынков по всему миру — не счесть.

И у каждого что-то есть.

У кого нефть с газом, как в Сирии, Ливии или Венесуэле, у кого алмазы с золотишком, как в Центрально-Африканской республике, а кто-то расположился, как Куба, под носом у ненавистной Америки, и сама судьба требует «запустить ежа американцам в штаны».

А что есть у Выборга кроме первобытной природы в окрестностях да нескольких средневековых артефактов в городе?

На них миллиарды не своруешь, как на нефтегазовых месторождениях.

Поэтому Выборг обречен при существующей власти на судьбу задворка великой империи, а не «окна в Европу», что и демонстрирует деградирующий год от года одноименный кинофестиваль.

Рядом с творением модерна расположился дом из следующей эпохи градостроительства, функционализма.

Это жилой дом Kallio OY (АО «Каллио»), 1928-29 годов постройки,





проект архитектурного бюро Ernst Adolf Nordström с партнерами Väinö Johannes Löyskä и братом Toivo Eljas Löyskä.

Väinö Johannes Löyskä родился 23 мая 1898 года в Выборге.

Он окончил Финский лицей в Выборге в 1919 году и Хельсинкский технологический университет в 1925 году.

После окончания учебы Väinö Johannes Löyskä работал в различных архитектурных бюро в Хельсинки, в Департаменте городского планирования города Хельсинки и в Выборге в офисе Uno Ulberg в 1925-1929 годах.

С 1930 по 1937 год он работал в Выборгском городском строительном бюро, преподавал в Выборгском лесопильном училище и Выборгском индустриальном училище с 1925 по 1928 год, в Выборгском художественном училище преподавал рисование с 1929 по 1937 год, в Лаппеенрантском техникуме - с 1945 по 1965 год.

Его младший брат Toivo Eljas Löyskä также стал архитектором.

В Выборге они совместно спроектировали несколько зданий:


  • Oy Kalevanrinne, жилое и коммерческое здание, Kalevankatu, 4 (ул. Первомайская), Выборг, 1927 год;


  • Офис и здание фабрики Viipurin Tupakka Oy, Juteininkatu, 12 (ул. Тургенева), 1927 год;


  • Офис и фабрика Viipurin Kivivi ja Kirjapaino Oy, здание располагалось на углу Linnankatu (ул. Крепостная) и Mustainveljestenkatu (ул. Красноармейская);

    Жилое и офисное здание на углу Pellervonkatu и Kullervonkatu (угол улицы Мира и бульвара Кутузова), 1930 год;


  • Дом дежурной смены Южной Гавани, Karjalankatu (Ленинградский пр.), 1936 год.


Кроме того, вместе со своей женой они спроектировали семейным офисом несколько зданий в других городах Финляндии.

В здании размещалось Учреждение социального страхования.

А жильцами были:


  • Auer, Teuvo, директор;


  • Höckerstedt, G.;


  • Ilanko, Jori, репортер;


  • Kakriainen, Elma Paula и Inkeri;


  • Karvinen, Artturi, Управляющий директор;


  • Kupila, Aarne, районный инспектор, учреждение социального страхования;


  • Lappalainen, Viljami, Заместитель судьи;


  • Lehikoinen, Vilho, представитель завода;


  • Nevalainen, Viljo, заместитель судьи;


  • Pihlajaniemi, K.J.;


  • Pohjavirta, R. V., офис-менеджер;


  • Raivio, A.;


  • Toivanen, P., предприниматель;


  • Vuorensola, Olga.


Следует отметить, что территория двора со стороны южного фасада была хорошо благоустроена.

Так как здание находилось на возвышенности, южный склон которой был довольно крут,




была возведена ограждающая двор подпорная стенка, частично использующая гранитный массив, частично выполненная из бетона.




Были устроены несколько лестниц для подъема по крутому склону.








Здание, как мы видим на фотографии 1942 года,





получило довольно сильные повреждения, часть стены дворового фасада рухнула, кроме того, часть оконных переплетов была демонтирована, скорее всего, при отступлении советских войск в 1941 году.

Несмотря на то, что послевоенный ремонт внешнего вида не исказил, сегодня здание имеет характерный вид потрепанного временем и равнодушием эксплуатационников типичного жилкомхозовского объекта.












Что касается других зданий, в основном деревянных, то сведений о них практические нет,








все они были уничтожены в ходе «Зимней войны», и от них оставались, в лучшем случае, каменные фундаменты, изразцовые печи, безжалостно ободранные, с торчавшими трубами, напоминающие сюрреалистический каменный лес.
На переднем плане фотографии останки деревянного здания по Upseerinkatu, 4.

В небольшом здании по Upseerinkatu, 2 находился Швейный магазин Laina Hill.

Здание также было уничтожено огнем.

До наших дней сохранилось небольшое одноэтажное каменное здание по Vuorikatu.






На выборгских развалинах. Часть 174.

Пропасть в головах.

И, завершая обзор окружающих центральную площадь города зданий, совершим экскурсию по кварталу, ограниченному улицами Pohjolankatu (ул. Северная), Punaisenlähteenkatu (ул. Ушакова), Maununkatu (ул. Димитрова), Tottinkatu (ул. Ростовская) и Repolankatu (ул. Вокзальная).







На углу Pohjolankatu и Punaisenlähteenkatu по проекту архитектор Paavo Uotila было возведено шестиэтажное жилое и офисное здание.

Строительство было завершено в 1928 году, по другим сведениям годом позднее.











Среди прочего, в здании действовали:


  • офис для Viipurin seudun Osuuskassa («Региональный акционерный фонд Viipuri»);


  • Keskinäinen henkivakuutusyhtiö Suomi («Компания взаимного страхования жизни Финляндия»);


  • ООО «Сельскохозяйственная торговля»;


  • Общество с ограниченной ответственностью «Центральный кредитный фонд кооперативных фондов», Выборгский офис;


  • Alfons Parviainen Oy, магазин тканей;


  • Выборгский областной кооператив;


  • Aura Взаимная страховая компания;


  • Finnish Props Export Ldt Ltd, Экспорт круглого леса;


  • Генеральный прокурор Финляндии;


  • Brothers Hamunen Oy, магазин;


  • Одежда для бизнеса J .R. Karttunen;


  • Выборгская лаборатория сельскохозяйственной и коммерческой химии;


  • Сберегательный банк Выборга;


  • Сельскохозяйственное общество Выборгского уезда;


  • Федерация сельхозпроизводителей;


  • Компания взаимного перестрахования "Palonvara" ассоциаций по страхованию от пожаров в Выборгской губернии;


  • Valio Магазин № 42;


  • Ассоциация коневодства Южной Карелии;


  • Магазин одежды Rosa, (Владелец Rosa Klimscheffsky);


  • Выборгский уездный ремесленный союз;


  • Лесной Совет Южной Карелии;


  • Городской жилищный совет;


  • Меховая лавка M. Kaplan;


  • Союз карельских мучеников;


  • Центральное лесное общество Тапио, Выборгский лесохозяйственный район;


  • Золото-часовщик Eino Oksanen;


  • Ассоциация экспортеров финского круглого леса;


  • Ассоциация сельхозпроизводителей Южной Карелии.


Это многофункциональное здание, выполненное в традициях начинающего набирать силу функционализма, стало олицетворением новой Финляндии.

Вместе с аналогичным зданием архитектора Jalmari Lankinen Выборгского уездного (сельского) совета, возведенного напротив тремя годами позднее,












оно как бы символизировало выбор пути Финляндии — независимого, динамично развивающегося общества западного типа, основанного на личной свободе, свободе предпринимательства и уважения прав собственности.

Большое количество общественных организаций, функционировавших в здании, говорит о том, что в Выборге было, то, что называют сейчас гражданским обществом — развитой системой горизонтальных связей.

В здании была предусмотрена подземная парковка, развитые подвальные помещения, включающие котельную, прачечную, сушилку.

Первый и второй этажи были отданы под офисы и магазины.

Ряд полукруглых панорамных окон второго этажа создавал запоминающийся образ сооружения.





Выдающийся карниз крыши завершал фасады, придавая зданию строгую монументальность.
Фасады имели минимум декора.












Чертежи фасадов и планы этажей.

Collapse )

Следует отметить высокое качество инфраструктуры здания, характерное для финнов, ставящих перед собой задачи высокого уровня и, практически всегда, достигающих желаемого результата.

Квартиры имели встроенную мебель, в некоторых квартирах в гостиных стояли камины, по крайней мере, один из них, отделаный черным полированным гранитом,  исправен до сих пор.

Батареи центрального отопления были выполнены из латуни.









Моя знакомая, живущая в этом здании, рассказала, что как-то к ней в квартиру заявился сантехник, якобы для проверки функционирования отопления.

Отлучившись на минутку, она затем застала его за сдиранием краски с радиатора для выяснения из какого материала он выполнен, для дальнейшего предложения замены «проржавевшей» финской батареи на современную и высокоэффективную алюминиевую.

Похоже, наводнения в городе не были редкостью.



Во время Зимней войны здание горело, но сохранило фасады.












Послевоенный ремонт не сильно исказил облик здания.














Последние годы здание неоднократно подвергалось ремонту, зачастую со скандалами и судебными разбирательствами по поводу феерического воровства.

Collapse )

И хотя внешний вид, на первый взгляд, производит благоприятное впечатление, при детальном рассмотрении, можно найти множество изъянов, оценить состояние подвальных помещений не представляется возможным, вход в подземную парковку закрыт.




Скорее всего, подобрать слова, не запрещенные Роскомнадзором, при виде современного состояния подвала будет невозможно.

Со стороны Punaisenlähteenkatu к зданию примыкает небольшое старое деловое здание, выполненное в стиле модерн.

Удивительно, но автор проекта этого довольно симпатичного здания неизвестен, также, как и время его появления.

Фасад строения украшен оригинальным орнаментом из мелких гранитных камней с зеленоватым оттенком.







Во время "Зимней войны" здание не было разрушено









и сегодня радует нас своим жизнерадостным видом.














Здание принадлежало Oy Viljelys («Фермер Инк.»), которое, в свою очередь, большей частью принадлежало Suomen Maanviljelyskauppa Oy («Финская сельскохозяйственная торговая корпорация»).

Здесь работали:


  • Maalaisten säästöpankki («Сберегательный банк фермеров»);


  • Viipurin läänin palovakuutusyhdistysten keskinäinen jälleenvakuutusyhtiö Palonvara («Выборгская Страховая компания Palonvara»).


В 1893 году строительный мастер A. Isaksson разработал проект рабочего помещения для собраний по Pohjolankatu, 10.




Позднее в здании разместился кинотеатр «Tähti» («Звезда»).

Здание уцелело после «Зимней войны»,














в послевоенное время в нем размещался Клуб железнодорожников (по другим сведениям строительной организации "Трест № 50"), который сгорел уже в конце 50-х годов.

В 1877 году архитектор Anders Sandell спроектировал небольшое жилое здание по Tottinkatu.

Здание было расширено до Repolankatu и преобразовано в деловые помещения архитектором Odenwall в 1885 году.








Эти деревянные здания были уничтожены во время войны.










В 50-е годы на этом месте действовал стихийный рыбный рынок, иногда разгоняемый милицией.

Но делалось это без фанатизма, власть понимала, что в условиях тяжелого послевоенного времени рыбалка была довольно ощутимым подспорьем для горожан.

Мне особенно нравились угри, напоминающие огромных змей, шевелящихся в эмалированных тазиках, которых можно было жарить без масла, настолько они были жирные.

На другой границе этого участка по Punaisenlähteenkatu архитектор J. B. Blomkvist в 1898 году спроектировал небольшую узкую трехэтажную гостиницу «Finlandia».




В ходе бомбардировок «Зимней войны» здание было разрушено и позднее не восстанавливалось.












На углу Tottinkatu и Maununkatu по заказу As Oy Päivölä в 1910 году было построено пятиэтажное жилое и коммерческое здание по проекту архитектору Paavo Uotila.



Здание было выполнено в лаконичном стиле позднего модерна.
Единственное его украшение — растительный орнамент порталов.





Здесь находились:


  • Часовщик A. Bastman;


  • Финский информационный офис, Выборгский офис;


  • Карельские автопринадлежности, офис;


  • ООО "Торговая книжная печать", переплетчик;


  • Городская пожарно-спасательная компания на движимое имущество;


  • Школа торговли;


  • Карельская фабрика галстуков;


  • Gustav Paulig & K, Выборгский офис;


  • Лесопромышленная компания P. & S. Kagan;


  • Магазин одежды Kalle Kuokkanen;


  • Оптовая торговля часами и запчастями J. E. Sarpala.


Здание горело во время войны, но фасады сохранились и послевоенный ремонт практически не исказил вид здания.




Современное состояние здания скорее неудовлетворительное, несмотря на проведенный несколько лет назад косметический ремонт.



















В марте 1897 года архитектор J.B. Blomkvist спроектировал одноэтажное деревянное жилое здание по Maununkatu, а год спустя - почти такое же, как зеркальное отражение первого на другой стороне участка.












Он также спроектировал трехэтажное каменное жилое здание из красного кирпича в задней части участка.












В 1900 году архитектор J.B. Blomkvist спроектировал деревянное жилое здание, боковой фасад которого был обращен к улице Maununkatu.

В 1905 году он же спроектировал офисное здание вдоль Maununkatu и достигающего угла Pohjolankatu.

Здесь работали:


  • Живописная компания J. & P. Mustonen;


  • Аукцион J. Arminen;


  • Клуб молодых финнов;


  • Karjalan Kudos, магазин и офис (Владельцы Armas ja Eevi Hynninen);


  • Продовольственные продукты в нарезке K. Löfgren.


Все деревянные здания квартала, за исключением кинотеатра «Tähti», сгорели во время «Зимней войны».

В 1913 году по проекту архитектора Paavo Uotila построено двухэтажное жилое и офисное здание по Pohjolankatu.








В здании располагались следующие магазины:


  • G. S. Sragovitsch, Шляпы, Магазин белья и ткачества, Детское платье (Владельцы Henrik Klass и M. Frydbergin);


  • Магазин готовой одежды Nordic (Владелец S. Klimscheffskij);


  • Одежда Kulma Oy;


  • Магазин шляп и моды F. Öhman.


Это здание сохранилось до наших дней и, в отличие от своего младшего собрата, расположившегося рядом, представляет из себя зрелище, недостойное для центра Выборга, и отражающее равнодушие властей города к облику современного города.











Два проекта одного и того же автора — и какая пропасть между ними, несмотря на соседство, что называется, бок о бок.

Три здания Paavo Uotila, расположенные в этом квартале, показывают насколько разнообразен был творческий диапазон одного из наиболее плодовитых выборгских архитекторов.

Город обязан ему появлением целого ряда запоминающихся зданий в самых разных местах, которые во многом и сформировали существующий архитектурный облик Выборга.

Как и другие выборгские архитекторы Paavo Uotila разрабатывал эскизы к изразцовым печам Rakkolanjoen kaakelitehdas (Раккольского плиточного завода), расположенного в агломерации Hovinmaa - Rakkolanjoki (Кравцово-Селезнево).










Изразцовые печи Выборга и дач в его окрестностях — это отдельная огромная тема, которая великолепно отражена в книгах Роденкова А.И. «Изразцовые печи Выборга» и «Изразцовые печи Зеленогорска».

На выборгских развалинах. Часть 164.

Выборг-Париж. Девять дней в Европе.

Казалось, за такой короткий срок и в таком темпе, что можно увидеть и что понять в жизни целого континента, населенного сотнями национальностей, отличающимися языками и обычаями, собравшего в своих городах представителей практически со всего мира?

Конечно, если ставить перед собой задачу, что называется «отметиться», чтобы в случайном разговоре произнести сакральное, подслушанное в телевизоре: «Париж? Знаем, плавали. Кстати, ничего сногсшибательного, и эти не..., пардон, афрофранцузы за..., простите, достали! Иногда кажется, что ты не в Париже, а в джунглях. Пропала Европа с ее пресловутой мультикультурностью...», то тогда да, задача может быть успешно решена.

Но я такой цели перед собой не ставил, меня интересует, как Европа относится к той части человеческой культуры, которая носит название архитектуры — создание строений различного назначения, что она предпринимает для сохранения наследия прошлого, как пытается создать такую среду обитания, чтобы перед глазами жителей и гостей предстала цельная и гармоничная картина развития городов на протяжении многих веков, что она делает для того, чтобы их города были привлекательными и посещаемыми, чтобы, попав один раз, туристы стремились туда снова и снова.

И, надо сказать, что, несмотря на некоторые нюансы, европейские народы сумели разработать и воплотить в жизнь плодотворную концепцию, включающую в себя такие положения, как реставрация зданий, придания им первоначального облика, изменение профиля использования исторического здания, создание инфраструктуры для наиболее полного удовлетворения запросов туристов, включая сеть гостиниц, хостелов, льготные условия для сдачи жилья в аренду, развивая транспорт, в том числе и водный, поощряя уличную торговлю сувенирами и продуктами быстрого питания, не препятствуя деятельности уличных артистов и музыкантов.

И, конечно, создав сеть платных и бесплатных, зачастую полностью автоматизированных туалетов.

Посетив за девять дней Хельсинки, Турку, Стокгольм, Амстердам, Париж, Брюссель, Любек и снова Стокгольм, такие разные города, находящиеся на расстоянии сотен и тысяч километров друг от друга, у меня не создалось впечатления перехода в иной мир после каждого переезда. Казалось, что ты просто уходишь от одних соседей к другим, таким же гостеприимным и дружелюбным.

Хотя темп жизни, поведение жителей зачастую разительно меняется. И ваше поведение тоже меняется.

В Париже, кажется, у вас сносит голову и вы готовы вскочить на вентиляционный люк и, удерживая рвущуюся вверх юбку, изображать из себя Мэрелин Монро.


В Амстердаме — усесться на набережной канала и забить косячок.



В Брюсселе, расположившись на торговой площади, перекусить хот-догом и посмотреть на танцевальное шоу,





а в Любеке, уподобившись добропорядочному бюргеру, скоротать время за кружкой чудесного пива.



Все перечисленные выше города являются столицами, за исключением Любека, но и его можно считать таковой, так как в течение длительного времени этот город был центром Ганзейского союза, включавшего в себя в лучшие времена до 200 городов.

И Выборг, кажется, им не ровня.

Но, вспомнив, что финны считали его второй столицей, и надувшись, как лягушка, пытавшаяся сравняться с волом, можно попытаться представить, каким бы был Выборг (не будь омерзительного Пакта о ненападении с его секретными протоколами, открывшему путь к началу Второй мировой войны), глядя на европейские города, сохранившиеся и восстановленные из руин людьми, не забывающими ни свою историю, ни историю своих соседей и пытающимися найти способ существования на этой земле, исключающий досрочное попадание в рай одних и простое издыхание других.

Жертвами мировой бойни номер два стали десятки миллионов человек, были разрушены тысячи городов, миллионы людей были вынуждены покинуть родные места и превратиться в беженцев.

Для Финляндии результатом стали потеря десяти процентов территории, появление внутренних мигрантов и исчезновение целых пластов культуры, имеющих многовековую историю.

Исчезла культура Выборгского архипелага, прекратилась жизнь на многочисленных хуторах Выборгской губернии, известная нам по прекрасной книги финского писателя Algot Untola (литературный псевдоним Maiju Lassila) «За спичками» и одноименному фильму.

Как уверяли старожилы Выборга, после войны чекистские зондеркоманды целенаправлено уничтожали отдельно стоящие хутора, опасаясь использования их в качестве баз для ведения партизанской войны.

Были разрушены многочисленные усадьбы, удивительным ожерельем окружавшие некогда Выборг, располагаясь в ближних и дальних окрестностях города.

Этот культурный пласт был тесно связан с историей России — владельцами усадеб зачастую были жители столичного Санкт-Петербурга - предприниматели, адвокаты, художники и писатели.

Кажется, что даже по истечению восьми десятилетий, у большинства нынешних обитателей Выборга и его власти нет полного понимания того архитектурного клада, который им достался в реультате войны. Поэтому до сих пор нет цельной концепции использования этого наследия.

Если в первые послевоенные годы мы напоминали варваров, пытающихся приспособить в качестве жилищ храмы и отбивающих носы и гениталии у скульптур, то сейчас мы пытаемся прилепить отбитое на место, зачастую путая местами носы и гениталии.

А сейчас просто полюбуемся на то, как выглядят сегодня европейские города, попытаемся увидеть, как их обитатели стараются совместить старину с современностью, как меняется пейзаж стран в связи со стремлением жить в гармонии с природой, которую мы вольно или невольно преобразили, иногда с целями, противоречащими ее сохранности и гармоничному развитию.
Где-то на территории ФРГ поле из солнечных батарей:



Амстердам: каналы и  велосипеды, пешеходам быть предельно осторожным, чтобы не быть задавленным  стадом демонов-велосипедистов.


































+












Париж... Одно его название вызывает безграничное число эмоций и воспоминаний о художниках, писателях, мыслителях и философах, общественных и политических деятелей. Здесь впервые были произнесены слова Liberté, Égalité, Fraternité, ставшие девизом не только Французской республики, но череды революций, прокатившихся по всей Европе, которые до сих пор продолжают волновать умы, побуждая людей к честности, бескорыстию и открытости.
























Монмартр - это сердце Парижа, район, сохранивший дух и материальную культуру старого города, где каждый дом, каждый камень мостовых, кажется,  хранит память  об интеллектуальном богатстве не только Франции, но и всего мира.


























































Musée d'Orsay, расположенный на левом берегу Сены, напротив Лувра и сада Тюильри в бывшем здании центрального вокзала, которое некоторые горячие головы, каковые имеются и в Париже, хотели снести, ныне явялется одним из наиболее посещаемых музеев.
Некогда отсюда отправлялись поезда во все концы Франции, 60 железнодорожных путей было расположено в вокзале.





Сегодня на пяти его этажах расположены великолепные выставки живописи и скульптуры.



















На выборгских развалинах. Часть 160.

Архитектурный геноцид.

«Мы столкнулись с ужасным зрелищем» - исторические здания в Выборге сейчас отреставрированы за миллионы евро.

Например, в Выборге проводится реконструкция усадебного парка Монрепо, Выборгского замка и части старого городского квартала.

Выборг

11.4.2019 в 13:39 обновлено 11.4.2019 в 13:39

Вид российского города Выборг переживает исключительно большое благоустройство.

Фасады исторических зданий были отремонтированы, а городской пейзаж улучшен.

Результаты стали появляться по всему городу, особенно в прошлом году.

Реконструкция исторических достопримечательностей Выборга, таких как Выборгский замок, Часовая башня и Парк Монрепо, также идет полным ходом.

В Старом городе Выборга реконструируется дом Seth Solberg.

Реставрация Monrepo будет закончена через год.

Всемирно известный исторический парк Монрепо расположен примерно в 2,5 километрах к северу от центра Выборга на берегу Linnasaari.

Когда Финляндия потеряла Выборг в 1945 году в конце Войны-Продолжения, парк долгое время оставался необработанным, а его старые постройки начали разрушаться.

Сейчас реставрационные работы исторического парка Монрепо в самом разгаре.

«Около 60 процентов работы уже выполнено. Была проделана большая работа, и теперь у нас есть возможность восстановить исторический облик парка» - говорит Елена Скрылева, главный архитектор реставрации парка.



Выборг получил деньги для улучшения своего городского имиджа, от Банка развития Brics и Всемирного банка, который является основным инвестором в восстановлении парка Monrepos.

Этим летом парк должен был быть отремонтирован.

Однако Всемирный банк дал дополнительное время для работы до сентября следующего года.

Парковый особняк в плохом состоянии.





Дополнительное время необходимо особенно для ремонта главного здания парка Монрепо.

Здание имеет отдельный внешний и внутренний дизайн.

«Мы столкнулись с ужасным зрелищем, когда вынимали интерьеры» - по словам реставратора Александра Туфанова, во многих местах бревенчатый каркас имел повреждения от гниения и вредителей и был частично обуглен.



Наружное оформление и отделка усадьбы хорошо документированы и восстановлены.

Если возможно, он будет восстановлен в виде, максимально приближенном к оригинальному.

Однако, большая часть здания должна быть сделана из новых материалов, потому что оригинальные материалы находятся в очень плохом состоянии.

По словам Туфанова, работа выполняется максимально точно с оригинальными методами работы и с оригинальными материалами.

Например, в качестве наполнителя для контуров стен используется тростник, который мы также будем использовать.

«Мы импортируем новые пиломатериалы из Архангельска» - Александр Туфанов уверяет, что материалы и методы работы традиционные.


Выборгский парк Монрепо

Всемирно известный парк был основан в 1760-х годах.

Парк расположен примерно в 2,5 километрах к северу от центра Выборга на берегу Линнасаари.

Парк в его нынешней форме находился под контролем николаевской знати в первой половине XIX века.

Монрепо был увековечен в воспоминаниях финнов, таких как песня Annikki Tähden «Muistatko Monrepos'n» («Помнишь Монрепо»).

Реконструкции подверглись такие выборгские доминанты, как башня Олафа Выборгского замка и Часовая башня.

Это исторический центр Выборга. Реставрация колокольни собора и Выборгского замка ведется уже давно.

Всемирный банк также финансирует их.

Реставрация башни Святого Олафа в Выборгском замке завершена, и сейчас ведутся работы в других зданиях замка.

Реставрация колокольни собора (Часовая башня) также находится на завершающей стадии.

Часовой механизм в настоящее время ремонтируется.


Ведется ремонт зданий и в Старом городе.

Работа должна начаться в доме Seth Solberg на углу Linnakatu и Mustainveljestenkatu.

Здания квартала уже подготовлены и защищены для будущего ремонта.

В основном от зданий остались стены.

«В квартале будет место для Выборгского театра и выставочного зала в другом здании» - уверяет помощник главы администрации Выборга по архитектурным вопросам Олег Лиховидов.

По словам Лиховидова, город пять лет страдает от владения зданием с другим частным лицом.

Частные владельцы зданий старого города привлекаются к ремонту Старого города.

«На практике частные владельцы хотели бы перестроить свои дома. Город хочет максимально сохранить историческое строительное наследие» - считает Лиховидов.

Проект реставрации сохранившейся части квартала финансирует Банк развития Brics.

Стоимость реставрации и реконструкции составляет 2 миллиарда рублей, или около 30 миллионов евро.

https://yle.fi/uutiset/3-10732412

Я дважды писал об этом небольшом квартале, являвшимся, по моему мнению, жемчужиной Старого города.

История создания и гибели квартала изложена в частях 15-ой и 54-ой Выборгских развалин.

Здания, составлявшие его, были построены в конце 19 века известными выборгскими архитекторами в основном в стиле северного модерна с характерными шпицами, балконами, для цоколя использовались массивные гранитные блоки.

Невысокие, в основном трехэтажные здания, казались продолжением друг друга, так органично они переходили один в другой. Узкие улочки создавали атмосферу романтики и какого-то сказочного очарования.

Да и сами названия улиц уносили в далекое средневековье: Крепостная, Сторожевой Башни, Черных братьев.

Мне кажется, жители города гордились этим местом. Хотя здания и не стали визитными карточками города, казалось, на них лежит налет таинственной древности.

И все это очарование теперь в прошлом. Годы забвения и, как я считаю, сознательного уничтожения квартала не прошли даром. Большинство зданий оказались безвозвратно потеряными, хотя девять лет назад еще можно было их спасти, и только два из них включены в программу восстановления и реставрации.

Это здание, владельцем которого был Seth Solberg, реконструированное в 1935 году архитектором Tuulikki Löyskä первоначального проекта архитектора Odenwall 1879 года









и здание бывшей типографии Viipurin Kirjaja Kivipaino Oy (Акционерное общество «Выборгская книга и типография») архитектора Bruno Gerhard Sohlberg, возведенное в 1895 году.











Остальные здания исчезли, на их месте разбит кокетливый скверик, как на таких же многичисленных братских архитектурных кладбищах.











Война против финского архитектурного наследия продолжается, все что произошло с описываемым кварталом напоминает архитектурный геноцид, попытку стереть с лица земли и из людской памяти всякое упоминание о талантливых выборгских архитекторах и строителях, веками создававших город для людей.

Факты варварского отношения к историческим зданиям заставляют усомниться в искренности О. Лиховидова, говорящего о желании его и нынешних собственников сохранить историческое строительное наследие Выборга.





На выборгских развалинах. Часть 158.

Модерн и функционализм, два источника и две составные части красоты.

Треугольный квартал в центре города, ограниченный улицами Pohjolankatu (ул. Северная), Kannaksenkatu (Леншоссе), Repolankatu (ул. Вокзальная) и Punaisenlähteenkatu (ул. Ушакова).

Одно из ключевых сооружений, формирующих северный фасад Punaisenlähteentori (площади Красного колодца), расположено на углу Pohjolankatu и Kannaksenkatu.






Здание является реализацией проекта архитектора Allan Carl Waldemar Schulman 1902 года, заказчиком строительства было Oy Arinan.

Когда-то оно являлось образцом финского модерна с угловой башней, увенчанной куполом в виде шлема и изящными арками подъезда и окон первого этажа, повторяющими форму купола.








Возникшее позднее напротив него здание того же автора с похожими башней и куполом, создавали романтичный образ двух симметричных средневековых башен, стоящих на страже города.


Действительно, именно отсюда начиналась длинная по тем временам дорога из Выборга в столицу Российской империи Санкт-Петербург.

Эти же башни встречали гостей города, обещая долгожданный отдых после изнурительной дороги.

Недаром время финского модерна называют еще эпохой романтизма, временем формирования финской нации, искавшей свой путь в мировое сообщество, не предполагавшей ни массовых репрессий, ни уничтожения инакомыслия, путь компромисса и созидания, а не противостояния и разрушения.

В здании размещались:


  • Viipurin Kauppa-Keskus Oy (Выборгский Торговый центр), офис;


  • Хлебобулочные и кондитерские изделия, кафетерий, G. F. Lönngren;


  • Массажный салон Elsa Mankki.


Жителями дома были представители среднего класса:


  • Heiskanen, Yrjö, врач;


    • Lönngren, G. F., кондитер;


    • Mankki, Elsa, массажист;


    • Rundberg, O., представитель банка;


    • Salas, Inkeri, стоматолог;


    • Salas, Olavi, режиссер;


    • Tirronen, A., генеральный директор.



Во время Зимней войны в результате попадания зажигательных бомб здание охватил пожар, оставивший после себя только голые стены.





Но декор и форма фасадов сохранились, поэтому трудно объяснить, то «восстановление», что прошло после войны.

Появился дополнительный этаж, исчезли шпицы, изменилась форма крыши.

Хотя угловая башня и купол остались, но формы их изменились.

Шедевр модерна превратился в уродливое здание, смутно напоминающее оригинал.








Взгляд на это здание всегда вызывал у меня чувство диссонанса и какой-то незавершенности.

Идеальные формы окон первого этажа резко контрастировали с общей формой здания, узкий купол казался инородной, что называется, прилепленной в последний момент лишней деталью, оказавшейся под рукой.

Только изучение старых фотографий города показало истинную идею, которую, как мне кажется, преследовал архитектор.

Думаю, что благоразумие, в конце концов, возобладает, и мы восстановим здание в первоначальном виде, хотя от нынешней власти можно ожидать всего чего угодно, только не здравого смысла.

Это подтверждает масштабная авантюра с косметическим ремонтом исторических зданий, начавшаяся в прошлом году и грозящая перейти в перманентный грабеж бюджета чиновниками всех уровней, от федерального до местного.

Отремонтированные меньше года назад здания вновь одеваются в леса.

Как говорится, на колу мочало...

В 1932 году по проекту 1929 года архитектора Jalmari Lankinen на углу Pohjolankatu и Punaisenlähteenkatu был возведено семиэтажное жилое, офисное и коммерческое здание Выборгского уездного (сельского) совета.



Началось строительство 29 июня 1931 года, при закладке фундамента в закладной камень была помещена цинковая коробка, в которой находились чертежи здания, фотография старого кондоминиума, описание этапов строительного проекта, муниципальные отчеты, образцы денег и выборгские газеты, вышедшие в этот день.

Это образец многофункционального здания, выполненного в традициях функционализма: минимум декора, строгость линий, подчинение конструкции здания его назначению.






На первом этаже находились магазины, а весь второй этаж дома был отведен под помещения кафе и ресторана Viipurin Osuusliikkeen (Выборгского кооператива) на более чем 300 мест.























На верхнем этаже здания находились больничные палаты частной больницы.


Все кухни в доме были оборудованы холодильниками.

В этом здании находились многочисленные организации:


  • Ассоциация медсестер Финляндии, офис;


  • Viipurin Osuusliike, ресторан и кафе;


  • Велосипеды и машины, Heikki J.Helkama;


  • Vilho Kordelin Oy, производство тканей, обуви и постельных принадлежностей;


  • Магазин одежды, Morduch Jakubovitsch;


  • Veljekset Torvinen Oy, ювелирная мастерская;


  • Магазин обуви, Osuusliike Torkkeli r.l. (кооператив Торккели);


  • Архитектурное бюро Jalmari A. Lankinen;


  • Страховое агентство Karl Bruun;


  • Юридическая фирма Juho Puha.


В доме проживали:



    • Bruun, Bertil, районный менеджер;


    • Bruun, Karl, консул;


    • Eerikäinen, Erkki H., сельский инженер;


    • Kaspi, Aleksander, судья;


    • Lankinen, Jalmari A., архитектор;


    • Lankinen, Juha, его сын;


    • Lankinen, Siiri, его жена


    • Puha, Juho, судья.



Во дворе дома находились офисные помещения Выборгской сельской общины,










зал Совета общины,




зал присяжных,



а также Выборгский уездный совет



и сельское церковное управление.

Вход в муниципальные учреждения был с Punaisenlähteenkatu.

Зданию повезло, во время войны оно получило небольшие повреждения,



и мы можем видеть в почти первозданном виде произведение, другого слова мне не найти, финского функционализма, здания, которое и сейчас с успехом выполняет свои функции жилого, коммерческого и офисного сооружения.

Все его составные части, несмотря на различные функции, что называется, подогнаны, притёрты друг к другу, представляя собой как бы единый музыкальный ансамбль, играющий сложную симфонию.

Ни одно из его составных частей не доминирует, не угнетает, все они живут своей размеренной жизнью, пересекаясь только в силу необходимости.














Jalmari Lankinen спроектировал множество зданий в Выборгского уезде.



Только в Выборге по его проектам возведено около 30 зданий.

Будучи фанатом фотографии, он всегда носил с собой фотокамеру, благодаря чему мы имеем отличную возможность увидеть этапы строительства его проектов и людей, создававших Выборг.









Jalmari Lankinen также сохранил в фотографиях большую часть жизни своей семьи в выборгской квартире,






а также в летнем доме на Антильских островах.

Как истовый любитель фотографии, Jalmari Lankinen делал первые цветные снимки в конце 30-х годов







и во время Зимней войны и ее Продолжения.








Архив архитектора состоит из десятков тысяч фотографий, рисунков, планов, из которых оцифрована только десятая часть. Они представлены на сайте музея Южной Карелии в Лапеенранта.

https://finna.fi/Search/Results?limit=100&view=grid&filter%5B%5D=~building%3A"0%2FLPRMUSEOT%2F"&filter%5B%5D=~author_facet%3A"Lankinen+Jalmari"&lookfor=viipuri&type=AllFields

Uudet Viipuri-kuvat Finnassa

Koko Juha Lankisen kokoelma Finnassa

Следует упомянуть о том, что в архитектуре Выборга широко применяли для освещения подвальных помещений так называемые призмы Люксфера - световые окна, изготавливаемые по технологии  "American Luxfer Prism Company", американской компании выпускавшей подобные изделия с 1896 года.




Подобные окна были популярны не только в Америке, но и получили широкое распространение в Европе. Выборг не отставал от европейских тенденций и многие дома города имели в качестве почти обязательного оформления ряд световых окон вдоль фасадов.
Призмы были установлены уже в 1902 году в  доме по проекту
Allan  Schulman и, конечно,  Jalmari Lankinen также использовал этот прием.
Со временем, в  связи с резким удешевлением электроэнергии,  окна перестали играть  столь существенную роль в освещении. Их тупо заливали бетоном,






















закатывали в асфальт,



закладывали плиткой.





Однако, несколько окон сохранилось у фасада  по Punaisenlähteenkatu (ул. Ушакова), до них пока не дошли бойкие руки "реставраторов".


,






Наличие окон с призмами Люксфера  говорит о наличии обширного подвального объема, задействованого для коммерческих и инженерных целей.
Следует также отметить  и наличие подземной парковки под зданием, что говорит о высокой степени автомобилизации Выборга.



На углу Repolankatu и Punaisenlähteenkatu находился одноэтажный деревянный дом,





в котором размещались:


  • камера хранения, J. Lahdelma;


  • Магазин шуб и меховых изделий J. Matikainen;


  • Металлический лом, F. Räsänen;


  • Магазин обуви Repolan, владелец P. J. Ahokas;


  • Магазин мебели T. Lumio Osakeyhtiö;


  • Магазин одежды и шорт Sale Kaune.


Часть владельцев этого малого бизнеса жили здесь же.

Еще один деревянный дом по Repolankatu, 2




также приютил мелких предпринимателей:


  • Магазин хлебобулочных и кондитерских изделий Eino Kuusisto;


  • Торговый центр Viipuri, (владелец V. Rekiranta);


  • Магазин моды Repola, (владелец Vuolio & Seilama);


  • Ремонт автопокрышек Siro Oy.


Здесь же проживали



    • Rekiranta, V., купец;


    • Ruohola, F. A., директор.



И, наконец, по Kannaksenkatu, 2 находился магазин известной выборгской торгово-закупочной сети Starckjohann.


В магазин торговали кожаными изделиями: ремнями, обувью, лошадиной упряжью, седлами Hugo Laine и S. Halonen.

Здесь же можно было приобрести товары для дома.

Эти здания не сохранились, все они были уничтожены огнем во время авианалетов.






За послевоенные годы на их месте так ничего и не появилось.



Мой комментарий к «Выборг. Доходный дом Москвина. 1907» от babs71

Добрый день!

Хотел бы обратиться к Вам со следующей просьбой.
Я сейчас подготавливаю материал по истории зданий, находящихся в том же квартале, что и дом Ф. Москвина.
Хотелось бы узнать автобиографические подробности Вашего прадеда, годы жизни, истории его предпринимательства, судьбе после приобретения Финляндией независимости.
Со своей стороны гарантирую публикацию этих сведений только после согласования с Вами.

С уважением,
Богданов Валерий.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

На выборгских развалинах. Часть 144.

Похоронка от муниципалитета.

В части 23 выборгских развалин я рассказал историю одной из визитных карточек города — фонтане «Девушка Иматры», которую еще называли «Торкельской Тильтой», «Грустной Софи» и «Купальщицей».


Возможно, отдыхая в знойный день возле фонтана, кому-нибудь из выборжцев приходили на память строки из «Фауста» Гёте:

Среди густых кустов прибрежных,

Под влажной тенью листьев нежных

Струи бесшумно чуть текут;

Со всех сторон вода сбегает

И для купанья возникает

Зеркально-чистый пруд;

И вот, восторгом взор пленяя,

Картина видится двойная

Здоровых, юных женских тел;

Одни в воде бредут пугливо,

Другие плещут, брызжут живо, -

И бой веселый закипел.

В конце ноября 1939 года под бодрую песенку «Принимай нас, Суоми — красавица»

https://www.youtube.com/watch?v=zQ6Tt-lSgqc

Красная Армия начала освобождение Финляндии от ярма капитализма.
Но странные финны, не пожелав освобождения, поголовно покинули захваченный Выборг, оставив для морального развращения пролетариата голую нимфу.



За краткий советский период мозолистые руки рабочих не добрались до развратницы, но после 1944 году негодницу свергли в неизвестном направлении, творение скульптора Georg Winter исчезло, а последние десятилетия гранитное обрамление бассейна фонтана пустовало, возможно, вызывая у местных чиновников мрачные ассоциации с разверстой могилой.

Никому из них и в голову не приходила мысль возродить фонтан в былом виде, тем более, что копия скульптуры сохранилась в музее Выборга в Лапеенранте.


Такая боязнь женской обнаженки наводит на нехорошие мысли о нетрадиционной сексуальной ориентации выборгских муниципальных чиновников, во всех смыслах, и плохом, и хорошем.

Борьба с воспоминаниями о финском Выборге привела к логическому финалу, фонтан решено было закопать в прямом смысле этого слова, превратив бассейн в надгробный холмик, усеянный цветочками.


Веселая получилась такая могилка для нимфы Иматры.

R.I.P.

На выборгских развалинах. Часть 140.

Бомбили, бомбили, бомбили, бомбили..., бомбили, бомбили.


В сборнике «Viipuri (Выборг) 1940 год Документы» под редакцией М. Мусина и А. Рупасова (Выборг 2009, Тираж 999 экз.) опубликована карта Выборга с обозначением мест бомбардировок и артиллерийских обстрелов (середина февраля 1940 г.) и приведена их хронология.

Первая воздушная тревога в городе была объявлена в 9 часов утра 30 ноября 1939 года, т.е., в первый день Зимней войны.

Второй авиационный налет состоялся на следующий день 1 декабря.

До 18 декабря бомбардировок не было, но в этот день сирены воздушной тревоги трижды звучали над городом.

21 декабря в день рождения Сталина были нанесены авиаудары по Батарейной горе и району женской больницы.


В ночь с 22 на 23 декабря бомбы падали в районе вокзала на отель «Континенталь»




и здание Сберегательного банка,




в районе Южной гавани была уничтожена электростанция.

23 декабря днем бомбардировкам подверглись городские окраины — Благотворительное учреждение сестер милосердия (ныне ЦРБ),



Sorvali, железнодорожная линия в районе Saunalahti.

6 января бомбы падали на центр города, Выборгскую мельницу



и южные предместья.

Загорелось малоэтажное деревянное здание архитектора Johan B. Blomqvist, на углу Torkkelinkatu (пр. Ленина) и Kullervonkatu (бульвар Кутузова) , которое было спроектировано в 1890 году.

В здании находилось отделение Viipuri Suomen Munanvienti (Финский экспорт яиц).

Там же размещались ветеринарная больница Nicolai Bruun, семенной магазин Paul Bruun и офис птицефабрики Bruun.

Следующий налет 10 бомбардировщиков пришелся на полдень 15 января 1940 года, когда на город обрушилась лавина из бомб.

17 января советские летчики бомбили Южную гавань и мельницу.

3 февраля мощные взрывы потрясли центр города, загорелись дома по Papulankatu (ул. Кривоносова),









Torkkelinkatu (пр. Ленина), Linnankatu (Крепостная улица),



Vahtitorninkatu (улица Сторожевой башни)






и Kannaksenkatu (Леншоссе).







Получил повреждения кафедральный собор,



зажигалки упали на почтамт.

Во второй половине дня в результате авиаударов горели Классический лицей,



катушечная фабрика в Havi, множество жилых домов.
Основными целями были жилые кварталы на
Torkkelinkatu,
в районе Punaisenlähteentori (Красная площадь),




Старый город




и район Havi.

10 февраля бомбили Южную гавань и жилые кварталы от нее в сторону Выборгского замка.




Затем удары были перенесены на район Neitsytniemi (поселок Петровский).

За полчаса город превратился в один огромный костер, распространявшийся вширь.

Помимо жилых кварталов горели газовый завод,



Доминиканский монастырь.

11 февраля к бомбовым ударам с воздуха добавились артиллерийские обстрелы.

13 февраля семь раз звучала сирена воздушной тревоги, авиаудары продолжались и в следующие два дня. Бомбы падали на Neitsytniemi и Hiekka (пос. Выборгский)

Бомба попала в деревянное крыло госпиталя, несколько бомб упало на Крепостной улице, горели центральная телефонная станция, Замок и замковый мост, который выгорел полностью на расстоянии несколько десятков метров.

15 февраля бомбардировщики уничтожили понтонный мост в Hiekka.

18 февраля налеты начались с раннего утра, пожары возникали повсюду, в 10 утра начался артиллерийский налет, а в час дня в небе над Выборгом появилось до 70 бомбардировщиков.

Практически весь город оказался под ударом сталинских соколов. Таких ударов в этот день город пережил два, второй начался через 20 минут после первого и продолжался почти три часа.

Начавшиеся сильные снегопады и метели на несколько дней спасли город от авианалетов, тревожили только артиллерийские обстрелы.

В результате этих, поистине варварских, действий советских войск, до 80% зданий города были уничтожены или повреждены.

При таком масштабном уничтожении города число жертв мирного населения оказалось минимальным. Еще в начале декабря 1939 года из города были эвакуированы 60 тысяч человек.

Бомбардировки Выборга стали примером для асов Геринга, в ноябре 1940 году стиравших с лица земли английский Ковентри. Но там была хоть какая-то цель — в Ковентри находились многочисленные оружейные и авиационные заводы.

С Ковентри Выборг объединяет и то, что в обоих городах были уничтожены городские соборы: Новый Агрикольский в Выборге и церковь Святого Михаила в Ковентри.

По большому счету, Выборг и Ковентри должны быть городами-побратимами.

Советские историки оправдывали уничтожение жилых кварталов тем, что каждый дом белофинны превратили в крепость. Но факты опровергают этот блеф.

Согласно «Описанию боевых действий 7-й стрелковой дивизии по овладению города Выборга»:

«Противник ожесточенно оборонял город, прикрывая подступы к нему противопехотными и противотанковыми препятствиями, управляемыми минными полями и сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем из ДОТ и ДЗОТ, расположенных на окраинах города».

Уличные бои в Выборге продолжались всего несколько часов.

«Бой в течение 12 марта не принес желаемого результата. Противник продолжал упорно оборонять г. ВЫБОРГ, ведя сильнейший минометный, артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь из приспособленных под ДОТ подвалов на окраине города и ближайших кварталов».

Начавшееся в 23.30 12 марта наступление оказалось для белофиннов полной неожиданностью.

«Не оказывая большого сопротивления они стали отходить к северо-западной части города».

«В 10.00 — 10.45 частям была вручена копия директивы Главного Военного Совета от 13 марта 1940 г. о прекращении военных действий с 12.00 13 марта 1940 года в силу заключения мира с Финляндией».

Еще один документ - «Отчет о работе комиссии по описанию г. Выборга и его обороны» составлен по результатам работы Комиссии в течение 17-19 марта 1940 г.

«В целом, внутренние оборонительные сооружения внутри г. Выборга и в предместьях его следует расценивать как временные, наспех сделанные и ничего общего не имеющие с теми долговременными сооружениями, которые были на основной полосе противника».

В разделе 4. СОСТОЯНИЕ ГОРОДА ВЫБОРГА Комиссия отмечает:

«В целом г. Выборг в результате артиллерийского обстрела, авиационной бомбардировки, а в большей степени от пожаров и разрушений, произведенных самим противником, сильно пострадал».

Ага, идиоты-финны, вместо того чтобы превращать дома в неприступные крепости, поджигали их и взрывали.

«Всю юго-восточную часть г. Выборга, так называемый район Киесиля, Таликала, Коликкинмяки следует считать окончательно разрушенными. За исключением деревянных домиков, случайно уцелевших, все остальные дома, сооружения и промышленные предприятия разрушены и сожжены.»

«По данным трофейной комиссии складов оружия, огнеприпасов, обмундирования и прочего в городе нет. Брошенное противником оружие и боеприпасы собираются, но их количество в городе крайне незначительно.

В юго-восточной части Папула в складах Карельского гвардейского полка обнаружено 13 ящиков 7,62 мм патронов россыпью, 4 ящика авиабомб (по 20 штук в каждом ящике), 6 деревянных лодок легкого переправочного парка и 6 макетов танков (из них один по типу Т-26).

В районе Бойня в землянках оставлено значительное количество патронов (ружейных и к автоматам), ручных гранат, лыж. Попадаются винтовки, шинели, продукты (главным образом сухари) все это имущество еще не учтено трофейной комиссией».

И наконец, ЗАКЛЮЧЕНИЕ, в котором говорится:

«Инженерные сооружения на подступах к Выборгу еще имеют отношение к общему плану обороны Карельского перешейка белофиннами. Но то, что в данное время обнаружено в самом городе, говорит о том, что противник не ожидал такого быстрого взлома всей глубины его оборонительной полосы и поэтому все сооружения внутри города носят временный характер и не развиты, хотя наличие крупных каменных домов позволяло приспособить их к длительной обороне внутри города. Видимо ни сил, ни воли для этой цели у противника не оставалось (видны следы поспешного отхода, сопровождающегося разгромом имущества граждан Выборга)».

Теперь понятно, почему до сих пор не рассекречены многие документы, касающиеся событий 70-80-летней давности. Изучение этих документов может не оставить камня на камне от официальной историографии. Окажется, например, что никакого стратегического плана обороны по отражению возможной агрессии со стороны Германии просто не существовало и это может означать либо, то, что Сталин искренне считал Гитлера надежным компаньоном по разделу мира, либо то, что он собирался сам напасть на рейх и вести войну «на чужой территории малой кровью».

Беспощадные бомбардировки Выборга можно было бы посчитать следствием провальной работы советских разведслужб, не получивших объективной информации о состоянии обороны города и введших в заблуждение командование о городе-крепости.

Но эта версия не выдерживает критики, так как бомбардировки велись не одного Выборга, а целого ряда городов, в том числе и столицы Финляндии Хельсинки.

Причем, факты бомбовых ударов отрицались советской стороной, глава Наркоминдела Молотов, опровергая сообщения о бомбардировках Хельсинки, глумливо заявлял, что с самолётов сбрасывались мешки с хлебом для голодающих финских трудящихся.

Остается предположить, что авиаудары по городам Финляндии наносились с целью вызвать панику и недовольство населения действиями правительства, показать бесперспективность продолжения сопротивления агрессии, создать политический хаос и, пользуясь беспомощность власти, достаточно быстро оккупировать суверенное государство.

В пользу этого предположения говорит и сам характер авиаударов.

Как следует из нанесенных на карту значков, бомбардировка велась зажигательными и осколочными боеприпасами, явно не рассчитанных на уничтожение долговременных огневых точек, устроенных в каменных подвалах капитальных домов. Тяжелые фугасы не применялись.

Нанесение авиаударов по мирным городам считалось и считается военным преступлением.

«Любое нападение с воздуха на гражданское население противоречит законам ведения войны». Это зафиксировано в международных соглашениях: Гаагская конвенция (1907), Вашингтонское соглашение (1922), «Гаагские правила ведения воздушной войны» (1923), Женевская конференция по разоружению (1932).

Эти авиаудары поставили советские ВВС в один ряд с фашистскими варварами, разрушившими Гернику, Шанхай и Варшаву.

Конечно, можно вспомнить, что союзники на исходе Второй мировой войны также начали неограниченную воздушную войну против фашистской Германии.

Но, во-первых, они этого не скрывали.

Во-вторых, тогда было уже ясно, что за враг противостоит антигитлеровской коалиции. Враг, который ставил своей целью превратить мир в глобальный концентрационный лагерь, уничтоживший к этому времени миллионы людей по признаку принадлежности к другой нации и готовый на любые жертвы ради достижения этой цели.
Вот что пишет по этому поводу Марк Солонин.


"Учитывая крайне нежелательные на том этапе войны (Советский Союз готовился посадить в Хельсинки "народное правительство" Куусинена) политические последствия, а также понимая невозможность немедленного и радикального повышения качества летной и тактической подготовки экипажей бомбардировочной авиации, Ворошилов издал приказ о "категорическом и безусловном" запрете бомбардировок "городов и мирного населения".

Однако, все эти "игры в демократию" быстро закончились, когда стало ясно, что вместо триумфального марша Красная Армия втянулась в жестокую, затяжную, кровопролитную войну.

21 декабря 1939 г. начальник Главного автобронетанкового управления РККА комкор Павлов пишет докладную записку наркому обороны Ворошилову : "Надо потрясти беспощадно всю Финляндию, чтобы другим неповадно было (через полтора года именно так Сталин и расправится с Павловым : беспощадно, чтоб другим неповадно было - М.С.). Я уверен, что как кончим с Финляндией (независимо от применения средств и способов), так про нее забудут и англичане и французы. Исходя из этого считаю, что можно и должно подвергнуть полному разрушению все ж\д узлы, гавани и административные центры управления страной. Разрушить военные заводы, посеять смертельный страх на дорогах днем и ночью" ( 72, стр. 88 ).
Советы Павлова (вероятно, и не его одного) были приняты и одобрены.
3 января 1940 г. советские ВВС получили приказ, подписанный Ворошилов, Сталин и Шапошников, который требовал "в ближайшие десять дней наносить систематические и мощные удары по глубоким тыловым объектам, административным и военно-промышленным пунктам". ( 52, стр. 119 ) Разумеется, потрясти за 10 дней Финляндию не удалось, и все нарастающие по мощи удары сыпались на финские города и поселки вплоть до самого конца войны".
Цитируется по
"Упреждающий удар Сталина", 25 июня: глупость или агрессия",

Эксмо, Яуза, 2013 г. 656 стр.

Поэтому оправдания уничтожению Выборга нет.

Всего в налетах на Выборг приняло участие 1400 самолетов, было сброшено 4700 бомб.

Для сравнения:

Турку, на который 440 самолетов сбросили 2550 бомб,
Сортавала — 200 самолетов и 1050 бомб,

Тампере — 260 самолетов и 1000 бомб,
Rovaniemi — число вылетов неизвестно, сброшено 700 фугасных бомб,
Хельсинки — 70 самолетов и 350 бомб.

С начала войны в налетах на финские города участвовали 6-й, 21-й и 53-й дальнебомбардировочные авиаполки ВВС и 1-й минно-торпедный полк авиации КБФ, вооруженные бомбардировщиками ДБ-3.

19 января 1940 года в район боевых действий был направлен еще один, 42-й, дальнебомбардировочный полк, а 17 февраля начал боевую работу 7-й дальнебомбардировочный полк.

Всего бомбардировочной авиацией было выполнено 44041 боевой вылет.

Пятьдесят один летчик-бомбардировщик получил звание Героя Советского Союза за участие в Зимней войне.

Но, как я уже говорил, со взятием города его уничтожение не прекратилось.

Показательно в этом отношении письмо-донос младшего лейтенанта войск НКВД по охране ж.д. сооружений, канд. ВКП (б) № 188737, орденоносца Бориса Авсеевича Гитеренштейна А.А.Жданову о состоянии Выборга после того, как его заняла Красная Армия.

http://ristikivi.spb.ru/docs/viipuri-1940-1.html

Можно было бы восхищаться смелостью чекиста, указавшего на то безобразие, что творилось в городе по отношению к документации городского хозяйства, если бы не одно но.

Возможно, что через полтора года этот храбрый лейтенант хладнокровно минировал радиофугасами те объекты, о необходимости сохранения которых он так самоотверженно сообщал вышестоящему начальству.

И это раздвоение сознания, к сожалению, до сих пор присутствует в головах наших современников.

Нежелание признать соседние народы равными себе, имперское желание поучать и требовать подчинения своим интересам, которые могут не совпадать с интересами соседей осталось в сознании большинства российских граждан.

Выдавить из себя раба империи большинству не удалось.

Владислав Стрижельчик (31.01.1921, Петроград, 11.09.1995, Петербург),


https://ru.wikipedia.org/w/index.php?curid=395973

известный нам по многочисленным ролям в советских фильмах и многолетней службой в БДТ, участвовал в Зимней войне.

Будучи в Выборге на встрече с почитателями своего таланта, он поделился воспоминаниями о службе в Выборге и своем участии в минировании ряда объектов города, в том числе и железнодорожного вокзала в августе 1941 года.

Трудно сказать как он относился к этому факту, я на встрече не был, а очевидцы, к сожалению, не помнят.

На выборгских развалинах. Часть 126.

Rahkasaari — каменная дорога к небу.

Rahkasaari (остров Густой) находится примерно в 12 километрах на юго-запад от Выборга и в трех километрах к западу от Uuras (Высоцка).



Площадь острова около одного квадратного километра.

Elna Heino (Mäkinen) пишет в своих мемуарах: «Посреди залива красивый Rahkasaari, скалистые утесы и бухты которого были чем-то совершенно экзотическим. Когда задумываешься о красоте острова то первое, что приходит в голову — это дорога в небеса. Каждый год во дворе распускались яблони и сирени, далекий гром вызывал какое-то тревожное ожидание. Берега острова был скалистыми. Высокие скалы, граничащие с Turkinlahtea (Турецкая бухта), носили название Taivaskallio (Небесная скала) и Lavakallio (Плоская скала). Поселение острова было расположено к востоку от бухты. Ландшафт мягко спускался с Небесной скалы к домам на восточном берегу. Там были даже рощи и луга».

Остров был довольно густо заселен. Согласно переписи 1939 года, на острове проживало 235 человек. Было около 70 жилых домов.






Жизнь острова проходила так же, как и на соседних островах.

Основным источником существования были работы, предлагаемые портовыми и лесопромышленными предприятиями. Рыбалка была в основном рекреационным занятием.

Семья Yrjö Mäkisen зарабатывала на жизнь профессиональной рыбалкой. Кроме него было еще несколько жителей, чьи паруса и неводы были достаточны для удовлетворения собственных нужд.

У острова был свой собственный магазин в Выборге. Транспортными средствами были гребные или моторные лодки жителей острова, а в течение дня из Karppila (Подборовье) в Выборг ходил челночный катер. Это был важный мост между Выборгом и островами Выборгского залива. Зимой грузы и люди перевозились по льду на машинах и лошадях.

На острове было много предпринимателей. Был часовой мастер, паромщик, торговец и очень популярные прачечные. Часто происходил ожесточенный конкурс на право обстирывать команды военных кораблей, и получить право на стирку лучшей офицерской одежды считалось большой удачей. На острове было несколько коров, у которых было достаточно молока для продажи. Держали также многочисленных свиней для традиционного рождественского окорока.

Свободное время проводили на танцполе Lavakallio (Плоская скала). Это было очень популярное место среди островитян, соседей и даже материковой молодежи. Оркестры из Выборга выступали на его сцене и собирали многочисленных зрителей и танцоров. Был очень активный комитет, который организовывал различные программные шоу и спектакли, а также другие мероприятия в учебных заведениях.

Мужчины-рабочие были организованы в профессиональные союзы. Многие островитяне были членами Uuraan Työväenteyhdistys (Ассоциации рабочих Уурас).

Житель острова, Aleksander Sahala, был председателем Ассоциации между 1925 и 1937 годами.

Ближайшая молитвенная комната находилась на Ravansaari (остров Малый Высоцкий).

На Rahkasaari не было школы, и дети учились в народной школе на Esisaari (остров Передовик). Ходили до него на лодке, пока залив не был покрыт льдом. Транспорт оплачивался городом.  В межсезонье до школы добирались через малый Mustasaari, находящийся между Esisaari и Rahkasaari. В зимнее время пользовались лыжами, снегоходами или шли пешком по льду.

Жители острова были музыкальны. У Yrjö Riihelällä была своя группа из трех человек, «Caragosa». И, конечно же, островитяне были отличными спортсменами, основные виды - лыжи и стрельба.

После Зимней войны жители острова его покинули.

Вернувшись через полтора года, во время Продолжения войны, они нашли дома почти нетронутыми, и жизнь продолжалась, как и в других местах Финляндии.

Однако, летом 1944 года пляжи, полуострова, скалы и бухты были окончательно потеряны.

Жители острова расселились по всей Финляндии, вплоть до западного побережья.

Бывшие островитяне Rainer и Kaarin Lehtinen на Taivaskallio в 1943 году.





То же место и те же люди в 2011 году.

Rahkasaari (остров Густой) получил статус регионального геологического природного памятника в 1976 году. Его площадь составляет 54 гектара. Целью создания памятника природы названы: сохранение оригинальных форм рельефа: "бараньих лбов" и уникальных выходов гранитов-рапакиви на поверхность.

В центре острова находится колоритная бухта с крутой, вертикально уходящей в воду гранитной скалой на восточном берегу





и пологой на западном.






С высот этих скал открываются великолепные виды на Выборгский архипелаг.

















Эти камни лежат здесь  более ста тысяч лет.













Сегодня остров полностью безлюден, и только рыбаки и туристы иногда нарушают его покой.

В восточной части острова находим развалины домов и хозяйственных построек островитян.







Возможно, бывший колодец.



Небольшие погреба, принимаемые некоторыми за командные пункты финских фашистов.












Печные кольца.



Еще одна деталь печного оборудования.





Маршрут посещения Rahkasaari.





На выборгских развалинах. Часть 122.

Вид Выборга из Петербурга.

Варварство.

Если вы хотите своими глазами увидеть, что такое гуманитарная катастрофа, поезжайте в Выборг (120 км от СПб).

Финско-русский городок, который процветал и в Российской империи, и в независимой Финляндской республике; городок, который мог бы быть жемчужиной Карельского перешейка и туристической Меккой (великолепная крепость, фрагменты крепостной стены, шедевры модерна, конструктивизма, функционализма), выглядит так, будто война закончилась не 72 года назад, а только вчера.
А еще городу присуще уникальное, редчайшее, очень комфортное для человека соотношение воды, парков (зелени) и воздуха. Выборг – это такой маленький Стокгольм, только Стокгольм - равнинный город, а Выборг украшают легкие холмы.

Коммунистическое государство оказалось хуже варваров – оно присоединяло чужие территории и как колония термитов, превращало их в руины.

Нынешняя российская власть ведет себя также, у нее всегда «денег нет ...», хотя наш горе-губернатор Полтавченко находит миллионы бюджетных рублей на Афон; в результате Выборг будет окончательно погублен.
Выборг безусловно должен быть включен в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, только в этом случае появится шанс на его спасение.

P.S. Это я в воскресенье побывал в Выборге на фестивале "В сторону Выборга".

Владислав Снеговой.
Facebook. 29 августа в 20:24.














Выборг оказался для советского человека Зоной из "Пикника на обочине" Стругацких. В Финляндии это была вторая столица, в России он, позиционируемый "окном в Европу", превратился в задний двор стареющей империи со всеми его прелестями.

Все обращения к ныне действующей власти, как показал опыт, бесполезны.
Выделяемые средства на «реставрацию» просто разворовываются, как это принято в постсоветской России, пополняя кошельки «друзей».

Выборг уникален богатством и разнообразием архитектурных объектов, собранных на небольшой территории, демонстрирующих нам развитие градостроительства от средневековья до модерна.

Мысль об обращении к помощи ЮНЕСКО пришла и ко мне.

Думается, только контроль этой международной организации в виде специальной кризисной администрации сможет спасти город от культурного геноцида, проводимого чекистской властью.